КурсИстория торговли в РоссииАудиолекции

Расшифровка Торговля в Российской империи

Рождение купеческого сословия, выход к Черному морю и Великие реформы

Тема нашей сегодняшней лекции — торговля в России в XVIII–XIX веках. Это очень важный период в российской истории. Время Московского царства заканчивается, и в XVIII веке Россия вступает в свой имперский период. В связи с этим происходят важные изменения в разных отраслях российской жизни, в том числе и в торговле.

Российское государство формировалось как государство военно-этатического образца, то есть с сильной централизованной властью, которая осуществляла жесткий контроль за предпринимательской деятельностью. И только внешние факторы в начале XVIII века заставили Петра I приступить к радикальным реформам. Основным фактором была, безусловно, Северная война, которую Петр вел со Швецией более 20 лет. Это требовало дополнительных финансовых средств, которые можно было получить прежде всего благодаря торговле, и именно с нее Петр начал свои экономические реформы.

Петр I в Архангельске с голландскими и английскими купцами. 1872 год© Fine Art Images / Heritage Images / Getty Images

Торговля в России всегда была уделом небольшой группы профессиональных торговцев, которых официально на Руси звали гостями и которые объединя­лись в привилегированные гостиные сотни. Здесь очень важно слово «сотни», потому что сотен было всего две: так называемые гости-сурожане и суконники, или суконная сотня. Получается, что порядка 200–250 человек контролиро­вали всю внешнюю торговлю. 

Все реформы так или иначе начинаются с налогов, и первым шагом в решении проблемы, связанной с поиском дополнительных источников бюджетных доходов, было введение государственной монополии на торговлю наиболее прибыльными товарами. Такими в России всегда были соль, табак, икра, корабельный лес, поташ  Поташ — соль, добываемая из древесной и травяной золы, которая используется в мыловарении, производстве стекла, красильном деле., лен. 

Поскольку петровские реформы проводились за счет капиталов купечества, то вторым шагом со стороны государства было стремление максимально расширить социальную базу купечества и привлечь туда новые слои населения. Для этого Петр I подписал указ. Надо сказать, что все его указы — очень яркие тексты, потому что император писал как говорил, а говорил как хотел. Поэтому в его указы надо вчитываться. Указ 1711 года, по которому всем сословиям, кроме военнослужащих, разрешалось записываться в купечество, практически ликвидировал институт гостей. 

Это не значит, что Петр специально избавился от гостиных сотен, но, посколь­ку возможность участвовать в торговле получили совершенно разные социаль­ные слои, представители гостиной сотни постепенно исчезают. По имеющимся данным, к 1717 году из 226 состоявших в гостиной сотне человек только 104 сохра­нили причастность к торговле и промыслам, остальные изменили сословную принадлежность: оказались в солдатах, в монашестве, подьячих, денщиках и так далее — то есть их социальный статус рухнул. 

Следующий шаг — указ от 16 января 1721 года, который определил правовое положение купечества. В соответствии с указом все городское население, за исключением иностранцев, дворян, духовенства и так называемых подлых людей, то есть чернорабочих, поденщиков, разделялось на две гильдии. К первой, привилегированной гильдии принадлежали банкиры, так назы­ваемые знатные купцы (оптовые торговцы), городские доктора, шкиперы (капитаны купеческих кораблей), золотых и серебряных дел мастера, то есть ювелиры, предлагавшие рынку свои изделия, живописцы. 

Если сегодня пойти в знаменитые дворцы Петергофа или Ораниенбаума в пригороде Санкт-Петербурга, то можно увидеть целые залы, заполненные картинами. Они появляются именно в XVIII веке, когда становится модно покупать картины и украшать ими состоятельные дома. Живописцы, которых на Руси было мало, писали в основном иконы, а тут заказ был совершенно другой — пейзажи, портреты, и надо было стимулировать эту деятельность. Стимулировали таким образом: можно было записаться в первую гильдию, и если и картины художника продавались, то был шанс стать состоятельным человеком. 

Во вторую гильдию вошли все торговцы мелочными товарами и харчевыми припасами, то есть держатели кабаков, ремесленники и так далее. Был еще третий разряд, который не назывался гильдией, куда были включены черно­рабочие, те, кто занимался наемным трудом. 

Этот указ окончательно устранил монополию купечества на ведение торговли, которой оно пользовалось со времен Соборного уложения Алексея Михайло­вича 1649 года. 

А ранее изданный указ о единонаследии 1714 года прямо рекомендовал млад­шим сыновьям дворянских фамилий заниматься торговой деятельностью. Это очень важно, потому что дворянство традиционно было всегда как бы отстра­нено от этой деятельности. Дворяне должны были служить — либо по воен­ному ведомству, либо по гражданскому. Петр I пошел даже дальше: он разре­шил дворя­нам заниматься и промышленным предпринимательством, то есть строить и открывать мануфактуры.

Теперь поговорим о судьбе реформ после смерти Петра I. Василий Ключевский в этой связи сделал такую заметку: «С самого начала XVIII в. носителями верховной власти у нас были люди либо необычайные, как Петр Великий, либо случайные, каковы были его преемники и преемницы». После смерти Петра I началась так называемая эпоха дворцовых переворотов, которая длилась вплоть до середины XVIII века. До Екатерины II на троне друг друга сменили шесть правителей, что, конечно, не способствовало продолжению реформа­торской деятельности. Поэтому Ключевский делает вывод: 

«…внешняя торговля как была, так и осталась пассивной, в руках иноземцев  Особенно это касалось англичан.; внутренняя падала, подрываемая нелепым способом взыскания недоимок — посредством описи купеческих дворов и пожитков; многие бросали торговлю, рассчитывая тем самым оправдать недоимку». 

То есть налоги выбивали, и поэтому становилось нерентабельно и неинтересно заниматься торговлей.

И вот мы подошли к последней случайности на русском престоле, которой, по выражению Ключевского, стала Екатерина II, замкнувшая эту цепь. Она, опять же по выражению Ключевского, «создала целую эпоху в нашей истории», провозгласила идею абсолютной ценности частной собственности, свободной конкуренции и свободы внешней торговли. Если в 1763 году население импе­рии насчитывало примерно 20 миллионов человек, то к 1796 году, к концу царствования Екатерины II, уже можно говорить о 34 миллионах. Пополнились и финансовые ресурсы, которые за указанный период выросли с 16 до 68,5 мил­лиона рублей.

Экономическую политику Екатерины принято называть политикой экономи­ческого либерализма. Если Петр I проводил политику меркантилизма, то есть ставил во главу угла сохранение активного баланса внешней торговли, то Ека­терина ставила перед собой цель обеспечить экономический расцвет государ­ства путем повышения благосостояния подданных. Именно Екатерина провозгласила принцип «не запрещать и не принуждать». 

Калужский купец. Из книги Иоганна Готлиба Георги «Описание всех в Российском государстве обитающих народов». 1795–1798 годыИздание Императорской академии наук

Отныне занятие ремеслами и в том числе торговлей было доступно каждому. Более того, скажем, Екатерина разрешила продавать товары не только в рядах и гостиных дворах, но и в собственных небольших лавках при домах. Такая торговля была более выгодной, и цены были ниже, поэтому вначале гильдей­ское купечество было, конечно, крайне недовольно. 

Но это недовольство Екатерина II компенсировала тем, что существенно улучшила правовое положение купечества. Во-первых, она освободила купцов от рекрутской повинности: вместо того чтобы ее отбывать, они получили возможность заплатить, сначала порядка 360 рублей за рекрута, а потом — 500. 

Еще одним важным шагом были городские реформы 1775–1785 годов, которые во многом изменили положение купечества и сделали его сословием в более строгом значении этого слова, позволили в дальнейшем четче контролировать его численность и состав. В целом население городов было разделено на две части: городские жители, или мещане (тогда и появляется термин «мещан­ство»), и купечество. Купцами становились те, кто получал гильдейские свидетельства. Екатерина продолжила или развила петровскую гильдейскую реформу и позволила купечеству окончательно оформиться в качестве само­стоятельного сословия. Согласно изданной Екатериной II Жалованной грамоте городам, каждый мог записаться в гильдию — в зависимости от объявленного капитала. В первую гильдию — при капитале от 10 до 50 тысяч, во вторую — от 5 до 10 тысяч и, наконец, в появившуюся третью — от 1 тысячи до 5 тысяч рублей. 

Здесь очень важен следующий момент. Государство на самом деле не про­веряло, есть ли у купцов эти деньги. Они заявляли сумму и платили с нее 1 % — этого государству было достаточно. И более того, жалобы или доносы на то, что купец записался в первую гильдию, на самом деле не имея достаточно денег, даже не принимались.

В дальнейшем надо было стимулировать купечество не только записываться в гильдии, но и соответствовать своему статусу. Поэтому Екатерина отписала купцам целый ряд льгот. Скажем, купцы первой гильдии могли вести торговлю как в пределах, так и за пределами империи, как оптом, так и более мелкими партиями, и для этой цели они могли иметь морские суда. Купцам второй гильдии разрешалась торговля внутри империи, поэтому они могли иметь только речные суда. Но обе гильдии были привилегированными — они осво­бождались от телесных наказаний и казенной службы. Сфера деятельности купцов третьей гильдии ограничивалась мелочным торгом, содержанием трактиров, бань, постоялых дворов, но, в отличие от купцов первой и второй гильдий, они не освобождались от телесных наказаний. 

Кроме купцов разных гильдий вводилось также понятие «именитый гражда­нин». По статусу он был выше купца первой гильдии, так как его капитал должен был составлять не менее 100 тысяч рублей. Именитые граждане получили право иметь загородные дачи, сады и фабрики, ездили на каретах, а сзади еще и лакеи стояли. Это казалось очень привлекательным, потому что купцы в основном были выходцами из других социальных слоев и получение нового статуса было для них очень важным событием. 

Помимо гильдейского купечества, льготы получают и дворяне, но их льготы касаются прежде всего промышленного производства.

Если говорить про итоги, то оборот внутренней торговли заметно увеличились. Объем внешней торговли за вторую половину XVIII века увеличился почти в пять с половиной раз, прежде всего за счет вывоза и ввоза через черномор­ские порты, которые появляются после присоединения к России Крыма и вообще причерноморской территории, Новороссии. Как раз в черноморских портах развивается хлебная торговля, которая становится основной. 

Следующий период российской истории связан с проведением либеральных реформ при Александре I. Мы можем говорить о том, что император пытался в какой-то мере продолжать политику экономического либерализма, особенно в первый период своего царствования — до Отечественной войны 1812 года.

Александр I пришел к власти в результате дворцового переворота, после свержения и убийства Павла I. За те почти пять лет, что Павел I был импера­тором, он отменил целый ряд указов Екатерины II. Александр I, придя к власти, заявил, что все будет как при бабушке, и как раз он снял все ограничения на ввоз и вывоз товаров, отменил эмбарго, которые были наложены Павлом I на английские суда и товары, и ограничения на въезд в Россию и выезд из нее. 

От торговых отношений с Англией зависели прежде всего российские поме­щики, которые продавали древесину и закупали предметы роскоши. Англия поставляла дворянам ткани, мебель, посуду. Говоря словами Пушкина: 

Все, чем для прихоти обильной
Торгует Лондон щепетильный
И по Балтическим волнам
За лес и сало возит нам,
Все, что в Париже вкус голодный,
Полезный промысел избрав,
Изобретает для забав,
Для роскоши, для неги модной, —
Все украшало кабинет
Философа в осьмнадцать лет. 

При этом мы можем говорить о том, что та либеральная экономическая политика, которую проводил Александр I, не была последовательной и в силу изменения внешнеполитических условий постоянно корректировалась. Участие в войне с Францией в 1805–1807 годах, которое сопровождалось крупными неудачами в Европе, подорвало престиж императора не только среди дворянства, но и в городских купеческих слоях. Финансовое положение страны ухудшилось, повысился уровень инфляции, дефицит бюджета достигал трехсот миллионов рублей. В результате в экономике опять происходит переход от либеральной политики к протекционистской. 

В 1807 году Александр I подписал манифест «О дарованных купечеству новых выгодах, отличиях, преимуществах и новых способах к распространению и усилению торговых предприятий». Он как бы поощрял русское купечество и создавал бóльшие возможности для участия во внешней торговле. Для этого надо было создавать товарищества. Если до 1 января 1807 года в России дей­ствовало всего пять акционерных компаний, то за период с 1807 по 1829 год было учреждено 19.

Манифест «О дарованных купечеству новых выгодах, отличиях, преимуществах и новых способах к распространению и усилению торговых предприятий». 1807 годБиблиотека Российской академии наук

Еще до войны была сделана попытка преодолеть континентальную блокаду Англии, активизировать внешнюю торговлю, поскольку блокада душила купечество. Поэтому в 1810 году под руководством Михаила Сперанского было разработано положение о нейтральной торговле и принят таможенный тариф, что, по сути, приблизило начало войны с Наполеоном. Я бы сказал, что Напо­леон напал на Россию в 1812 году во многом по экономической причине. Новый тариф носил строго запретительный характер и был нацелен на покровитель­ство русской торговой деятельности. В частности, было запрещено ввозить из-за границы предметы роскоши, повышались пошлины на иностранные товары фабричной промышленности, и эти запреты коснулись прежде всего французских товаров — английских они коснуться не могли из-за блокады, и торговали в основном с Францией. Запреты на дорогостоящие предметы роскоши, например парфюмерию, ударили по французской торговле.

В результате в обществе усилилось недоверие. Все были недовольны Сперан­ским, что привело к его отставке и ссылке в Нижний Новгород. Из-за ухудше­ния отношений с Наполеоном и войны, начавшейся в 1812 году, разработки и внедрение в экономику либеральных реформ приостанавливались. 

После окончания войны Александр I предпринял еще одну попытку вернуться к либеральным реформам. В торговле это проявилось в том, что в 1816–1819 го­дах были резко снижены заградительные пошлины на западноевропейские товары и введены так называемые фритредерские тарифы: снимались все ограничения на внешнеторговый оборот, вводилась политика свободной торговли. 

Но российская промышленность оказалась не готова соревноваться с евро­пейской без поддержки государства. Русские товары не выдерживали этой конкуренции, и началось разорение и банкротство российского купечества и фабрикантов — в частности, сократилось число шелкоткацких мануфактур и суконных фабрик. В итоге Александр I был вынужден отказаться от эконо­мической интеграции с Европой, и в 1822 году ввели высокий протекцио­нистский тариф, что означало конец политики экономического либерализма. 

Еще несколько слов относительно экспорта и импорта. Что продавали? В структуре экспорта происходили изменения, он приобретал все более выраженный аграрный характер. Помимо традиционных сырьевых товаров — льна, пеньки, сала, леса, соли, — основной статьей экспорта становится хлеб, зерно, вывоз которого стал увеличиваться быстрее, чем вывоз других товаров. Изменилась и структура импорта, у которого начал появляться ярко выражен­ный производственный уклон, то есть вместо предметов роскоши основными импортными товарами становятся машины и аппараты для фабрик и заводов, красители, хлопок-сырец, уголь. По-прежнему важное значение сохраняли ряд потребительских товаров: чай, сахар, вино и так далее. 

Надо упомянуть и о ярмарках, потому что внутренняя торговля в основном была ярмарочной. Это было российской особенностью — ярмарочная торговля имела огромное значение. Были регионы, куда в межсезонный период было невозможно добраться, и ярмарки как раз были возможностью приехать в опре­деленные места, где проходила оптовая торговля, в том числе и с ино­странными купцами. Летом добирались по воде, а зимой, например, устанав­ливался санный след. 

В середине XIX века происходит расцвет ярмарочной торговли: к началу массо­вого железнодорожного строительства насчитывалось порядка 4–6 тысяч ярма­рок. Крупнейшей, например, была Макарьевская ярмарка, которую в 1817 году перенесли в Нижний Новгород. 

Нижегородская ярмарка во время половодья. Фотография Максима Дмитриева. 1890-е годыАрхив аудиовизуальной документации Нижегородской области / russiainphoto.ru

И, согласно положению 1835 года, на главные ярмарки внутренних губерний допускались в том числе еврейские купцы и фабриканты, чтобы вести временную торговлю. Это большая отдельная тема: после трех разделов Польши Россия получила многочисленное еврейское население, которое жило в еврейских местечках и занималось мелким бизнесом, в том числе ростовщи­чеством и торговлей. Евреи стали составлять ощутимую конкуренцию гильдей­скому купечеству, которое пожаловалось Екатерине II, и императрица ввела черту оседлости, запретив еврейским купцам торговать за ее пределами. Но им разрешалось участвовать в ярмарках. 

Последний период, о котором мы сегодня поговорим, — это пореформенный период развития торговли, начавшийся после 1861 года. Название «порефор­менный» отталкивается от реформы по отмене крепостного права, манифеста 1861 года. Целая серия реформ должна была институционально социализи­ровать огромное количество бывших крепостных, которые стали свободными: военная, городская, земская, судебная и так далее. Кроме этого, провели ряд реформ, которые так или иначе касались экономической деятельности, где все начинает меняться очень быстро. 

Сохранились воспоминания барона Николая Врангеля, отца генерала Петра Врангеля, который воевал в Крыму. В молодости Николая отправили учиться в Швейцарию  В Швейцарию Николай Врангель уехал в 1859 году.. В 1856-м пришедший к власти Александр II открыл границы, закрытые до 1855 года: в России был железный занавес, и Николай I сам подписывал разрешение на выезд того или иного человека, желающего посетить Европу. Николай Врангель вернулся в Петербург только через семь лет, то есть уже после реформы, и написал, что не узнал город: «…Петербург уже не тот. Он не вырос, не перестроился, но атмосфера иная. <…> Появились неизвестные прежде цветочные магазины, кофейные, кебы. Короче, если это не Европа, то уже и не безусловно Азия». 

Это свидетельствовало о масштабности реформ, которые проводились в 60–80-х годах XIX века. Александр II, в общем-то, как и Петр I, тоже не был изначально заточен на реформы, но он очень хорошо понимал, что если быстро и радикально их не провести, России грозит если не потеря независи­мости, то возможность превратиться в третьесортную европейскую державу. 

Поэтому реформы были проведены, и, раз мы говорим о торговле, скоррек­тировали и гильдейскую реформу. Положение 1863 года монетизировало гильдейские свидетельства: теперь приобретение прав на купечество в полном объеме становилось доступным вообще всем российским подданным, которые имели соответствующие капиталы, за исключением военных. 

Число купеческих гильдий опять было сокращено до двух — вместо прежних трех. К первой гильдии относилась оптовая торговля, плата за гильдейское свидетельство составляла 565 рублей. Ко второй — розничная торговля и фабрично-заводская промышленность, плата за свидетельство колебалась от 40 до 120 рублей. Плата была низкой, потому что государство было заинтересовано в развитии промышленного предпринимательства в большей мере, чем в оптовой торговле, которая и так была достаточно монополизи­рована. 

Протекционизм во внешней торговле сохраняется. Монополия государства на доходы от внешней торговли дополнялась монополией производителя зерна, нефти, сахара. То есть начинают формироваться экспортные монополии. 

За пореформенные 40 лет объем вывоза зерна вырос в пять с половиной раз. Современная Россия приблизилась к этому показателю и, кажется, даже немного превзошла. А уже в начале ХХ века значительно вырос экспорт сливочного масла, которое тоже долгое время не производилось в России. Предприниматель Николай Верещагин подглядел, как работает производство в Швейцарии, построил маслобойню в Вологодской губернии и стал родона­чальником производства вологодского масла. Масло было чрезвычайно популярно и победило на европейском рынке, потому что по жирности превосходило европейское. 

Завод сливочного масла в селе Утятском. 1895 годrussiainphoto.ru

Если переходить к выводам, то ликвидация института гостей и гостиных сотен при Петре и разработка гильдейской реформы, повысившей роль купечества в торговле, продолжились при Екатерине II и завершились при Александре II в пореформенный период снятием всех ограничений на занятие торговой деятельностью. На протяжении этого времени во внешней торговле боролись две тенденции: либерализм и протекционизм. Негативное влияние на развитие и становление либеральных тенденций в торговой политике оказывали войны, которые Россия вела с перерывами на протяжении всего этого времени. Итогом каждой войны был финансовый кризис, который приводил к инфляции и ослаб­­лял курс рубля, что негативно отражалось на результатах торговой деятельности и повышало роль государства в ее регулировании. 

Что касается конца XIX и, может быть, начала ХХ века, то здесь основной целью был переход страны к индустриальному развитию, поэтому основное внимание уделялось модернизации всего промышленного производства. В торговле государство продолжало протекционистский курс, выставляло более благоприятные тарифы для тех видов продукции, в которых оно было заинтересовано, чтобы они экспортировались в массовом количестве, и, наоборот, повышало тарифы на те виды продукции, которые считало необходимым оставить в стране.

К 1917 году в России насчитывалось более трех тысяч акционерных предприя­тий — это был взлет акционерного учредительства. И это, безусловно, удачная финансовая реформа, которую провел Сергей Витте: был принят курс золотого рубля, что стимулировало и внешнюю, и внутреннюю торговлю.

Расшифровка
Логотип Яндекс.Маркета Курс подготовлен совместно с «Яндекс.Маркетом»
Хотите быть в курсе всего?
Подпишитесь на нашу рассылку, вам понравится. Мы обещаем писать редко и по делу
Курсы
Мир Даниила Хармса
Найман читает «Рассказы о Анне Ахматовой»
Главные идеи Карла Маркса
Олег Григорьев читает свои стихи
История торговли в России
Зачем я это увидел?
Жак Лакан и его психоанализ
Мир средневекового человека
Репортажи с фронтов Первой мировой
Главные философские вопросы. Сезон 8: Где добро, а где зло?
Сказки о любви
Веничка Ерофеев между Москвой и Петушками (18+)
Япония при тоталитаризме
Рождественские песни
Как жили обыкновенные люди и императоры в Древнем Риме
Хотелось бы верить
Немецкая музыка от хора до хардкора
Главные философские вопросы. Сезон 7: Почему нам так много нужно?
Довлатов и Ленинград
Главные философские вопросы. Сезон 6: Зачем нам природа?
История московской архитектуры. От Василия Темного до наших дней
Личный XX век
Берлинская стена. От строительства до падения
Страшные истории
Нелли Морозова. «Мое пристрастие к Диккенсу». Аудиокнига
Польское кино: визитные карточки
Зигмунд Фрейд и искусство толкования
Деловые люди XIX века
«Эй, касатка, выйди в садик»: песни Виктора Коваля и Андрея Липского
Английская литература XX века. Сезон 1
Культурные коды экономики: почему страны живут по-разному
Главные философские вопросы. Сезон 5: Что такое страсть?
Золотая клетка. Переделкино в 1930–50-е годы
Как исполнять музыку на исторических инструментах
Как Оптина пустынь стала главным русским монастырем
Как гадают ханты, староверы, японцы и дети
Последние Романовы: от Александра I до Николая II
Отвечают сирийские мистики
Как читать любимые книги по-новому
Как жили обыкновенные люди в Древней Греции
Путешествие еды по литературе
За что мы любим кельтов?
Стругацкие: от НИИЧАВО к Зоне
Легенды и мифы советской космонавтики
Гитлер и немцы: как так вышло
Как Марк Шагал стал всемирным художником
«Безутешное счастье»: рассказы о стихотворениях Григория Дашевского
История русской еды
Лесков и его чудные герои
Песни о любви
Культура Японии в пяти предметах
5 историй о волшебных помощниках
Главные философские вопросы. Сезон 4: Что есть истина?
Что придумал Бетховен
Первопроходцы: кто открывал Сибирь и Дальний Восток
Сирийские мистики об аде, игрушках, эросе и прокрастинации
Что такое романтизм и как он изменил мир
Финляндия: визитные карточки
Как атом изменил нашу жизнь
Данте и «Божественная комедия»
Шведская литература: кого надо знать
Я бы выпил (18+)
Кто такой Троцкий?
Теории заговора: от Античности до наших дней
Зачем люди ведут дневники, а историки их читают
Помпеи до и после извержения Везувия
Народные песни русского города
Метро в истории, культуре и жизни людей
Идиш: язык и литература
Кафка и кафкианство
Кто такой Ленин?
Что мы знаем об Антихристе
Джеймс Джойс и роман «Улисс»
Стихи о любви
Главные философские вопросы. Сезон 3: Существует ли свобода?
«Молодой папа»: история, искусство и Церковь в сериале
Безымянный подкаст Филиппа Дзядко
Антропология Севера: кто и как живет там, где холодно
Как читать китайскую поэзию
Экономика пиратства
Как русские авангардисты строили музей
Милосердие на войне
Как революция изменила русскую литературу
Главные философские вопросы. Сезон 2: Кто такой Бог?
Гутенберг позвонит
Композитор Владимир Мартынов о музыке — слышимой и неслышимой
Лунные новости
Открывая Россию: Ямал
Криминология: как изучают преступность и преступников
Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Введение в гендерные исследования
Документальное кино между вымыслом и реальностью
Из чего состоит мир «Игры престолов»
Мир Владимира Набокова
Краткая история татар
Как мы чувствуем архитектуру
Письма о любви
Американская литература XX века. Сезон 2
Американская литература XX века. Сезон 1
Холокост. Истории спасения
Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
У Христа за пазухой: сироты в культуре
Антропология чувств
Первый русский авангардист
Как увидеть искусство глазами его современников
История исламской культуры
Как работает литература
Несогласный Теодор
История Византии в пяти кризисах
Открывая Россию: Иваново
Комплекс неполноценности
История Великобритании в «Аббатстве Даунтон»
Самозванцы и Cмута
Поэзия как политика. XIX век
Иностранцы о России
Особенности национальных эмоций
Русская литература XX века. Сезон 6
10 секретов «Евгения Онегина»
Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
История завоевания Кавказа
Открывая Россию: Сахалин
Сталин. Вождь и страна
Ученые не против поп-культуры
В чем смысл животных
Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Мир Эйзенштейна
Блокада Ленинграда
Что такое современный танец
Как железные дороги изменили русскую жизнь
Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Лев Толстой против всех
Россия и Америка: история отношений
Как придумать свою историю
Россия глазами иностранцев
История православной культуры
Революция 1917 года
Русская литература XX века. Сезон 5
Человек против СССР
Мир Булгакова
Как читать русскую литературу
Что такое
Древняя Греция
Блеск и нищета Российской империи
Мир Анны Ахматовой
Жанна д’Арк: история мифа
Любовь при Екатерине Великой
Русская литература XX века. Сезон 4
Социология как наука о здравом смысле
Кто такие декабристы
Русское военное искусство
Византия для начинающих
Закон и порядок
в России XVIII века
Как слушать
классическую музыку
Русская литература XX века. Сезон 3
Повседневная жизнь Парижа
Русская литература XX века. Сезон 2
Как понять Японию
Рождение, любовь и смерть русских князей
Что скрывают архивы
Русский авангард
Петербург
накануне революции
«Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Антропология
коммуналки
Русская литература XX века. Сезон 1
Архитектура как средство коммуникации
История дендизма
Генеалогия русского патриотизма
Несоветская философия в СССР
Преступление и наказание в Средние века
Как понимать живопись XIX века
Мифы Южной Америки
Неизвестный Лермонтов
Греческий проект
Екатерины Великой
Правда и вымыслы о цыганах
Исторические подделки и подлинники
Театр английского Возрождения
Мир Даниила Хармса
Найман читает «Рассказы о Анне Ахматовой»
Главные идеи Карла Маркса
Олег Григорьев читает свои стихи
История торговли в России
Зачем я это увидел?
Жак Лакан и его психоанализ
Мир средневекового человека
Репортажи с фронтов Первой мировой
Главные философские вопросы. Сезон 8: Где добро, а где зло?
Сказки о любви
Веничка Ерофеев между Москвой и Петушками (18+)
Япония при тоталитаризме
Рождественские песни
Как жили обыкновенные люди и императоры в Древнем Риме
Хотелось бы верить
Немецкая музыка от хора до хардкора
Главные философские вопросы. Сезон 7: Почему нам так много нужно?
Довлатов и Ленинград
Главные философские вопросы. Сезон 6: Зачем нам природа?
История московской архитектуры. От Василия Темного до наших дней
Личный XX век
Берлинская стена. От строительства до падения
Страшные истории
Нелли Морозова. «Мое пристрастие к Диккенсу». Аудиокнига
Польское кино: визитные карточки
Зигмунд Фрейд и искусство толкования
Деловые люди XIX века
«Эй, касатка, выйди в садик»: песни Виктора Коваля и Андрея Липского
Английская литература XX века. Сезон 1
Культурные коды экономики: почему страны живут по-разному
Главные философские вопросы. Сезон 5: Что такое страсть?
Золотая клетка. Переделкино в 1930–50-е годы
Как исполнять музыку на исторических инструментах
Как Оптина пустынь стала главным русским монастырем
Как гадают ханты, староверы, японцы и дети
Последние Романовы: от Александра I до Николая II
Отвечают сирийские мистики
Как читать любимые книги по-новому
Как жили обыкновенные люди в Древней Греции
Путешествие еды по литературе
За что мы любим кельтов?
Стругацкие: от НИИЧАВО к Зоне
Легенды и мифы советской космонавтики
Гитлер и немцы: как так вышло
Как Марк Шагал стал всемирным художником
«Безутешное счастье»: рассказы о стихотворениях Григория Дашевского
История русской еды
Лесков и его чудные герои
Песни о любви
Культура Японии в пяти предметах
5 историй о волшебных помощниках
Главные философские вопросы. Сезон 4: Что есть истина?
Что придумал Бетховен
Первопроходцы: кто открывал Сибирь и Дальний Восток
Сирийские мистики об аде, игрушках, эросе и прокрастинации
Что такое романтизм и как он изменил мир
Финляндия: визитные карточки
Как атом изменил нашу жизнь
Данте и «Божественная комедия»
Шведская литература: кого надо знать
Я бы выпил (18+)
Кто такой Троцкий?
Теории заговора: от Античности до наших дней
Зачем люди ведут дневники, а историки их читают
Помпеи до и после извержения Везувия
Народные песни русского города
Метро в истории, культуре и жизни людей
Идиш: язык и литература
Кафка и кафкианство
Кто такой Ленин?
Что мы знаем об Антихристе
Джеймс Джойс и роман «Улисс»
Стихи о любви
Главные философские вопросы. Сезон 3: Существует ли свобода?
«Молодой папа»: история, искусство и Церковь в сериале
Безымянный подкаст Филиппа Дзядко
Антропология Севера: кто и как живет там, где холодно
Как читать китайскую поэзию
Экономика пиратства
Как русские авангардисты строили музей
Милосердие на войне
Как революция изменила русскую литературу
Главные философские вопросы. Сезон 2: Кто такой Бог?
Гутенберг позвонит
Композитор Владимир Мартынов о музыке — слышимой и неслышимой
Лунные новости
Открывая Россию: Ямал
Криминология: как изучают преступность и преступников
Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Введение в гендерные исследования
Документальное кино между вымыслом и реальностью
Из чего состоит мир «Игры престолов»
Мир Владимира Набокова
Краткая история татар
Как мы чувствуем архитектуру
Письма о любви
Американская литература XX века. Сезон 2
Американская литература XX века. Сезон 1
Холокост. Истории спасения
Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
У Христа за пазухой: сироты в культуре
Антропология чувств
Первый русский авангардист
Как увидеть искусство глазами его современников
История исламской культуры
Как работает литература
Несогласный Теодор
История Византии в пяти кризисах
Открывая Россию: Иваново
Комплекс неполноценности
История Великобритании в «Аббатстве Даунтон»
Самозванцы и Cмута
Поэзия как политика. XIX век
Иностранцы о России
Особенности национальных эмоций
Русская литература XX века. Сезон 6
10 секретов «Евгения Онегина»
Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
История завоевания Кавказа
Открывая Россию: Сахалин
Сталин. Вождь и страна
Ученые не против поп-культуры
В чем смысл животных
Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Мир Эйзенштейна
Блокада Ленинграда
Что такое современный танец
Как железные дороги изменили русскую жизнь
Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Лев Толстой против всех
Россия и Америка: история отношений
Как придумать свою историю
Россия глазами иностранцев
История православной культуры
Революция 1917 года
Русская литература XX века. Сезон 5
Человек против СССР
Мир Булгакова
Как читать русскую литературу
Что такое
Древняя Греция
Блеск и нищета Российской империи
Мир Анны Ахматовой
Жанна д’Арк: история мифа
Любовь при Екатерине Великой
Русская литература XX века. Сезон 4
Социология как наука о здравом смысле
Кто такие декабристы
Русское военное искусство
Византия для начинающих
Закон и порядок
в России XVIII века
Как слушать
классическую музыку
Русская литература XX века. Сезон 3
Повседневная жизнь Парижа
Русская литература XX века. Сезон 2
Как понять Японию
Рождение, любовь и смерть русских князей
Что скрывают архивы
Русский авангард
Петербург
накануне революции
«Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Антропология
коммуналки
Русская литература XX века. Сезон 1
Архитектура как средство коммуникации
История дендизма
Генеалогия русского патриотизма
Несоветская философия в СССР
Преступление и наказание в Средние века
Как понимать живопись XIX века
Мифы Южной Америки
Неизвестный Лермонтов
Греческий проект
Екатерины Великой
Правда и вымыслы о цыганах
Исторические подделки и подлинники
Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
История Юрия Лотмана
Arzamas рассказывает о жизни одного из главных ученых-гуманитариев XX века, публикует его ранее не выходившую статью, а также знаменитый цикл «Беседы о русской культуре»
Волшебные ключи
Какие слова открывают каменную дверь, что сказать на пороге чужого дома на Новый год и о чем стоит помнить, когда пытаешься проникнуть в сокровищницу разбойников? Тест и шесть рассказов ученых о магических паролях
Наука и смелость. Второй сезон
Детский подкаст о том, что пришлось пережить ученым, прежде чем их признали великими
«1984». Аудиоспектакль
Старший Брат смотрит на тебя! Аудиоверсия самой знаменитой антиутопии XX века — романа Джорджа Оруэлла «1984»
История Павла Грушко, поэта и переводчика, рассказанная им самим
Павел Грушко — о голоде и Сталине, оттепели и Кубе, а также о Федерико Гарсиа Лорке, Пабло Неруде и других испаноязычных поэтах
История игр за 17 минут
Видеоликбез: от шахмат и го до покемонов и видеоигр
Истории и легенды городов России
Детский аудиокурс антрополога Александра Стрепетова
Путеводитель по венгерскому кино
От эпохи немых фильмов до наших дней
Дух английской литературы
Оцифрованный архив лекций Натальи Трауберг об английской словесности с комментариями филолога Николая Эппле
Аудиогид МЦД: 28 коротких историй от Одинцова до Лобни
Первые советские автогонки, потерянная могила Малевича, чудесное возвращение лобненских чаек и другие неожиданные истории, связанные со станциями Московских центральных диаметров
Советская кибернетика в историях и картинках
Как новая наука стала важной частью советской культуры
Игра: нарядите елку
Развесьте игрушки на двух елках разного времени и узнайте их историю
Что такое экономика? Объясняем на бургерах
Детский курс Григория Баженова
Всем гусьгусь!
Мы запустили детское
приложение с лекциями,
подкастами и сказками
Открывая Россию: Нижний Новгород
Курс лекций по истории Нижнего Новгорода и подробный путеводитель по самым интересным местам города и области
Как устроен балет
О создании балета рассказывают хореограф, сценограф, художники, солистка и другие авторы «Шахерезады» на музыку Римского-Корсакова в Пермском театре оперы и балета
Железные дороги в Великую Отечественную войну
Аудиоматериалы на основе дневников, интервью и писем очевидцев c комментариями историка
Война
и жизнь
Невоенное на Великой Отечественной войне: повесть «Турдейская Манон Леско» о любви в санитарном поезде, прочитанная Наумом Клейманом, фотохроника солдатской жизни между боями и 9 песен военных лет
Фландрия: искусство, художники и музеи
Представительство Фландрии на Arzamas: видеоэкскурсии по лучшим музеям Бельгии, разборы картин фламандских гениев и первое знакомство с именами и местами, которые заслуживают, чтобы их знали все
Еврейский музей и центр толерантности
Представительство одного из лучших российских музеев — история и культура еврейского народа в видеороликах, артефактах и рассказах
Музыка в затерянных храмах
Путешествие Arzamas в Тверскую область
Подкаст «Перемотка»
Истории, основанные на старых записях из семейных архивов: аудиодневниках, звуковых посланиях или разговорах с близкими, которые сохранились только на пленке
Arzamas на диване
Новогодний марафон: любимые ролики сотрудников Arzamas
Как устроен оркестр
Рассказываем с помощью оркестра musicAeterna и Шестой симфонии Малера
Британская музыка от хора до хардкора
Все главные жанры, понятия и имена британской музыки в разговорах, объяснениях и плейлистах
Марсель Бротарс: как понять концептуалиста по его надгробию
Что значат мидии, скорлупа и пальмы в творчестве бельгийского художника и поэта
Новая Третьяковка
Русское искусство XX века в фильмах, галереях и подкасте
Видеоистория русской культуры за 25 минут
Семь эпох в семи коротких роликах
Русская литература XX века
Шесть курсов Arzamas о главных русских писателях и поэтах XX века, а также материалы о литературе на любой вкус: хрестоматии, словари, самоучители, тесты и игры
Детская комната Arzamas
Как провести время с детьми, чтобы всем было полезно и интересно: книги, музыка, мультфильмы и игры, отобранные экспертами
Аудиоархив Анри Волохонского
Коллекция записей стихов, прозы и воспоминаний одного из самых легендарных поэтов ленинградского андеграунда 1960-х — начала 1970-х годов
История русской культуры
Суперкурс Онлайн-университета Arzamas об отечественной культуре от варягов до рок-концертов
Русский язык от «гой еси» до «лол кек»
Старославянский и сленг, оканье и мат, «ѣ» и «ё», Мефодий и Розенталь — всё, что нужно знать о русском языке и его истории, в видео и подкастах
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Университет Arzamas. Запад и Восток: история культур
Весь мир в 20 лекциях: от китайской поэзии до Французской революции
Что такое античность
Всё, что нужно знать о Древней Греции и Риме, в двух коротких видео и семи лекциях
Как понять Россию
История России в шпаргалках, играх и странных предметах
Каникулы на Arzamas
Новогодняя игра, любимые лекции редакции и лучшие материалы 2016 года — проводим каникулы вместе
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы