КурсИстория торговли в РоссииАудиолекцииМатериалы

Путеводитель по русскому рынку XIX века

Как правильно торговаться и не заблудиться между рядов? Куда идти и во сколько? Как отличить тухлое яйцо от свежего и не дать себя обмануть? Отправляемся на рынок XIX века во всеоружии

«Рынок — это не только место операций, это еще место,
где люди видят друг друга в действии, своего рода театр»

Вячеслав Глазычев, историк культуры, урбанист
Оглавление
  1. Введение
  2. Глава 1. Как устроен рынок
  3. Глава 2. Режим работы
  4. Глава 3. Действующие лица
  5. Глава 4. Правила торговли

Введение

Торговля всегда была главным двигателем истории. Коммерческие связи диктовали выбор политических союзов и даже вероисповедания. В России внутренняя торговля в дореволюционный период развивалась в трех основных формах: периодической, стационарной и развозно-разносной. Рынки и ярмарки представляли собой два варианта периодической торговли. В отличие от ярмарок, которые обычно устраивались раз в году, редко два-три раза и продолжались по нескольку дней и даже недель, рынки работали еженедельно.

Рынок был одинаково важен как для города, так и для села. Здесь закупали продукты питания, промышленные и кустарные изделия, сырье для их изго­товления, причем покупки предназначались как для собственного потреб­ления, так и для перепродажи в других местностях. Торговали здесь и крестьяне-производители, и купцы-посредники.

Городские рынки были крупнее и собирались чаще, чем в сельской местности, но и там было немало крупных базаров, которые по товаро­обороту могли состязаться с ярмарками. Как и ярмарки, куда стекались тысячи торговцев и клиентов, такие большие сельские базары требовали значительного пространства, поэтому ради удобства доставки товара их устраивали на берегу судоходных рек, у больших трактов и в важных центрах крестьянской кустарной промышленности.

Рост экономики и потребления сказались на неуклонном развитии рыночной торговли: по подсчетам историка Бориса Миронова, за сто лет, с 1760-х по 1860-е годы, количество людей, вовлеченных в базарную торговлю, увеличилось в 13 раз, а число рынков — втрое. В середине ХІХ века их было уже более двух тысяч  Б. Н. Миронов. Внутренний рынок России во второй половине XVIII — первой половине XIX в. Л., 1981..

Теперь мы отправимся на городской пореформенный рынок с его запахами, красками, криками и толкотней.

Глава 1. Как устроен рынок

© Arzamas

Рынок — одна из главных составляющих исторического города, его чрево, куда стекались толпы народа. Он располагался на центральной площади, против церкви, а когда город разрастался, базары появлялись и в центре отдельных кварталов. Со временем рынок привлекал все больше покупателей и продавцов, так что базарная площадь уже не могла вместить всех желающих. Тогда лавки и ряды захватывали прилегающие улицы. Были и другие варианты. Поскольку реки служили важнейшими транспортными магистралями, то базар — напри­мер, в волжских городах — устраивался прямо на берегу у пристани, где разгру­жался товар. А зимой, когда замерзали реки и озера, торговые ряды тянулись прямо по льду.

© Arzamas

Городские власти отдавали себе отчет, что успешная торговля пополняет казну, поэтому по мере возможности старались обеспечить продавцам достойные условия: расчерчивали площадь на ряды, строили навесы для прилавков. На площади отстраивались сначала деревянные, а затем и каменные — иногда в два этажа — ряды. Купцы — народ набожный, и в гостиных дворах можно было увидеть рядские иконы, перед которыми в начале и конце рабочего дня служился молебен. Случалось, что купец прямо над лавкой на свои средства сооружал небольшую церковь — в народе ее называли Рядской или Лавочной церковью.

© Arzamas

Несмотря на усилия властей, санитарные условия на рыночной площади часто оставляли желать лучшего: грязь, отбросы, гниющая солома, навоз наполняли воздух своими миазмами. И, по словам Осипа Мандельштама, именно смена резких запахов служила верным проводником по разным участкам базара.

«…Закрыв глаза, по запахам, по испарениям можно сказать, какие грядки ты проходишь.
То запах свежей убоины мускусом и здоровьем ударяет в голову — запах животных трупов, — не страшный, потому что мы не хотим понимать его значение; то квадратный запах дубленой кожи, запах ярма и труда, — и тот же, но смягченный и плутоватый запах сапожного товара; то метелочками петрушки и сельдерея щекочущий невинный запах зеленных рядов, сытый и круглый запах рядов молочных»  О. Э. Мандельштам. Собрание сочинений. В 4 т. Т. 2. М., 1993..

Мы попробуем осмотреть каждый закоулок этого кипящего энергией, крикливого и переполненного толпой всех возрастов и сословий рынка. Торговля уже в самом разгаре: как найти нужный товар?

© Arzamas

Рынок был поделен на множество специализированных рядов, в каждом из которых продавался товар определенного рода. Число их могло доходить до сотни, и выглядели они по-разному. Вот по краям площади вытянулись недавно отстроенные в камне торговые ряды, состоящие из лавок-секций и открытых галерей. Здесь продавались самые дорогие товары. Деликатная продукция держалась особняком и не смешивалась с той, что предназначалась публике победнее. Прочим товаром торговали на площади в деревянных сараях — балаганах, — дощатых лавках, на прилавках, открытых или прикры­тых деревянным навесом или холстиной от солнца и дождя. Те, кто не мог себе позволить оплатить место в ряду, сбывали товар с воза или раскладывали на рогоже, расстеленной на земле.

© Arzamas

Если же рынок располагался у пристани, торговля велась и с барж, шаланд и лодок, что позволяло сэкономить на разгрузке. Такой ряд базара называли ленивым торжком.

© Arzamas

Народ побогаче отправлялся в многочисленные съестные и питейные лавочки, харчевни и трактиры, окружавшие базарную площадь. Здесь обсуждались последние новости и заключались сделки, которые тут же и обмывались. И если покупатель или продавец приехал издалека, он мог развлечься в игорном доме. А во время многодневных ярмарок открывались передвижные развлека­тельные заведения вроде балаганов. Расположенные неподалеку гостиницы или ночлежки давали приют приезжим, хотя торговый люд издалека, постоянно торгующий на рынке, предпочитал пристроить к своей лавке конторку и ночевать при своем товаре.

Глава 2. Режим работы

В соответствии с местными запросами и потребностями рынок работал от одного дня в неделю до семи. В зависимости от интенсивности и продол­жительности работы различали торжок, базар, главный, или большой, базар, великие торги, красные торги.

Первая половина дня, до полудня, была отведена розничной торговле. После обеда торговцы покрупнее скупали у мелких продавцов не распроданные утром товары. Чаще всего базарным днем была пятница. В 1867 году Министерство внутренних дел потребовало от губернского начальства, чтобы по религиозно-нравственным соображениям рынки были перенесены с воскресенья на будние дни, дабы не отвлекать публику от воскресных и праздничных служб. Во избе­жание конкуренции старались распределить базары, расположенные непода­леку друг от друга, по разным дням недели. Именно поэтому ограничение на торговлю в воскресенье создавало дополнительные затруднения, и мини­стерское предписание соблюдалось далеко не всегда.

© Arzamas

Торжок — небольшой базар — устраивался в больших городах по утрам, чтобы люди могли обеспечить себя недорогими продуктами питания. Базары продолжались весь день и могли собираться несколько раз в неделю, причем потребности горожан со временем нарастали. Если изначально базар был еженедельным, позже он мог устраиваться дважды в неделю. Если сначала было два базарных дня, потом их становилось три: например, понедельник, среда и пятница. Порой количество базарных дней зависело от времени года: летом один день, а зимой два. Ассортимент мог кардинально меняться: например, на одном из нижегородских рынков зимой шла торговля кустарной продукцией, а летом — фруктами. Существовала и смешанная форма торговли, когда стационарные лавки работали всю неделю, а в базарные дни к ним добав­лялась возовая торговля молоком, птицей, овощами. Бывало и так, что один день был базарным, а в конце недели на той же рыночной площади устраи­валась ярмарка с балаганами и развлечениями. Если торги происходили ежеднев­но, у разных дней была разная специализация. Например, в воскре­сенье на Смо­ленском рынке в Москве можно было купить антикварные товары, редкие книги, коллекции минералов и так далее.

© Arzamas

Если в городе было несколько базаров в неделю, то только один из них считался главным, или большим, базаром. В нем участвовало больше продавцов и было больше товара. Но и он не считался самым масштабным торгом. Самый значительный рынок — великий торг — собирался раз в две недели или раз в месяц, и на него стекались купцы из дальних городов и из не­скольких уездов с товарами на тысячи рублей. Великим торгам могло пред­шествовать подторжье: купцы приезжали за один или несколько дней и начи­нали торговлю в ожидании настоящего базара. Но бывало и так, что на не­которых сельских ярмарках торговля проходила именно в подторжье, а сам ярмарочный день посвящался только гуляниям.

Накануне больших церковных праздников проходили красные торги, по объему товарооборота превосходящие ярмарки. Их называли по празднику, к которому они были приурочены: например, вербный торг проходил в субботу перед Вербным воскресеньем, петровский — перед Днем Петра и Павла (29 июня), никольский, или никольщина, — до Николы Зимнего (6 декабря), крещенский — в канун Крещения (18 января). Самые важные торги приходились на девятую пятницу после Пасхи.

© Arzamas

Такие предпраздничные базары были напрямую связаны с обычаями и меню каждого конкретного праздника. Так, на вербном базаре, или вербе, прода­вались вербные ветки, иконы, пасхальные крашеные яйца, настоящие или бумажные цветы, воздушные шары, игрушки.

Большие торги могли специализироваться на одном виде товара. Например, рыбный базар проходил в преддверии Великого поста — в пятницу или субботу масленичной недели. Великий постный, или грибной, рынок открывался в первый день поста, длился всю неделю, чтобы народ успел запастись на ближайшие семь недель вязанками сухих белых грибов, солеными груздями, мочеными ягодами, квашеной капустой.

© Arzamas

В День святого Георгия (23 апреля) на Георгиевской ярмарке торговали детскими игрушками и пряниками, а в седьмое воскресенье после Пасхи устраивалась ярмарка, куда издалека привозили полотно: в Ярославской губернии этот день стали называть Полотняным воскресеньем. Подобная специализация могла закрепляться за разными торгами на постоянной основе: например, в Казанской губернии одни базары специализировались на лесе, другие, более южные, — на хлебе, коже или рыбе.

© Arzamas

Торги с крестьянской продукцией были особенно активны осенью — зимой и практически замирали в весенне-летний сезон, время сельскохозяйственных работ. Зато в этот период проходили ярмарки. Интенсивность торговли зависела и от погоды, непосредственно влиявшей на состояние дорог: весеннее и осеннее бездорожье резко сокращало торговый обмен.

Глава 3. Действующие лица

Чтобы открыть рынок, требовалось разрешение местной администрации — городской думы в городах и сельского общества на селе. Городская управа ежегодно проводила торги на сдачу в аренду торговых мест. Хозяйственная полиция следила, чтобы каждый был на своем месте, проверяя, уплатил ли продавец сбор за право вести торговлю в городскую казну. Квитанцию об оплате следовало вывесить на стене лавки и балагана. От сбора освобо­ждались лишь «сельские обыватели» — крестьяне. В обязанности полиции входила также проверка весов и мер. Некоторые полицейские принимали свою службу слишком рьяно, пробуя без меры всякий товар, что заканчи­валось жалобами на излишне старательных служак и их отставкой, а порой и судом  А. П. Мельников. Очерки бытовой истории Нижегородской ярмарки. 1817–1917. Нижний Новгород, 1917..

Торговцы каждого ряда выбирали старосту. Рядской, или рядский, староста улаживал отношения с городской полицией, собирал деньги на молебны и следил, чтобы на прилавках не появлялся запрещенный товар. Иногда таких старост было несколько: поскольку на базарах часто случались пожары, в их обязанности входило по очереди следить за тем, чтобы после закрытия лавок в ряду не околачивались посторонние и не разводили ночью огонь. Иногда купцы выбирали представителя всего базара — базарного старосту, или, как его звали в южных губерниях, базарного атамана.

В селах с приезжих торговцев также взималась плата, она шла в пользу церкви и крестьянской общины. Если же площадь принадлежала частному лицу, плата «за местовое» шла ему в доход.

Мариинский рынок. Санкт-Петербург, 1900 годГосударственный Эрмитаж

Разные продавцы имели разный статус и достаток. Одни торговали сами, другие нанимали приказчиков, или сидельцев, в задачу которых входило завлечь в лавку покупателя и продать ему товар. Иногда аргументов не хватало, и несговорчивого прохожего тащили в лавку силой. Наиболее изобретательные приказчики нанимали за копейку мальчишек, которые шмыгали по рынку и демонстрировали образцы товара, чтобы заманить клиента. Так, например, торговали обувью. Такого покупателя в торговом жаргоне называли площадным. Сиделец был в курсе общей ситуации как в своем ряду, так и на всем базаре, зная, что происходит у конкурентов и какие на что цены.

Кроме них на базаре работали рыбники, железники, сундучники, крамари, или мелочники, торговавшие дешевым товаром, или ветошью, и щепряки, прода­вавшие щепу.

Не все торговцы располагали собственной лавкой или даже прилавком. На ба­заре действовало множество торгашей, или торговых людей, занимавшихся ручной торговлей вразнос. С лотков продавали сухари и баранки, горячую и холодную ветчину, дичь и фрукты, включая экзотические ананасы и вино­град, квас и сбитень, бумагу с карандашами, булавки и иголки, ленты и платки, куклы и поделки, папиросы и табак. Торговые люди носили пироги и пирожки: теплые, завернутые в тряпку, стоили дороже остывших. Популярны были пряники и чай. Вместе со сбитенщиками, пирожниками, и бубличниками по площади ходили гусачники, торговавшие с лотков потрохами, вареной печенкой и легкими, которые тоже можно было съесть на ходу.

Разносчики одновременно выступали в роли оптовых покупателей и продавцов.

Такие разносчики ходили не только по провинциальным городам и весям. Были они и в Петербурге: на рынок Горушка на Большой Охте финны из окрестных деревень свозили молочные продукты, где их скупали местные жительницы, охтенки, и разносили на своих плечах по всем кварталам столицы.

Многочисленные базарные перекупщики имели разные специальности. Прасол изначально специализировался на скупке рыбы и мяса для соленья, но также мог заниматься лошадьми и краденым. Барышник, имевший особенно дурную репутацию, скупал и перепродавал лошадей. Толкучник, хозяин толчка, скупал за бесценок всякую всячину. Мартышка (так этих людей называли на Волге) посредничал при скупке хлеба у крестьян. Маяк скупал на сельских базарах холсты и пряжу.

Торговля тканями на Нижегородской ярмарке. Стереофотография. 1898 годLibrary of Congress

Торговля опиралась на инфраструктуру: товар надо было доставить на рынок, часто издалека. Поэтому тут же толклись бурлаки, тянувшие баржи, матросы, обслуживающие торговые суда, грузчики, рабочие-мерщики, принимавшие разгруженный товар. Сновали по базарной площади и множество ремеслен­ников, оказывающих услуги за малые деньги: подбойщики, или холодные сапожники, подбивавшие старые сапоги, воздушные цирюльники, за копейку стригшие и брившие всех желающих, и т. п. Холодными и воздушными их называли, потому что работали они не в лавке, а под открытым небом, иногда и «по холоду».

Покупатели на рынке были из всех слоев общества. По большей части сюда ходила небогатая публика, искавшая товар подешевле. Но посещали рынок и повара из лучших ресторанов и трактиров, из богатых домов, а иногда и хозяин, не доверявший повару, выбирал лучшие продукты для званого ужина. Ходили на базар и купчихи, и кухарки из домов среднего достатка.

Благородные дамы и господа, избегающие неприятных запахов, шли в красные ряды. Отличить покупателей состоятельных от бедняков было несложно: первых торговцы узнавали по «синим» шубам, то есть крытым синим сукном, а вторых по овчинным шубам и серым кафтанам.

Торговцы дорожили клиентами, которые приносили удачу: если клиент с легкой рукой купит в начале дня, вся торговля пойдет как по маслу. Поэтому ему охотно шли навстречу, уступая товар в полцены.

На Сенном рынке. 1902 год Library of Congress

Бродили тут и нищие, просившие милостыню и под три процента разме­ни­вавшие купюры на мелочь, слепцы, певшие духовные стихи, бабы-богомолки с иконами и воры разных специальностей: жахи, старавшиеся что-нибудь утащить из лавки или с воза, карманники с тырщиками и кукольники с под­кидчиками. Чуть в стороне примостились профессионалы, предлагавшие разиням сыграть в ремешок: нужно попасть в свернутый ремешок гвоздем так, чтобы он остался в ремешке. Или сразиться в три карты: жулики сдают две чер­ные и одну красную карту, показывают простофиле, бросают на стол рубаш­кой вверх и просят угадать, какая из трех красной масти. Чтобы обеспе­чить порядок и распугать сомнительную публику, на рынке время от времени появлялся становой пристав в окружении четырех-пяти урядников и двух десятков сотских и десятских.

Глава 4. Правила

Покровский рынок. 1900 годГосударственный Эрмитаж

Торговля требует определенных навыков — как при покупке, так и при продаже. От криков торговцев на базарной площади стоял постоянный гул, здесь каждый на свой лад нахваливал товар: «Булавки, иголки! Стальные приколки! За один пучок плати пятачок!» или «Пальто и жилеты! Сапоги и жакеты! Товары французские, а ребята русские! Торгую — не спешу, двигай к нашему шалашу».

Процесс купли-продажи напоминал отработанный годами ритуал. Вот покупатель вошел в лавку к купцу. «Бог за товаром!» — поприветствовал вошедший хозяина. Или же: «С прибылью торговать!» На обе формулы ответ был готов: «В святой час да в архангельской!» Или: «Дай бог в честь да в ра­дость!» После обмена приветственными благопожеланиями приступали к делу. Покупатель просил показать ему товар, а приказчик или лавочник принимался его расхваливать, проявляя чудеса краснобайства:

«— Смотрите! Смотрите, что даем! Это пальто — из всего рынка! Сшито, что слито! Ни боринки, ни морщинки! Нигде не придерешься! Строчка, так уж строчка! Материя, так уж материя! Будешь носить, да нас благодарить, да поминать дедушку Гаврила, что дал пальто на диво! Вот как тут! Дорого, да мило! Дешево, да гнило! Дешево купил, а пришел домой да и завыл: „Да где я, дурак, был? Ни цвету, ни привету!“ Кто ни взглянет, тот всяк Сидора помянет да скажет: „Ну и подцепил! Должно быть, дядя Сидор пьяный был!“»

Обслуживание клиента могло быть и менее поэтичным, но всегда «с подходцем», то есть с хитростью, с различными предисловиями и отступлениями:

«— Смею дознаться, что эта вещь будет в ндрав как добротой, так и видом-с. Товарчик, как видите, презентабельный, и всем он в ндрав приходит. Вы изволите спросить, как его цена? Цена у нас против других всегда с уступкой. О цене вы уж не извольте беспокоиться. Товарцем заслужим-с! И всегда по пять рубликов за аршин!
<…>
 — <…> Вы, может, подумаете, что это дорого, но я смею вас уверить, что дешево и даже баснословно дешево-с! Товар этот — и приятность налицо. Добротностью своей также не подгадит, а на сукне-то — смотрите: ворсинка к ворсинке, и не как на собаке! И притом — вид-с! Это тоже что-нибудь стоит. Да, товарец уж отменный! Что вы на это изволите сказать?»

Покупатель был не столь красноречив, но свои интересы блюл: придирался к качеству, ссылался на цены у конкурентов:

«— Да по-моему, вы дорого просите и много придется уступать.
 — Отчего же для хорошего человека и не уступить. Мы всегда для хорошего покупателя идем на уступки, чтоб впредь к нам хаживал да и других важивал! Ну уступку можем и скинуть немножко, но не много-с».

Торговец божился, что лучше его товара по такой цене на свете не бывает:

«— <…> Отцом-матерью божусь, что даешь убыток! Вся Москва свидетель, что я тебе не вру! Клянусь истинным монахом, что это и так дешево! Вот тебе истинный Пахом в новых лаптях, что это правда! Сейчас бы при вас уколел  То есть околел. , да отец не велел, — что так мне продать нельзя! Не дожить до завтра, чтоб я вас обманул. Отсохни рука по самые плечи, отвались голова по самую плешь! Чтобы к вам в избу не войти и из избы не выйти! Не дожить до завтра, чтобы я вас обманул!»  Т. Г. Булак. Красноречие русского торжка. Материалы из архива В. И. Симакова // Из истории русской фольклористики. Л., 1978.

Потихоньку купец сбавлял цену. Наконец оба соглашались «переломить грех пополам», то есть сойтись на средней цене, и в знак согласия били по рукам. Если торг шел между крестьянами, они снимали шапки, крестились и моли­лись, повернувшись лицом к церкви. Рукобитье и молитва означали конец торговле, после чего покупатель должен был рассчитаться. Если сделка была крупная, сначала платился задаток, а окончательный расчет производился позже в трактире. Там все обмывалось магарычом или барышами, причем расходы на выпивку и чай делились пополам: «Богу молился, по рукам бил, барышинил, значит, дело кончено».

Рынок на Москворецкой набережной. 1911 год© Fine Art Images / Heritage Images / Getty Images

И у покупателей, и у продавцов были особые приемы, чтобы обвести вокруг пальца противоположную сторону или, наоборот, не дать себя обмануть. Например, при покупке глиняной посуды была разработана следующая методика. Чтобы определить качество изделия, нужно было двинуть по нему палкой и вслушаться в звон. Точно так же покупали яйца: стукая одно о другое, опытные покупатели без ошибки определяли несвежее яйцо. При покупке сукна просили отрезать кусочек, поджигали и нюхали: пахнет ли шерстью? Настоящее сукно пахнет.

Используя некоторую хитрость, на рынке можно было бесплатно поесть. Некоторые «покупатели» появлялись в икорном ряду со своей булкой и подавали ее приказчику, прося намазать икрой. «Пробовали» по нескольку сортов, утверждая, что икра горьковата или солоновата, и уходили восвояси, так ничего и не купив.

Впрочем, у продавцов ухищрений было в сто раз больше. Подобно про­фессиональным ворам, они пользовались особым языком, непонятным посторонним. Например, вместо «дают» и «продавай» говорили «жалуют» и «прикалывай». В этом тайном языке было немало слов для обозначения обмана и надувательства: «обуть в кривые или чертовы лапти», «переодеть из сапог в лапти», «обцыганить», а также «женить» или «подженить». «Обна­чить» или «подсуседить» означало «обмануть», «обсчитать» или «удачно продать плохой товар, выдав за хороший». Так, торговец селедкой гордился тем, что сумел «подсуропить яманины», то есть вместе со свежей селедкой продать и лежалую. Чтобы взять побольше денег с покупателя, продавцы не стыдились подмочить кудель Кудель — очищенное от костры волокно льна, конопли или шерсть, приготовленные для прядения. или всучить отсыревшие телячьи шкуры.

В ход шли и специфические приспособления для надувательства покупателя. Например, в Кашине использовали «заначку» — гвоздь или железный шпенёк, который продавец втыкал в весы, чтобы они показывали неправильный вес. Обвес с помощью фальсифицированных мер без казенной печати с вогнутым дном Имеются в виду сосуды для измерения сыпучих тел, то есть зерна, объемом примерно в пуд. был настолько частым явлением, что отдельные городские думы зако­нодательно запрещали продавать зерновые на меру: продавцы должны были пользоваться только весами. Но и тут было невозможно добиться честной торговли: в ход шли облегченные гири — в отверстие заливался смоляной вар — или, наоборот, гири тяжелые, куда лили свинец — более тяжелый, чем чугун. В обоих случаях купец держал весы в таком месте, чтобы их не обна­ружил полицейский или податный инспектор.

Обмеры, обвесы и прочие обманы в торговле почитались нормой, проявлением ума и находчивости: «На то и щука в море, чтобы карась не дремал». Неко­торым профессиям без обвеса было не выжить: купцы не платили рабочим-мерщикам — те обеспечивали себя недовесками.

Особенно трудно было крестьянам, имевшим дело с профессионалами-куп­цами. Как мы уже говорили, режим работы рынка регламентировался так, что с утра крестьяне могли свободно торговать без посредников. Это было невы­годно купцам, в чьих лавках тот же товар уходил по более высоким ценам. Накануне вечером они выезжали к городским заставам и скупали продукты у крестьян, направлявшихся на базар, чтобы затем спокойно продавать их по своим ценам. Были другие способы. Так, купцы сговаривались между собой сбить цены на рынке, чтобы продавец-крестьянин, сочтя их для себя чрезмерно низкими, просидел бы без толку весь день с товаром и в конце концов уступил все нераспроданное тем же купцам по их цене. 

Логотип Яндекс.Маркета Курс подготовлен совместно с «Яндекс.Маркетом»
Хотите быть в курсе всего?
Подпишитесь на нашу рассылку, вам понравится. Мы обещаем писать редко и по делу
Курсы
Английская литература XX века. Сезон 2
Джаз для начинающих
Ощупывая
северо-западного
слона
Ученый совет
Трудовые будни героев Пушкина, Лермонтова, Гоголя и Грибоедова
Взлет и падение Новгородской республики
История русской эмиграции
Как придумать город
Вашими молитвами
Остап Бендер: история главного советского плута
Мир Даниила Хармса
Найман читает «Рассказы о Анне Ахматовой»
Главные идеи Карла Маркса
Олег Григорьев читает свои стихи
История торговли в России
Зачем я это увидел?
Жак Лакан и его психоанализ
Мир средневекового человека
Репортажи с фронтов Первой мировой
Главные философские вопросы. Сезон 8: Где добро, а где зло?
Сказки о любви
Веничка Ерофеев между Москвой и Петушками (18+)
Япония при тоталитаризме
Рождественские песни
Как жили обыкновенные люди и императоры в Древнем Риме
Хотелось бы верить
Немецкая музыка от хора до хардкора
Главные философские вопросы. Сезон 7: Почему нам так много нужно?
Довлатов и Ленинград
Главные философские вопросы. Сезон 6: Зачем нам природа?
История московской архитектуры. От Василия Темного до наших дней
Личный XX век
Берлинская стена. От строительства до падения
Страшные истории
Нелли Морозова. «Мое пристрастие к Диккенсу». Аудиокнига
Польское кино: визитные карточки
Зигмунд Фрейд и искусство толкования
Деловые люди XIX века
«Эй, касатка, выйди в садик»: песни Виктора Коваля и Андрея Липского
Английская литература XX века. Сезон 1
Культурные коды экономики: почему страны живут по-разному
Главные философские вопросы. Сезон 5: Что такое страсть?
Золотая клетка. Переделкино в 1930–50-е годы
Как исполнять музыку на исторических инструментах
Как Оптина пустынь стала главным русским монастырем
Как гадают ханты, староверы, японцы и дети
Последние Романовы: от Александра I до Николая II
Отвечают сирийские мистики
Как читать любимые книги по-новому
Как жили обыкновенные люди в Древней Греции
Путешествие еды по литературе
За что мы любим кельтов?
Стругацкие: от НИИЧАВО к Зоне
Легенды и мифы советской космонавтики
Гитлер и немцы: как так вышло
Как Марк Шагал стал всемирным художником
«Безутешное счастье»: рассказы о стихотворениях Григория Дашевского
История русской еды
Лесков и его чудные герои
Песни о любви
Культура Японии в пяти предметах
5 историй о волшебных помощниках
Главные философские вопросы. Сезон 4: Что есть истина?
Что придумал Бетховен
Первопроходцы: кто открывал Сибирь и Дальний Восток
Сирийские мистики об аде, игрушках, эросе и прокрастинации
Что такое романтизм и как он изменил мир
Финляндия: визитные карточки
Как атом изменил нашу жизнь
Данте и «Божественная комедия»
Шведская литература: кого надо знать
Я бы выпил (18+)
Кто такой Троцкий?
Теории заговора: от Античности до наших дней
Зачем люди ведут дневники, а историки их читают
Помпеи до и после извержения Везувия
Народные песни русского города
Метро в истории, культуре и жизни людей
Идиш: язык и литература
Кафка и кафкианство
Кто такой Ленин?
Что мы знаем об Антихристе
Джеймс Джойс и роман «Улисс»
Стихи о любви
Главные философские вопросы. Сезон 3: Существует ли свобода?
«Молодой папа»: история, искусство и Церковь в сериале
Безымянный подкаст Филиппа Дзядко
Антропология Севера: кто и как живет там, где холодно
Как читать китайскую поэзию
Экономика пиратства
Как русские авангардисты строили музей
Милосердие на войне
Как революция изменила русскую литературу
Главные философские вопросы. Сезон 2: Кто такой Бог?
Гутенберг позвонит
Композитор Владимир Мартынов о музыке — слышимой и неслышимой
Лунные новости
Открывая Россию: Ямал
Криминология: как изучают преступность и преступников
Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Введение в гендерные исследования
Документальное кино между вымыслом и реальностью
Из чего состоит мир «Игры престолов»
Мир Владимира Набокова
Краткая история татар
Как мы чувствуем архитектуру
Письма о любви
Американская литература XX века. Сезон 2
Американская литература XX века. Сезон 1
Холокост. Истории спасения
Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
У Христа за пазухой: сироты в культуре
Антропология чувств
Первый русский авангардист
Как увидеть искусство глазами его современников
История исламской культуры
Как работает литература
Несогласный Теодор
История Византии в пяти кризисах
Открывая Россию: Иваново
Комплекс неполноценности
История Великобритании в «Аббатстве Даунтон»
Самозванцы и Cмута
Поэзия как политика. XIX век
Иностранцы о России
Особенности национальных эмоций
Русская литература XX века. Сезон 6
10 секретов «Евгения Онегина»
Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
История завоевания Кавказа
Открывая Россию: Сахалин
Сталин. Вождь и страна
Ученые не против поп-культуры
В чем смысл животных
Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Мир Эйзенштейна
Блокада Ленинграда
Что такое современный танец
Как железные дороги изменили русскую жизнь
Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Лев Толстой против всех
Россия и Америка: история отношений
Как придумать свою историю
Россия глазами иностранцев
История православной культуры
Революция 1917 года
Русская литература XX века. Сезон 5
Человек против СССР
Мир Булгакова
Как читать русскую литературу
Что такое
Древняя Греция
Блеск и нищета Российской империи
Мир Анны Ахматовой
Жанна д’Арк: история мифа
Любовь при Екатерине Великой
Русская литература XX века. Сезон 4
Социология как наука о здравом смысле
Кто такие декабристы
Русское военное искусство
Византия для начинающих
Закон и порядок
в России XVIII века
Как слушать
классическую музыку
Русская литература XX века. Сезон 3
Повседневная жизнь Парижа
Русская литература XX века. Сезон 2
Как понять Японию
Рождение, любовь и смерть русских князей
Что скрывают архивы
Русский авангард
Петербург
накануне революции
«Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Антропология
коммуналки
Русская литература XX века. Сезон 1
Архитектура как средство коммуникации
История дендизма
Генеалогия русского патриотизма
Несоветская философия в СССР
Преступление и наказание в Средние века
Как понимать живопись XIX века
Мифы Южной Америки
Неизвестный Лермонтов
Греческий проект
Екатерины Великой
Правда и вымыслы о цыганах
Исторические подделки и подлинники
Театр английского Возрождения
Английская литература XX века. Сезон 2
Джаз для начинающих
Ощупывая
северо-западного
слона
Ученый совет
Трудовые будни героев Пушкина, Лермонтова, Гоголя и Грибоедова
Взлет и падение Новгородской республики
История русской эмиграции
Как придумать город
Вашими молитвами
Остап Бендер: история главного советского плута
Мир Даниила Хармса
Найман читает «Рассказы о Анне Ахматовой»
Главные идеи Карла Маркса
Олег Григорьев читает свои стихи
История торговли в России
Зачем я это увидел?
Жак Лакан и его психоанализ
Мир средневекового человека
Репортажи с фронтов Первой мировой
Главные философские вопросы. Сезон 8: Где добро, а где зло?
Сказки о любви
Веничка Ерофеев между Москвой и Петушками (18+)
Япония при тоталитаризме
Рождественские песни
Как жили обыкновенные люди и императоры в Древнем Риме
Хотелось бы верить
Немецкая музыка от хора до хардкора
Главные философские вопросы. Сезон 7: Почему нам так много нужно?
Довлатов и Ленинград
Главные философские вопросы. Сезон 6: Зачем нам природа?
История московской архитектуры. От Василия Темного до наших дней
Личный XX век
Берлинская стена. От строительства до падения
Страшные истории
Нелли Морозова. «Мое пристрастие к Диккенсу». Аудиокнига
Польское кино: визитные карточки
Зигмунд Фрейд и искусство толкования
Деловые люди XIX века
«Эй, касатка, выйди в садик»: песни Виктора Коваля и Андрея Липского
Английская литература XX века. Сезон 1
Культурные коды экономики: почему страны живут по-разному
Главные философские вопросы. Сезон 5: Что такое страсть?
Золотая клетка. Переделкино в 1930–50-е годы
Как исполнять музыку на исторических инструментах
Как Оптина пустынь стала главным русским монастырем
Как гадают ханты, староверы, японцы и дети
Последние Романовы: от Александра I до Николая II
Отвечают сирийские мистики
Как читать любимые книги по-новому
Как жили обыкновенные люди в Древней Греции
Путешествие еды по литературе
За что мы любим кельтов?
Стругацкие: от НИИЧАВО к Зоне
Легенды и мифы советской космонавтики
Гитлер и немцы: как так вышло
Как Марк Шагал стал всемирным художником
«Безутешное счастье»: рассказы о стихотворениях Григория Дашевского
История русской еды
Лесков и его чудные герои
Песни о любви
Культура Японии в пяти предметах
5 историй о волшебных помощниках
Главные философские вопросы. Сезон 4: Что есть истина?
Что придумал Бетховен
Первопроходцы: кто открывал Сибирь и Дальний Восток
Сирийские мистики об аде, игрушках, эросе и прокрастинации
Что такое романтизм и как он изменил мир
Финляндия: визитные карточки
Как атом изменил нашу жизнь
Данте и «Божественная комедия»
Шведская литература: кого надо знать
Я бы выпил (18+)
Кто такой Троцкий?
Теории заговора: от Античности до наших дней
Зачем люди ведут дневники, а историки их читают
Помпеи до и после извержения Везувия
Народные песни русского города
Метро в истории, культуре и жизни людей
Идиш: язык и литература
Кафка и кафкианство
Кто такой Ленин?
Что мы знаем об Антихристе
Джеймс Джойс и роман «Улисс»
Стихи о любви
Главные философские вопросы. Сезон 3: Существует ли свобода?
«Молодой папа»: история, искусство и Церковь в сериале
Безымянный подкаст Филиппа Дзядко
Антропология Севера: кто и как живет там, где холодно
Как читать китайскую поэзию
Экономика пиратства
Как русские авангардисты строили музей
Милосердие на войне
Как революция изменила русскую литературу
Главные философские вопросы. Сезон 2: Кто такой Бог?
Гутенберг позвонит
Композитор Владимир Мартынов о музыке — слышимой и неслышимой
Лунные новости
Открывая Россию: Ямал
Криминология: как изучают преступность и преступников
Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Введение в гендерные исследования
Документальное кино между вымыслом и реальностью
Из чего состоит мир «Игры престолов»
Мир Владимира Набокова
Краткая история татар
Как мы чувствуем архитектуру
Письма о любви
Американская литература XX века. Сезон 2
Американская литература XX века. Сезон 1
Холокост. Истории спасения
Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
У Христа за пазухой: сироты в культуре
Антропология чувств
Первый русский авангардист
Как увидеть искусство глазами его современников
История исламской культуры
Как работает литература
Несогласный Теодор
История Византии в пяти кризисах
Открывая Россию: Иваново
Комплекс неполноценности
История Великобритании в «Аббатстве Даунтон»
Самозванцы и Cмута
Поэзия как политика. XIX век
Иностранцы о России
Особенности национальных эмоций
Русская литература XX века. Сезон 6
10 секретов «Евгения Онегина»
Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
История завоевания Кавказа
Открывая Россию: Сахалин
Сталин. Вождь и страна
Ученые не против поп-культуры
В чем смысл животных
Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Мир Эйзенштейна
Блокада Ленинграда
Что такое современный танец
Как железные дороги изменили русскую жизнь
Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Лев Толстой против всех
Россия и Америка: история отношений
Как придумать свою историю
Россия глазами иностранцев
История православной культуры
Революция 1917 года
Русская литература XX века. Сезон 5
Человек против СССР
Мир Булгакова
Как читать русскую литературу
Что такое
Древняя Греция
Блеск и нищета Российской империи
Мир Анны Ахматовой
Жанна д’Арк: история мифа
Любовь при Екатерине Великой
Русская литература XX века. Сезон 4
Социология как наука о здравом смысле
Кто такие декабристы
Русское военное искусство
Византия для начинающих
Закон и порядок
в России XVIII века
Как слушать
классическую музыку
Русская литература XX века. Сезон 3
Повседневная жизнь Парижа
Русская литература XX века. Сезон 2
Как понять Японию
Рождение, любовь и смерть русских князей
Что скрывают архивы
Русский авангард
Петербург
накануне революции
«Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Антропология
коммуналки
Русская литература XX века. Сезон 1
Архитектура как средство коммуникации
История дендизма
Генеалогия русского патриотизма
Несоветская философия в СССР
Преступление и наказание в Средние века
Как понимать живопись XIX века
Мифы Южной Америки
Неизвестный Лермонтов
Греческий проект
Екатерины Великой
Правда и вымыслы о цыганах
Исторические подделки и подлинники
Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Колыбельные народов России
Пчелка золотая да натертое яблоко. Пятнадцать традиционных напевов в современном исполнении, а также их истории и комментарии фольклористов
История Юрия Лотмана
Arzamas рассказывает о жизни одного из главных ученых-гуманитариев XX века, публикует его ранее не выходившую статью, а также знаменитый цикл «Беседы о русской культуре»
Волшебные ключи
Какие слова открывают каменную дверь, что сказать на пороге чужого дома на Новый год и о чем стоит помнить, когда пытаешься проникнуть в сокровищницу разбойников? Тест и шесть рассказов ученых о магических паролях
Наука и смелость. Второй сезон
Детский подкаст о том, что пришлось пережить ученым, прежде чем их признали великими
«1984». Аудиоспектакль
Старший Брат смотрит на тебя! Аудиоверсия самой знаменитой антиутопии XX века — романа Джорджа Оруэлла «1984»
История Павла Грушко, поэта и переводчика, рассказанная им самим
Павел Грушко — о голоде и Сталине, оттепели и Кубе, а также о Федерико Гарсиа Лорке, Пабло Неруде и других испаноязычных поэтах
История игр за 17 минут
Видеоликбез: от шахмат и го до покемонов и видеоигр
Истории и легенды городов России
Детский аудиокурс антрополога Александра Стрепетова
Путеводитель по венгерскому кино
От эпохи немых фильмов до наших дней
Дух английской литературы
Оцифрованный архив лекций Натальи Трауберг об английской словесности с комментариями филолога Николая Эппле
Аудиогид МЦД: 28 коротких историй от Одинцова до Лобни
Первые советские автогонки, потерянная могила Малевича, чудесное возвращение лобненских чаек и другие неожиданные истории, связанные со станциями Московских центральных диаметров
Советская кибернетика в историях и картинках
Как новая наука стала важной частью советской культуры
Игра: нарядите елку
Развесьте игрушки на двух елках разного времени и узнайте их историю
Что такое экономика? Объясняем на бургерах
Детский курс Григория Баженова
Всем гусьгусь!
Мы запустили детское
приложение с лекциями,
подкастами и сказками
Открывая Россию: Нижний Новгород
Курс лекций по истории Нижнего Новгорода и подробный путеводитель по самым интересным местам города и области
Как устроен балет
О создании балета рассказывают хореограф, сценограф, художники, солистка и другие авторы «Шахерезады» на музыку Римского-Корсакова в Пермском театре оперы и балета
Железные дороги в Великую Отечественную войну
Аудиоматериалы на основе дневников, интервью и писем очевидцев c комментариями историка
Война
и жизнь
Невоенное на Великой Отечественной войне: повесть «Турдейская Манон Леско» о любви в санитарном поезде, прочитанная Наумом Клейманом, фотохроника солдатской жизни между боями и 9 песен военных лет
Фландрия: искусство, художники и музеи
Представительство Фландрии на Arzamas: видеоэкскурсии по лучшим музеям Бельгии, разборы картин фламандских гениев и первое знакомство с именами и местами, которые заслуживают, чтобы их знали все
Еврейский музей и центр толерантности
Представительство одного из лучших российских музеев — история и культура еврейского народа в видеороликах, артефактах и рассказах
Музыка в затерянных храмах
Путешествие Arzamas в Тверскую область
Подкаст «Перемотка»
Истории, основанные на старых записях из семейных архивов: аудиодневниках, звуковых посланиях или разговорах с близкими, которые сохранились только на пленке
Arzamas на диване
Новогодний марафон: любимые ролики сотрудников Arzamas
Как устроен оркестр
Рассказываем с помощью оркестра musicAeterna и Шестой симфонии Малера
Британская музыка от хора до хардкора
Все главные жанры, понятия и имена британской музыки в разговорах, объяснениях и плейлистах
Марсель Бротарс: как понять концептуалиста по его надгробию
Что значат мидии, скорлупа и пальмы в творчестве бельгийского художника и поэта
Новая Третьяковка
Русское искусство XX века в фильмах, галереях и подкасте
Видеоистория русской культуры за 25 минут
Семь эпох в семи коротких роликах
Русская литература XX века
Шесть курсов Arzamas о главных русских писателях и поэтах XX века, а также материалы о литературе на любой вкус: хрестоматии, словари, самоучители, тесты и игры
Детская комната Arzamas
Как провести время с детьми, чтобы всем было полезно и интересно: книги, музыка, мультфильмы и игры, отобранные экспертами
Аудиоархив Анри Волохонского
Коллекция записей стихов, прозы и воспоминаний одного из самых легендарных поэтов ленинградского андеграунда 1960-х — начала 1970-х годов
История русской культуры
Суперкурс Онлайн-университета Arzamas об отечественной культуре от варягов до рок-концертов
Русский язык от «гой еси» до «лол кек»
Старославянский и сленг, оканье и мат, «ѣ» и «ё», Мефодий и Розенталь — всё, что нужно знать о русском языке и его истории, в видео и подкастах
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Университет Arzamas. Запад и Восток: история культур
Весь мир в 20 лекциях: от китайской поэзии до Французской революции
Что такое античность
Всё, что нужно знать о Древней Греции и Риме, в двух коротких видео и семи лекциях
Как понять Россию
История России в шпаргалках, играх и странных предметах
Каникулы на Arzamas
Новогодняя игра, любимые лекции редакции и лучшие материалы 2016 года — проводим каникулы вместе
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Европейский университет в Санкт-Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы
Аудиолекции
35 минут
1/4

Торговля в Древней Руси

Путь из варяг в греки, Ганзейский союз и Господин Великий Новгород

Читает Павел Лукин

Путь из варяг в греки, Ганзейский союз и Господин Великий Новгород

35 минут
2/4

Торговля в Московской Руси

Соляные бунты, серебро Нового света и монахи как лучшие торговцы в государстве

Читает Алексей Крайковский

Соляные бунты, серебро Нового света и монахи как лучшие торговцы в государстве

27 минут
3/4

Торговля в Российской империи

Рождение купеческого сословия, выход к Черному морю и Великие реформы

Читает Александр Бессолицын

Рождение купеческого сословия, выход к Черному морю и Великие реформы

50 минут
4/4

Торговля в СССР

Карточки и валютные магазины, голод и фасадное изобилие, очереди и черный рынок

Читает Елена Осокина

Карточки и валютные магазины, голод и фасадное изобилие, очереди и черный рынок