Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить
Курс № 67 Документальное кино между вымыслом и реальностьюПодкастМатериалы
Подкаст
37 минут
1/5

«В поисках Шугармена» Малика Бенджеллуля

Как неизвестный американский музыкант оказался суперзвездой в ЮАР, насколько его история уникальна и где в ней действительность, а где — рассказанная режиссером сказка

Михаил РатгаузЮрий СапрыкинВладислав Кручинский

Как неизвестный американский музыкант оказался суперзвездой в ЮАР, насколько его история уникальна и где в ней действительность, а где — рассказанная режиссером сказка

32 минуты
2/5

«Тонкая голубая линия» Эррола Морриса

Почему, чтобы вытащить несправедливо осужденного из тюрьмы, нужно снять арт-фильм и можно ли назвать расследованием кино, в котором мы с первых кадров понимаем, кто убийца

Александр ГорбачевАлександр Уржанов

Почему, чтобы вытащить несправедливо осужденного из тюрьмы, нужно снять арт-фильм и можно ли назвать расследованием кино, в котором мы с первых кадров понимаем, кто убийца

35 минут
3/5

«Человек на проволоке» Джеймса Марша

Что делает канатоходца настоящим современным художником и как превратить рассказ о нем в фильм-ограбление

Алексей МедведевТимофей Радя

Что делает канатоходца настоящим современным художником и как превратить рассказ о нем в фильм-ограбление

36 минут
4/5

«Не оглядывайся» Донна Алана Пеннебейкера и «Дай мне кров» братьев Мейслз

Можно ли заснять действительность, совсем в нее не вмешавшись, и как, снимая турне культовой группы, получить мрачное кино о конце эпохи

Алексей МедведевМарк Симон

Можно ли заснять действительность, совсем в нее не вмешавшись, и как, снимая турне культовой группы, получить мрачное кино о конце эпохи

38 минут
5/5

«Акт убийства» Джошуа Оппенгеймера

Что получится, если о массовых убийствах будут рассказывать не жертвы, а палачи, и что режиссеру-документалисту дозволено делать с реальностью и со своими героями

Михаил РатгаузМарина Разбежкина

Что получится, если о массовых убийствах будут рассказывать не жертвы, а палачи, и что режиссеру-документалисту дозволено делать с реальностью и со своими героями

От мокьюментари до хроники: все виды документального кино

10 главных фильмов в 10 главных жанрах — и еще 30, которые тоже стоит посмотреть

Любой список жанров документального кино будет условным и спорным — но таково свойство жанра как понятия. В игровом кино то же самое: коме­дия — это когда смешно, мелодрама — это про любовь, научная фанта­сти­ка — это про небы­валые технологии, а вестерн — это в западных штатах США в доиндуст­риаль­ную эпоху. Ситуация осложняется еще и тем, что само деление на игро­вое и неигровое часто ставится под сомнение, и для неко­торых методов доку­мен­талистики это сомнение стало основным принципом. Но все же попро­буем: 10 главных жанров, один главный фильм на каждый, и еще три — в каче­стве бонуса.

Оглавление
  • Хроника
  • Этнографический фильм
  • Киноэссе
    и фильм-дневник
  • Фильм-расследование
  • Наблюдение
  • Портрет
  • Экспериментальная документалистика
  • Документальная анимация
  • Докуфикшен
  • Мокьюментари
Хроника
«Битва за Чили»
La batalla de Chile
Режиссер Патрисио Гусман, 1975–1979 годы
Кадр из фильма «Битва за Чили» © Patricio Guzmán

Хроника — исторически первый жанр не толь­ко документалистики, но и кино вообще. Ценность кинематографа как формы документа была очевидна сразу, и многие из первых фильмов братьев Люмьер (их назы­­вают actualité — «дейст­витель­ность») заключались в фиксации событий — как заурядных («Прибытие поезда на вокзал города Ла-Сьота»), так и исторических («Коронация Николая II»).

Так же как люди делают семейные фото и видео на память, на пленку сохра­няются важные общественные события — чтобы о них не забыли. В случае режиссера Патрисио Гусмана и его товарищей это был военный переворот в Чили, в результате которого власть захватила хунта Аугусто Пиночета. Понятно, что новый режим стал писать историю в своих интересах, и трех­част­ная пятичасовая «Битва за Чили» оста­лась важным свидетельством политиче­ской борьбы, рассказанным с точки зрения проигравших левых сил. Как марк­систский трактат или учебник истории, написанный параллельно самим событиям, трилогия Гусмана диалектически излагает факты, не позволяя себе впадать в откровенную агитацию (хотя ангажированность очевидна). При этом — и так часто случается с политической хроникой — фильм о событии сам стал частью события, жестом в рамках полити­ческой борьбы. Поэтому участники съемок монтировали «Битву за Чили» в вынужден­ной эмиграции, а оператор Хорхе Мюллер Сильва был арестован силовиками Пиночета и пропал без вести (то есть, вероятно, расстрелян).

Патрисио Гусман вернулся к событиям переворота 20 лет спустя. Пиночет сло­жил полномочия в 1990 году, но люстрация не произошла, обще­ство пред­почло не копаться в прошлом — и именно «Битва за Чили» стала способом о нем напомнить. Гусман показал фильм старшеклассникам, плохо пред­став­ляв­шим себе события 1970-х, и включил съемки с этих показов в новый фильм «Чили, упорная память».

Еще стоит посмотреть в этом жанре:

  • «Триумф воли» Лени Рифеншталь (1935)
  • «Дай мне кров» Альберта Мейслзы, Дэвида Мейслзы и Шарлотты Зверин (1970)
  • «Citizenfour» Лоры Пойтрас (2014)
Этнографический фильм
«Нанук с Севера»
Nanook of the North
Режиссер Роберт Дж. Флаэрти, 1922 год

С момента своего существования этнографическое кино было окрашено коло­ниальной интонацией. В начале XX века на Западе еще было общепри­нятым снисходительное отношение к иным (особенно экзотическим) куль­турам как к примитивным и не вполне развитым, что не отменяло искреннего инте­реса к ним и уважения. Так, Роберт Флаэрти решил снимать кино об инуитах в Канаде из восхищения перед их способностью жить в усло­виях Крайнего Севера.

Человек, которого теперь считают основателем этнографического кино (и одним из основателей документального кино вообще), не был ни этно­графом, ни профессиональным режиссером. Флаэрти работал старателем на побережье Гудзонова залива, но жизнь коренного населения интересовала его больше, так что он прошел краткий курс по работе с кинокамерой и взял ее с собой в очередную экспедицию. Съемки из первой поездки сгорели из-за неудачно брошенной сигареты, но со второго раза получился «Нанук с Севе­ра» — рассказ о жизни одной инуитской семьи. Больше всего Флаэрти инте­ресовали экзотичные бытовые подробности: охота с копьями на моржа или строительство иглу.

Правда состоит в том, что к моменту съемок инуиты уже освоили ружья и почти не носили традиционную одежду, которая показана в фильме; иглу пришлось построить без одной стены, потому что иначе камере Флаэрти не хватало света; главного героя звали Аллакариаллак, а не Нанук, а две его жены не были на самом деле его женами. Флаэрти вольно приукрашивал действительность — иногда ради того, чтобы запечатлеть фактуру, которой уже нет (например, охоту с копьями), иногда — ради художественного эффекта. Например, знаменитая сцена, в которой Нанук поражается граммофону, была придумана и поставлена режиссером как комедийная: Аллакариаллак знал, что такое граммофон, и не был таким наивным, каким увидели его зрители в США.

Но нельзя сказать, что Флаэрти занимался обманом: у него не было задачи снять документальный фильм, потому что самого понятия «документальный» тогда еще не существовало. Требование объективности и точности появится позже и будет выполняться разными методами. Французский режиссер Жан Руш, считавший, что взгляд снаружи всегда искажает картину, снимал фильмы фактически в соавторстве со своими героями. С другой стороны, кино было освоено академическими антропологами, которые перенесли в него метод научного наблюдения: так сделаны, например, картины Джона Маршалла или Маргарет Мид и Грегори Бейтсона.

Еще стоит посмотреть в этом жанре:

  • «Лас-Урдес. Земля без хлеба» Луиса Бунюэля (1933)
  • «Охотники» Джона Маршалла (1957)
  • «Я — негр» Жана Руша (1958)
Киноэссе и фильм-дневник
«Без солнца»
Sans soleil
Режиссер Крис Маркер, 1983 год

Крис Маркер с иронией называл себя «известным режиссером неизвестных фильмов»: в условный канон истории кино включены только две его работы — «Без солнца» и короткометражка «Взлетная полоса».

Маркера считают родоначальником жанра киноэссе; интересно, что с распро­стране­нием цифровых камер, позволяющих с легкостью снимать фильмы от первого лица, этот жанр стал в документалистике одним из самых актуаль­ных. Он же занимался этим еще в 1950-е, когда в своем «Письме из Сибири» иронизировал над способностью кино манипулировать документом. Критик Андре Базен писал по поводу того фильма, что Маркер изобрел новый тип монтажа: изобра­жения сопоставляются в нем не только друг с другом, но и с за­кадровым текстом, который может полностью менять смысл картинки.

Фильм «Без солнца», названный в честь вокального цикла Мусоргского, состав­лен из за­меток, наблюдений и размышлений, и его структуру и содержание опре­деляют сознание и мысль автора, а не тема или объект наблюдения. Дол­гое время работавший в издательстве туристических путеводителей, Маркер поменял обычную логику фильмов об экзотических странах: не толь­ко кино — способ путешествия, но и путешествие — способ снимать кино. «Без солнца» сделан именно так, чем напоминает о классиче­ском лите­ратур­ном жанре путевых заметок, где географические перемещения становятся не целью, а отправной точкой. Для Маркера наблюдения за чужой жизнью и культурой — материал для рассуждения, в котором могут объеди­ниться и следовать друг за другом через монтажную склейку футуристический Токио и нищая Республика Гвинея-Бисау. Сам принцип их рифмовки сообщает его ощущение от современного мира, превратившегося в глобальную деревню.

Скромный Маркер, который почти не появлялся на публике и редко давал интервью, оформил закадровый текст в виде воспоминаний о вымышленном режиссере-путешественнике, и память как таковая становится материей фильма: как для Патрисио Гусмана, которому Маркер подарил пленку на «Бит­ву за Чили», суть кино для француза состоит в том, что оно останавли­вает время, фиксируя его в сознании.

Еще стоит посмотреть в этом жанре:

  • «Ф как „фальшивка“» Орсона Уэллса (1973)
  • «История (и) кино» Жан-Люка Годара (1988–1998)
  • «Двигаясь вперед, иногда я видел проблески красоты» Йонаса Мекаса (2000)
Фильм-расследование
«Тонкая голубая линия»
The Thin Blue Line
Режиссер Эррол Моррис, 1988 год

Расследования в документальном кино могут быть разного масштаба — от слу­чаев из частной жизни до исторических катастроф. Это один из основных жан­ров в репертуаре современной телевизионной журналистики, и стандарт для него задал именно Эррол Моррис 30 лет назад. Приемы из «Тонкой голу­бой линии» многократно воспроизводились в других фильмах — от игро­вых инсценировок событий из прошлого до интервью лицом к лицу, будто собе­седник режиссера разговаривает прямо с камерой. Поджанр true crime (то есть основанный на реальных событиях повествования о преступлении) вырос из работы Морриса едва ли не полностью.

Фильм, ставший «Тонкой голубой линией», начинался как история зловещего персонажа — психиатра по прозвищу Доктор Смерть, который в качестве судебного эксперта посодействовал десяткам смертных казней. Но в ходе работы Эррол Моррис переключился на историю одного из приговоренных по фамилии Адамс (высшую меру ему еще до того заменили на пожизненное). Когда-то работавший частным детективом, Моррис не поверил в виновность этого человека и подробно исследовал дело — гораздо тщательнее, как оказа­лось, чем следователи и суд.

«Тонкая голубая линия» — редкий пример фильма, который по-настоящему изменил человеческую жизнь: после успешного проката картины дело Адамса вернули в суд и очень скоро прекратили, а заключенного выпустили на свободу через 16 лет после преступления, которое он не совершал. В определенном смысле это гражданский жест, ведь в демократии медиа (обычно пресса и телевидение, но и кино тоже) понимаются как общественный институт, контролирующий органы власти. Но, как любое выдающееся кино, «Линия» выходит за пределы своей непосредственной темы и становится фильмом о евангельском вопросе «Что есть истина?». Для Морриса она всегда существует, и задача человека — в том, чтобы ее обнаружить, даже если это непросто или невозможно. Этой же задаче посвящены и следующие его работы, включая «Туман войны» о мини­стре обороны США Макнамаре, за который режиссер получил «Оскар». Однако мно­гие критики, напротив, видят в фильме пример постмодернистского текста об относительности истины: центральное событие — убийство полицейского, за которое осудили Адамса, — показано несколько раз в разных версиях, как в фильме «Расёмон» Акиры Куросавы.

Слушайте также на Arzamas выпуск подкаста, посвященный фильму «Тонкая голубая линия».

Еще стоит посмотреть в этом жанре:

  • «Шоа» Клода Ланцмана (1985)
  • «Голая армия императора идет вперед» Кадзуо Хары (1987)
  • «Акт убийства» Джошуа Оппенхаймера (2012)
Наблюдение
«Безумцы Титиката»
Titicut Follies
Режиссер Фредерик Уайзман, 1967 год

Сложно выбрать одну работу из фильмографии Фредерика Уайзмана: уже 50 лет он делает в среднем по одной картине в год, причем все это время последовательно использует одни и те же принципы и приемы. Каждый фильм Уайзмана — исследование одной институции или сообщества, будь то психиа­трическая лечебница в «Безумцах Титиката», армейский тренировочный лагерь («Ракета», 1988), парламент штата Айдахо («Законодательное собрание», 2006) или музей («Национальная галерея», 2014). Режиссер всегда проводит в вы­бран­ном месте долгое время, чтобы снять о нем подробный материал. Он никогда не вмешивается в происходящее, не использует постановочные сцены и закадровый текст и не берет интервью, добиваясь максимальной объективности метода.

Кажется неслучайным, что свой первый фильм Уайзман снял в лечебнице. Подлинный предмет изучения во всех его работах — механизмы, по которым функционирует общество в целом, и больница «Титикат», где проявления человеческого обострены, оказывается едва ли не самой яркой моделью социума. По мнению философа Мишеля Фуко, безумие только кажется объективно существующим феноменом, на самом же деле оно относительно и условно, а способы его контроля (то есть психиатрия) произвольны. Уайзман не под­черкивает это в фильме — он никогда не предлагает явных интерпретаций, — но само устройство сумасшедшего дома выглядит метафорой власти вообще.

Именно вопрос о власти оказывается ключевым в социологическом кино Уайз­мана: в исследовании любого сообщества больше всего внимания он уделяет его организации. Последний на настоящий момент фильм 89-летнего режис­сера — «Монровия, Индиана» о городке на Среднем Западе США — чуть ли не наполовину состоит из заседаний советов и оргкомитетов: это фильм о демократии на самом базовом ее уровне.

Еще стоит посмотреть в этом жанре:

  • ««Первичные выборы»» Роберта Дрю (1960)
  • «Коммивояжер» Альберта Мейслзы, Дэвида Мейслзы и Шарлотты Зверин (1969)
  • «Наблюдение собственными глазами» Стэна Брэкиджа (1971)
Портрет
«Не оглядывайся»
Don’t Look Back
Режиссер Д. А. Пеннебейкер, 1967 год
Кадр из фильма «Не оглядывайся»© Leacock-Pennebaker

Как и его ровесник Уайзман, Д. А. Пеннебейкер с начала карьеры был сторон­ником принципа, который он сам сформулировал словами «будь рядом и наблюдай». К тому моменту, когда режиссер поехал с Бобом Диланом в турне по Британии, он уже снял несколько документальных работ, и сейчас они смотрятся как наброски к «Не оглядывайся»: этот фильм принес ему славу и до сих пор остается опус магнум Пеннебейкера.

Хотя режиссер старался не вмешиваться в события, поведение Дилана (он все время был чем-то занят и как будто не замечал, что его снимают) провоцирует задать вопрос: насколько докумен­таль­ным может быть докумен­таль­ный фильм? Музыкант похож на актера во время бенефиса — от знаменитой постановочной сцены, где он на камеру перебирает карточки со строками песни «Subterranean Homesick Blues», до интервью с журналистами, каждое из которых представ­ляет собой небольшой перформанс; о бытовых сценах можно сказать то же самое. Главная, пожалуй, режиссерская удача заключается в отно­шении к герою самого автора, который сравнивал Дилана с лордом Байроном и хотел сделать фильм о поэте, а не о популярном музыканте. Песни в фильме, которых немного, звучат от начала до конца, зато зафиксирован твор­ческий процесс — предмет, который трудно дается как игровому, так и докумен­тальному кино. В так называемом жанре рокьюментари  Рокьюментари (rockumentary) — докумен­тальный фильм о рок-музыке, музыкантах, музыкальных фестивалях., который во многом обязан своим существованием Пеннебейкеру, это редко получается: обычно такие фильмы делают скорее в целях промоушена.

Портретная документалистика — неоднородный жанр, метод Пеннебейкера — один из возможных. Часто такие фильмы бывают не столько о личности, сколь­ко об истории, с ней связанной. В других случаях героями намеренно выбирают обыкновенных людей: здесь особняком стоит телевизионный проект «Up», который уже пятьдесят с лишним лет следит за биографиями нескольких британцев. В этом случае человек становится метафорой своей эпохи; это подчеркнуто в российской версии проекта — сериале «Рожденные в СССР», который ведет отсчет с момента исторического слома.

Еще стоит посмотреть в этом жанре:

  • Сериал «Up» Пола Алмонда и Майкла Аптеда (1964 — настоящее время)
  • «Портрет Джейсона» Ширли Кларк (1967)
  • «Человек-гризли» Вернера Херцога (2005)
Экспериментальная документалистика
«Человек с киноаппаратом»
Режиссер Дзига Вертов, 1929 год

Это довольно расплывчатая категория, но условно к ней можно отнести филь­мы на документальном материале, которые не рассказывают и не рас­суждают; чаще всего их режиссеры заняты формальным поиском и сама сделанность фильма становится явной и важной составной его частью.

«Человека с киноаппаратом» часто называют величайшим документальным фильмом в истории — пять лет назад этот статус в очередной раз подтвердил опрос британского журнала Sight & Sound. Кроме того, это одно из высших достижений советской монтажной школы — притом что многие ее представители (Эйзенштейн, например) с Вертовым конфликтовали. Недоверие было взаимным, поскольку Вертов, автор манифеста «Мы» о прин­ципиальной роли факта в киноэстетике, вообще не признавал игровое кино.

«Человек с киноаппаратом» начинается с предуведомления: это фильм «без помощи надписей», сценария, декораций, актеров. Все эти вещи Вертов считал приемами литературы и театра, чуждыми кинематографу, а новое технологи­ческое искусство, в отличие от старых, должно было стать новым международ­ным языком для обновленного человечества. Приближение к это­му коммуни­сти­че­скому идеалу Вертов вместе с братом, оператором Михаилом Кауфма­ном, и женой, монтажером Елизаветой Свиловой, создал в «Человеке с киноаппара­том», где действует коллективное тело городского советского человека. Исполь­­зованные формальные приемы — ассоциативный монтаж, наплывы, двойная экспозиция, комбинированная съемка — не связаны с язы­ком и по за­мыслу должны работать как аттракцион в любой стране мира.

«Человек с киноаппаратом» также относится к жанру городской симфонии, который был популярен в эпоху раннего кино — в силу естественной связи кинемато­графа с идеей прогресса и, соответственно, урбанистической средой. Содержа­нием таких фильмов была сама городская жизнь, но сам принцип может быть применен не только к городам, но и к любому предмету. Историк и теоретик документального кино Билл Николс впоследствии назовет такой подход «поэти­ческим режимом» документалистики.

Еще стоит посмотреть в этом жанре:

  • «По поводу Ниццы» Жана Виго (1930)
  • «Девушки из Челси» Энди Уорхола (1966)
  • «С Востока» Шанталь Акерман (1993)
Документальная анимация
«Вальс с Баширом»
Vals Im Bashir
Режиссер Ари Фольман, 2008 год

Словосочетание «документальная анимация» может показаться оксюмороном, но у этого жанра давняя история: первым представителем считается «Круше­ние „Лузи­тании“», снятое в 1918 году. Британский пассажирский лайнер затонул за три года до этого, став жертвой немецкой торпеды, и никаких снимков катаст­рофы, не говоря уже о кинохронике, не сохранилось. В то время в газетах часто публиковались рисунки взамен отсутствующих фотографий, и такие изобра­жения считались документальными. Зарисовки из судов, где запрещена съемка, так воспринимаются  до сих пор. Почему же рисованный фильм нельзя тоже считать документом?

Из всех жанров в нашем списке этот самый малочисленный, и чаще всего к нему прибегают именно в тех случаях, когда хроника и фотографии не сохранились. Например, если речь идет о памяти. Хотя человеческие воспоминания — не вымысел, им свойственны аберрации и искажения. Поэтому так уместна анимация в сюжете «Вальса с Баширом» Ари Фольмана. Реалистичная, но все же условная рисовка придает ощущение ненадежности тому, что пытается вспомнить главный герой (сам режиссер): встречаясь со своим сослуживцем, Фольман осознает, что одно из событий Ливанской войны совершенно стерлось из его памяти. «Вальс с Баширом» считается первым полнометражным фильмом в жанре докумен­тальной ани­мации, но в коротком метре эта форма существовала и раньше, мульт­фильмы даже выигрывали «Оскар» в категории неигрового кино.

Еще стоит посмотреть в этом жанре:

  • «Крушение „Лузитании“» Уинзора Маккея (1918)
  • «О звездах и людях» Джона и Фейт Хабли (1964)
  • «Счастлив ли человек высокого роста? Анимированная беседа с Ноамом Хомским» Мишеля Гондри (2013)
Докуфикшен
«Крупный план»
Nema-ye Nazdik
Режиссер Аббас Киаростами, 1990 год

«Докуфикшен» — так обозначают гибридный жанр, в котором участвуют реальные люди в реальных обстоятельст­вах, но само действие — постановка. Постановочные элементы были уже в филь­мах одного из основоположников документального кино — Роберта Флаэрти. Но сам термин «докуфикшен» изобрели только в XXI веке.

Самый известный пример — «Крупный план» Аббаса Киаростами, за неполные 30 лет уже превратившийся в классику. Сюжет его поразителен. Синефил по имени Хоссейн Сабзиан втерся в доверие к тегеранской семье Аханка, выдавая себя за режиссера Мохсена Махмальбафа (учителя Киаростами). Корыстного интереса у него не было: до своего разоблачения Хоссейн только один раз одолжил у семьи денег на такси. Киаростами заснял суд над Хоссей­ном, который закончился примирением сторон, после чего уговорил участ­ников событий воспроизвести их на камеру. Что же тогда реальность, а что кино, если жизнь подражает искусству и даже притворяется им, а не наоборот? Кинокамера у Киаростами оказывается волшебным аппаратом, который пре­вра­щает все, что видит, в вымысел. И ключевой принцип его работы — вера. Зрители готовы принять за реальность все, что им показывают на экране, даже если это явная фантазия, — так и Хоссейн, увлекшийся своей выдумкой, как будто сам начал верить в то, что он режиссер, творец вымышленных миров. До того как обман был раскрыт, самозванец успел объявить своим новым друзьям, что снимает новый фильм, пригласил их участвовать в нем и даже начал репетиции.

Иранские режиссеры особенно чувствительны к вопросу об отношениях реальности и кино: в исламе запрещено изображать человека, но фотография и кинематограф как будто бы его только запи­сывают. Но тем не менее многие мусуль­мане к кино как таковому относятся с подозрением. Так аб­страктный вопрос теории медиа становится теологическим и философским. Неудивительно, что именно в Иране особенно много рефлексии о природе кино и соотношении в нем жизни и вымысла. Такие фильмы есть и у того же Махмальбафа («Салям, синема!»), и у опального Джафара Панахи («Зеркало» и большинство после­дующих картин, включая работу с говорящим названием «Это не фильм»). Другой центр докуфикшена — Португалия, где он возник под влиянием неореализма.

Еще стоит посмотреть в этом жанре:

  • «Клоуны» Федерико Феллини (1970)
  • «Траз-уш-Монтиш» Антониу Рейша и Маргариты Кордейру (1976)
  • «В комнате Ванды» Педру Кошты (2000)
Мокьюментари
«Военная игра»
The War Game
Режиссер Питер Уоткинс, 1965 год

Мокьюментари похож на докуфикшен тем, что располагается в нейтральных водах между игровым и документальным кино — ближе, правда, все же к пер­вому. В самом термине английское documentary склеено со словом mock («насмеш­ка»), и, строго говоря, жанр не относится к документальному кино, а воспроизводит его эстетику в вымышленных сюжетах ради мистификации или пародии. Но раз в постмодернизме (а мокьюментари — типичная пост­модер­нистская игра) есть только знак, за которым стоит лишь другой знак, то почему бы не рассматривать игру в документальное кино наравне с жанрами самого документального кино.

Иногда стилизация под документ может быть просто приемом, как в «Зелиге» Вуди Аллена или «Это Spinal Tap» Роба Райнера, но во многих фильмах жанра есть элемент провокации («Ад каннибалов» Руджеро Деодато был в этом так успешен, что дело дошло до суда). Британец Питер Уоткинс снял «Военную игру» для Би-би-си через три года после Карибского кризиса и через год после эскалации американского вторжения во Вьетнам — первой в истории войны, которую показывали по телевидению. Режиссер объяснял, что его фильм отра­жает ощущение безумия и хаоса, которое сообщали СМИ 1960-х. По сюжету Советский Союз наносит ядерный удар по Великобритании, Америка атакует Китай, и начинается полномасштабная мировая война. Эти события расска­заны через новостные репортажи и дополнены съемками разрушенных город­ских улиц в графстве Кент и интервью с выжившими. Среди них — генерал и епископ, которые оправдывают ядерную войну.

Впоследствии Уоткинс снял еще несколько фильмов с подобными радикаль­ными сюжетами — «Привилегию», «Гладиаторов» и «Парк наказаний». Сама форма псевдодокументального кино подразумевает, что медиа — один из объ­ектов критики Уоткинса и эту институцию он пытается подорвать наравне с прочими (причем действуя изнутри). Надо заметить: Американская киноака­демия согласилась с тем, что в каком-то смысле события «Военной игры» — это реальность, и картина (так и не показанная на Би-би-си, но выхо­дившая в про­кат) получила «Оскар» как лучший документальный фильм.

Еще стоит посмотреть в этом жанре:

  • «Ночью шел дождь» Камрана Ширделя (1967)
  • «Это — Spinal Tap» Роба Райнера (1984)
  • «Забытое серебро» Косты Боутса и Питера Джексона (1995)
Курс подготовлен в честь десятилетия фестиваля документального кино о новой культуре Beat Film Festival при поддержке сервиса Wink от Ростелекома
Хотите быть в курсе всего?
Подпишитесь на нашу рассылку, вам понравится. Мы обещаем писать редко и по делу
Курсы
Курс № 71 Открывая Россию: Ямал
Курс № 70 Криминология:
как изучают преступность и преступников
Курс № 69 Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Курс № 68 Введение в гендерные исследования
Курс № 67 Документальное кино между вымыслом и реальностью
Курс № 66 Мир Владимира Набокова
Курс № 65 Краткая история татар
Курс № 64 Американская литература XX века. Сезон 1
Курс № 63 Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
Курс № 62 У Христа за пазухой: сироты в культуре
Курс № 61 Антропология чувств
Курс № 60 Первый русский авангардист
Курс № 59 Как увидеть искусство глазами его современников
Курс № 58 История исламской культуры
Курс № 57 Как работает литература
Курс № 56 Открывая Россию: Иваново
Курс № 55 Русская литература XX века. Сезон 6
Курс № 54 Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
Курс № 53 История завоевания Кавказа
Курс № 52 Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Курс № 51 Блокада Ленинграда
Курс № 50 Что такое современный танец
Курс № 49 Как железные дороги изменили русскую жизнь
Курс № 48 Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Курс № 47 Лев Толстой против всех
Курс № 46 Россия и Америка: история отношений
Курс № 45 Как придумать свою историю
Курс № 44 Россия глазами иностранцев
Курс № 43 История православной культуры
Курс № 42 Революция 1917 года
Курс № 41 Русская литература XX века. Сезон 5
Курс № 40 Человек против СССР
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Курс № 71 Открывая Россию: Ямал
Курс № 70 Криминология:
как изучают преступность и преступников
Курс № 69 Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Курс № 68 Введение в гендерные исследования
Курс № 67 Документальное кино между вымыслом и реальностью
Курс № 66 Мир Владимира Набокова
Курс № 65 Краткая история татар
Курс № 64 Американская литература XX века. Сезон 1
Курс № 63 Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
Курс № 62 У Христа за пазухой: сироты в культуре
Курс № 61 Антропология чувств
Курс № 60 Первый русский авангардист
Курс № 59 Как увидеть искусство глазами его современников
Курс № 58 История исламской культуры
Курс № 57 Как работает литература
Курс № 56 Открывая Россию: Иваново
Курс № 55 Русская литература XX века. Сезон 6
Курс № 54 Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
Курс № 53 История завоевания Кавказа
Курс № 52 Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Курс № 51 Блокада Ленинграда
Курс № 50 Что такое современный танец
Курс № 49 Как железные дороги изменили русскую жизнь
Курс № 48 Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Курс № 47 Лев Толстой против всех
Курс № 46 Россия и Америка: история отношений
Курс № 45 Как придумать свою историю
Курс № 44 Россия глазами иностранцев
Курс № 43 История православной культуры
Курс № 42 Революция 1917 года
Курс № 41 Русская литература XX века. Сезон 5
Курс № 40 Человек против СССР
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Британская музыка от хора до хардкора
Все главные жанры, понятия и имена британской музыки в разговорах, объяснениях и плейлистах
Марсель Бротарс: как понять концептуалиста по его надгробию
Что значат мидии, скорлупа и пальмы в творчестве бельгийского художника и поэта
Новая Третьяковка
Русское искусство XX века в фильмах, галереях и подкасте
Видеоистория русской культуры за 25 минут
Семь эпох в семи коротких роликах
Русская литература XX века
Шесть курсов Arzamas о главных русских писателях и поэтах XX века, а также материалы о литературе на любой вкус: хрестоматии, словари, самоучители, тесты и игры
Детская комната Arzamas
Как провести время с детьми, чтобы всем было полезно и интересно: книги, музыка, мультфильмы и игры, отобранные экспертами
Аудиоархив Анри Волохонского
Коллекция записей стихов, прозы и воспоминаний одного из самых легендарных поэтов ленинградского андеграунда 1960-х — начала 1970-х годов
История русской культуры
Суперкурс Онлайн-университета Arzamas об отечественной культуре от варягов до рок-концертов
Русский язык от «гой еси» до «лол кек»
Старославянский и сленг, оканье и мат, «ѣ» и «ё», Мефодий и Розенталь — всё, что нужно знать о русском языке и его истории, в видео и подкастах
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Университет Arzamas. Запад и Восток: история культур
Весь мир в 20 лекциях: от китайской поэзии до Французской революции
Что такое античность
Всё, что нужно знать о Древней Греции и Риме, в двух коротких видео и семи лекциях
Как понять Россию
История России в шпаргалках, играх и странных предметах
Каникулы на Arzamas
Новогодняя игра, любимые лекции редакции и лучшие материалы 2016 года — проводим каникулы вместе
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Emoji Poetry
Заполните пробелы в стихах и своем образовании
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы