КурсИстория торговли в РоссииАудиолекции

Расшифровка Торговля в Московской Руси

Соляные бунты, серебро Нового света и монахи как лучшие торговцы в государстве

Разговор пойдет о торговле Московской Руси, под которой обычно понимают Русь XVI–XVII столетий: примерно с момента образования единого Русского государства, то есть с конца правления Ивана III, до Петровских реформ, то есть до начала периода Российской империи. Это любопытный период с несколькими особенностями, которые во многом определяют его значение для историка торговли. 

Разговор о торговле сопровождается разговором об источниках, на которых мы строим свои выводы. Во-первых, в XVI веке появляются первые массивы того, что можно назвать учетной документацией. Разумеется, торговля никогда не велась без учета: купец, продавая или покупая, делал какие-то записи. Но именно тогда создается масса источников, на основе которых можно построить статистические ряды: приходо-расходные книги крупных мона­стырей, а впоследствии — многочисленные книги учета государственных таможен, расположенных в крупных торговых центрах. Эти книги частично сохранились в разных городах. 

Соответственно, наше представление о торговле Московской Руси в значи­тельной мере определяется тем, какие источники у нас есть. Мы достаточно много знаем, например, о торговле городов Сухоно-Двинского речного пути — Тотьмы, Сольвычегодска, Устюга — и несравнимо меньше знаем о таком крупном торговом центре, как Вологда. Одним словом, наше представление немного разорванное. 

Другая сторона дела — это то, что учет XVI–XVII столетий мало похож на бухгалтерский учет в нынешнем понимании. Если в Европе, как показывают документы архива Франческо Датини  Франческо Датини (1335–1410) — итальян­ский купец и банкир, который вел торговые дела в Италии, Франции, Испании, Англии, в частности зарабатывая на производстве и импорте тканей. В 1870 году во время перестройки бывшего дома Датини в Прато были обнаружены его многочисленные деловые и личные записи и бухгалтерские книги, которые составили один из самых ценных архивов по средневековой экономической истории., уже в XIV столетии существует бухгалтерия в современном смысле этого слова — технология ведения учета, сведение сальдо, — то в России эта процедура складывается довольно долго. 

В работе с приходо-расходными книгами есть одновременно и сложности, и преимущества. Скажем, старец, ведущий торговлю и приходо-расходную книгу, потом отчитывается перед центральной администрацией монастыря. И каждый старец имеет свое представление о ведении учета, о том, что и как в эту книгу записывать, что важно, а что на самом деле не важно и можно не учитывать или вынести за скобки. Нестандартизированность учета ставит перед исследователем довольно любопытную задачу, поскольку необходимо изучать каждую запись в приходо-расходной книге как некий отдельный документ, пытаться добраться до намерений старца и понять, почему он сделал запись именно так, а не иначе. Это гораздо более трудоемко, чем просто перено­сить эти данные в таблицы, строить на их основании какие-то тренды или графики и потом их объяснять. 

Но в то же время это дверь в мир экономического поведения или того, что польский историк-экономист Витольд Куля называл массовым типичным экономическим поведением. Мы можем увидеть формирование торговли XVI–XVII столетий как практики взаимодействия между людьми, поскольку наблюдаем не просто какие-то большие тенденции, то, что какой-то товар везут из одного места в другое и оплачивается он определенными деньгами. Мы видим, как договариваются между собой покупатель и продавец, какие возникают сложности и как они их решают. Возможность изучать таким образом XVI и XVII столетия — это преимущество. Это невозможно для более раннего времени, а в последующие века, когда учет полностью стандартизи­руется, появляются уже другие возможности, и этот неповторимый аромат приходо-расходных книг исчезает.

Транспортировка серебра из Потоси. XVII век© Getty Images

Второй важный момент, о котором нужно постоянно помнить, когда мы гово­рим о русской торговле XVI–XVII веков, — это то, что перед нами время первой глобализации, время Великих географических открытий, освоения Нового Света. Налаживаются дальние морские торговые контакты, даже развитие внутренней торговли на Руси все равно подчиняется логике этого большого процесса. Россия становится частью глобального движения товаров и денег, движущая сила которого — серебро Нового Света. Из огромных залежей в Потоси серебро кораблями попадает в Испанию и расходится по всей Евро­пе — это хорошо изученный процесс, известный как европейская революция цен  Революция цен заключалась в том, что цены на товары резко возрастали из-за большей добычи драгоценных металлов, которые, в свою очередь, дешевели. Вторая револю­ция цен произошла в середине XIX века, когда были открыты золотые рудники в Калифорнии и Австралии.. Она волнами движется с Запада на Восток и достигает в том числе России. В этом смысле история российской торговли — это фрагмент истории того, как серебро Нового Света меняло финансы Европы.

 
Что такое Великие географические открытия и как они изменили мир
Лекция Владимира Ведюшкина в Университете Arzamas
 
13 вопросов об открытии Америки
Кто открыл Америку, какими были первые колонисты и зачем они уничтожали индейцев

Это отразилось в российской торговой истории. В первой половине XVI столе­тия, после денежной реформы Елены Глинской, появляется рубль, который делится на 100 копеек, денег новгородских  Серебряная новгородская деньга была основной платежной монетой Новгородской республики до ее падения в 1478 году. Новгородку, московскую серебряную монету, начали чеканить с конца XV века, по массе она была равна новгородской деньге, а после реформы, которая унифицировала монетную систему в России, новгородку стали называть копейкой., и вместе с другими многочис­ленными изменениями, которые случатся в будущем, это создаст денежную систему, существующую по сей день: мы до сих пор платим рублями, которые делятся на копейки.

Перед нами история, которая может быть рассмотрена и как часть глобальных процессов, и как взаимоотношение людей на микроуровне, это история приня­тия решений, довольно сложных и запутанных контактов. И в этом смысле работа историка торговли XVI–XVII веков непроста, но очень интересна.

Третье, о чем важно сказать, — это то, что в XVI и XVII веке в Европе и потом уже в России появляется представление о торговле как о профессиональном занятии. Можно сказать, появляется понимание, что можно торговать хорошо или плохо, можно уметь торговать и не уметь торговать, кто-то торгует лучше, а кто-то хуже. Сейчас это можно было бы назвать искусством заключения сделок или бизнес-администрированием. Идея о том, что это отдельный вид человеческого знания и умения, которое может быть кодифицировано, которому можно учить, формируется именно в XVI–XVII столетиях. 

Думаю, что правильнее всего выстроить разговор на основе конкретных событий, которые покажут, как эти довольно сложные аспекты проявляются на низовом уровне. Мы можем говорить об историях конкретных людей или компаний в экономическом смысле, то есть как об акторах рынка, которые взаимодействуют между собой. 

И, наверное, самый удобный, хоть и не уникальный случай, который я изучал несколько лет и поэтому могу оперировать им довольно свободно, — это исто­рия торговли солью. Ее вели монахи на севере России в середине XVII столетия, в 1640-х годах. Важна эта история по нескольким причинам.

Производство соли в Соловецком монастыре. Фрагмент иконы. XVII век© Getty Images

Соль — важнейший ресурс и товар. Сейчас это трудно оценить в полной мере, поскольку соль кажется нам чем-то само собой разумеющимся: соль стоит на полках магазинов. Но в XVII столетии ситуация не была такой очевидной. Недооценивать значимость соли как ресурса в это время было бы ошибкой. 

Простой пример — существовала Всемирная комиссия по истории соли  International Commission for the History of Salt., и вообще есть такая область в мировой науке, history of salt по-английски и Salzgeschichte по-немецки. Когда я первый раз попал на международный конгресс, организованный комиссией, европейские и американские коллеги задали мне неожиданный вопрос: «У русских в XVII веке было производство соли?» Сначала я очень удивился, а потом понял, что для них этот вопрос совершенно не праздный, потому что страны, производящие соль, и страны, ее импортирующие, — это совсем разные государства. 

Шведский коллега всерьез аргументировал военное поражение Швеции, скажем, в Северной войне отсутствием собственных источников соли и необходимостью импортировать соль морем: эта морская коммуникация была перехвачена, в результате чего шведская армия не имела возможности консервировать продукты, осталась на голодном пайке, и это было важной причиной поражения шведов. Одним словом, обсуждая торговлю солью, мы говорим о торговле одним из важнейших ресурсов, без которого никто не мог обойтись. 

С другой стороны, мы говорим о торговле монастырской, и это тоже важная часть истории. Английский дипломат и писатель Джайлс Флетчер еще в XVI веке писал, что русские монахи — лучшие купцы во всем государстве. Полагаю, что речь идет именно про формирование представления о торговле как о занятии, требующем специфического умения. И монахи действительно были одними из лучших, если не лучшими торговцами и специалистами в, скажем так, области принятия коммерческих решений.

 
Первый компромат на Россию
Что Джайлс Флетчер написал в своей книге «О государстве Русском» и почему тираж велели уничтожить

Наконец, монастырские приходо-расходные книги, как я уже сказал, — это важнейший источник, через который мы смотрим на эту историю. Более того, мы можем сравнивать их с таможенными книгами, что дает интересные резуль­таты, поскольку зачастую находятся свидетельства управленческих решений монахов. 

Например, я наткнулся на интересную запись в одной из приходо-расходных книг Кирилло-Белозерского монастыря. Старец, подводя итог годовой торгов­ли, указал, сколько продали соли и сколько за это получили денег, а дальше приписал, что на таможне записали другие цифры. То есть записи, которые мы видим в приходо-расходных и таможенных книгах, — это в большей степени результат договоренностей между акторами, чем фиксация реаль­ности. Продавец, покупатель и контролирующая инстанция, таможенники, договорились записать так. 

Таким образом, у нас есть и довольно большой массив источников, и важный и ценный продукт, вокруг которого будут происходить определенные взаимо­действия и будут появляться люди, которые обладают мастерством торговли. 

Важно понимать, что здесь мы говорим о ситуации, связанной с налоговой реформой 1646–1648 годов. Если говорить кратко, то речь идет о попытке налогового упорядочивания. Несколько прямых налогов были отменены, поскольку они их все равно собирали с большими недоимками, управлять этим процессом было сложно. Вместо них ввели повышенную пошлину на соль. Население в любом случае будет ее покупать: надо рыбу солить, и вообще без соли жить невозможно — и налог будет просто включен в цену соли. 

Это не оригинальная идея: представление о том, что налогообложение на соль — универсальный инструмент, благодаря которому получать налоги с людей становится проще, было обыкновенным для всей Европы того времени.

Налог был введен в 1646-м и привел к известным событиям 1648 года — Соляному бунту. В городах поднялись восстания, инициатор налоговых нововведений  Речь идет о думном дьяке Назарии Чистом, близком советнике боярина Бориса Моро­зо­ва, воспитателя царя Алексея Михайловича. был убит разъяренными москвичами, согласно записям, под крики: «Изменник, то за соль!» 

Соляной бунт в Москве в 1648 году. Картина Эрнеста Лисснера, 1938 годWikimedia Commons

Собственно, в документах мы видим, что в такой экстремальной ситуации предпринимают монахи. Смысл этой договоренности между продавцом, поку­пателем и проверяющей стороной, в результате которой появилась соответ­ствующая запись, понятен: налог платился непосредственно со сделки. Когда сделка заключается, налог платится в виде пошлины через таможню; страна покрыта огромной сетью внутренних таможен, которые будут суще­ствовать до середины XVIII столетия. Таможенных пошлин великое множество: в каждом городе своя таможенная грамота, в соответствии с которой со сделки берутся те или иные пошлины. Они берутся вообще с каждого действия: вы можете просто проехать через город и заплатить проезжую или проплавную пошлину. 

Отношения торговцев с таможенниками были довольно сложными, поскольку, с одной стороны, таможенники — это государственные служащие, а с другой — это выборные люди на вере, представители местного посада, которые целуют крест на верную службу в течение года. Отсюда их название «целовальники»: они совершают крестное целование государю. При этом они несут ответствен­ность за сбор пошлин и ведут те самые таможенные книги. По истечении года собранные деньги вместе с таможенными книгами целовальники отсылают в Москву, в Приказ Большой казны  Большая казна — центральное финансовое учреждение Русского государства, создан­ное в 1622 году. В разные годы в его ведомстве находились не только прямые налоги с посадского населения, но и казенные промышленность и торговля, покупка и хранение драгоценных металлов, Старый и Новый денежные дворы в Москве., или соответствующий территориальный приказ. 

Перед таможенниками ставилась задача собрать больше денег, чем в прошлом году. Если по каким-либо причинам этого не случалось, то им требовалось приготовить основательные объяснения. Если таможенники успешно отчи­тались и выполнили задачу, то их ждала награда. 

Кстати, никакого жалованья им не полагалось. Поэтому таможенники не были бедными посадскими людьми. Например, это могли быть те же самые купцы, которые торговали год назад и через год тоже будут торговать. Потому они отлично знали, с кем имеют дело, торговцы и таможенники вообще прекрасно знали друг друга — они могли быть давними знакомыми, зачастую соседями. 

В награду за выполненную задачу таможенники, как писал Григорий Котошихин  Григорий Котошихин (ок. 1630 — 1667) — подьячий, то есть канцелярский служащий, Посольского приказа, входивший в состав нескольких русских посольств. Котошихин был завербован шведами, сбежал в Сток­гольм, где начал писать труд, который опубликуют под названием «О России в царствование Алексея Михайловича». Сочинение, в котором Котошихин излагает в том числе сведения об организации войск и городском управлении, стало ценным источником о государственном строе и придворной жизни России., получали «по кубку или по ковшу», то есть им из Москвы присылали, выражаясь современным языком, сувениры, которые могли оказаться довольно ценным подарком. 

Если успешно отчитаться не получалось, то дело для таможенников могло кончиться довольно скверно. Наверное, самым показательным был случай с таможенным головой Гостем Гавриловым в Тотьме. Мало того что он не со­брал достаточно таможенных денег — он пытался отчитаться и написал, что в торговле был упадок, никаких сделок не было. Но властям это показалось странным, и они прислали сыщика, который обыскал, как тогда это назы­валось, то есть опросил, людей в Тотьме. Оказалось, что Гость Гаврилов вел себя совершенно беспардонно, пошлины собирал железной рукой, «ценил всякие товары дорогою ценою», но при этом купил себе соляной промысел — а прежде таких покупок у него не бывало. Для Гостя Гаврилова все кончилось не слишком хорошо: многое у него конфисковали. Это, конечно, почти паро­дийный пример: понятно, что такие открытые и рискованные действия — это, наверное, исключительный случай. Но случай этот показателен в том смысле, что раскрывает технологию процесса. 

И у продавца, у и покупателя свой интерес. Они хотят, с одной стороны, заключить сделку, а с другой — уплатить как можно меньше налогов. Проблема в том, что чем выше цена сделки, тем больше будет налог: чем больше соли вы продали, тем бо́льшую пошлину вы должны заплатить. И в какой-то момент приходят к договоренности. Находится некоторая сумма, которая устраивает и продавца, и покупателя, и таможенников, которым предстоит отчитываться, поэтому они не могут — даже по большой дружбе — взять совсем маленькую пошлину.

Таким образом, когда монахи, не скрываясь, пишут, что торговали по одной цене, а в таможенной книге записали другую, это показатель того, что они договорились с таможенниками. Записали они меньше, чем продали, — не критично, но меньше. И когда таможенная пошлина, которую нужно было платить с продажи соли, резко взлетела, это поставило монахов перед необхо­димостью находить другие и даже неожиданные решения. 

Во-первых, видно, что в разных городах и пунктах решения монахи принимают совершенно разные. Возьмем таможенную выпись города Холмогоры, которая хранится в Государственном архиве Мурманской области. В выписи зареги­стри­рован отвоз соли из Холмогор вверх по течению реки Двины в 1646 и 1647 году, и мы наблюдаем довольно любопытную ситуацию. Фиксирующие отвоз таможенники очень детально описывают, что старец конкретного мона­стыря, скажем Кандалакшского, отвез столько-то соли и должен был заплатить с нее такую-то пошлину. Далее они фиксируют, что старец отказался платить пошлины здесь, в Холмогорах, и сказал, что заплатит их в Москве. Как мини­мум мы видим, что монастырь обладает особым положением и старец может сказать местным таможенникам, что ничего платить им не будет. Очевидно, что какой-нибудь мелкий торговец не может позволить себе ничего подоб­ного — с него возьмут налоги или никуда не отпустят, пока он не заплатит. 

Вторую стратегию можно увидеть на примере истории из Тотьмы. Тотьма — по нынешним меркам совсем небольшой городок на реке Сухоне с собствен­ными солеварнями, и в то же время здесь велась торговля. На соляном рынке Тотьмы крупнейшим игроком был вологодский Спасо-Прилуцкий монастырь, который владел варницами  Варницами называли закрытые помещения, где добывали соль путем вываривания ее из соляных растворов.. Прилуцкие монахи поступили интересным образом: закрыли на ремонт одну из варниц. Продавать соль было невыгодно, поэтому они, выражаясь современным языком, занялись сервисным обслужи­ванием, мол, приведем все в порядок и пока не будем варить соль. Это одна сторона истории. 

Вторая сторона — это то, что от записей в таможенной и приходо-расходной книгах монастыря можно испытать некоторый шок, потому что по таможен­ной книге в Тотьме прекращается торговля солью вообще. Другими товарами торгуют, а солью — нет. А вот по приходо-расходной книге тотемской службы Спасо-Прилуцкого монастыря за тот же год видно, что, во-первых, вместо того, чтобы вырасти, цена на соль сильно упала, во-вторых, продажи довольно заметно выросли. Очевидно, что монахи каким-то образом торговали мимо таможни. 

Иная ситуация скажем, в Вологде. Вологда — большой город с такими же возможностями городской администрации. И здесь, судя по таможенным и приходо-расходным монастырским книгам, местные власти принудили монахов исполнять закон и в полной мере платить большую пошлину. 

При этом в документах можно найти несколько интересных приемов и ситуа­ций. Во-первых, не очень часто, но встречаются довольно флегматичные записи о том, как человек купил соль и «принес государеву грамоту с Москвы, что с него большие цены имать не велено»  РГАДА. Ф. 1441. Оп. 1. Д. 1434. Л. 10 — 10 об. — соль ему была продана по низкой цене до введения пошлин. То есть, выражаясь современным языком, это льготная категория. Таможенная книга Вологды за этот год не сохранилась, и мы не знаем, как была оформлена эта сделка и была ли оформлена вообще, но эта и другие записи показывают, что всегда были варианты. 

Другой возможностью часто пользовались как раз прилуцкие монахи — они продавали соль в розницу. По высокой цене купить сразу мех  Мех — старинная хлебная и соляная мера., 30 пудов  1 пуд — 16,58 кг., невозможно, но совсем без соли нельзя, и человек покупает понемногу. Так же понемногу монахи и распродавали.

Еще один вариант активно практиковал Кирилло-Белозерский монастырь: монахи раздавали соль в кредит по кабалам  Кабала — письменное долговое обязательство. — это стало одной из финан­совых услуг монастыря, который развивается как финансовый центр. Идея оказывать такие финансовые услуги и умение это делать облегчили для мона­хов ведение дел на соляном рынке в совершенно пиковой ситуации. Денег на покупку не было, но можно было взять взаймы и потом выплачивать по кабале или договариваться с монахами какими-то другими способами. 

Наконец, Соловецкий монастырь, самый богатый и влиятельный, в какой-то момент начинает копить товарные запасы, забивает склады. Возникают огромные запасы соли, которые после отмены пошлины монастырь довольно долго — и довольно успешно — распродает. То есть монастырь становится крупным игроком и может позволить себе маневрировать. Его хозяйство настолько устойчиво, что он, в отличие от мелких торговцев, может пережить несколько лет в режиме стагнации. 

Итак, что мы видим, посмотрев на эти истории. Первая важная особенность — информативность учетной документации XVI–XVII столетий. Она про истории, стоящие за цифрами. Сопоставляя цифры, мы видим решения людей, их взаи­мо­отношения, и это одна составляющая. 

Вторая — это глобальная история серебра, в котором нуждается государство. Собственного серебра в России еще нет — оно будет открыто только в XVIII сто­ле­тии. Единственный способ добыть серебро — это продать что-то за гра­ницу и получить европейское серебро, которое потом будет использовано на монетных дворах. Перед государством все время стоит вопрос: как в нужный момент сконцентрировать в казне нужное количество серебра? Без этого государственная машина не едет. 

 
Всемирная история денег в 9 монетах
От персидского дарика к жерминальному франку

И соляной кризис — это история того, как государство снова попробовало сделать так, чтобы серебро само шло в карман, регулярно поступало с рынка. И в то же время мы видим, что акторы рынка, которые постоянно ведут торговлю, не горят желанием отдавать серебро государству и придумывают разные способы оставить его в своих руках. 

Деньги и торговля. Из книги Адама Олеария ­­­«Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно». 1656 год© Getty Images

И можно сказать, что к концу XVII столетия русские купцы накопили опре­деленный опыт. На том уровне, на котором они находятся, и в рамках тех потребностей, которые у них есть, они очень многое умеют. Торговцы прекрас­но знают, что такое создать пусть семейный, небольшой, но объединенный капитал. Они прекрасно оперируют какими-то платежными документами, когда им необходимо, и, если внимательно рассмотреть историю кабальных отношений, кабал как финансовых документов, то видно, что кабала — это общее слово, которое используется для очень разных финансовых инстру­ментов при отсутствии европейской финансовой инфраструктуры, ведь в России того времени еще нет банков. 

При этом, когда в конце XVII столетия Великое посольство приезжает в Нидерланды и сталкивается с коммерческими практиками и жизнью такого большого капиталистического города, как Амстердам, осматривает биржу, то становится совершенно очевидно, что понимание представших перед ними вещей у русских довольно ограниченное. В нем еще не существует того, что исследователь Ян Виллем Велувенкамп называл коммерческим знанием. Здесь функционируют огромные системы обмена информацией, которые позволяют управлять гигантскими коммерческими предприятиями от Батавии  Ныне Джакарты. до Шпиц­­бергена путем заключения сделок на Амстердамской бирже.

И то, каким образом купцы, находясь в Амстердаме, принимают решения, которые исполняются где-то за тридевять земель, — для русских купцов еще дело будущего. Для них торговля пока что еще история непосредственного обмена конкретной партии товара на конкретную сумму денег, а не каких-то больших предприятий с продажами и перепродажами, когда человек, покупаю­щий тот или иной товар, на самом деле в этом товаре не нуждается, а делает это в рамках гораздо более сложных коммерческих процедур, которые в конце концов приведут к тому, что он получит обратно большую сумму денег с биржи.

Если какому-то нефтяному трейдеру, торгующему нефтью и купившему нефть на бирже, дать эту нефть и сказать, мол, забирай, он будет в полном ужасе, потому что фьючерс на нефть он покупал совсем не с этой целью, нефть ему не нужна. Он покупал его, чтобы перепродать. Это гораздо более сложная история, чем просто покупка нефти за деньги, и такие торговые технологии в Россию XVII века пока еще не пришли. Это будущее придет в XVIII веке, а полностью укоренится, вероятно, только в XIX веке, и об этом расскажут мои коллеги в следующих лекциях.

Расшифровка
Логотип Яндекс.Маркета Курс подготовлен совместно с «Яндекс.Маркетом»
Хотите быть в курсе всего?
Подпишитесь на нашу рассылку, вам понравится. Мы обещаем писать редко и по делу
Курсы
Мир Даниила Хармса
Найман читает «Рассказы о Анне Ахматовой»
Главные идеи Карла Маркса
Олег Григорьев читает свои стихи
История торговли в России
Зачем я это увидел?
Жак Лакан и его психоанализ
Мир средневекового человека
Репортажи с фронтов Первой мировой
Главные философские вопросы. Сезон 8: Где добро, а где зло?
Сказки о любви
Веничка Ерофеев между Москвой и Петушками (18+)
Япония при тоталитаризме
Рождественские песни
Как жили обыкновенные люди и императоры в Древнем Риме
Хотелось бы верить
Немецкая музыка от хора до хардкора
Главные философские вопросы. Сезон 7: Почему нам так много нужно?
Довлатов и Ленинград
Главные философские вопросы. Сезон 6: Зачем нам природа?
История московской архитектуры. От Василия Темного до наших дней
Личный XX век
Берлинская стена. От строительства до падения
Страшные истории
Нелли Морозова. «Мое пристрастие к Диккенсу». Аудиокнига
Польское кино: визитные карточки
Зигмунд Фрейд и искусство толкования
Деловые люди XIX века
«Эй, касатка, выйди в садик»: песни Виктора Коваля и Андрея Липского
Английская литература XX века. Сезон 1
Культурные коды экономики: почему страны живут по-разному
Главные философские вопросы. Сезон 5: Что такое страсть?
Золотая клетка. Переделкино в 1930–50-е годы
Как исполнять музыку на исторических инструментах
Как Оптина пустынь стала главным русским монастырем
Как гадают ханты, староверы, японцы и дети
Последние Романовы: от Александра I до Николая II
Отвечают сирийские мистики
Как читать любимые книги по-новому
Как жили обыкновенные люди в Древней Греции
Путешествие еды по литературе
За что мы любим кельтов?
Стругацкие: от НИИЧАВО к Зоне
Легенды и мифы советской космонавтики
Гитлер и немцы: как так вышло
Как Марк Шагал стал всемирным художником
«Безутешное счастье»: рассказы о стихотворениях Григория Дашевского
История русской еды
Лесков и его чудные герои
Песни о любви
Культура Японии в пяти предметах
5 историй о волшебных помощниках
Главные философские вопросы. Сезон 4: Что есть истина?
Что придумал Бетховен
Первопроходцы: кто открывал Сибирь и Дальний Восток
Сирийские мистики об аде, игрушках, эросе и прокрастинации
Что такое романтизм и как он изменил мир
Финляндия: визитные карточки
Как атом изменил нашу жизнь
Данте и «Божественная комедия»
Шведская литература: кого надо знать
Я бы выпил (18+)
Кто такой Троцкий?
Теории заговора: от Античности до наших дней
Зачем люди ведут дневники, а историки их читают
Помпеи до и после извержения Везувия
Народные песни русского города
Метро в истории, культуре и жизни людей
Идиш: язык и литература
Кафка и кафкианство
Кто такой Ленин?
Что мы знаем об Антихристе
Джеймс Джойс и роман «Улисс»
Стихи о любви
Главные философские вопросы. Сезон 3: Существует ли свобода?
«Молодой папа»: история, искусство и Церковь в сериале
Безымянный подкаст Филиппа Дзядко
Антропология Севера: кто и как живет там, где холодно
Как читать китайскую поэзию
Экономика пиратства
Как русские авангардисты строили музей
Милосердие на войне
Как революция изменила русскую литературу
Главные философские вопросы. Сезон 2: Кто такой Бог?
Гутенберг позвонит
Композитор Владимир Мартынов о музыке — слышимой и неслышимой
Лунные новости
Открывая Россию: Ямал
Криминология: как изучают преступность и преступников
Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Введение в гендерные исследования
Документальное кино между вымыслом и реальностью
Из чего состоит мир «Игры престолов»
Мир Владимира Набокова
Краткая история татар
Как мы чувствуем архитектуру
Письма о любви
Американская литература XX века. Сезон 2
Американская литература XX века. Сезон 1
Холокост. Истории спасения
Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
У Христа за пазухой: сироты в культуре
Антропология чувств
Первый русский авангардист
Как увидеть искусство глазами его современников
История исламской культуры
Как работает литература
Несогласный Теодор
История Византии в пяти кризисах
Открывая Россию: Иваново
Комплекс неполноценности
История Великобритании в «Аббатстве Даунтон»
Самозванцы и Cмута
Поэзия как политика. XIX век
Иностранцы о России
Особенности национальных эмоций
Русская литература XX века. Сезон 6
10 секретов «Евгения Онегина»
Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
История завоевания Кавказа
Открывая Россию: Сахалин
Сталин. Вождь и страна
Ученые не против поп-культуры
В чем смысл животных
Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Мир Эйзенштейна
Блокада Ленинграда
Что такое современный танец
Как железные дороги изменили русскую жизнь
Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Лев Толстой против всех
Россия и Америка: история отношений
Как придумать свою историю
Россия глазами иностранцев
История православной культуры
Революция 1917 года
Русская литература XX века. Сезон 5
Человек против СССР
Мир Булгакова
Как читать русскую литературу
Что такое
Древняя Греция
Блеск и нищета Российской империи
Мир Анны Ахматовой
Жанна д’Арк: история мифа
Любовь при Екатерине Великой
Русская литература XX века. Сезон 4
Социология как наука о здравом смысле
Кто такие декабристы
Русское военное искусство
Византия для начинающих
Закон и порядок
в России XVIII века
Как слушать
классическую музыку
Русская литература XX века. Сезон 3
Повседневная жизнь Парижа
Русская литература XX века. Сезон 2
Как понять Японию
Рождение, любовь и смерть русских князей
Что скрывают архивы
Русский авангард
Петербург
накануне революции
«Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Антропология
коммуналки
Русская литература XX века. Сезон 1
Архитектура как средство коммуникации
История дендизма
Генеалогия русского патриотизма
Несоветская философия в СССР
Преступление и наказание в Средние века
Как понимать живопись XIX века
Мифы Южной Америки
Неизвестный Лермонтов
Греческий проект
Екатерины Великой
Правда и вымыслы о цыганах
Исторические подделки и подлинники
Театр английского Возрождения
Мир Даниила Хармса
Найман читает «Рассказы о Анне Ахматовой»
Главные идеи Карла Маркса
Олег Григорьев читает свои стихи
История торговли в России
Зачем я это увидел?
Жак Лакан и его психоанализ
Мир средневекового человека
Репортажи с фронтов Первой мировой
Главные философские вопросы. Сезон 8: Где добро, а где зло?
Сказки о любви
Веничка Ерофеев между Москвой и Петушками (18+)
Япония при тоталитаризме
Рождественские песни
Как жили обыкновенные люди и императоры в Древнем Риме
Хотелось бы верить
Немецкая музыка от хора до хардкора
Главные философские вопросы. Сезон 7: Почему нам так много нужно?
Довлатов и Ленинград
Главные философские вопросы. Сезон 6: Зачем нам природа?
История московской архитектуры. От Василия Темного до наших дней
Личный XX век
Берлинская стена. От строительства до падения
Страшные истории
Нелли Морозова. «Мое пристрастие к Диккенсу». Аудиокнига
Польское кино: визитные карточки
Зигмунд Фрейд и искусство толкования
Деловые люди XIX века
«Эй, касатка, выйди в садик»: песни Виктора Коваля и Андрея Липского
Английская литература XX века. Сезон 1
Культурные коды экономики: почему страны живут по-разному
Главные философские вопросы. Сезон 5: Что такое страсть?
Золотая клетка. Переделкино в 1930–50-е годы
Как исполнять музыку на исторических инструментах
Как Оптина пустынь стала главным русским монастырем
Как гадают ханты, староверы, японцы и дети
Последние Романовы: от Александра I до Николая II
Отвечают сирийские мистики
Как читать любимые книги по-новому
Как жили обыкновенные люди в Древней Греции
Путешествие еды по литературе
За что мы любим кельтов?
Стругацкие: от НИИЧАВО к Зоне
Легенды и мифы советской космонавтики
Гитлер и немцы: как так вышло
Как Марк Шагал стал всемирным художником
«Безутешное счастье»: рассказы о стихотворениях Григория Дашевского
История русской еды
Лесков и его чудные герои
Песни о любви
Культура Японии в пяти предметах
5 историй о волшебных помощниках
Главные философские вопросы. Сезон 4: Что есть истина?
Что придумал Бетховен
Первопроходцы: кто открывал Сибирь и Дальний Восток
Сирийские мистики об аде, игрушках, эросе и прокрастинации
Что такое романтизм и как он изменил мир
Финляндия: визитные карточки
Как атом изменил нашу жизнь
Данте и «Божественная комедия»
Шведская литература: кого надо знать
Я бы выпил (18+)
Кто такой Троцкий?
Теории заговора: от Античности до наших дней
Зачем люди ведут дневники, а историки их читают
Помпеи до и после извержения Везувия
Народные песни русского города
Метро в истории, культуре и жизни людей
Идиш: язык и литература
Кафка и кафкианство
Кто такой Ленин?
Что мы знаем об Антихристе
Джеймс Джойс и роман «Улисс»
Стихи о любви
Главные философские вопросы. Сезон 3: Существует ли свобода?
«Молодой папа»: история, искусство и Церковь в сериале
Безымянный подкаст Филиппа Дзядко
Антропология Севера: кто и как живет там, где холодно
Как читать китайскую поэзию
Экономика пиратства
Как русские авангардисты строили музей
Милосердие на войне
Как революция изменила русскую литературу
Главные философские вопросы. Сезон 2: Кто такой Бог?
Гутенберг позвонит
Композитор Владимир Мартынов о музыке — слышимой и неслышимой
Лунные новости
Открывая Россию: Ямал
Криминология: как изучают преступность и преступников
Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Введение в гендерные исследования
Документальное кино между вымыслом и реальностью
Из чего состоит мир «Игры престолов»
Мир Владимира Набокова
Краткая история татар
Как мы чувствуем архитектуру
Письма о любви
Американская литература XX века. Сезон 2
Американская литература XX века. Сезон 1
Холокост. Истории спасения
Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
У Христа за пазухой: сироты в культуре
Антропология чувств
Первый русский авангардист
Как увидеть искусство глазами его современников
История исламской культуры
Как работает литература
Несогласный Теодор
История Византии в пяти кризисах
Открывая Россию: Иваново
Комплекс неполноценности
История Великобритании в «Аббатстве Даунтон»
Самозванцы и Cмута
Поэзия как политика. XIX век
Иностранцы о России
Особенности национальных эмоций
Русская литература XX века. Сезон 6
10 секретов «Евгения Онегина»
Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
История завоевания Кавказа
Открывая Россию: Сахалин
Сталин. Вождь и страна
Ученые не против поп-культуры
В чем смысл животных
Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Мир Эйзенштейна
Блокада Ленинграда
Что такое современный танец
Как железные дороги изменили русскую жизнь
Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Лев Толстой против всех
Россия и Америка: история отношений
Как придумать свою историю
Россия глазами иностранцев
История православной культуры
Революция 1917 года
Русская литература XX века. Сезон 5
Человек против СССР
Мир Булгакова
Как читать русскую литературу
Что такое
Древняя Греция
Блеск и нищета Российской империи
Мир Анны Ахматовой
Жанна д’Арк: история мифа
Любовь при Екатерине Великой
Русская литература XX века. Сезон 4
Социология как наука о здравом смысле
Кто такие декабристы
Русское военное искусство
Византия для начинающих
Закон и порядок
в России XVIII века
Как слушать
классическую музыку
Русская литература XX века. Сезон 3
Повседневная жизнь Парижа
Русская литература XX века. Сезон 2
Как понять Японию
Рождение, любовь и смерть русских князей
Что скрывают архивы
Русский авангард
Петербург
накануне революции
«Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Антропология
коммуналки
Русская литература XX века. Сезон 1
Архитектура как средство коммуникации
История дендизма
Генеалогия русского патриотизма
Несоветская философия в СССР
Преступление и наказание в Средние века
Как понимать живопись XIX века
Мифы Южной Америки
Неизвестный Лермонтов
Греческий проект
Екатерины Великой
Правда и вымыслы о цыганах
Исторические подделки и подлинники
Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
История Юрия Лотмана
Arzamas рассказывает о жизни одного из главных ученых-гуманитариев XX века, публикует его ранее не выходившую статью, а также знаменитый цикл «Беседы о русской культуре»
Волшебные ключи
Какие слова открывают каменную дверь, что сказать на пороге чужого дома на Новый год и о чем стоит помнить, когда пытаешься проникнуть в сокровищницу разбойников? Тест и шесть рассказов ученых о магических паролях
Наука и смелость. Второй сезон
Детский подкаст о том, что пришлось пережить ученым, прежде чем их признали великими
«1984». Аудиоспектакль
Старший Брат смотрит на тебя! Аудиоверсия самой знаменитой антиутопии XX века — романа Джорджа Оруэлла «1984»
История Павла Грушко, поэта и переводчика, рассказанная им самим
Павел Грушко — о голоде и Сталине, оттепели и Кубе, а также о Федерико Гарсиа Лорке, Пабло Неруде и других испаноязычных поэтах
История игр за 17 минут
Видеоликбез: от шахмат и го до покемонов и видеоигр
Истории и легенды городов России
Детский аудиокурс антрополога Александра Стрепетова
Путеводитель по венгерскому кино
От эпохи немых фильмов до наших дней
Дух английской литературы
Оцифрованный архив лекций Натальи Трауберг об английской словесности с комментариями филолога Николая Эппле
Аудиогид МЦД: 28 коротких историй от Одинцова до Лобни
Первые советские автогонки, потерянная могила Малевича, чудесное возвращение лобненских чаек и другие неожиданные истории, связанные со станциями Московских центральных диаметров
Советская кибернетика в историях и картинках
Как новая наука стала важной частью советской культуры
Игра: нарядите елку
Развесьте игрушки на двух елках разного времени и узнайте их историю
Что такое экономика? Объясняем на бургерах
Детский курс Григория Баженова
Всем гусьгусь!
Мы запустили детское
приложение с лекциями,
подкастами и сказками
Открывая Россию: Нижний Новгород
Курс лекций по истории Нижнего Новгорода и подробный путеводитель по самым интересным местам города и области
Как устроен балет
О создании балета рассказывают хореограф, сценограф, художники, солистка и другие авторы «Шахерезады» на музыку Римского-Корсакова в Пермском театре оперы и балета
Железные дороги в Великую Отечественную войну
Аудиоматериалы на основе дневников, интервью и писем очевидцев c комментариями историка
Война
и жизнь
Невоенное на Великой Отечественной войне: повесть «Турдейская Манон Леско» о любви в санитарном поезде, прочитанная Наумом Клейманом, фотохроника солдатской жизни между боями и 9 песен военных лет
Фландрия: искусство, художники и музеи
Представительство Фландрии на Arzamas: видеоэкскурсии по лучшим музеям Бельгии, разборы картин фламандских гениев и первое знакомство с именами и местами, которые заслуживают, чтобы их знали все
Еврейский музей и центр толерантности
Представительство одного из лучших российских музеев — история и культура еврейского народа в видеороликах, артефактах и рассказах
Музыка в затерянных храмах
Путешествие Arzamas в Тверскую область
Подкаст «Перемотка»
Истории, основанные на старых записях из семейных архивов: аудиодневниках, звуковых посланиях или разговорах с близкими, которые сохранились только на пленке
Arzamas на диване
Новогодний марафон: любимые ролики сотрудников Arzamas
Как устроен оркестр
Рассказываем с помощью оркестра musicAeterna и Шестой симфонии Малера
Британская музыка от хора до хардкора
Все главные жанры, понятия и имена британской музыки в разговорах, объяснениях и плейлистах
Марсель Бротарс: как понять концептуалиста по его надгробию
Что значат мидии, скорлупа и пальмы в творчестве бельгийского художника и поэта
Новая Третьяковка
Русское искусство XX века в фильмах, галереях и подкасте
Видеоистория русской культуры за 25 минут
Семь эпох в семи коротких роликах
Русская литература XX века
Шесть курсов Arzamas о главных русских писателях и поэтах XX века, а также материалы о литературе на любой вкус: хрестоматии, словари, самоучители, тесты и игры
Детская комната Arzamas
Как провести время с детьми, чтобы всем было полезно и интересно: книги, музыка, мультфильмы и игры, отобранные экспертами
Аудиоархив Анри Волохонского
Коллекция записей стихов, прозы и воспоминаний одного из самых легендарных поэтов ленинградского андеграунда 1960-х — начала 1970-х годов
История русской культуры
Суперкурс Онлайн-университета Arzamas об отечественной культуре от варягов до рок-концертов
Русский язык от «гой еси» до «лол кек»
Старославянский и сленг, оканье и мат, «ѣ» и «ё», Мефодий и Розенталь — всё, что нужно знать о русском языке и его истории, в видео и подкастах
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Университет Arzamas. Запад и Восток: история культур
Весь мир в 20 лекциях: от китайской поэзии до Французской революции
Что такое античность
Всё, что нужно знать о Древней Греции и Риме, в двух коротких видео и семи лекциях
Как понять Россию
История России в шпаргалках, играх и странных предметах
Каникулы на Arzamas
Новогодняя игра, любимые лекции редакции и лучшие материалы 2016 года — проводим каникулы вместе
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы