Железные дороги в Великую Отечественную войнуМатериалы
Материалы
Эвакуация из блокадного Ленинграда
Студентка Нина Дятлова — о тяжелой дороге в Иркутск
Побег из санитарного поезда
Военный фельдшер Татьяна Атабек — об искалеченных мужчинах и женщинах
Зачем нужен паровозный отряд
Нарком путей сообщения Андрей Хрулев — о том, как новая идея изменила ход войны
Женщины на войне
Военная переводчица Ирина Дунаевская — об одном опасном эпизоде
Как перестроить железную дорогу
Генерал-лейтенант Иван Ковалев — о том, как желез­ная дорога работала в начале войны
Эвакуация из Москвы 1941 года
Искусствовед Нина Дмитриева — о том, как добиралась до Моршанска
Как чинили пути под огнем
Железнодорожник Василий Никитин — о работе под бомбежками
Про любовь
Военный фельдшер Татьяна Атабек — о встречах и расставаниях на войне
Бронепоезд едет по Германии
Лейтенант Борис Итенберг — о первом бое на бронепоезде и встрече с немецким бытом

Женщины на войне

«Ее нога была в петле, а поезд уже набирал скорость». Военная переводчица Ирина Дунаевская — об одном опасном эпизоде. Фрагмент из дневника комментирует историк Олег Будницкий

Из дневника военной переводчицы Ирины Дунаевской

20 августа 1944 года

Прибываем в Себеж (Латвия). Выгрузка. Сразу было не до того. Теперь хотя бы по воспо­ми­наниям скажу несколько слов об эшелон­ной жизни воинской части вообще и об осо­бен­ностях этой жизни для женщин в частности.

Ехали мы недолго и довольно весело, потому что не успело надоесть. Вагоны — обычные теплушки, то есть товарные вагоны с боль­шими раздвижными две­рями, те самые, на которых, судя по книжкам про Граждан­скую войну, писали: «40 человек или 16 ло­ша­дей». Вправо и влево от дверей устроены сплошные нары, одни над другими, устлан­ные сеном. На них мы и размеща­лись вповалку, но не слишком тесно. Разгова­ривали, пели песни, гадали о будущем… кто спал, кто читал… Останавливались не на стан­циях, а в чистом поле: получали с наших кухонь, ехавших на платформах, еду и питье, не помню, то ли чай, то ли кипяток.

Проблема была в другом. Ради этого «другого» состав останавливался на несколь­ко минут подальше от населенных пунктов. И тут же наши мужики становились шерен­гой вдоль насыпи, деликатно повернувшись спиной к ваго­нам, и «отливали» или же бежали в ближайшие кустики; если же кустиков не было, присаживались так, бе  каких-либо укрытий. Женщинам же прихо­дилось туго. Их было по две-три в вагоне, и то не в каждом, и их интересы никак не учитывались. Однако «голь на выдумки хитра», и мы быстро-быстро «сигали» под вагоны на другую сторону, где, есте­ственно, кроме нас, никого не было. А потом тем же манером — обратно. Разумеется, это было небезопас­но: мало ли машинисту вдруг вздумается дернуть состав? Но что безопасно на войне?! И опасный эпизод действительно случился, правда, позже, в дека­бре, во время переброски нашей части в Польшу. То ли мы с моей подружкой санинструктором Таней Казновой замешкались, то ли состав простоял меньше обычного, но, будучи по другую сторону, мы услышали подозри­тельный лязг, испугались и кинулись скорей обратно. Едва успели проскочить под ваго­ном, я — впереди, Таня — за мной. Я, как в стремя, вдела ногу в толстую проволоч­ную петлю, заменявшую нам ступеньку — специально для дам, подтянулась в вагон и подала Тане руку; теперь ее нога была в петле, а поезд уже набирал скорость. Мне не за что было ухватиться, и, онемев от страха, мы качались с ней взад-вперед, кто кого перетянет… В вагоне было полно народу, однако этой сцены никто не заме­чал… Но нет, все-таки кто-то успел меня схватить, и мы обе в изнеможении опусти­лись на пол. Тут я заметила, что Таня даже брюки не успела поднять, и они все время болтались на ней, стесняя ее движения…

Эта миленькая история могла бы нам стоить жизни. Интересно, что было бы написано в похоронках? Об этом никто никогда не пишет, а зря. Это тоже важная сторона жизни, в особенности на передовой: я имею в виду «клозетную проблему» в полевых условиях. Конечно, она касается только женщин. Но ведь касается, и еще как! Приходилось терпеть от темна до темна, пока можно будет пристроиться где-нибудь незаметно, или даже вылезать из хода сообщения на поверхность, где посвистывали пули и вся местность время от времени освещалась ракетами…

Партизанка Татьяна Шибаева (первая слева) с другими участницами отряда. 1941–1942 годы© Universal Images Group / Sovfoto / Diomedia

Комментарий историка Олега Будницкого

Во время войны в Красную армию было призвано около полумиллиона жен­щин. Если быть точным, 490 тысяч человек — это назы­валось доброволь­ная мобилизация. Отчасти она была добровольной, отчасти мобилиза­цией. Так или иначе, эти полмиллиона женщин служили в Красной армии и внесли существенный вклад в конечный успех нашего дела.

Служили они в самых разных качествах, в основном в противовоздушной обороне, в войсках связи, в медицинских учрежде­ниях. Так получилось, что более всего известны летчицы и снайперы, хотя те жен­щины, которые непосред­ственно принимали участие в боевых действиях, составляли меньше 1 % всех военнослу­жащих. Но так всегда бывает —наибольшее внимание тем, кто совершает такие военные подвиги.

Среди прочего и женской, и мужской военной специальностью была специаль­ность военного переводчика. И одним из таких военных переводчиков была Ирина Дунаевская, студентка филфака Ленинград­ского университета. Ее днев­ник необычайно интересен, я просто настоятельно рекомен­дую прочитать его целиком. В том отрывке, который вы увидели, — маленький фраг­мент женской жизни на войне. В частности, как быть, когда вокруг одни мужчины, вы едете в поезде, в вагоне нет никаких удобств (как правило, это теплушка, то есть без всяких специальных мест для отправ­ления есте­ственных потребностей. И приходится вот так прыгать, быстренько бежать на другую сторону поезда и как-то укрываться от любопытных мужских глаз.

Вообще надо сказать, что положение женщин было довольно затрудни­тель­ным. Армия не очень была готова к их приему. Ирина Дунаевская — блокад­ница, она сама стремилась в армию после гибели мужа в народном ополчении, она рвалась на фронт. И поначалу ей в армии приходи­лось ходить в граждан­ском, потому что не было подходящей одежды: ее приходи­лось ушивать, приспосабливать. И если гимна­стерку и шаровары (как она назы­вает брюки) можно было как-то ушить, то с са­погами никак, сапоги были на пять размеров больше. И Дунаевская очень живописно рассказывает в днев­нике, как она просто выскакивала из сапог, когда они увязали в грязи, и как солдаты ей помогали из грязи выдергивать эти сапоги. 

Но самым главным «неудобством» на фрон­те, конечно, были не эти бытовые вещи, а сама война. И та неизбежная угроза жизни и здоровью, которой война всегда сопро­вождается. Переводчик как будто не слиш­ком рисковая профессия, все-таки это не передовая. Но иногда приходилось бывать и близко к передо­вой, потому что перевод­чику бывает нужно быстро перевести показания плен­ных, перевести захваченные документы и так далее. Иногда нужно было тщательно прорабо­тать, скажем, захвачен­ные у пленных дневники, письма, чтобы понять, о чем думают немецкие солдаты. Но Дунаевской, в общем, доставалось нема­ло. Она была несколько раз ранена. Один раз осколок попал в лицо, ко всему еще он пере­бил очки, и у нее щека буквально была в клочья. Вот такие были «неудобства» у женщин на войне.

Как бы то ни было, женщины со всем этим справились, и их вклад в войну, в победу, на мой взгляд, до сих пор еще в полной мере не оценен. И прежде всего, вклад таких как будто бы незаметных «рабочих войны», которые служили не только в авиации, не только стреляли, но и тех, кто обеспечи­вал уход за ранеными, кто обеспечивал важнейшую информацию, прежде всего военных переводчиков, которые принимали участие в допросах, — и многих, многих других.

другие материалы о войне
 
Курс «Блокада Ленинграда»
 
Дневник московского подростка о жизни в 1941–1943 годах
 
Дневник старшеклассницы, дружившей с немцами в начале войны
 
Дети 1940-х — о начале войны
Расшифровка
ПАРТНЕРСКИЙ ПРОЕКТ
Хотите быть в курсе всего?
Подпишитесь на нашу рассылку, вам понравится. Мы обещаем писать редко и по делу
Курсы
Главные философские вопросы. Сезон 6: Зачем нам природа?
История московской архитектуры. От Василия Темного до наших дней
Берлинская стена. От строительства до падения
Польское кино: визитные карточки
Зигмунд Фрейд и искусство толкования
Деловые люди XIX века
Английская литература XX века. Сезон 1
Культурные коды экономики: почему страны живут по-разному
Главные философские вопросы. Сезон 5: Что такое страсть?
Золотая клетка. Переделкино в 1930–50-е годы
Как Оптина пустынь стала главным русским монастырем
Последние Романовы: от Александра I до Николая II
Как читать любимые книги по-новому
Как жили обыкновенные люди в Древней Греции
Путешествие еды по литературе
За что мы любим кельтов?
Стругацкие: от НИИЧАВО к Зоне
Гитлер и немцы: как так вышло
Как Марк Шагал стал всемирным художником
История русской еды
Лесков и его чудные герои
Культура Японии в пяти предметах
Главные философские вопросы. Сезон 4: Что есть истина?
Что придумал Бетховен
Первопроходцы: кто открывал Сибирь и Дальний Восток
Сирийские мистики об аде, игрушках, эросе и прокрастинации
Что такое романтизм и как он изменил мир
Финляндия: визитные карточки
Как атом изменил нашу жизнь
Данте и «Божественная комедия»
Шведская литература: кого надо знать
Кто такой Троцкий?
Теории заговора: от Античности до наших дней
Зачем люди ведут дневники, а историки их читают
Помпеи до и после извержения Везувия
Народные песни русского города
Метро в истории, культуре и жизни людей
Идиш: язык и литература
Кафка и кафкианство
Кто такой Ленин?
Что мы знаем об Антихристе
Джеймс Джойс и роман «Улисс»
Главные философские вопросы. Сезон 3: Существует ли свобода?
«Молодой папа»: история, искусство и Церковь в сериале
Антропология Севера: кто и как живет там, где холодно
Как читать китайскую поэзию
Экономика пиратства
Как русские авангардисты строили музей
Как революция изменила русскую литературу
Главные философские вопросы. Сезон 2: Кто такой Бог?
Композитор Владимир Мартынов о музыке — слышимой и неслышимой
Открывая Россию: Ямал
Криминология: как изучают преступность и преступников
Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Введение в гендерные исследования
Документальное кино между вымыслом и реальностью
Из чего состоит мир «Игры престолов»
Мир Владимира Набокова
Краткая история татар
Как мы чувствуем архитектуру
Американская литература XX века. Сезон 2
Американская литература XX века. Сезон 1
Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
У Христа за пазухой: сироты в культуре
Антропология чувств
Первый русский авангардист
Как увидеть искусство глазами его современников
История исламской культуры
Как работает литература
История Византии в пяти кризисах
Открывая Россию: Иваново
История Великобритании в «Аббатстве Даунтон»
Самозванцы и Cмута
Поэзия как политика. XIX век
Особенности национальных эмоций
Русская литература XX века. Сезон 6
10 секретов «Евгения Онегина»
Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
История завоевания Кавказа
Открывая Россию: Сахалин
Сталин. Вождь и страна
Ученые не против поп-культуры
В чем смысл животных
Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Мир Эйзенштейна
Блокада Ленинграда
Что такое современный танец
Как железные дороги изменили русскую жизнь
Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Лев Толстой против всех
Россия и Америка: история отношений
Как придумать свою историю
Россия глазами иностранцев
История православной культуры
Революция 1917 года
Русская литература XX века. Сезон 5
Человек против СССР
Мир Булгакова
Как читать русскую литературу
Что такое
Древняя Греция
Блеск и нищета Российской империи
Мир Анны Ахматовой
Жанна д’Арк: история мифа
Любовь при Екатерине Великой
Русская литература XX века. Сезон 4
Социология как наука о здравом смысле
Кто такие декабристы
Русское военное искусство
Византия для начинающих
Закон и порядок
в России XVIII века
Как слушать
классическую музыку
Русская литература XX века. Сезон 3
Повседневная жизнь Парижа
Русская литература XX века. Сезон 2
Как понять Японию
Рождение, любовь и смерть русских князей
Что скрывают архивы
Русский авангард
Петербург
накануне революции
«Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Антропология
коммуналки
Русская литература XX века. Сезон 1
Архитектура как средство коммуникации
История дендизма
Генеалогия русского патриотизма
Несоветская философия в СССР
Преступление и наказание в Средние века
Как понимать живопись XIX века
Мифы Южной Америки
Неизвестный Лермонтов
Греческий проект
Екатерины Великой
Правда и вымыслы о цыганах
Исторические подделки и подлинники
Театр английского Возрождения
Главные философские вопросы. Сезон 6: Зачем нам природа?
История московской архитектуры. От Василия Темного до наших дней
Берлинская стена. От строительства до падения
Польское кино: визитные карточки
Зигмунд Фрейд и искусство толкования
Деловые люди XIX века
Английская литература XX века. Сезон 1
Культурные коды экономики: почему страны живут по-разному
Главные философские вопросы. Сезон 5: Что такое страсть?
Золотая клетка. Переделкино в 1930–50-е годы
Как Оптина пустынь стала главным русским монастырем
Последние Романовы: от Александра I до Николая II
Как читать любимые книги по-новому
Как жили обыкновенные люди в Древней Греции
Путешествие еды по литературе
За что мы любим кельтов?
Стругацкие: от НИИЧАВО к Зоне
Гитлер и немцы: как так вышло
Как Марк Шагал стал всемирным художником
История русской еды
Лесков и его чудные герои
Культура Японии в пяти предметах
Главные философские вопросы. Сезон 4: Что есть истина?
Что придумал Бетховен
Первопроходцы: кто открывал Сибирь и Дальний Восток
Сирийские мистики об аде, игрушках, эросе и прокрастинации
Что такое романтизм и как он изменил мир
Финляндия: визитные карточки
Как атом изменил нашу жизнь
Данте и «Божественная комедия»
Шведская литература: кого надо знать
Кто такой Троцкий?
Теории заговора: от Античности до наших дней
Зачем люди ведут дневники, а историки их читают
Помпеи до и после извержения Везувия
Народные песни русского города
Метро в истории, культуре и жизни людей
Идиш: язык и литература
Кафка и кафкианство
Кто такой Ленин?
Что мы знаем об Антихристе
Джеймс Джойс и роман «Улисс»
Главные философские вопросы. Сезон 3: Существует ли свобода?
«Молодой папа»: история, искусство и Церковь в сериале
Антропология Севера: кто и как живет там, где холодно
Как читать китайскую поэзию
Экономика пиратства
Как русские авангардисты строили музей
Как революция изменила русскую литературу
Главные философские вопросы. Сезон 2: Кто такой Бог?
Композитор Владимир Мартынов о музыке — слышимой и неслышимой
Открывая Россию: Ямал
Криминология: как изучают преступность и преступников
Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Введение в гендерные исследования
Документальное кино между вымыслом и реальностью
Из чего состоит мир «Игры престолов»
Мир Владимира Набокова
Краткая история татар
Как мы чувствуем архитектуру
Американская литература XX века. Сезон 2
Американская литература XX века. Сезон 1
Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
У Христа за пазухой: сироты в культуре
Антропология чувств
Первый русский авангардист
Как увидеть искусство глазами его современников
История исламской культуры
Как работает литература
История Византии в пяти кризисах
Открывая Россию: Иваново
История Великобритании в «Аббатстве Даунтон»
Самозванцы и Cмута
Поэзия как политика. XIX век
Особенности национальных эмоций
Русская литература XX века. Сезон 6
10 секретов «Евгения Онегина»
Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
История завоевания Кавказа
Открывая Россию: Сахалин
Сталин. Вождь и страна
Ученые не против поп-культуры
В чем смысл животных
Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Мир Эйзенштейна
Блокада Ленинграда
Что такое современный танец
Как железные дороги изменили русскую жизнь
Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Лев Толстой против всех
Россия и Америка: история отношений
Как придумать свою историю
Россия глазами иностранцев
История православной культуры
Революция 1917 года
Русская литература XX века. Сезон 5
Человек против СССР
Мир Булгакова
Как читать русскую литературу
Что такое
Древняя Греция
Блеск и нищета Российской империи
Мир Анны Ахматовой
Жанна д’Арк: история мифа
Любовь при Екатерине Великой
Русская литература XX века. Сезон 4
Социология как наука о здравом смысле
Кто такие декабристы
Русское военное искусство
Византия для начинающих
Закон и порядок
в России XVIII века
Как слушать
классическую музыку
Русская литература XX века. Сезон 3
Повседневная жизнь Парижа
Русская литература XX века. Сезон 2
Как понять Японию
Рождение, любовь и смерть русских князей
Что скрывают архивы
Русский авангард
Петербург
накануне революции
«Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Антропология
коммуналки
Русская литература XX века. Сезон 1
Архитектура как средство коммуникации
История дендизма
Генеалогия русского патриотизма
Несоветская философия в СССР
Преступление и наказание в Средние века
Как понимать живопись XIX века
Мифы Южной Америки
Неизвестный Лермонтов
Греческий проект
Екатерины Великой
Правда и вымыслы о цыганах
Исторические подделки и подлинники
Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Наука и смелость. Второй сезон
Детский подкаст о том, что пришлось пережить ученым, прежде чем их признали великими
«1984». Аудиоспектакль
Старший Брат смотрит на тебя! Аудиоверсия самой знаменитой антиутопии XX века — романа Джорджа Оруэлла «1984»
История Павла Грушко, поэта и переводчика, рассказанная им самим
Павел Грушко — о голоде и Сталине, оттепели и Кубе, а также о Федерико Гарсиа Лорке, Пабло Неруде и других испаноязычных поэтах
История игр за 17 минут
Видеоликбез: от шахмат и го до покемонов и видеоигр
Истории и легенды городов России
Детский аудиокурс антрополога Александра Стрепетова
Путеводитель по венгерскому кино
От эпохи немых фильмов до наших дней
Дух английской литературы
Оцифрованный архив лекций Натальи Трауберг об английской словесности с комментариями филолога Николая Эппле
Аудиогид МЦД: 28 коротких историй от Одинцова до Лобни
Первые советские автогонки, потерянная могила Малевича, чудесное возвращение лобненских чаек и другие неожиданные истории, связанные со станциями Московских центральных диаметров
Советская кибернетика в историях и картинках
Как новая наука стала важной частью советской культуры
Игра: нарядите елку
Развесьте игрушки на двух елках разного времени и узнайте их историю
Что такое экономика? Объясняем на бургерах
Детский курс Григория Баженова
Всем гусьгусь!
Мы запустили детское
приложение с лекциями,
подкастами и сказками
Открывая Россию: Нижний Новгород
Курс лекций по истории Нижнего Новгорода и подробный путеводитель по самым интересным местам города и области
Как устроен балет
О создании балета рассказывают хореограф, сценограф, художники, солистка и другие авторы «Шахерезады» на музыку Римского-Корсакова в Пермском театре оперы и балета
Железные дороги в Великую Отечественную войну
Аудиоматериалы на основе дневников, интервью и писем очевидцев c комментариями историка
Война
и жизнь
Невоенное на Великой Отечественной войне: повесть «Турдейская Манон Леско» о любви в санитарном поезде, прочитанная Наумом Клейманом, фотохроника солдатской жизни между боями и 9 песен военных лет
Фландрия: искусство, художники и музеи
Представительство Фландрии на Arzamas: видеоэкскурсии по лучшим музеям Бельгии, разборы картин фламандских гениев и первое знакомство с именами и местами, которые заслуживают, чтобы их знали все
Еврейский музей и центр толерантности
Представительство одного из лучших российских музеев — история и культура еврейского народа в видеороликах, артефактах и рассказах
Музыка в затерянных храмах
Путешествие Arzamas в Тверскую область
Подкаст «Перемотка»
Истории, основанные на старых записях из семейных архивов: аудиодневниках, звуковых посланиях или разговорах с близкими, которые сохранились только на пленке
Arzamas на диване
Новогодний марафон: любимые ролики сотрудников Arzamas
Как устроен оркестр
Рассказываем с помощью оркестра musicAeterna и Шестой симфонии Малера
Британская музыка от хора до хардкора
Все главные жанры, понятия и имена британской музыки в разговорах, объяснениях и плейлистах
Марсель Бротарс: как понять концептуалиста по его надгробию
Что значат мидии, скорлупа и пальмы в творчестве бельгийского художника и поэта
Новая Третьяковка
Русское искусство XX века в фильмах, галереях и подкасте
Видеоистория русской культуры за 25 минут
Семь эпох в семи коротких роликах
Русская литература XX века
Шесть курсов Arzamas о главных русских писателях и поэтах XX века, а также материалы о литературе на любой вкус: хрестоматии, словари, самоучители, тесты и игры
Детская комната Arzamas
Как провести время с детьми, чтобы всем было полезно и интересно: книги, музыка, мультфильмы и игры, отобранные экспертами
Аудиоархив Анри Волохонского
Коллекция записей стихов, прозы и воспоминаний одного из самых легендарных поэтов ленинградского андеграунда 1960-х — начала 1970-х годов
История русской культуры
Суперкурс Онлайн-университета Arzamas об отечественной культуре от варягов до рок-концертов
Русский язык от «гой еси» до «лол кек»
Старославянский и сленг, оканье и мат, «ѣ» и «ё», Мефодий и Розенталь — всё, что нужно знать о русском языке и его истории, в видео и подкастах
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Университет Arzamas. Запад и Восток: история культур
Весь мир в 20 лекциях: от китайской поэзии до Французской революции
Что такое античность
Всё, что нужно знать о Древней Греции и Риме, в двух коротких видео и семи лекциях
Как понять Россию
История России в шпаргалках, играх и странных предметах
Каникулы на Arzamas
Новогодняя игра, любимые лекции редакции и лучшие материалы 2016 года — проводим каникулы вместе
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы