Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

Путеводитель по венгерскому кино

Фильмы, которыми восхищались Франсуа Трюффо и итальянские неореалисты; режиссеры, с которыми работали Мартин Скорсезе и Роберт Родригес; актеры, которые стали символами своего поколения, — вся история венгерского кинематографа в 40 картинах

Автор Василий Степанов

Поделиться:

В СССР венгерское кино занимало особое место: советскую публику поражал его свободный нрав и умение разбираться с ошибками прошлого с беспощад­ной честностью. В наше время, когда зрителю открыто столько возможностей, венгерское кино часто оказывается незаслуженно забытым. Мы хотим испра­вить это недоразумение и предлагаем список из 40 фильмов — от народных хитов, хорошо знакомых старшему поколению зрителей, до авторских работ, призеров международных кинофестивалей.

Можно читать этот материал и смотреть подборку в хронологическом порядке, а можно сделать выбор с помощью тэгов: комедии и мелодрамы, престижные кинофестивали, экспериментальное кино, знаменитые актеры и режиссеры, экранизации венгерской литературы или «новая будапештская дюжина», — список лучших фильмов, составленный венгерскими критиками и кинематографистами в 2000 году.

В СССР венгерское кино занимало особое место: советскую публику поражал его свободный нрав и умение разбираться с ошибками прошлого с беспощад­ной честностью. В наше время, когда зрителю открыто столько возможностей, венгерское кино часто оказывается незаслуженно забытым. Мы хотим испра­вить это недоразумение и предлагаем список из 40 фильмов — от народных хитов, хорошо знакомых старшему поколению зрителей, до авторских работ, призеров международных кинофестивалей.

Можно читать этот материал и смотреть подборку в хронологическом порядке, а можно сделать выбор с помощью тэгов: комедии и мелодрамы, престижные кинофестивали, экспериментальное кино, знаменитые актеры, экранизации венгерской литературы или «новая будапештская дюжина», — список лучших фильмов, составленный венгерскими критиками и кинематографистами в 2000 году.

Пересыльная тюрьма

A tolonc, 1914Режиссер Майкл Кёртиц (венг. Михай Кертес)

Лакей Ипполит

Hyppolit, a lakáj, 1931Режиссер Иштван Секей

Смертельная весна

Halálos tavasz, 1939Режиссер Ласло Калмар

Люди на снежных вершинах

Emberek a havason, 1942Режиссер Иштван Сёч

Где-то в Европе

Valahol Európában, 1947Режиссер Геза Радвани

Лилиомфи

Liliomfi, 1954Режиссер Карой Макк

Карусель

Körhinta, 1955Режиссер Золтан Фабри

Господин учитель Ганнибал

Hannibal tanar ur, 1956Режиссер Золтан Фабри

Легенда городской окраины

Külvárosi legenda, 1957Режиссер Феликс Мариашши

Анна Эйдеш

Édes Anna, 1958Режиссер Золтан Фабри

Десять тысяч дней

Tízezer nap, 1965Режиссер Ференц Коша

Без надежды

Szegénylegények, 1965Режиссер Миклош Янчо

Отец — дневник одной веры

Apa, 1966Режиссер Иштван Сабо

Стены

Falak, 1968Режиссер Андраш Ковач

Лев готовится к прыжку

Az oroszlán ugrani készül, 1968Режиссер Дёрдь Ревес

Добро пожаловать, господин майор

Isten hozta őrnagy úr!, 1969Режиссер Золтан Фабри

Свидетель

A tanú, 1969Режиссер Петер Бачо

Фильм о любви

Szerelmesfilm, 1970Режиссер Иштван Сабо

Любовь

Szerelem, 1970Режиссер Карой Макк

Синдбад

Szindbád, 1971Режиссер Золтан Хусарик

Красный псалом

Még kér a nép, 1972Режиссер Миклош Янчо

Пятая печать

Az ötödik pecsét, 1976Режиссер Золтан Фабри

Семейный очаг

Családi tüzfészek, 1977Режиссер Бела Тарр

Маленький Валентино

A kis Valentinó, 1979Режиссер Андраш Йелеш

Нарцисс и Психея

Nárcisz és Psyché, 1980Режиссер Габор Боди

Мефисто

Mephisto, 1981Режиссер Иштван Сабо

Дневник для моих детей

Napló gyermekeimnek, 1982Режиссер Марта Месарош

Время останавливается

Megáll az idö, 1982Режиссер Петер Готар

Проклятие

Kárhozat, 1988Режиссер Бела Тарр

Мой XX век

Az én XX. századom, 1989Режиссер Илдико Энеди

Войцек

Woyzeck, 1994Режиссер Янош Сас

Сатанинское танго

Sátántangó, 1994Режиссер Бела Тарр

Икота

Hukkle, 2002Режиссер Дёрдь Палфи

Контроль

Kontroll, 2003Режиссер Нимрод Антал

Йоханна

Johanna, 2005Режиссер Корнел Мундруцо

Таксидермия

Taxidermia, 2006Режиссер Дёрдь Палфи

Сын Саула

Saul fia, 2015Режиссер Ласло Немеш

О теле и душе

Testről és lélekről, 2017Режиссер Илдико Энеди

Фрагменты женщины

Pieces of a Woman, 2020Режиссер Корнел Мундруцо

Естественный свет

Természetes fény, 2021Режиссер Денеш Надь

Для переключения между фильмами вы также можете использовать стрелки на клавиатуре

Пересыльная тюрьма

A tolonc, 1914Режиссер Майкл Кёртиц (венг. Михай Кертес)

Найденный и отреставрированный в 2016 году фильм немого периода Михая Кертеса, режиссера «Касабланки». К началу 1920-х он покинул Венгрию, чтобы уже в 1930-х завоевать Голливуд и прославиться под именем Майкла Кёртица. В своей ранней работе он уже предстает большим знатоком мелодрамы во всем богатстве жанровых штампов. «Пересыльная тюрьма» — душещипательная история, в которой есть и убийства, и самоубийства, и запретная страсть городского барина и девушки из деревни. Помимо Кёртица, в фильме есть еще одно звездное имя: считается, что это единственная сохранившаяся киноработа великой театральной звезды Австро-Венгрии Мари Ясаи.

Лакей Ипполит

Hyppolit, a lakáj, 1931Режиссер Иштван Секей

Иштван Секей переехал в США в конце 1930-х. Под именем Стива Секели он успешно работал в Голливуде, где снимал в основном фильмы категории «Б». Однако есть в его фильмографии картины, которые до сих пор считаются классикой жанрового кино: например, британская фантастика «День триф­фидов» (1962) или фильм-нуар «Бессмысленный триумф» (1948). «Лакей Ипполит» — комедия, снятая режиссером до эмиграции. Она стала одним из первых звуковых фильмов венгерского кино. История образованного лакея, поучающего своего хозяина-нувориша, успешно прокатывалась и до войны, и сразу после нее в 1945-м. Еще два раза фильм выходил в 1956-м и 1972-м и до сих пор остается очень популярным в Венгрии.

Смертельная весна

Halálos tavasz, 1939Режиссер Ласло Калмар

Драма начинается с самоубийства главного героя и раскручивается назад, рассказывая историю его несчастной любви. В основу фильма легло одно­именное произведение Лайоша Зилахи  Лайош Зилахи (1891–1974) — венгерский прозаик и драматург., который оказался слишком либераль­ным как для профашистского режима Хорти, так и для пришедших к власти после войны коммунистов. В историю венгерского кино фильм вошел своим небывалым для консервативной страны эротизмом. За это и за само­убийство в самом начале картины ее запретили на родине, а на экспорт, для католиков Италии, сделали специальную версию с хеппи-эндом. 

Люди на снежных вершинах

Emberek a havason, 1942Режиссер Иштван Сёч

Фильм изначально был задуман как короткометражный — но боссы Hunnia Film разрешили Иштвану Сёчу сделать полный метр, если он не превысит изначальную смету. Снималась картина в Северной Трансильвании, отошед­шей Венгрии после Второго Венского арбитража  Второй Венский арбитраж — договор 1940 года, который вернул венграм часть территорий, потерянных после Первой мировой.. Снятые с актерами-люби­телями и большей частью на натуре, «Люди на снежных вершинах» сегодня считаются одним из предвестников неореализма  Неореализм — течение в послевоенном итальянском кинематографе. Подразумевал отказ от идеи развлечения зрителя. Характерные черты неореализма — натурная съемка при естественном освещении, выбор в качестве героев обычных людей, жизнь которых показана в неприукрашенном виде.. На одном из «призрачных» военных Венецианских кинофестивалей, к результатам и программам которых не очень-то любят апеллировать историки кино — ведь в них участвовали в основном представители стран «оси»  Страны «оси» — созданный в 1936 году военный и экономи­ческий союз Германии, Италии, Японии и других стран, его также называют гитле­ровской коалицией и странами фашистского блока., — картину увидели и оценили Карло Лидзани и Франческо Пазинетти, ключевые фигуры только формирующегося итальянского неореализма. Кинематографическая судьба Сёча была непростой: следующий фильм, «Песнь пшеничных полей», он смог снять только после войны, уже при власти Матьяша Ракоши  Матьяш Ракоши (1892–1971) — венгерский коммунистический лидер, фактически управлявший страной с 1948 по 1953 год.. Эта картина о последствиях Первой мировой войны не понравилась властям и была запрещена, а в 1957 году автор эмигрировал в Австрию, где больше не снимал художественное кино.

Где-то в Европе

Valahol Európában, 1947Режиссер Геза Радвани

Выпущенный сразу после войны, «Где-то в Европе» близок по духу после­военным, снятым с непрофессиональными актерами историям итальянского классика Роберто Росселлини «Рим — открытый город», «Пайза», «Германия, год нулевой». В центре сюжета «Где-то в Европе» — ватага мальчишек, рыщущих по дорогам опустошенной войной Венгрии. Голодные беспризор­ники натыкаются на замок с заполненной едой кладовой. Но у теплого местечка уже есть хозяин — старый дирижер, решивший скрыться от жесто­кого общества. Представителя старого мира связывают (кое-кто из мальчишек даже предлагает его повесить), запасы съедают, а дальше начинается новая жизнь и попытка найти общий язык. «Где-то в Европе» органично совмещает живую натуру с отменно поставленным светом, а естественность исполнения — с приемами советского авангарда 1920-х.

Лилиомфи

Liliomfi, 1954Режиссер Карой Макк

В 1953 году, после смерти Сталина, перемены происходят не только в СССР, но и в странах-сателлитах: в Венгрии Матьяша Ракоши на посту главы правительства сменяет Имре Надь  Имре Надь (1896–1958) — премьер-министр Венгерской Народной Республики в 1953–1955 годах и во время восстания 1956 года., начинается оттепель. «Лилиомфи» — одна из первых картин, преодолевших жесткий идеологический контроль позднего сталинизма. Сюжет по-водевильному легок, фильм снят по фарсу середины XIX века, написанному Эде Сиглигети  Эде Сиглигети (1814–1878) — венгерский драматург, режиссер и театральный деятель.: на озеро Балатон приезжает труппа, которая должна давать «Ромео и Джульетту», на спектакль приходит профессор Силваи со своей подопечной Маришкой, та немедленно влюбляется в исполнителя главной роли Лилиомфи. Однако ее рука уже давно обещана Дюле — племяннику профессора. И только профессор в курсе, что как раз Дюла играет Ромео под актерским псевдонимом Лилиомфи, хотя непокор­ному племяннику уже давно пора покончить с театром и начать жизнь добропорядочного господина. В середине 1950-х эта цветная комедия положений выгодно выделялась на фоне тяжеловесных высказываний в духе соцреализма, да и сегодня смотрится отлично.

Карусель

Körhinta, 1955Режиссер Золтан Фабри

Важнейший фильм оттепели — история Ромео и Джульетты времен венгерской коллективизации: Мари (дебют великой Мари Тёрёчик) — из семьи традицион­ных фермеров, ее отец против новых порядков. Ее возлюбленный Мате — сто­ронник новых кооперативных хозяйств и аграрной реформы. Единственный миг свободы для них — полет на карусели во время сельского праздника. Стоит им спуститься на землю, и влюбленные прочувствуют на себе всю неотврати­мость обстоятельств. Сцена в начале фильма — праздник и аттракционы — шедевр монтажа. Рифма к этой сцене — свадьба, на которой Мари танцует не с выбранным для нее правильным женихом, а с Мате. Премьера фильма состоялась в Каннах, где «Карусель» удостоилась теплых слов Франсуа Трюффо — тогда еще критика, а не режиссера.

Господин учитель Ганнибал

Hannibal tanar ur, 1956Режиссер Золтан Фабри

Бела Нюл  От венг. nyúl — «заяц». — обычный учитель латыни, чей трактат о Ганнибале по случай­ности печатают в научном журнале. Сначала автора цитирует прогрессивная пресса, ему прочат место в Академии, а затем его предают критике политики фашистского толка: они утверждают, что учитель призывает к революции. Испуганный преподаватель становится пешкой в политической игре и юлит как может. Финал фильма, в котором тщедушного героя в исполнении великолепного Эрнё Сабо сначала чуть не забивают камнями, а потом готовы носить на руках, весьма наглядно демонстрирует сиюминутную природу общественного мнения.

Легенда городской окраины

Külvárosi legenda, 1957Режиссер Феликс Мариашши

Героиня актрисы Мари Тёрёчик живет неприхотливой жизнью в многоквар­тир­ном доме на окраине Будапешта. 13-й район, он же Angyalföld, то есть «Земля ангелов», сейчас находится в двух шагах от центра, а тогда считался рабочими выселками. Своей манерой, в которой реализм сочетается с поэти­зацией повседневной жизни, «Легенда городской окраины» Мариашши напоминает раннего Феллини — чего стоит хотя бы эпизод с мальчишкой, который решил спуститься с крыши на зонтике. В свое время фильм не то чтобы был запрещен — скорее не понят и быстро сошел с экранов. Но сегодня он кажется замечательной капсулой времени, в которой чудом сохранился непарадный Будапешт середины 1950-х.

Анна Эйдеш

Édes Anna, 1958Режиссер Золтан Фабри

«Анна Эйдеш», с Мари Тёрёчик в главной роли, поставлена по новелле Дежё Костолани, модерниста, одного из главных венгерских писателей 1920–30-х. Действие фильма происходит сразу после краха Венгерской советской респуб­лики 1919 года. По сюжету сторож-консьерж, чтобы выслужиться перед чиновником, вынуждает свою крестницу Анну пойти к тому горничной. Жизнь в чужом доме не сахар, но там простая деревенская девушка встречает свою любовь — племянника хозяев. Классовый конфликт выливается в кровавый финал. Впрочем, самые впечатляющие сцены фильма не об этом. Фабри важнее рассказать о невидимом человеке, живущем невидимой жизнью не на своем месте: Анна с букетом не предназначенных ей цветов; Анна с чужим ребенком, которого она полюбила, но который ее больше не узнает; Анна, которая слышит чужую музыку, засыпая по ночам на полу в кухне. Все это производит куда более сильный эффект, чем просто фильм с очередной мелодраматической коллизией с коварным барчуком и наивной служанкой.

Десять тысяч дней

Tízezer nap, 1965Режиссер Ференц Коша

Фильм Ференца Коши — история буквально десяти тысяч крестьянских дней, то есть почти тридцати лет и трех эпох: националистической Венгрии адми­рала Хорти  Миклош Хорти (1868–1957) — правитель Венгерского королевства в 1920–1944 годах, союзник Гитлера., послевоенного коммунизма и жизни после антисоветского Венгерского восстания 1956 года. Все это время герои Коши мечтают о своем собственном куске земли. Оператор широкоформатного черно-белого полотна Шандор Шара создал, пожалуй, один из самых красивых фильмов своего времени. Изначально «Десять тысяч дней» заказывался студии Белы Балажа как эпос о становлении сельских кооперативов. Но долгая полевая работа увела создателей совсем в другую сторону — критики социалистического режима от них вовсе не ждали. Монтаж переделывали девять раз: прокату мешала и концовка с самоубийством главного героя, и то, что события 1956 года с экрана называли неудавшейся революцией, а не «контрреволюционным мятежом», как того требовал режим. От полки фильм спас Каннский кинофестиваль, организаторы которого настояли на премьере «Десяти тысяч дней» на набережной Круазетт, и в итоге он получил приз за лучшую режиссуру. После международной премьеры запретить фильм было уже нельзя. Только концовку пришлось переделать — главный герой выжил и влился в сельхозкооператив.

Без надежды

Szegénylegények, 1965Режиссер Миклош Янчо

Конец 1860-х, в венгерской Пусте австрийские имперские войска продолжают разбираться с венгерскими повстанцами Лайоша Кошута   Лайош Кошут (1802–1894) — революционер, правитель Венгрии в период Венгерской революции 1848–1849 годов.. Комиссар с особыми полно­мочиями граф Гедеон Радаи заключает большую группу бунтовщиков в крепости. Символизм и узнаваемый поэтический стиль Миклоша Янчо превращает реальные исторические события в притчу. «Без надежды» — первый фильм Янчо — вошел в программу Каннского фестиваля, удостоился международного признания и дал старт модернистской революционной трилогии Янчо (в нее также вошли «Звезды и солдаты», «Тишина и крик»), а заодно и новому кинематографическому языку.

Отец — дневник одной веры

Apa, 1966Режиссер Иштван Сабо

Среди огромной фильмографии Иштвана Сабо выделяется так называемая трилогия поколения, фильмы этого цикла основаны на личных воспоминаниях режиссера. «Отец» — центральная работа трилогии. Главный герой — взрос­лею­щий мальчик, который почти ничего не знает о своем отце, умершем в самом конце войны. Герой придумывает себе папу — составляет миф о нем из нескольких известных деталей. Что такое папа? У папы очки, у папы перочинный нож и кожаное пальто, у папы латинская книга по анатомии. А еще папа переплывал Дунай — так, по крайней мере, рассказывали. Парал­лельно с историей взросления Сабо вспоминает послевоенные годы и показы­вает революционные события антисоветского восстания 1956 года  Восстание против коммунистического прави­тельства Венгрии, начатое студентами в ок­тябре и подавленное советскими войсками в ноябре 1956 года.. «Отец» — яркий пример новаторской драматургии 1960-х и один из важнейших фильмов венгерской «новой волны». Финал его синонимичен концовке «400 ударов» Франсуа Трюффо, влияние которого ощущается в «Отце» особенно сильно.

Стены

Falak, 1968Режиссер Андраш Ковач

Это кино о полных надежд молодых людях, скрывающих за ярким опти­мистичным фасадом нешуточные травмы. Их детство пришлось на военные годы, а юность — на страшный перелом 1956 года, когда студенческое восстание было жестоко подавлено советскими войсками. «Стены» Ковача выбиваются из ряда нежных, эмоциональных фильмов венгерской «новой волны»: картина ритмична, функциональна и похожа скорее на модернистский архитектурный проект. Режиссер отлично передает исторический момент — исполненный либеральных надежд 1968 год. Непривычна форма: разговорная драма снята в широком формате так, словно режиссеру и опера­тору было важно поймать в кадр прежде всего не людей, а интерьеры и стены, которые их окружают. Эта картина — портрет поколения, одного из ярчайших представителей которого, актера Золтана Латиновича, мы видим на экране в главной роли.

Лев готовится к прыжку

Az oroszlán ugrani készül, 1968Режиссер Дёрдь Ревес

Любимый фильм советских подростков, которые, вполне возможно, даже не замечали пародийности происходящего на экране (хотя гротеск виден уже в прологе с бандитским ножом, едва не прилетевшим в спину венгерской пенсионерки). В центре сюжета — освободившийся после заключения нацист­ский ученый, разрабатывавший лекарство от рака, но создавший вместо этого смертельный яд. Это страшное оружие нужно всем, так что органы пристав­ляют к доктору агента — венгерского Джеймса Бонда в исполнении Иштвана Буйтора. За кадром звучит модный венгерский психоделический рок, а в кадре мелькают стрелы с радиомаяками, диктофоны в курительной трубке и прочий шпионский реквизит. Злодеев здесь усыпляют сигаретами и травят чернилами, а хамов осаживают фразой «Хоп, муха!» (так в советском дубляже). Еще через десять лет того же Буйтора зрители СССР увидят в серии популярных комедийных детективов в роли милиционера Этвёша по прозвищу Капелька. Последний из них вышел в 2008 году — и Буйтор, который скончался год спустя, все еще исполнял в нем роль бородатого смешливого опера.

Добро пожаловать, господин майор

Isten hozta őrnagy úr!, 1969Режиссер Золтан Фабри

Блестящая экранизация сатирического фарса Иштвана Эркеня  Иштван Эркень (1912–1979) — венгерский прозаик и драматург, основоположник венгерского театра абсурда. «Семья Тотов». История начинается с того, что сельская семья должна приютить командира своего сына на время отпуска. Господин майор прибыл с передовой, и нужно угодить гостю, от которого целиком зависит судьба Тота-младшего. К несчастью, майор страдает посттравматическим расстройством. Единственное, что его успокаивает, — резать и клеить коробки на продажу вместе с Тотами. «Добро пожаловать, господин майор» — едкая эксцентрическая комедия в духе Леонида Гайдая и в то же время чистый абсурд, достойный Эжена Ионеско. В роли сломленного войной майора — звезда-интеллектуал Золтан Латинович.

Свидетель

A tanú, 1969Режиссер Петер Бачо

Начало 1950-х. У власти в Венгрии сталинисты, в стране голод. Смотритель дамбы на Дунае товарищ Пеликан, чтобы прокормить восьмерых детей, забивает свинью, которую он тайно держал в подполе. Тюрьмы ему помогает избежать покровительство большого начальника: когда-то во время войны Пеликан прятал в том же подполе коммунистов-нелегалов. Больше того — Пеликану решают поручить ответственную работу. Сперва его ставят руково­дить бассейном, потом — парком аттракционов, а дальше — институтом апельсиноводства. «Свидетель» — культовый фильм, пролежавший на полке больше десяти лет. То, что съемки по такому сценарию в принципе могли запустить, свидетельство явного либерализма социалистических 1960-х. Запрещенный «Свидетель» пользовался успехом у работников высших партийных органов: они любили посмеяться над абсурдом послевоенных лет. Спустя годы фильм таки выпустили на экран, а в 1981-м прошла его премьера в Каннах — к тому времени Венгрия уже успела распрощаться с последними иллюзиями о коллективизации.

Фильм о любви

Szerelmesfilm, 1970Режиссер Иштван Сабо

В «Фильме о любви» Иштван Сабо смешивает прошлое и будущее, случившееся и неслучившееся. Эта картина — фактически последний его опыт экспрессио­ни­ст­­ского кино. После режиссер перейдет к более традиционным, академиче­ским формам. Но в «Фильме о любви» он идет не за сюжетом, а за ассоциа­циями и мыслями главного героя Янчи, монтирует не события фильма, а сознание персонажа, для которого в один ряд выстраиваются детские страхи войны, юношеские воспоминания о закате сталинизма, память об афоризмах на школьной стене и первая любовь. И, конечно, в такой логике политические напасти меркнут в сравнении с испытанием страстью.

Любовь

Szerelem, 1970Режиссер Карой Макк

Чувственность, политика и травма — особая комбинация для венгерского кино. «Любовь», пожалуй, главный фильм о смене эпох — годах диктатуры Матьяша Ракоши и последствиях восстания 1956 года, показанных Макком на материале жизни одной семьи. Главная героиня, сыгранная Мари Тёрёчик, проводит дни, присматривая за старушкой-свекровью. Муж героини, режиссер Янош, в заклю­чении, но его мать думает, что он в Америке. Невестка пишет ей письма от лица сына, в которых рассказывает, как Янош готовится к премьере своего фильма, как американские продюсеры строят для него специальный кинотеатр, способный вместить 30 тысяч зрителей. Фантазии жены вплетаются в воспо­минания бабушки в черном чепце и кружевной сорочке, а противостояние забвения и памяти становится одним из сюжетов этого изысканного фильма. Картина получила приз жюри и премию OCIC  Премия Международной Католической организации в области кино. Каннского кинофестиваля.

Синдбад

Szindbád, 1971Режиссер Золтан Хусарик

«Синдбад» пропитан формальной красотой и ностальгией по Европе, еще не сломленной Первой мировой войной. Золтан Хусарик, выбившийся в режиссеры из художников по костюмам, в этом фильме экранизирует прозу Дюлы Круди, писателя, которого критики иногда называют «венгерским Прустом». Режиссер смакует детали: все ударные сцены фильма связаны с едой — подача ли это жареного фазана, поедание мозговой косточки или макросъемка капель жира в крепком бульоне. Остальное — собственно, жизнь — слишком мимолетно, чтобы быть правдой. Главный герой проводит дни в никчемной суете инфантильного бонвивана. В этой роли актер Золтан Латинович пьет и ест так смачно, а любит так тонко, что смотреть на это без интереса невозможно. И в каждом его движении видна обреченность. Постфактум кажется, будто именно эта роль стала для него роковой: актер покончит c собой спустя несколько лет после выхода фильма.

Красный псалом

Még kér a nép, 1972Режиссер Миклош Янчо

Оригиналь­ное название фильма, за который Миклош Янчо удостоился режиссерского приза в Каннах, — «Пока народ еще просит». Это строка из стихотворения венгерского поэта и национального героя Шандора Петёфи, одного из лидеров венгерской революции 1848—1849 годов. «Красный псалом» — исторический эпос о крестьянском восстании 1890-х годов, сделанный средствами танца и оперы. В фильме звучат народные и рево­люционные песни, а социальный конфликт приобретает символический универсальный масштаб. Поэтому, к примеру, вставшего на сторону угнетенных и убитого военного воскрешает поцелуй девушки — и его рана превращается в розу.

Пятая печать

Az ötödik pecsét, 1976Режиссер Золтан Фабри

Четверо приятелей — хозяин корчмы, столяр, книготорговец и часовщик — собираются в подвальчике, чтобы посидеть за стаканом вина, пока на улице бушует 1944 год. Будапешт то и дело бомбят, а по улицам в поисках неблаго­надежных рыскает тайная полиция салашистов  Салашисты — сподвижники Ференца Салаши, основателя правящей пронацистской партии в Венгрии.. Случайно в кабачок заходит вернувшийся с войны калека-фотограф, и беспечный разговор приятелей принимает серьезный оборот. Циничный часовщик предлагает друзьям ответить на страшный вопрос — решить своего рода моральную дилемму: кем бы вы предпочли родиться — жертвой или палачом, если бы другого выбора не было? Вскоре каждому из героев придется примерить на себя обе роли в реальных обстоятельствах. Первые полчаса «Пятая печать» не выходит за пределы одного полутемного помещения, герои почти не двигаются с места, но напряжение нарастает с каждой минутой. Сложно найти более острое высказывание на тему обывателя и власти, подчинения и сопротив­ления — как в венгерском кино, так и за его пределами.

Семейный очаг

Családi tüzfészek, 1977Режиссер Бела Тарр

Не поступив на философский факультет, Бела Тарр оказался на студии Белы Балажа, где молодые авторы делали острое политическое документальное кино и занимались обновлением киноязыка. Тарру было близко и то и другое — в 22 года, практически без денег, он за неделю снял свой первый полнометраж­ный фильм, в котором соединялись политическая острота и радикальный художественный взгляд. «Семейный очаг» — драма из жизни многопоколенной семьи в условиях жилищного кризиса, когда дефицит квадратных метров превращает жизнь в ад. Это типичное синема верите  Синема верите (фр. cinéma vérité — букв. «правдивое кино») — экспериментальное направление в кинодокументалистике Франции 1950–60-х., с ручной камерой и актерами-любителями. Сам Тарр, один из признанных европейских клас­сиков, впоследствии будет утверждать, что при создании этого фильма вдохновлялся документалистами «будапештской школы» и лидером немецкой «новой волны» Райнером Вернером Фассбиндером.

Маленький Валентино

A kis Valentinó, 1979Режиссер Андраш Йелеш

Юный Ласло решает присвоить общественные деньги, чтобы исполнить все свои нехитрые желания: сходить в ресторан, прокатиться на такси, погулять на природе. К концу дня, утомленный приключениями, он вдруг осознает, что ничего по-настоящему важного с ним не произошло. «Маленький Вален­тино» — это роуд-муви, хотя движение героя никуда не приводит. Картина фиксирует относительно либеральную и экономически благополучную эпоху правления Яноша Кадара  Янош Кадар (1912–1989) — венгерский государственный деятель. С 1956 по 1988 год — руководитель Венгер­ской Народной Республики (сначала на посту генерального секретаря социалистической рабочей партии, затем — премьер-министра ВНР).. Весь фильм снят в естественных условиях, вне студии. Перед запуском съемок у авторов были лишь общие черты сюжета, поэтому многие ситуации — плод импровизации, а часть диалогов записана уже во время озвучивания. К сожалению, утеряна отвергнутая студией расширенная четырехчасовая версия фильма, в которой режиссер-дебютант прослеживал судьбы второстепенных героев.

Нарцисс и Психея

Nárcisz és Psyché, 1980Режиссер Габор Боди

Монументальный фильм о любви, растянувшейся на века. Сценарий основан на книге «Психея», изданной венгерским классиком Шандором Вёрешем под именем поэтессы Эржебет Лоняи. Картина, в которой Габор Боди соединяет приемы документального, экспериментального и большого костюмного кино, рассказывает фантасмагорическую историю этой выдуманной поэтессы. Полная версия фильма длится четыре с половиной часа. В венгерских кино­залах демонстрировался двухсерийный вариант на три с половиной часа. Для создания такого масштабного проекта Боди привлек не только огромную массовку, впечатляющие декорации и бюджеты, но и знаковые культурные фигуры своего времени — поэта Яноша Пилински, дирижера Миклоша Эрдея и художника Тибора Хаяша.

Мефисто

Mephisto, 1981Режиссер Иштван Сабо

Если смотреть фильмы Иштвана Сабо в хронологическом порядке, может показаться, что «Мефисто» выбивается из общего ряда: он снят без эстетства и авангардизма, в как будто спокойной академичной манере. Это зрительское кино, историческое, солидное, обильно демонстрирующее дворцы и интерьеры Старого Света. Картина показывает, как нацистский режим приручает талант и приспосабливает его к своим нуждам. Эта копродукция с Германией, снятая на немецком языке, вполне ожидаемо получила «Оскар» как лучший иностран­ный фильм (а также приз за лучший сценарий и приз ФИПРЕССИ  ФИПРЕССИ (от фр. FIPRESCI, Federation internationale de la presse cinematographique) — международная федерация кинопрессы. Каннского кинофестиваля). В советский прокат «Мефисто» попал на излете застоя в цензурированном варианте: вырезали постельные сцены и рассуждения о природе власти. Но и в таком виде фильм имел огромный успех. Сегодня «Мефисто» можно увидеть таким, каким он задумывался: вневременной притчей об отношениях художника с властью и дьявольских компромиссах.

Дневник для моих детей

Napló gyermekeimnek, 1982Режиссер Марта Месарош

1947 год, после смерти родителей Юлия возвращается из Советского Союза на родину в Венгрию. Там ее встречает приемная мать Магда, убежденная коммунистка. Режиссер Марта Месарош училась во ВГИКе, ее отец Ласло Месарош, иммигрировавший в 1930-х в СССР скульптор и коммунист, погиб в ГУЛАГе. Поэтому для Марты этот фильм — история личная. Многие режис­серы приходят в кино со сценарием-автобиографией, но для Месарош «Днев­ник для моих детей» — четырнадцатый полнометражный фильм. К моменту его съемок Месарош уже была обладательницей «Золотого медведя» Берлинале за фильм «Удочерение». «Дневник для моих детей» — это чрезвычайно зрелая работа, в которой персонаж приемной матери Магды удостаивается не мень­шего внимания, чем главная героиня. В 1984 году в Каннах «Дневник для моих детей» получил Гран-при. На волне успеха Месарош выпустила еще два «днев­никовых» фильма — «Дневник для моих родителей» и «Дневник для моих любимых», вместе эти работы сложились в автобиографическую трилогию.

Время останавливается

Megáll az idö, 1982Режиссер Петер Готар

Действие этой картины — пожалуй, самого важного и горького из венгерских фильмов 1980-х — зажато между двух дат: в 1956 году разворачивается черно-белый пролог, а в 1968-й упирается черно-белый эпилог. А между ними — раздолье цветных кадров, снятых одним из самых тонких венгерских опера­торов Лайошом Колтаи. «Время останавливается» рассказывает о взрослении и юности тех, чьи отцы после поражения в антисоветском восстании 1956-го предпочли бежать из страны — пересечь австрийскую границу. Это портрет потерянного поколения, разоблачительный и горький диагноз, который Петер Готар ставит эпохе оттепели, глядя на нее уже из кризиса 1980-х. Фильм получил приз молодежного жюри Каннского кинофестиваля.

Проклятие

Kárhozat, 1988Режиссер Бела Тарр

«Проклятие» — первый плод сотрудничества режиссера Белы Тарра и Ласло Краснахоркаи, венгерского новеллиста, лауреата Букеровской премии. Мрачный и дождливый мир фильма напоминает постапокалиптические видения Тарковского. Главный герой (Миклош Секей) — барный алкоголик, влюбленный в местную певицу — получает предложение переправить куда-то пакет с деньгами. Он отказывается от работы, чтобы побыть с возлюбленной, которая, как оказывается, предпочитает бармена. В этой нехитрой истории Тарра интересует скорее не ход событий, а создание тревожной атмосферы безысходности в пространстве, по которому медленно двигается камера, фиксирующая душную фактуру окружающего мира. В какой-то момент дейст­вующие лица даже заходятся в танце — пускаются в жуткую, объединяющую живых и мертвых пляску смерти.

Мой XX век

Az én XX. századom, 1989Режиссер Илдико Энеди

В полнометражном дебюте Илдико Энеди, завоевавшем в Каннах «Золотую камеру», собраны черно-белые новеллы о начале прошлого века. Кое-как стягивает повествование в единый сюжет судьба разлученных на заре нового века сироток-двойняшек. История бежит в две стороны: на восток, в Бирму и Сибирь, и на запад — в Нью-Йорк и Вену. В ХХ веке мир становится глобаль­ным, поэтому фильм Энеди имеет такую широкую географию. На экране ангелы говорят с собакой Павлова; шимпанзе рассказывает Олегу Янковскому печальную историю своей жизни; австрийский философ, исследователь «мужского» и «женского» начала Отто Вейнингер, убеждает возмущенных феминисток в том, что женщин не существует, а Томас Эдисон демонстрирует зрителям новое устройство — усовершенствованный телеграф. И не последнее место в этом каталоге фантазмов занимает волшебная лампа киноаппарата.

Войцек

Woyzeck, 1994Режиссер Янош Сас

Эта эффектная экранизация знаменитой пьесы Георга Бюхнера  Георг Бюхнер (1813–1837) — немецкий поэт и драматург. завоевала множество международных наград, включая статуэтку Европейской киноакадемии «Феликс». Войцек — стрелочник, которого унижает начальник-офицер и обманывает жена Мари. Однажды он решает все изменить — буквально передвинуть пути. Красивая черно-белая картинка, постмодернистское безвременье и маленький человек в центре всего — для Саса рельсы становятся яркой метафорой, которая сообщает трагедии ощущение фатальной безысходности.

Сатанинское танго

Sátántangó, 1994Режиссер Бела Тарр

Один из самых высоко оцененных критиками и таинственных фильмов 1990-х. «Сатанинское танго» длится семь с половиной часов, что сводит к минимуму возможность его показов в кинозалах вне фестивалей. Но в нулевые годы вышло издание для домашней коллекции на трех дисках. Главная особенность фильма в том, что он состоит из сверхдлинных планов — на все семь часов всего полторы сотни склеек. Картина поделена на двенадцать глав, как в структуре танго: шесть шагов вперед, шесть назад. Перед зрителем протекают два дня из жизни венгерской деревушки. Основная сюжетная линия связана с героем, роль которого исполняет постоянный композитор Белы Тарра Михай Виг. Также среди важных персонажей — спившийся доктор и маленькая девочка, которая истязает кошку.

Икота

Hukkle, 2002Режиссер Дёрдь Палфи

Фильм составлен из крупных, дотошно озвученных планов венгерской природы. Вечный цикл жизни на пленке. Медленно ползет змея, пробивается сквозь чернозем цветок, лезет на свинью жирный хряк — за ним с улыбкой и рюмочкой палинки наблюдают хозяева; в озере гигантский сом мирно поедает утопленника — одного из пропавших деревенских мужичков. Именно поиски пропавших образуют сюжет, но ведутся они так лениво, что нарушить благостное спокойствие природы не в силах. Мигалка полицейской машины подчиняется общему ритму жизни, мерному, как икота старичка, усевшегося на скамейку возле дома. Снимавшаяся на протяжении целого года с участием по большей части непрофессиональных актеров, «Икота» гипнотизирует своим ритмом, который ближе к финалу нарушает сверхзвуковой полет натовского истребителя. Боевой самолет проносится над речкой — так в хрюкающую венгерскую деревню вторгается большая история.

Контроль

Kontroll, 2003Режиссер Нимрод Антал

Неожиданный пример возвращения на родину: Нимрод Антал родом из венгер­ской семьи, осевшей в Лос-Анджелесе. Чтобы стать кинематографистом, Антал в 1991 году отправился в Будапешт, где получил кинообразование и снял свой первый фильм, действие которого разворачивается в будапештском метро. «Контроль», история про зайцев и контролеров, совмещает в себе типично венгерский социальный задор с родовыми чертами американского инди-кино. После относительного успеха и приза молодежного жюри в Каннах Антал вернулся в Штаты. Там он стал снимать уже не независимое и авторское, но крепкое остросюжетное кино вроде «Хищников» по приглашению продюсера Роберта Родригеса.

Йоханна

Johanna, 2005Режиссер Корнел Мундруцо

Один из самых необычных европейских фильмов нулевых вошел в программу «Особый взгляд» Каннского кинофестиваля. Известный своими театральными работами режиссер Корнел Мундруцо превращает кинофильм в музыкальный театр о современной Жанне д’Арк. Опера, отсылающая к житию Орлеанской девы, внедряется в грязное, предельно материальное пространство. Героиня — попавшая в больницу наркоманка. Оправившись после тяжелой комы, Йоханна решает остаться при больнице в качестве медсестры. Там она предлагает себя безнадежным пациентам, чтобы принести им последнее облегчение.

Таксидермия

Taxidermia, 2006Режиссер Дёрдь Палфи

Шедевр Дёрдя Палфи, одного из самых радикальных авторов современного венгерского кино. «Таксидермия» состоит из трех условных главок — историй деда, сына и внука. Прикрываясь почтенным жанром семейной саги, Палфи лихо разделывается с пятью последними десятилетиями венгерской истории — от Второй мировой до присоединения к ЕС. Историю расцвечивают гротескные сцены с горящим членом, социалистическим первенством по обжорству и финальным самопотрошением.

Сын Саула

Saul fia, 2015Режиссер Ласло Немеш

На Каннском фестивале дебют Ласло Немеша, ученика Белы Тарра, получил две престижные награды — Гран-при жюри и приз ФИПРЕССИ  ФИПРЕССИ (от фр. FIPRESCI, Federation internationale de la presse cinematographique) — международная федерация кинопрессы.. Прогрессивные критики сравнили «Сына Саула» с компьютерными играми от первого лица — с такой интенсивностью кинематограф погружает зрителя в адскую реальность нацистского концлагеря. Главный герой, член лагерной зондеркоманды — особого подразделения узников Освенцима, предназначенного для сопрово­ждения заключенных в газовую камеру, — пытается похоронить погибшего в камере сына. Безжалостная лента удостоилась еще и «Оскара» как лучший фильм на иностранном языке.

О теле и душе

Testről és lélekről, 2017Режиссер Илдико Энеди

На Берлинале-2017 «О теле и душе» получил главный приз и приз ФИПРЕССИ  ФИПРЕССИ (от фр. FIPRESCI, Federation internationale de la presse cinematographique) — международная федерация кинопрессы.. Берлинский фестиваль часто называют наиболее чутким к социальной тема­тике, но Илдико Энеди в этом фильме совершенно абстрагируется от острых общественных вопросов. Ее не волнует политика, не занимают трагедии прошлого. Вместо этого она выбирает разговор о любви. «О теле и душе» — произведение необыкновенно личное. Энеди удается показать, что телефон­ный звонок или случайно брошенное слово могут убивать не хуже, чем пули, что мир хрупок, а случайная улыбка может быть ценнее любых знаков внимания. Вероятно, именно за эту возможность отвлечься от вселенской скорби жюри самого политизированного из больших фестивалей и наградило Энеди.

Фрагменты женщины

Pieces of a Woman, 2020Режиссер Корнел Мундруцо

Спродюсированная Мартином Скорсезе по заказу Netflix драма о беременности и погибшем ребенке. В фильме сыграли Ванесса Кирби и Шайа ЛаБаф, а на вто­ром плане в роли неслучившейся бабушки с венгерскими корнями блистает Эллен Бёрстин. Для Мундруцо, прославившегося своими работами в театре и участием в конкурсах Каннского фестиваля, это первая американская работа. Важная часть фильма — домашние роды, воспроизведенные с крайним натура­лизмом и снятые одним кадром (с них фильм начинается). В основу истории легла личная трагедия. Автор сценария — супруга режиссера Ката Вебер, потерявшая ребенка. Фильм уже можно посмотреть на Netflix.

Естественный свет

Természetes fény, 2021Режиссер Денеш Надь

Фильм документалиста, дебютанта в игровом кино Денеша Надя начинается как лихой неовестерн — с двух грязных мужчин на плоту и мертвого лося. События разворачиваются во время Второй мировой войны на территории СССР, оккупированной войсками стран «оси»  Страны «оси» — созданный в 1936 году военный и экономи­ческий союз Германии, Италии, Японии и других стран, его также называют гитле­ровской коалицией и странами фашистского блока.. «Естественный свет» — кино атмосферное, чрезвычайно живописное. Критики увидели влияние Ласло Немеша, Сергея Лозницы и даже Андрея Тарковского. Видимо, за изобрази­тельное решение режиссер и удостоился «Серебряного медведя» в Берлине.

Поделиться:

Венгерский культурный центрПроект создан совместно с Венгерским культурным центром в Москве при поддержке компаний MVM и Gedeon Richter