КурсПортрет художника эпохи СССРАудиолекцииМатериалы

Источник творческих сил

Пляжи, просторы, хорошее питание, мастерские, редкое оборудование и общение с товарищами — весь этот набор советский художник мог получить только по путевке. Достать ее было непросто, но зато потом счастливцы оказывались на одной из творческих дач, которые были разбросаны по всему СССР

Художники на пленэре на берегу озера Сенеж во время отдыха в доме творчества. 1960 год© Эммануил Евзерихин / ТАСС

В домах творчества собирались художники из разных частей Советского Союза, чтобы вместе работать, учиться и отдыхать. Сын живописца Вячеслава Федо­рова, Андрей, часто бывавший в детстве в доме творчества «Академическая дача» вместе со своим отцом, в своих воспоминаниях называет дома творчества «островками настоящей свободы»:

«Художников в творческом потоке кормили 4 раза в день, давали в пользование мастерскую, рабочую одежду, зонты, мольберты, подрамники и краски, работал хороший ларек с прекрасным набором материалов, совершались организованные поездки на этюды, оплачи­валась работа с натурщиками… А самое главное — там витала ни с чем не сравнимая атмосфера творческого сотрудничества, соревнователь­ности и настоящей дружбы, так как художники приезжали на два месяца, их не связывали производственно-цеховые отношения, рабо­тали бок о бок люди со всей России, перенимая опыт друг у друга»  А. В. Федоров. Переулки памяти. Иваново, 2012..

Первые дома творчества, или, как их еще часто называли, творческие дачи, появились у Союзов художников еще в 1930-е годы, но тогда у них были коммерческие задачи: союзы рассчитывали зарабатывать деньги, продавая дорогие путевки. Этот проект быстро провалился. Так, например, купленный в 1935 году во Мстере двухэтажный дом с участком уже через четыре года был продан как убыточный. Настоящая история домов творчества началась в конце 1940-х, когда они стали открываться и работать как некоммерческие центры. В официальных документах, особенно на первых порах, подчеркивалось поли­тическое значение домов творчества: здесь художники с помощью опытного руководителя создавали тематические картины к всесоюзным выставкам. Для этого Художественный фонд предоставлял им идеальные технические и бытовые условия. Однако в воспоминаниях художников и искусствоведов творческие дачи предстают в первую очередь как места отдыха и общения.

«Для многих пребывание в доме творчества понималось прежде всего как время вольного отдыха на лоне природы и приятных знакомств, иногда с примесью легкого флирта и влюбленности. Здесь царило веселье и розы­грыши, состязание остроумцев, импровизированные посиделки с песнями под гитару»  Свободомыслия очаг… Всесоюзный семинар искусствоведов в Паланге. 1970–1991. М., 2013., — вспоминал искусствовед Владимир Толстой.

В 1960-е и 1970-е годы дома творчества активно строились и расширялись и стали доступными для большего числа художников. Собственные дома творчества были у Московского, Ленинградского, Российского, Украинского, Грузинского, Армянского, Казахского, Киргизского и Латвийского отделений Союза художников. Все они располагались в очень живописных местах — на Черноморском или Балтийском побережьях, на озере Иссык-Куль, на берегу Оки, среди лесов Тверской области или в Старой Ладоге. 

Дома творчества в Гурзуфе, Хосте, Майори, Паланге и на озере Сенеж под Москвой принадлежали Союзу художников СССР и собирали художников из разных республик Советского Союза. Интернациональный обмен был одной из ключевых задач домов творчества: в каждой группе обычно присутствовали представители всех 15 республик. Они могли делиться друг с другом опытом, говорить о национальных традициях и местных школах, но при этом общность их задач не ставилась под сомнение. Их сотрудничество утверждало единство советского искусства. 

Поездки в дома творчества отчасти компенсировали невозможность свободно путешествовать по миру. Здесь происходила полная смена режима: погружение в искусство, освобождение от быта, новое окружение. Большинство творческих дач располагались в дореволюционных особняках или дворцах, в домах, когда-то принадлежавших известным художникам, и в местах, связанных с историей искусства, что влияло на характер работ резидентов, подсказывало темы, образы и художественную форму. С белыми зонтиками и этюдниками среди крымских скал или в деревнях Тверской области художники чувствовали себя продолжателями традиции пленэров XIX века. 

Еще одним вкладом творческих дач в искусство стало появление целого жанра — групповых автографов художников, которые оказались в одном потоке в доме творчества. Образ художника на творческой даче также стал одним из частых мотивов в искусстве этого времени. 

В 1960-е у многих домов творчества появляется профессиональная специа­лизация: в Паланге периодически собираются группы ювелиров и искусство­ведов, в Майори — керамистов, на озере Сенеж — дизайнеров и монумента­листов. При доме творчества в поселке Хоста была санаторно-лечебная база для бальнеологического лечения, специализированные лечебные кабинеты для физиотерапии, гидропатии, массажа, ЛФК, ингаляций, стоматологический кабинет и кабинет функциональной диагностики. В 1962 году художник Владимир Гальба из Ленинграда написал в книге отзывов:

«Очевидно сам „господь бог“ создавал рай именно в Хосте. Пальмы, солнце, пляж и море! Великолепное отношение к отдыхающим и лечащимся всего персонала, начиная от уборщицы Тамары и кончая энергичным и заботливым директором Георгием Федоровичем (Цветиковым)! Мой сатирический карандаш превратился в Хосте в пальмовую ветку!»  Отзывы художников и скульпторов о пребывании в доме творчества «Хоста». 1962. РГАЛИ. Ф. 2906. Оп. 1. Ед. хр. 517. Л. 8. 

У домов творчества была и просветительская миссия. Художники встречались с местными жителями, устраивали открытые выставки, иногда их работы передавались в дар местным галереям, пионерским лагерям и колхозам. 

Гурзуф: дом Коровина, советские марины и «Горизонт»

Творческая дача в Гурзуфе помещалась в здании, принадлежавшем до рево­люции художнику Константину Коровину. В 1947 году дом Коровина был передан Художественному фонду СССР, а с 1950 года сюда стали приезжать художники-маринисты. Послевоенные годы были временем особенного идеологического давления, и задачей первой группы художников, приехавших в Гурзуф, было изображение советского военного флота, жизни моряков и тем, связанных со сталинским планом покорения природы. Проработав в Гурзуфе два месяца, маринисты устроили отчетную выставку, которая вызвала недоумение у комиссии из Союза художников. Все стены выставочного зала были завешаны этюдами с морем, скалами и камнями. Тематических картин почти не было. В качестве исключения называли лишь работу молодого художника Виктора Пузырькова «Сталин на крейсере „Молотов“». Сами художники оправдывались тем, что в Гурзуфе нет военного флота, море неглубокое, а в этюдах тоже есть политическое содержание, ведь на них «советская природа, которую пишут советские художники»  Стенограмма обсуждения выставки художников-маринистов, работавших в Доме творчества «Гурзуф». 30 ноября 1950 года. РГАЛИ. Ф. 2906. Оп. 1. Ед. хр. 343. Л. 9-10, 60.

К середине 1950-х годов милитаристский дискурс сменился на профессио­нальный. Теперь на отчетных выставках в Гурзуфе обсуждалось, какими художественными средствами изображать море, как передать форму, конструкцию и цвет волны. В 1957 году художник Виктор Перельман писал о работе над этюдами как о главной задаче художников в Гурзуфе:

«Как на большой праздник съезжаются художники со всей страны в дом творчества на этюды. Здесь всегда их ждут замечательные условия работы: сказочно-синее небо, необычайно прозрачная вода, живопис­ные горы и скалы, роскошное цветенье деревьев. Красот не перечесть. <…> С трепетом душевным художник берет палитру и старается зафик­сировать кистью эту красоту. Дивные картины моря и гор заставляют художника неутомимо трудиться, чтобы не пропустить даром ни одного состояния природы»  В. Перельман. Очерк о Доме творчества имени художника Коровина в Гурзуфе. 1957 год. РГАЛИ. Ф. 2650. Оп. 2. Ед.хр. 284. Л. 22..

В 1957 году в доме творчества был организован музей Константина Коровина, а для резидентов построен новый спальный корпус на 100 мест, здание со столовой, пищеблоком, медицинской службой, библиотекой и бильярдной. В 1975 году этот корпус был расширен еще на 80 дополнительных комнат. 

Майори. Пляж. Открытка. 1960-е годыИз частного собрания

Зимой и весной — в сезон, когда море казалось живописцам серым и неинте­ресным, — в Гурзуфе работали группы графиков и художников текстильного рисунка. Знаменитая картина художника-концептуалиста Эрика Булатова «Горизонт» тоже была задумана в Гурзуфе, где он жил весной 1970 года. Булатов вспоминает, что простудил поясницу и ежедневно проходил физиотерапию:

«Я лежал на животе, передо мной было окно, и я смотрел на него. За окном было море, и я бы с удовольствием им любовался, но вот как раз за окном на уровне моих глаз проходила балка ярко-красного цвета. Это была деревянная балка, которая закрывала от меня горизонт. Меня это страшно возмущало: как все-таки несправедливо судьба со мной обходится. И вдруг меня стукнуло: „Дурак, это счастье твое, тебе показывают твою собственную жизнь“»  Эрик Булатов и революция картины: круглый стол в Выксе // Colta.ru. 17 ноября 2020 года.

Но пляж на картине «Горизонт» совсем не гурзуфский. Готовя этот материал, я обнаружила открытку, ставшую источником для картины Булатова: это вид пляжа в Юрмале, в Майори, близ еще одного дома творчества художников. Так что знаменитая работа советского концептуалиста оказалась связана с двумя творческими дачами.

 
10 хрестоматийных работ Эрика Булатова
Как смотреть картины одного из основателей соц-арта

Юрмала: фарфоровый завод и возрождение керамики 

Художники в доме творчества «Майори». 1957 годРоссийский государственный архив литературы и искусства

Дом творчества «Майори» в Юрмале с середины 1950-х годов стал центром встреч художников-керамистов. Он располагался рядом с Ригой и с первых же лет своего существования сотрудничал с Рижским фарфоровым заводом, керамической лабораторией Академии художеств Латвийской ССР и художе­ственно-производственным комбинатом «Максла», занимавшимся производ­ством стекла. В 1950-е годы в СССР это была фактически единственная всесоюзная творческая и производственная база для свободной и экспери­ментальной работы скульпторов-керамистов. Художники пробовали разные техники: фарфор, фаянс, майолику, глазурь и стекло, создавали образцы столовой и декоративной посуды и предметы мелкой пластики. Среди резидентов были специалисты, работники фарфоровых заводов, — например, Галина Столбова из Ленинграда, автор лирических сцен на тему материнства и детства. В одном потоке со Столбовой работала Рене Михайловская — художница-модернистка, в 1930-е создававшая фарфор на Ленинградском фарфоровом заводе, прошедшая лагеря и в 1950-е работавшая на заводе в Дулево. Среди резидентов «Майори» был также анималист Алексей Сотников, один из самых знаменитых учеников Владимира Татлина, и Исидор Фрих-Хар, руководитель художественной лаборатории Конаковского фаянсового завода. Рядом с выдающимися мастерами работали скульпторы, для которых Майори стало местом первого знакомства с керамикой. О том, насколько редкими были этот материал и технология, свидетельствует отзыв скульптора Зои Береговой, приехавшей на творческую дачу в 1955 году из Казахстана:

«У нас в Алма-Ате нет фарфорового завода, и поэтому работа для меня здесь была очень интересна. <…> На заводе я узнала многое. <…> Я даже не знала, что такое краситель и проч. Когда я пришла на завод, я сразу стала понимать, что такое „подглазурный“ и т. д.»  Стенограмма заседания в творческой группе по обсуждению выставки работ, выполнен­ных художниками-керамистами во время пребывания в доме творчества Майори. 27 ноября 1955 года. РГАЛИ. Ф. 2906. Оп. 1. Ед. хр. 425. Л. 44..

В Казахстане, по словам Береговой, единственным доступным ей материалом, был бетон. 

В разные годы членами приемной комиссии в «Майори» были выдающиеся художники-модернисты Анна Лепорская, ученица Кузьмы Петрова-Водкина и Казимира Малевича, Борис Смирнов, архитектор-конструктивист, фотограф, дизайнер, проектировавший в 1930-е годы бытовые предметы, а после войны работавший в области художественного стекла, Эсфирь Гинстлинг, выпускница Вхутеина, прошедшая школу Павла Кузнецова и Владимира Татлина. Таким образом, опыт художников авангарда оказался очень важным для формиро­ва­ния профессионального пластического языка советских керамистов в 1960-е годы. 

Паланга: рыболовецкие колхозы, искусствоведы и ювелиры

Дом творчества художников в особняке графов Тышкевичей в Паланге. ОткрыткаИз частного собрания

Творческая дача Художественного фонда СССР в литовском городке Паланга располагалась в особняке графов Тышкевичей — двухэтажном здании в стиле неоренессанса, окруженном огромным историческим парком площадью в 70 гектаров с множеством редких растений, аллей и прудов. С 1950-х сюда приезжали маринисты и в интерьерах графского замка писали эпические морские пейзажи, сцены водных сражений, портреты морских разведчиков, судостроителей, рыбаков, водолазов. 

В 1964 году в Палангу начали собираться группы художников-ювелиров. Благодаря запасам янтаря Литва была одним из важных центров ювелирного дела в СССР. Дом творчества «Паланга» сотрудничал с местным комбинатом «Дайле», где художники могли выполнять образцы своих произведений в разных материалах. Вскоре Паланга стала международным ювелирным центром: сюда в мастерские и на семинары приезжали мастера из разных стран, в том числе и из Западной Европы  И. Ю. Перфильева. Ювелирные авторские произведения в контексте стилистических направлений 1920—2010-х гг. РСФСР/Россия. Диссертация доктора искусствоведения. СПб., 2021.

Новое здание дома творчества художников в Паланге. ОткрыткаИз частного собрания

В самом конце 1960-х особняк Тышкевичей был полностью передан музею янтаря, а дом творчества переехал в специально построенное четырехэтажное здание. В это же время в Паланге начал проводиться ежегодный семинар искусствоведов, который со временем превратился в настоящий центр повышения квалификации. Постоянными участниками семинаров были известные искусствоведы Григорий Стернин, Владимир Костин, Андрей Стерлигов, Борис Бродский, Анатолий Кантор, Леонид Бажанов. В Паланге были задуманы многие важнейшие тексты по истории искусства: например, статей Валерия Прокофьева «Монументальное и станковое» и «О трех уровнях художественной культуры в искусстве нового и новейшего времени», книг «Романтический монтаж» Александра Каменского и «Художественная структура книги» Юрия Герчука. На семинарах обсуждались методология и технология искусствоведческих исследований, национальное своеобразие художественных школ СССР, проблемы синтеза искусств, реставрации памятников, отечественное искусство рассматривалось в мировом контексте.

Постоянный научный руководитель искусствоведческих групп Владимир Толстой так описывал распорядок дня и работы искусствоведов:

«После завтрака все разбредались по своим делам. Вся первая половина дня до обеда — то есть до 14—15 часов была в полном распоряжении каждого. Большинство работало за письменным столом, другие шли к морю прогуливаться по длинному дощатому пирсу или плавать в бассейне… К обеденному часу проголодавшиеся обитатели Дома художников дружно стекались в столовую. Обед, как и ужин, был для «семинаристов» любимым временем общения и обмена впечатле­ниями… Послеобеденное время каждый мог использовать по-своему: спать, работать в своей комнате или, прогуливаясь с коллегами, продолжать начатый разговор. Но ровно в пять часов вечера все собирались на общее заседание нашей искусствоведческой группы»  Свободомыслия очаг… Всесоюзный семинар искусствоведов в Паланге. 1970–1991. М., 2013..

Заседание продолжалось до ужина, а иногда и до поздней ночи. Обязательной частью программы семинаров были экскурсии по Прибалтике и выступления приглашенных лекторов, специалистов по истории, филологии, социологии, культурологии и истории кино. Бурятский искусствовед Инесса Соктоева, одна из участниц семинара, сочинила стихотворение, в котором сохранила настроение и атмосферу, царившие на творческой даче в Паланге:

Там, у северного моря,
Жило племя, не знающее горя.
Ежедневно питались они троекратно
И была их жизнь благодатна.

Не пахали они и не сеяли,
Зато много гуляли и пели.
А когда собирались по делу,
Завершать разговор не хотели  Свободомыслия очаг… Всесоюзный семинар искусствоведов в Паланге. 1970–1991. М., 2013.

Сенеж: комплексное проектирование, дизайнеры и монументалисты

Дом творчества Союза художников СССР на озере Сенеж появился в начале 1950-х годов. Сюда приезжали группы живописцев, скульпторов и графиков, и их работа была устроена точно так же, как и в других домах творчества. Михаил Гробман, посетивший «Сенеж» в конце 1965 года в составе группы живописцев, в своем дневнике описал неспешный ход жизни в доме творчества:

«…были в мастерских, смотрели, что делают ребята, играли в пинг-понг. Я рисовал „Мертвого петуха“. Тепло, и выпал снег, кидали снежки, боролись… К вечеру закончил «Мертвого петуха». Пошли с искусство­ведами в тот корпус, смотреть работы ребят. <…> Сидели мы в мастер­ской и говорили о художниках и пр. Спать легли поздно»  М. Гробман. Дневники. Запись от 20 декабря 1965 года..

Самые важные страницы истории «Сенежа» относятся ко второй половине 1960-х — 1980-м и связаны с модернистским и эстетическим поворотом в советской культуре, в частности с появлением советского дизайна и разви­тием идей комплексного проектирования и оформления домов, производ­ственных предприятий, музейных экспозиций и городских пространств. В 1964 году на Сенеже начал работать семинар промышленного и оформи­тельского искусства. В 1967 году семинар был преобразован в Центральную учебно-экспериментальную студию художественного проектирования. Здесь обучались художники-станковисты и прикладники, а также студенты Всесоюз­ного художественно-промышленного училища, приезжали для повышения квалификации штатные заводские художники. Идейное руководство студией было связано с именами художников-оформителей Константина Рождествен­ского и Евгения Розенблюма. Помимо практической работы, участники студии слушали лекции по истории дизайна, смежным дисциплинам и методологии проектирования. Теоретическую программу курировал философ и социолог Карл Кантор. Обучение в студии было рассчитано на 4 года, большую часть времени художник работал самостоятельно в своем городе, и на два месяца в году все собирались на Сенеже, где работали над конкретными проектами.

Дизайнеры студии на Сенеже обращались к опыту Вхутемаса и идеям производственников 1920-х годов, стремясь соединить функционализм с эстетикой и создать искусство, способное изменить человека, его понимание жизни и отношение к работе. Методы работы студии были во многом схожи с практиками европейских школ дизайна второй половины ХХ века, прежде всего ульмской школы  Высшая школа формообразования в Ульме — частная школа, готовившая дизайнеров и специалистов по технической эстетике, а также международный центр изучения и проектирования окружающей среды. Школа существовала на юге Германии, в городе Ульм, в 1953—1968 годах, учебная программа во многом строилась на разработках немецких архитекторов и дизайнеров 1920-х годов из школы Баухаус.. Большинство созданных на Сенеже проектов оставалось на бумаге — они были слишком смелыми для своего времени и практически не имели шансов на реализацию. Впрочем, задачей студии была не просто разработка отдельных проектов — работа на Сенеже полностью меняла представления художников о профессии, целях и методах работы. 

«Академическая дача» в Тверской области и дом творчества на станции Челюскинская: деревенщики и офортисты

Эти два дома творчества принадлежали Союзу художников РСФСР, но по прин­ципу работы они не отличался от всесоюзных домов творчества: они собирали художников со всех частей, регионов, областей Советской России, решали учебные и профессиональные задачи и утверждали идеи интернационального советского единства. Компетенция этих домов творчества определялась видом искусства. На «Академической даче» занимались живописью, в доме творчества «Челюскин­ская» — графикой. У скульпторов был свой дом творчества — в Переславле-Залесском.

«Академическая дача». 1983 год© Игорь Зотин / ТАСС

«Академическая дача» стала центром обширного направления в советской живописи, представителей которого объединяли любовь к национальной и деревенской тематике, интерес к работе с цветом и живописной поверх­ностью. В лучших своих образцах искусство «Академической дачи» наследует традиции Союза русских художников: Игоря Грабаря, Леонарда Туржанского, Николая Крымова, а также искусства Сергея Герасимова. Постоянными руководителями творческих потоков были Владимир Гаврилов и Валентин Сидоров. Андрей Федоров, часто бывавший в детстве на «Академи­ческой даче» вместе со своим отцом, художником Вячеславом Федоровым, вспоминает о Гаврилове как о педагоге, обладавшем редчайшим чутьем утонченного колориста: он «любил работать на замученных и брошенных художниками холстах, используя неудавшиеся работы в качестве грунта, специфической цветовой имприматуры. Один из этюдов отец вконец „забил“ и уже хотел или выбросить или счистить. Тут появился Гаврилов и попросил холст для себя. Отец без сожаления отдал и забыл. Через несколько дней Владимир Николае­вич зашел в мастерскую с этюдом другого художника и, между делом, в разго­воре, попросил отца пройтись по холсту, чтобы помочь живописцу выбраться из тупиковой ситуации, так как тот запутался в охристо-желтых и серо-зеленых цветосочетаниях. <…> Спустя несколько дней Гаврилов посмотрел переписан­ную работу, остался доволен и неожиданно вернул отцовский этюд, по кото­рому прошелся автор подправленного отцом холста своими серо-зелеными и охристо-желтыми мазками. Этот эпизод сильно повлиял на живописную структуру как отца, так и того, другого пейзажиста»  А. В. Федоров. Переулки памяти. Иваново, 2012..

Такие были методы работы и творческие установки художников «Академической дачи», мысливших себя продолжателями русской школы живописи — от Алексея Венецианова до Ильи Репина и Игоря Грабаря. 

Художник на этюдах на «Академической даче». 1982 год© Александр Овчинников / ТАСС

Дом творчества на станции Челюскинская строился художником Александром Герасимовым как личная дача, но в 1947 году он был передан Художественному фонду СССР и почти сразу стал резиденцией графиков. Рубеж 1950–60-х называют эстампным бумом. Модернистская эстетика архитектуры оттепели изменила представление об оформлении интерьеров. Для новых лаконичных помещений требовалось новое искусство. Копии с васнецовской «Аленушки» или репинских «Запорожцев», популярные в конце 1940-х — начале 1950-х, теперь представлялись на страницах журналов как пример пошлости и безвкусия. На смену им пришло искусство тиражной графики. «Эстамп в каждый дом!» — провозглашала одна из статей в журнале «Декоративное искусство СССР».

Трудности развития печатной графики в СССР были прежде всего техниче­скими: во многих городах попросту не было офортных и литографских станков. Вместо устройства мастерских в разных городах художникам было предложено использовать прекрасно оборудованный дом творчества «Челюскинская». Сюда приезжали со всех концов России — из Якутии, Бурятии, Тувы, Магадана, Карелии, Кавказа. Уже в начале 1960-х на всероссийских выставках эстамп занял три четверти графических разделов, большая часть произведений была создана в «Челюскинской». В течение 1970-х годов творческая дача сильно разрослась: появилось два новых дома. В помощь художникам работал целый штат печатников и лаборантов. 

В доме творчества «Челюскинская». 1978 год© Юрий Белинский / ТАСС

Изначально «Челюскинская» задумывалась не только как производственная база, но и как школа для художников из провинции.

«Не все члены или кандидаты в члены Союза имеют достаточную профессиональную подготовку, то есть высшее или среднее художе­ственное образование, — говорил на одном из заседаний в „Челюскин­ской“ живописец Василий Ефанов, — многим война помешала получить образование, если кто и начинал учебу, ее надо было прекратить, так как пришлось решать другие жизненные вопросы. Мы организовали под Москвой творческие базы с целью повышения квалификации и оказания помощи нашим товарищам, которые недостаточно подготовлены к творческой работе»  Стенограмма совещания по обсуждению произведений художников, работавших в доме творчества «Сенеж» и «Челюскин­ская». 29 мая 1953 года. РГАЛИ. Ф. 2943. Оп. 1. Ед. хр. 395. Л. 27..

На том же заседании руководитель группы графиков Константиновский с сожалением говорил о том, что большинство людей в его группе всю жизнь занимаются копийными работами или портретами в технике сухой кисти ради заработка, творческая дача для них — единственная возможность вырваться из этих тяжелых бытовых и материальных условий и заняться творчеством и освоить такие базовые навыки, как работа над обнаженной моделью, изобра­жение фигуры на пленэре и в интерьере, поиск выразительного ракурса и ком­по­зиции  Стенограмма совещания по обсуждению произведений художников, работавших в доме творчества «Сенеж» и «Челюскин­ская». 29 мая 1953 года. РГАЛИ. Ф. 2943. Оп. 1. Ед. хр. 395. Л. 15.. Лучшие произведения сохранялись в коллекции дома творчества, которая к концу 1980-х насчитывала почти 10 тысяч графических листов.

Сегодня дома творчества кажутся далекой социалистической утопией. Воспоминания художников о них очень радужные и сентиментальные, но их подлинную историю и значение для советского искусства еще только предстоит исследовать и описать. Некоторые дома творчества, такие как «Академическая дача» или «Сенеж», продолжают работать и сегодня, хотя уже не имеют прежней социальной и образовательной программы, интернацио­нального размаха, высокого статуса и того значения, которым они обладали в художественной жизни своего времени. Сегодня их работа стала во многом коммерческой: художники живут бок о бок с туристами, помещения сдаются для праздников и банкетов. Гурзуф и Хоста стали пансионатами для отдыха, а «Майори» после многих лет запустения и вовсе был снесен.  

ПАРТНЕР ПРОЕКТА
Проект реализован по благотворительной программе «Музей без границ» Благотворительного фонда Владимира Потанина
Хотите быть в курсе всего?
Подпишитесь на нашу рассылку, вам понравится. Мы обещаем писать редко и по делу
Курсы
Третьяковка после Третьякова
Как училась Россия
«Народная воля»: первые русские террористы
История сексуальности
Тьфу-тьфу-тьфу!
Скандинавия эпохи викингов
Языки архитектуры XX века
Точки опоры
Николай Гумилев в пути
Портрет художника эпохи СССР
Мир Толкина. Часть 1
Что мы знаем об этрусках
Английская литература XX века. Сезон 2
Джаз для начинающих
Ощупывая
северо-западного
слона
Ученый совет
Трудовые будни героев Пушкина, Лермонтова, Гоголя и Грибоедова
Взлет и падение Новгородской республики
История русской эмиграции
Как придумать город
Вашими молитвами
Остап Бендер: история главного советского плута
Мир Даниила Хармса
Найман читает «Рассказы о Анне Ахматовой»
Главные идеи Карла Маркса
Олег Григорьев читает свои стихи
История торговли в России
Зачем я это увидел?
Жак Лакан и его психоанализ
Мир средневекового человека
Репортажи с фронтов Первой мировой
Главные философские вопросы. Сезон 8: Где добро, а где зло?
Сказки о любви
Веничка Ерофеев между Москвой и Петушками (18+)
Япония при тоталитаризме
Рождественские песни
Как жили обыкновенные люди и императоры в Древнем Риме
Хотелось бы верить
Немецкая музыка от хора до хардкора
Главные философские вопросы. Сезон 7: Почему нам так много нужно?
Довлатов и Ленинград
Главные философские вопросы. Сезон 6: Зачем нам природа?
История московской архитектуры. От Василия Темного до наших дней
Личный XX век
Берлинская стена. От строительства до падения
Страшные истории
Нелли Морозова. «Мое пристрастие к Диккенсу». Аудиокнига
Польское кино: визитные карточки
Зигмунд Фрейд и искусство толкования
Деловые люди XIX века
«Эй, касатка, выйди в садик»: песни Виктора Коваля и Андрея Липского
Английская литература XX века. Сезон 1
Культурные коды экономики: почему страны живут по-разному
Главные философские вопросы. Сезон 5: Что такое страсть?
Золотая клетка. Переделкино в 1930–50-е годы
Как исполнять музыку на исторических инструментах
Как Оптина пустынь стала главным русским монастырем
Как гадают ханты, староверы, японцы и дети
Последние Романовы: от Александра I до Николая II
Отвечают сирийские мистики
Как читать любимые книги по-новому
Как жили обыкновенные люди в Древней Греции
Путешествие еды по литературе
За что мы любим кельтов?
Стругацкие: от НИИЧАВО к Зоне
Легенды и мифы советской космонавтики
Гитлер и немцы: как так вышло
Как Марк Шагал стал всемирным художником
«Безутешное счастье»: рассказы о стихотворениях Григория Дашевского
История русской еды
Лесков и его чудные герои
Песни о любви
Культура Японии в пяти предметах
5 историй о волшебных помощниках
Главные философские вопросы. Сезон 4: Что есть истина?
Что придумал Бетховен
Первопроходцы: кто открывал Сибирь и Дальний Восток
Сирийские мистики об аде, игрушках, эросе и прокрастинации
Что такое романтизм и как он изменил мир
Финляндия: визитные карточки
Как атом изменил нашу жизнь
Данте и «Божественная комедия»
Шведская литература: кого надо знать
Я бы выпил (18+)
Кто такой Троцкий?
Теории заговора: от Античности до наших дней
Зачем люди ведут дневники, а историки их читают
Помпеи до и после извержения Везувия
Народные песни русского города
Метро в истории, культуре и жизни людей
Идиш: язык и литература
Кафка и кафкианство
Кто такой Ленин?
Что мы знаем об Антихристе
Джеймс Джойс и роман «Улисс»
Стихи о любви
Главные философские вопросы. Сезон 3: Существует ли свобода?
«Молодой папа»: история, искусство и Церковь в сериале
Безымянный подкаст Филиппа Дзядко
Антропология Севера: кто и как живет там, где холодно
Как читать китайскую поэзию
Экономика пиратства
Как русские авангардисты строили музей
Милосердие на войне
Как революция изменила русскую литературу
Главные философские вопросы. Сезон 2: Кто такой Бог?
Гутенберг позвонит
Композитор Владимир Мартынов о музыке — слышимой и неслышимой
Лунные новости
Открывая Россию: Ямал
Криминология: как изучают преступность и преступников
Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Введение в гендерные исследования
Документальное кино между вымыслом и реальностью
Из чего состоит мир «Игры престолов»
Мир Владимира Набокова
Краткая история татар
Как мы чувствуем архитектуру
Письма о любви
Американская литература XX века. Сезон 2
Американская литература XX века. Сезон 1
Холокост. Истории спасения
Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
У Христа за пазухой: сироты в культуре
Антропология чувств
Первый русский авангардист
Как увидеть искусство глазами его современников
История исламской культуры
Как работает литература
Несогласный Теодор
История Византии в пяти кризисах
Открывая Россию: Иваново
Комплекс неполноценности
История Великобритании в «Аббатстве Даунтон»
Самозванцы и Cмута
Поэзия как политика. XIX век
Иностранцы о России
Особенности национальных эмоций
Русская литература XX века. Сезон 6
10 секретов «Евгения Онегина»
Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
История завоевания Кавказа
Открывая Россию: Сахалин
Сталин. Вождь и страна
Ученые не против поп-культуры
В чем смысл животных
Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Мир Эйзенштейна
Блокада Ленинграда
Что такое современный танец
Как железные дороги изменили русскую жизнь
Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Лев Толстой против всех
Россия и Америка: история отношений
Как придумать свою историю
Россия глазами иностранцев
История православной культуры
Революция 1917 года
Русская литература XX века. Сезон 5
Человек против СССР
Мир Булгакова
Как читать русскую литературу
Что такое
Древняя Греция
Блеск и нищета Российской империи
Мир Анны Ахматовой
Жанна д’Арк: история мифа
Любовь при Екатерине Великой
Русская литература XX века. Сезон 4
Социология как наука о здравом смысле
Кто такие декабристы
Русское военное искусство
Византия для начинающих
Закон и порядок
в России XVIII века
Как слушать
классическую музыку
Русская литература XX века. Сезон 3
Повседневная жизнь Парижа
Русская литература XX века. Сезон 2
Как понять Японию
Рождение, любовь и смерть русских князей
Что скрывают архивы
Русский авангард
Петербург
накануне революции
«Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Антропология
коммуналки
Русская литература XX века. Сезон 1
Архитектура как средство коммуникации
История дендизма
Генеалогия русского патриотизма
Несоветская философия в СССР
Преступление и наказание в Средние века
Как понимать живопись XIX века
Мифы Южной Америки
Неизвестный Лермонтов
Греческий проект
Екатерины Великой
Правда и вымыслы о цыганах
Исторические подделки и подлинники
Театр английского Возрождения
Третьяковка после Третьякова
Как училась Россия
«Народная воля»: первые русские террористы
История сексуальности
Тьфу-тьфу-тьфу!
Скандинавия эпохи викингов
Языки архитектуры XX века
Точки опоры
Николай Гумилев в пути
Портрет художника эпохи СССР
Мир Толкина. Часть 1
Что мы знаем об этрусках
Английская литература XX века. Сезон 2
Джаз для начинающих
Ощупывая
северо-западного
слона
Ученый совет
Трудовые будни героев Пушкина, Лермонтова, Гоголя и Грибоедова
Взлет и падение Новгородской республики
История русской эмиграции
Как придумать город
Вашими молитвами
Остап Бендер: история главного советского плута
Мир Даниила Хармса
Найман читает «Рассказы о Анне Ахматовой»
Главные идеи Карла Маркса
Олег Григорьев читает свои стихи
История торговли в России
Зачем я это увидел?
Жак Лакан и его психоанализ
Мир средневекового человека
Репортажи с фронтов Первой мировой
Главные философские вопросы. Сезон 8: Где добро, а где зло?
Сказки о любви
Веничка Ерофеев между Москвой и Петушками (18+)
Япония при тоталитаризме
Рождественские песни
Как жили обыкновенные люди и императоры в Древнем Риме
Хотелось бы верить
Немецкая музыка от хора до хардкора
Главные философские вопросы. Сезон 7: Почему нам так много нужно?
Довлатов и Ленинград
Главные философские вопросы. Сезон 6: Зачем нам природа?
История московской архитектуры. От Василия Темного до наших дней
Личный XX век
Берлинская стена. От строительства до падения
Страшные истории
Нелли Морозова. «Мое пристрастие к Диккенсу». Аудиокнига
Польское кино: визитные карточки
Зигмунд Фрейд и искусство толкования
Деловые люди XIX века
«Эй, касатка, выйди в садик»: песни Виктора Коваля и Андрея Липского
Английская литература XX века. Сезон 1
Культурные коды экономики: почему страны живут по-разному
Главные философские вопросы. Сезон 5: Что такое страсть?
Золотая клетка. Переделкино в 1930–50-е годы
Как исполнять музыку на исторических инструментах
Как Оптина пустынь стала главным русским монастырем
Как гадают ханты, староверы, японцы и дети
Последние Романовы: от Александра I до Николая II
Отвечают сирийские мистики
Как читать любимые книги по-новому
Как жили обыкновенные люди в Древней Греции
Путешествие еды по литературе
За что мы любим кельтов?
Стругацкие: от НИИЧАВО к Зоне
Легенды и мифы советской космонавтики
Гитлер и немцы: как так вышло
Как Марк Шагал стал всемирным художником
«Безутешное счастье»: рассказы о стихотворениях Григория Дашевского
История русской еды
Лесков и его чудные герои
Песни о любви
Культура Японии в пяти предметах
5 историй о волшебных помощниках
Главные философские вопросы. Сезон 4: Что есть истина?
Что придумал Бетховен
Первопроходцы: кто открывал Сибирь и Дальний Восток
Сирийские мистики об аде, игрушках, эросе и прокрастинации
Что такое романтизм и как он изменил мир
Финляндия: визитные карточки
Как атом изменил нашу жизнь
Данте и «Божественная комедия»
Шведская литература: кого надо знать
Я бы выпил (18+)
Кто такой Троцкий?
Теории заговора: от Античности до наших дней
Зачем люди ведут дневники, а историки их читают
Помпеи до и после извержения Везувия
Народные песни русского города
Метро в истории, культуре и жизни людей
Идиш: язык и литература
Кафка и кафкианство
Кто такой Ленин?
Что мы знаем об Антихристе
Джеймс Джойс и роман «Улисс»
Стихи о любви
Главные философские вопросы. Сезон 3: Существует ли свобода?
«Молодой папа»: история, искусство и Церковь в сериале
Безымянный подкаст Филиппа Дзядко
Антропология Севера: кто и как живет там, где холодно
Как читать китайскую поэзию
Экономика пиратства
Как русские авангардисты строили музей
Милосердие на войне
Как революция изменила русскую литературу
Главные философские вопросы. Сезон 2: Кто такой Бог?
Гутенберг позвонит
Композитор Владимир Мартынов о музыке — слышимой и неслышимой
Лунные новости
Открывая Россию: Ямал
Криминология: как изучают преступность и преступников
Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Введение в гендерные исследования
Документальное кино между вымыслом и реальностью
Из чего состоит мир «Игры престолов»
Мир Владимира Набокова
Краткая история татар
Как мы чувствуем архитектуру
Письма о любви
Американская литература XX века. Сезон 2
Американская литература XX века. Сезон 1
Холокост. Истории спасения
Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
У Христа за пазухой: сироты в культуре
Антропология чувств
Первый русский авангардист
Как увидеть искусство глазами его современников
История исламской культуры
Как работает литература
Несогласный Теодор
История Византии в пяти кризисах
Открывая Россию: Иваново
Комплекс неполноценности
История Великобритании в «Аббатстве Даунтон»
Самозванцы и Cмута
Поэзия как политика. XIX век
Иностранцы о России
Особенности национальных эмоций
Русская литература XX века. Сезон 6
10 секретов «Евгения Онегина»
Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
История завоевания Кавказа
Открывая Россию: Сахалин
Сталин. Вождь и страна
Ученые не против поп-культуры
В чем смысл животных
Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Мир Эйзенштейна
Блокада Ленинграда
Что такое современный танец
Как железные дороги изменили русскую жизнь
Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Лев Толстой против всех
Россия и Америка: история отношений
Как придумать свою историю
Россия глазами иностранцев
История православной культуры
Революция 1917 года
Русская литература XX века. Сезон 5
Человек против СССР
Мир Булгакова
Как читать русскую литературу
Что такое
Древняя Греция
Блеск и нищета Российской империи
Мир Анны Ахматовой
Жанна д’Арк: история мифа
Любовь при Екатерине Великой
Русская литература XX века. Сезон 4
Социология как наука о здравом смысле
Кто такие декабристы
Русское военное искусство
Византия для начинающих
Закон и порядок
в России XVIII века
Как слушать
классическую музыку
Русская литература XX века. Сезон 3
Повседневная жизнь Парижа
Русская литература XX века. Сезон 2
Как понять Японию
Рождение, любовь и смерть русских князей
Что скрывают архивы
Русский авангард
Петербург
накануне революции
«Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Антропология
коммуналки
Русская литература XX века. Сезон 1
Архитектура как средство коммуникации
История дендизма
Генеалогия русского патриотизма
Несоветская философия в СССР
Преступление и наказание в Средние века
Как понимать живопись XIX века
Мифы Южной Америки
Неизвестный Лермонтов
Греческий проект
Екатерины Великой
Правда и вымыслы о цыганах
Исторические подделки и подлинники
Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Путеводитель по благотвори­тельной России XIX века
27 рассказов о ночлежках, богадельнях, домах призрения и других благотворительных заведениях Российской империи
Колыбельные народов России
Пчелка золотая да натертое яблоко. Пятнадцать традиционных напевов в современном исполнении, а также их истории и комментарии фольклористов
История Юрия Лотмана
Arzamas рассказывает о жизни одного из главных ученых-гуманитариев XX века, публикует его ранее не выходившую статью, а также знаменитый цикл «Беседы о русской культуре»
Волшебные ключи
Какие слова открывают каменную дверь, что сказать на пороге чужого дома на Новый год и о чем стоит помнить, когда пытаешься проникнуть в сокровищницу разбойников? Тест и шесть рассказов ученых о магических паролях
Наука и смелость. Второй сезон
Детский подкаст о том, что пришлось пережить ученым, прежде чем их признали великими
«1984». Аудиоспектакль
Старший Брат смотрит на тебя! Аудиоверсия самой знаменитой антиутопии XX века — романа Джорджа Оруэлла «1984»
История Павла Грушко, поэта и переводчика, рассказанная им самим
Павел Грушко — о голоде и Сталине, оттепели и Кубе, а также о Федерико Гарсиа Лорке, Пабло Неруде и других испаноязычных поэтах
История игр за 17 минут
Видеоликбез: от шахмат и го до покемонов и видеоигр
Истории и легенды городов России
Детский аудиокурс антрополога Александра Стрепетова
Путеводитель по венгерскому кино
От эпохи немых фильмов до наших дней
Дух английской литературы
Оцифрованный архив лекций Натальи Трауберг об английской словесности с комментариями филолога Николая Эппле
Аудиогид МЦД: 28 коротких историй от Одинцова до Лобни
Первые советские автогонки, потерянная могила Малевича, чудесное возвращение лобненских чаек и другие неожиданные истории, связанные со станциями Московских центральных диаметров
Советская кибернетика в историях и картинках
Как новая наука стала важной частью советской культуры
Игра: нарядите елку
Развесьте игрушки на двух елках разного времени и узнайте их историю
Что такое экономика? Объясняем на бургерах
Детский курс Григория Баженова
Всем гусьгусь!
Мы запустили детское
приложение с лекциями,
подкастами и сказками
Открывая Россию: Нижний Новгород
Курс лекций по истории Нижнего Новгорода и подробный путеводитель по самым интересным местам города и области
Как устроен балет
О создании балета рассказывают хореограф, сценограф, художники, солистка и другие авторы «Шахерезады» на музыку Римского-Корсакова в Пермском театре оперы и балета
Железные дороги в Великую Отечественную войну
Аудиоматериалы на основе дневников, интервью и писем очевидцев c комментариями историка
Война
и жизнь
Невоенное на Великой Отечественной войне: повесть «Турдейская Манон Леско» о любви в санитарном поезде, прочитанная Наумом Клейманом, фотохроника солдатской жизни между боями и 9 песен военных лет
Фландрия: искусство, художники и музеи
Представительство Фландрии на Arzamas: видеоэкскурсии по лучшим музеям Бельгии, разборы картин фламандских гениев и первое знакомство с именами и местами, которые заслуживают, чтобы их знали все
Еврейский музей и центр толерантности
Представительство одного из лучших российских музеев — история и культура еврейского народа в видеороликах, артефактах и рассказах
Музыка в затерянных храмах
Путешествие Arzamas в Тверскую область
Подкаст «Перемотка»
Истории, основанные на старых записях из семейных архивов: аудиодневниках, звуковых посланиях или разговорах с близкими, которые сохранились только на пленке
Arzamas на диване
Новогодний марафон: любимые ролики сотрудников Arzamas
Как устроен оркестр
Рассказываем с помощью оркестра musicAeterna и Шестой симфонии Малера
Британская музыка от хора до хардкора
Все главные жанры, понятия и имена британской музыки в разговорах, объяснениях и плейлистах
Марсель Бротарс: как понять концептуалиста по его надгробию
Что значат мидии, скорлупа и пальмы в творчестве бельгийского художника и поэта
Новая Третьяковка
Русское искусство XX века в фильмах, галереях и подкастах
Видеоистория русской культуры за 25 минут
Семь эпох в семи коротких роликах
Русская литература XX века
Шесть курсов Arzamas о главных русских писателях и поэтах XX века, а также материалы о литературе на любой вкус: хрестоматии, словари, самоучители, тесты и игры
Детская комната Arzamas
Как провести время с детьми, чтобы всем было полезно и интересно: книги, музыка, мультфильмы и игры, отобранные экспертами
Аудиоархив Анри Волохонского
Коллекция записей стихов, прозы и воспоминаний одного из самых легендарных поэтов ленинградского андеграунда 1960-х — начала 1970-х годов
История русской культуры
Суперкурс Онлайн-университета Arzamas об отечественной культуре от варягов до рок-концертов
Русский язык от «гой еси» до «лол кек»
Старославянский и сленг, оканье и мат, «ѣ» и «ё», Мефодий и Розенталь — всё, что нужно знать о русском языке и его истории, в видео и подкастах
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Университет Arzamas. Запад и Восток: история культур
Весь мир в 20 лекциях: от китайской поэзии до Французской революции
Что такое античность
Всё, что нужно знать о Древней Греции и Риме, в двух коротких видео и семи лекциях
Как понять Россию
История России в шпаргалках, играх и странных предметах
Каникулы на Arzamas
Новогодняя игра, любимые лекции редакции и лучшие материалы 2016 года — проводим каникулы вместе
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Европейский университет в Санкт-Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы
Аудиолекции
32 минуты
1/11

Михаил Рогинский: примус, плитка и Москва, написанная в Париже

Почему художника, прославившегося «Красной дверью», назвали последним русским живописцем

Читает Ирина Горлова

Почему художника, прославившегося «Красной дверью», назвали последним русским живописцем

19 минут
2/11

Татьяна Яблонская: колхозная феерия и Флоренция старых мастеров

Как художница все время оказывалась в плену своего успеха

Читает Ольга Полянская

Как художница все время оказывалась в плену своего успеха

19 минут
3/11

Андрей Красулин: коробки, табуретки, почеркушки и тени

Как скульптор превращает мусор и самые простые предметы в произведения искусства

Читает Светлана Коробцова

Как скульптор превращает мусор и самые простые предметы в произведения искусства

20 минут
4/11

Дмитрий Жилинский: «Гимнасты СССР» и датская королева

Как художник нашел гармонию Возрождения в обычной советской жизни

Читает Светлана Коткина

Как художник нашел гармонию Возрождения в обычной советской жизни

26 минут
5/11

Оскар Рабин: бараки, селедки и виза на кладбище (18+)

Как у художника обычные вещи стали символами неустроенности мира

Читает Вера Головина

Как у художника обычные вещи стали символами неустроенности мира

32 минуты
6/11

Лидия Мастеркова: ленты, планеты и черный квадрат в кружевах

Почему художницу называют амазонкой второй волны русского авангарда

Читает Ирина Горлова

Почему художницу называют амазонкой второй волны русского авангарда

27 минут
7/11

Гелий Коржев: герои революции, забытые ветераны и тюрлики

Как художник в поисках правды и человечности ставил диагноз обществу

Читает Тамара Кружкова

Как художник в поисках правды и человечности ставил диагноз обществу

20 минут
8/11

Таир Салахов: вахтовики, Каспийское море и мать

Как успешный советский художник сохранил свой дар чувствовать время

Читает Ольга Полянская

Как успешный советский художник сохранил свой дар чувствовать время

26 минут
9/11

Виктор Попков: «Строители Братска» и мезенские вдовы

Почему художник, строивший карьеру по правилам официального советского искусства, все равно был исключен из системы

Читает Вера Головина

Почему художник, строивший карьеру по правилам официального советского искусства, все равно был исключен из системы

23 минуты
10/11

Аделаида Пологова: цвет, свет и поэзия

Почему работы скульптора раздражали чиновников и не всегда были понятны зрителям

Читает Светлана Коробцова

Почему работы скульптора раздражали чиновников и не всегда были понятны зрителям

18 минут
11/11

Михаил Греку: импрессионизм, философия и притча (16+)

Как художнику, приехавшему в СССР в 1940 году, удалось получить признание и остаться индивидуалистом

Читает Ольга Полянская

Как художнику, приехавшему в СССР в 1940 году, удалось получить признание и остаться индивидуалистом