Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить
Курс № 65 Краткая история татарЛекцииМатериалы
Лекции
11 минут
1/5

Откуда взялись татары

Где ищут предков татар, что на самом деле связывает татар с монголами и какую роль в татарской истории играла Золотая Орда

Где ищут предков татар, что на самом деле связывает татар с монголами и какую роль в татарской истории играла Золотая Орда

7 минут
2/5

Золотая Орда и что из нее вышло

Как Золотая Орда всех перемешала и переделала и почему татары после Золотой Орды — это те самые татары

Как Золотая Орда всех перемешала и переделала и почему татары после Золотой Орды — это те самые татары

8 минут
3/5

От взятия Казани до строительства мечетей

Как российская власть училась жить с мусульманским населением

Как российская власть училась жить с мусульманским населением

8 минут
4/5

Татары между Востоком и Западом

Как татарская культура связана с исламом и как она разворачивалась к Западу

Как татарская культура связана с исламом и как она разворачивалась к Западу

10 минут
5/5

Как Советский Союз перепридумывал татарскую культуру

Что происходило с культурой и языком татар после революции 1917 года

Что происходило с культурой и языком татар после революции 1917 года

Путеводитель по татарской истории в памятниках архитектуры

Мечети, медресе, купеческие дома и целые слободы, где жили, торговали, учились и молились татары со Средневековья до XX века. Рассказываем об истории зданий и истории общин — от Астрахани до Ярвенпяа

Курс создан при поддержке компании «Татнефть»

В этом путеводителе — 21 город, от Санкт-Петербурга и Твери до Касимова и Оренбурга, от Финляндии до Северного Казахстана. Эти города, включая почти все крупные российские, связаны с историей татарского народа, и в каждом из них сохранились архитектурные памятники, которые эту историю рассказывают и сегодня. Это мечети, медресе, купеческие дома, построенные в разной стилистике и в разные периоды — от Средневековья до второй половины XX века. Мы попросили 15 исследователей написать и об истории этих зданий, и об истории татарских общин. Конечно, здесь есть не все важные здания и не все города, но мы постарались выбрать наиболее значимые и репрезентативные и рассказать об истории татар через памятники архитектуры.

Что нужно знать про татарскую архитектуру?

Татарская архитектурная традиция сформировалась в Средние века под влия­нием культурного многообразия мусульманских государств, кочевого образа жизни тюркских народов, городов Волжской Булгарии и Золотой Орды и татарских ханств. Многие элементы пережили столетия — это, например, формы минаретов, каменная резьба, оформление и облицовка фасадов, обилие геометри­ческих и растительных орнаментов, формы арок и проемов (стрель­чатые, килевидные и подковообразные), резные порталы, мукарнасы (или ста­лак­титы), а также пестрая раскраска и росписи, изразцы в интерьерах и на фасадах, сельджукская цепь Сельджукская цепь, или китабе, — прямо­угольная или фигурная панель с надписями арабской графикой. Сельджуки — одно из западно-тюркских племен, а также название династий, созданных представи­телями этого племени в разных регионах мусульманского мира., некоторая асимметричность планировки, резные налич­ники, орнамен­ти­рованные решетки-ограждения и ворота и так далее. Татары, будучи частью глобального исламского мира, ориентировались на лучшие образцы мусульманской архитектуры: Бухара, Стамбул, Каир представляли больший интерес, чем столичный Петербург или купеческая Москва. В Казани можно встретить подражание Иерусалиму, каирским минаретам и кон­стантино­поль­ским «парусам»; «бухарскую» мечеть, обилие «сельджу­кизмов» и несколько булгарских минаретов.

Конечно, потеряв собственную государ­ственность в середине XVI века, татары долгое время не возводили монументальных зданий. Самобытная городская цивилизация была уничтожена, государственные институты ликвидированы, элита исчезла, разрушились торговые и культурные связи с мусульманским миром, сократилось население, было наложено ограничение на строительство мечетей, началась насильственная христианизация. И хотя вне городского пространства продолжало существовать народное зодчество, оно не могло подменить собой государственный заказ и спрос элит на монументальную архитектуру — храмы, административные и общественные здания, усадьбы, дворцы.

Одним из способов существования татар в городах Российской империи стал феномен татарских слобод: в разное время их насчитывалось несколько десятков на территории современной России  Только в Казани существовало шесть слобод, которые можно назвать татар­скими: Старая и Новая, Барудия (Пороховая), Бишбалта (в составе Адмирал­тейской), Плетени (Пләтән) и Колмаметьево (Колмәмәт). Лучше всего сохранилась архитектура Старо-Татарской слободы.. Изначально слободы, как обо­собленные городские территории, концентри­ровали служилых татар, здесь стал сосредотачи­ваться торговый, а затем и промышленный капитал. Они стали новыми центрами экономической, культурной, религиозной и духовной жизни татар, создав самобытную архитектурную среду. Именно здесь после смягчения в 1760-х годах политики по отношению к мусульманскому населению империи появилось множество уникальных мечетей и усадьбы татарских баев, сложи­лось развитое приходское самоуправление,  распространилось меценатство, появился общественный запрос на «свою» архитектуру.

Татарские слободы разных концов страны могли быть связаны невидимыми узами торгового и духовного капитала. Мечети, доходные дома и торговые места, особняки, построенные на средства купцов Яушевых, Казаковых, Акчуриных, Хусаиновых и других, были в нескольких городах России. При этом духовным и архитектурным каркасом, главным общественным простран­ством и фактическим административным центром татарских слобод вплоть до рево­люции оставались мечети. Как социальный институт мечеть собирала вокруг себя махаллю (приход, общину), вела ее семейно-брачные дела, была местом обучения детей и даже решала хозяйственные споры.

Несомненно, дореволюционное татарское зодчество повторяло формы, приемы, стили русской и европейской архитектуры, претендуя на их соб­ственное прочтение. Здания в стиле барокко, классицизма, ампира, модерна интегрировали в себя элементы мусульманской архитектуры. Более того, по мнению доктора архитектуры Нияза Халита, «простое сопоставление форм татарского, русского и стамбульского барокко сразу выявляет близкое родство стамбульских и казанских форм и совер­шенно иной характер петербургского стиля».

В Российской империи вплоть до ХХ века не было профессиональных архи­текторов мусульманского вероисповедания в силу законов, которые ограни­чивали получение ими образования. В то же время будущие архитекторы в России при обучении получали некоторое представление о мусульманской архитектуре. Таким образом, не имея своих профессиональных архитекторов, для возве­дения монументаль­ных зданий татары приглашали русских специа­листов, которые при этом приспо­сабливались ко вкусам своих заказчиков. Им были интересны, например, развалины древнего города Булгара, сохрани­лись профессиональные зарисовки болгарской архитектуры, и это получило свое продолжение в казанских мечетях и других зданиях. Поэтому мы можем все же говорить о продолжении татарской архитектурной традиции и о самобытности возводимых зданий.

Татарская соборная мечеть в Казани (Апанаевская мечеть). Литография Эдварда Турнерелли. 1839 год Государственный комитет Республики Татарстан по архивному делу

Первыми монументальными зданиями Старо-Татарской слободы Казани, полностью возведенными из камня, стали мечети Марджани и Апанаевская, построенные в стиле барокко и являющиеся в то же время плодом ориги­нальной творческой мысли. Как и другие «татарские мечети», их отли­чает расположение минарета («на крыше»), изразцовые интерьеры (традиция, известная со времен Золотой Орды), некоторая асимметричность. Более чем через два десятка лет на окраине слободы появилась усадьба Апанаевых, построенная в класси­ческом стиле. Вскоре к ним присоединились еще несколько больших и красивых полукаменных домов, которые проекти­ровались русскими архитекторами в классическом стиле, но с элементами национальной архитектуры, другой планировкой и более восточными интерь­ерами. В Ново-Татарской слободе, где проживал в большей степени рабочий люд, мелкие торговцы, переселенцы из сельской местности, также в начале XIX века появились три каменные мечети, исполнен­ные в классиче­ском стиле, с прекрасными цилиндрическими минаретами (подражание древнему городу Булгару), усадьбы татарских баев, здания медресе.

Стоит отдельно сказать и об архитектуре Сеитовой слободы (Татарская Каргала) близ Оренбурга: здесь раньше всего было разре­шено строительство мечетей (еще до правления Екатерины II), появились каменные торговые лавки и ремесленные мастерские. Этнографическая экспедиция Петра Палласа в 1769 году отмечала основательность и благоустроенность поселка, «где каждый из 300 домов состоит из двух-трех белых, чистых комнат, обитатели которых отличаются аккуратно­стью и чистоплотностью, в одевании бросается в глаза изящность, вкус…». В 1804 году здесь уже были построены семь камен­ных и две деревянные мечети (больше, чем в Казани), первая из которых появилась в 1746 году. По сей день сохранилась некогда двухми­наретная мечеть Куш-Манара (1785), отличающаяся формами и стиле­вы­ми особенностями от казанских мечетей.

В жилых домах было разделение на мужскую и женскую половины, до середи­ны XIX века отмечалось отсутствие европейской мебели, множество занавесок, в богатых домах — ковры на стенах, наличие особенного орнамента и лепнины, множество переходов, использование ярких цветов в окраске, на стенах, а при входе — использование остекленных шамаилей  Шамаиль — специфи­чески исламский вид изобразительного искусства: обычно это картина или вышивка с пожеланием или напутствием из Корана, которую вешают в домах или в мечетях.. Сходные черты можно обнаружить и в домах крымских и сибирских татар. В то же время для татар­ских усадеб характерна замкнутость и закрытость. Так, один из первых «татаро­ведов» Карл Фукс пишет, что дома в татарской слободе непременно имеют высокие заборы, глухие ворота, а сами дома находятся в глубине двора за плотной бревенчатой стеной.

К середине XIX века в интерьер богатого дома стал проникать европейский стиль: мебель и зеркала сочетались с персидскими коврами, китайским фарфором и восточ­ными диванами. В домах можно было встретить множество мелкорасписных орнаментов в зеленых, желтых, белых и голубых тонах. Также расписывали ворота зданий: на домах в основном изображалось солнце, геометри­ческие фигуры, символы из мифологии, птицы, цветы и другое. Резные наличники делались и для чердачных маленьких окон, которые имели углубления-ниши и огораживались резной решеткой, что создавало эффект декоративного балкона (например, это дом Муллина, усадьба Бакирова в Заказанье).

Рост торгового и промышленного капитала у татар дал толчок к развитию оригинальной мусульманско-татарской архитектуры, ее выходу за пределы татарского сообщества (например, это дом купца Кекина в Казани). Были возве­дены новые мечети, усадьбы, учебные заведения, доходные дома, торговые лавки, особняки. Особенно этот всплеск заметен на рубеже ХIХ–ХХ веков. Свое «татарское» прочтение появилось и у стиля модерн (дом Шамиля, перестроен­ный дом Юнусовых-Апанаевых, проект Закабанной мечети). Татарские слобо­ды Казани, других городов (Оренбурга, Троицка, Уфы и т. д.) застраивались, смыкаясь в единое и ориги­нальное пространство.

Использование национальных архи­тектур­ных форм продолжилось и в совет­ское время, несмотря на наличие официального государственного стиля, идеологических противоречий в трактовке татарского историко-культурного наследия и долгого неприятия культовой архитектуры. Не будучи сильно акцентированной, как, например, в союзных республиках Средней Азии или Кавказа, татарская архитектура все же продолжила свое развитие — например, в павиль­оне Татарской АССР на Всесоюзной выставке в Москве (1939), Татарском театре оперы и балета им. М. Джалиля (1936–1956), здании «Тюбетейка» в Казани (1978) с мозаичным фасадом и гостиницы-«тюбетейки» в Набережных Челнах (1977–2002), Доме быта с неповторимым ориентальным узором (1971–1977), Татарском академическом театре им. Г. Камала (1972–1986), а также в стиле­вых, композиционных и фасадных решениях, декоре множества жилых и административных зданий городов Татарстана и Башкортостана.

Оглавление
  • Астрахань
  • Бахчисарай
  • Екатеринбург
  • Иркутск
  • Казань
  • Касимов
  • Москва
  • Нижний Новгород
  • Оренбург
  • Пермь
  • Петропавловск
  • Санкт-Петербург
  • Семей
  • Тверь
  • Томск
  • Троицк
  • Уфа
  • Челябинск
  • Чистополь
  • Чита
  • Ярвенпяа

Астрахань

В Астраханской области сейчас живут три группы татар: астраханские, казанские и мишарские. Раньше всех здесь появились астраханские татары, которых еще называют юртовскими и ногайскими. Их происхожде­ние до сих пор вызывает острые дискуссии среди этнографов. Одни исследователи видят в них исключительно ногайцев — выходцев из Большой Ногайской Орды, переселив­шихся под Астрахань во второй половине XVI — начале XVII века. Другие — потомков татар Астраханского ханства, существо­вавшего в XVI веке. Третьи ведут их происхождение от хазар или печенегов. Вероятнее всего, это этническая общность смешанного ногайско-татарского проис­хождения, которая сложилась в окрестностях Астрахани во второй половине XVI — первой четверти XVII века. В источни­ках того времени новую общность называли по-разному: ногаи, татары, ногайские татары, астраханские татары, юртовские татары, но в в XVIII веке уже прочно закрепилось название юртовские. В XVIII–XX веках юртовцы активно контактировали (в частности, заключали межэтни­ческие браки) с казанскими и мишарскими  Мишари — субэтнос татар Поволжья и Приуралья.  татарами: они пересе­лялись в Астрахань из Среднего Поволжья начиная с конца XVII века.

К началу XX века в Астрахани жили татары из Казанской, Симбирской, Пен­зен­ской, Саратовской и Рязанской губерний. Наряду с Казанью, Уфой, Орен­бургом, Астрахань была одним из важных центров татарской культуры. Численность городских татар постоянно увеличивалась, развивалась торговля, действовали национальные типографии, выходили газеты, строились новые мечети, открывались мусульманские учебные заведения, действовал татарский театр.

В советское время астраханских ногайцев окончательно причислили к тата­рам — это соответствовало политике государства по включению малых народов в более крупные этнические общности. Сегодня татары — третья по численно­сти (после русских и казахов) группа населения Астраханской области.

Соборная Ак-мечеть, или Белая мечеть, — древнейшая сохранившаяся до наших дней мечеть Астрахани. Изначально, судя по источникам, мечеть была деревянной, но в 1810 году была перестроена в каменную на средства купца Нияза Измайлова. В сборнике «Город Астрахань и его окрестности», вышедшем в 1882 году, написано, что к моменту своей перестройки Белая мечеть существовала уже 130 лет, то есть с 1680 года.

Мечеть построена в традиционном стиле — с минаретом, примыкающим к зданию. В 1901 году приход Белой соборной мечети, именовавшейся тогда мечеть № 11, составляли 569 мужчин и 579 женщин. До революции при Ак-мечети действовали мектеб (начальная школа) и медресе.

В 1930 году по решению властей Ак-мечеть была закрыта, а ее помещения переданы под детский сад. В 1992 году мечеть вернули верующим. В 1997 году при Белой мечети было снова открыто медресе — Исламский институт «Хаджи-Тархан», на тот момент единственное в области заведение, где мож­но было получить высшее мусульманское образование. С началом реставрации Ак-мечети медресе перевели, сейчас оно продолжает работает рядом с Черной мечетью.

Центральная мечеть

Центральная мечеть. Астрахань, 2011 год Wikimedia Commons

Эту каменную мечеть начал строить в конце XIX века татарский мулла и суфийский шейх Абдул Вагап Алиев. Но ему не хватало средств, так что он заручился финансовой поддержкой купца Шакира Казакова. Открыли мечеть в 1898 году. Характерный элемент ее архитектуры — минарет над цент­раль­ным входом. Мечеть получила сразу два названия: Казанская, потому что была так же красива, как мечети в этом татарском городе, и Вагап-мечеть (или Ваххаб-мечеть) — по имени главного жертвователя, муллы Вагапа. При мечети открыли медресе «Ваххабия», в котором обуча­лись представители татарской и казахской молодежи.

Официально ее называли мечетью № 9 Гилянского двора, так как она распола­галась на территории Гилянской слободы, исторического квартала, где жили персы, приехавшие из иранского Гиляна, и так называемые гилянские тата­ры — потомки от персидско-татарских браков. Сегодня мечеть также называют мечетью № 1, Соборной, Красной (или Кызыл-мечетью).

В советское время мечеть № 9 была одной из двух действующих в Астрахани. Ее закрыли только в 1941 году — с передачей помещений под ремесленное училище, — но уже в 1950-м мечеть вернули верующим.

Бахчисарай

Крымское ханство на всем протяжении его истории не было моноэтничным и монокон­фессиональным государством. Его населяли народы, говорившие на тюркских языках, греческом, армянском и итальян­ском, которые испо­ведо­вали ислам, различные формы христианства и иудаизма. Большинство населения ханства составляли крымские татары — тюркоязычный народ, сформировавшийся на территории Крымского полуострова на основе сме­шения местных тюркских западнокыпчакских племен (половцев), остатков иных (в том числе тюркоязычных) кочевых групп, индоевропейского населения (аланы, греки, готы и другие), а также тюркских и монголь­ских племен, заселивших Крым после монгольского завоевания Восточной Европы. Формирование крымско-татарской этнической общности началось, видимо, в XIII веке, когда большая часть полуострова (Степной Крым и часть земель в горах) была включена в золотоордынские владения.

Византийский историк Пахимер, повествуя о набеге на Крым Ногая в конце XIII века, пишет о насе­лении завоеванных татарами (то есть монголами) стран: «С течением времени, смешавшись с ними [татарами], народы, обитавшие внутри тех стран, я разу­мею: аланы, зикхи и готы, русские и раз­личные с ними народы, научаются их обы­чаям, вместе с обычаями усваивают язык и одежду и делаются их союзниками». Вхождение крымских земель в состав золото­ордынского государства привело к переделу степных владений на полу­острове в пользу пришлых монгольских и тюркских кланов (Ширинов, Барынов, Аргынов, Седжиутов, Кипчаков и других). Именно эти кланы составили ядро крымско-татарской родовой знати. 

Ключевыми моментами в этногенезе крым­ских татар стали образование Крымского ханства (после 1441 года), османское завоева­ние южного берега полуострова (1475), а также утверждение ислама в качестве государственной религии. Образование ханства и исламизация стали двигателями в процессе этнического сплочения, в то время как существование османской админи­стративной единицы на южном берегу (с преимущественно христианским населением и османскими военными гарнизонами в крепостях), наоборот, отодвинуло ассимиляцию его жителей до XVIII века. 

Вхождение Крымского ханства в состав Российской империи в 1783 году привело к некоторому оттоку крымских татар в пределы Османской империи. В ходе Крымской войны и после нее полуостров также покинули тысячи семей, часть которых потом вернулась.

В 1920-е годы в Крыму наблюдался расцвет в деле изучения истории крымских татар и средневековой истории Крыма. Однако в 1930-е годы, как и по всей стране, сильнейший удар был нанесен по исламу, большинство мечетей было закрыто. Подлинной национальной катастрофой стала депортация крымских татар 18 мая 1944 года в Среднюю Азию по надуманному обвине­нию в сотруд­ничестве с нацистами в годы оккупации. Крымским татарам запрещено было жить на своей родине.

Только в конце 1980-х и начале 1990-х начался процесс возвращения крымских татар на полуостров.

Гарем Ханского дворца

Ханский дворец в Бахчисарае — одно из са­мых знаменитых сооружений Крыма, рези­денция крымских ханов. Общий архитектур­ный стиль дворца — осман­ский, с многочис­ленными двориками, фонтанами, росписями. Строиться он начал в XVI веке, во время правления хана Сахиба I Гирея, но многие здания и помещения были пристроены позже. В том числе четыре гаремных корпуса в XVIII веке.

Первое описание сооружений знаменитого Бахчисарайского дворца принад­лежит османскому путешественнику Эвлии Челеби: «Великий дворец насчи­тывает 4500 помещений, он крыт черепицей, с каменными стенами и трубами, высокими, как кипарисы, с отстроенными крепостными воротами. <…> Так как с четырех сторон этого восхитительного дворца — райские сады, его называют Бахчисараем. <…> …В четырех местах есть мощные и прочные железные ворота. <…> …Ворота Ени-кёрюнюш-капу, через них проходят в гарем. Там стоят черные аги и [охраняют] большие Гаремные ворота. За этими воротами 360 великолепных комнат, располо­женных друг над другом, с нишами, и высокие дворцы с бесчисленными разнообразными росписями, подобными хамелеону»  Э. Челеби. Книга путешествия. Крым и сопре­дельные области. Извлечения из сочинения турецкого путешественника XVII века. Симферополь, 2008. .

Совсем по-другому выглядит описание гарема у путешественника Реджинальда Хебера, который посетил Бахчисарай в 1806 году, — вместо «великолепных комнат» он обнаружил, что «…гарем — бедная постройка, отделенная от прочих апарта­ментов небольшим, окруженным стенами садом и имеющая кухню, с шестью или восьмью маленькими и бедными спальнями, каждую из которых (как нам рассказал наш проводник — еврей, помнивший его во времена ханов) обычно занимали две дамы. В саду есть большой, очаровательный киоск, окруженный решетками, с идущим по кругу диваном внутри, в центре вымощенный мрамором и имеющий фонтан»  Н. И. Храпунов, Н. В. Гинькут. Бахчисарай и его памятники глазами Эдварда-Даньела Кларка // Материалы к истории Причерно­морья в Новое время. Симферополь, 2016. .

До наших дней дошел только один корпус гарема, который не раз подвергался переделкам и реконструкциям. Последняя реставрация состоялась в 1981–1989 годах: была полностью заменена кровля на террасе и в первой и второй комнатах. Обновлена роспись фасада, во второй комнате на дверных коробках-порталах и деревянных частях раскрыт орнамент XVIII века в стиле турецкого барокко. В третьей комнате раскрыты так называемые зеркала (панели), росписи на стенных шкафах под мрамор, а на падугах потолка — арабские надписи.

Мавзолеи Азиза (Эски-Юрт)

Эски-Юрт — исторический район Бахчи­сарая. Еще в 1920-е годы здесь находился обширный некрополь и суфийская дервишская обитель  Дервиш — нищенствующий мусульманский проповедник.; место считалось священным — отсюда название «азиз», от арабского «святой». До наших дней сохранились четыре мавзолея и минбар  Минбар — кафедра имама-хатыба для проповедей., оставшийся от мечети дервишей.

Первые три мавзолея, или дюрбе, находятся рядом. Самый величествен­ный — «Большой восьмигранник». Это монумен­тальное здание более 10 метров в высоту построено из тесаного известняка. Каждая сторона восьмигранника имеет длину пять метров, полусферический купол покоится на 16-гранном барабане. На каждой из восьми граней расположены стрельчатые окна, с восточной стороны находится дверь. Точное время постройки неизвестно, но в 1584 году, когда здание уже стояло, здесь был похоронен Мехмед-Гирей II Жирный  Мехмед-Гирей участвовал в многочисленных военных кампаниях своего отца, крымского хана Девлет-Гирея, против Русского госу­дарства и Речи Посполитой. В 1555 году после гибели в битве под Судбищами своего старшего брата, калги-султана Ахмед-Гирея, Мехмед-Гирей получил чин калги, соправи­теля и первого наследника хана.  и его сын Сафа-Гирей.

Дюрбе «Малый восьмигранник» небольшое, почти вдвое ниже «Большого восьмигранника», внешние углы декорированы трехчетвертными колонками, сверху полусферический купол. Окна есть только на трех гранях из восьми. Судя по старым рисункам и фотографиям, изначально мавзолей был перекрыт снаружи каменным восьмигранным шатром. На территории бывшего суфий­ского монастыря находится еще один мавзолей. Здание имеет форму куба, переходящего в восьмигранник, увенчанный куполом. Сверху купол был перекрыт каменной шатровой крышей. Дата этих двух построек неизвестна, но по своему внешнему облику они соответствуют мавзолеям золотоордын­ского (XIII–XIV века) или раннеосманского (XIV–XV века) времени.

Четвертое, так называемое дюрбе Мухаммед-Шах-бея, лежит в некотором отдалении. Кубическое основание здания при помощи треугольных скосов переходит в невысокий восьмигранник, который перекрыт куполом. Снаружи купол был покрыт восьмигранной шатровой крышей, но она не сохранилась. Вход был оформлен порталом с двумя нишами по сторонам. От портала сохрани­лась лишь малая часть. Над входом располо­жена плита со строитель­ной надписью  Строительная надпись обычно делалась при постройке с указанием имени заказчика и иногда строителя. и два круглых медальона, в одном из которых сохранилась резьба в виде гириха   Гирих  — исламский орнамент, состоящий из геометрических построений..

Надпись в начале XX века была прочитана следующим образом: «Эту гробницу приказал построить Мухаммед-Шах-бей, сын Мухаммед-бея, для своей матери Бен-Юде-Султан, дочери Аджаган-бея». Сейчас ее переводят заново. Вход в дюрбе ведет в верхнее поминальное помещение, сама усыпальница, пере­крытая куполом (он не сохранился), находилась под полом.

Екатеринбург

Мусульмане влияли на историю и развитие Екатеринбурга с самого начала. Один из основателей города-завода Вильгельм де Геннин  Георг Вильгельм де Геннин (1676–1750) — русский военный инженер немецкого проис­хождения, специалист в области горного дела и металлургического произ­водства. Один из основателей Екатеринбурга и Перми. писал, что Екате­ринбургская крепость построена «для безопасности от неспокойного наро­да» — «башкирцов и татар, которые в близости жительство имели и увидели, что русские люди близ их рубежа строят заводы». После того как власти подавили башкирские восстания 1735–1740 годов, в Екатеринбург доставили большое количество пленных, которых насильно крестили и раздали в крепост­ные городским чиновникам. Упорствующих в принятии христианства казнили.

В то же самое время, в 1730–40-х годах, в городе начала складываться пер­вая мусуль­манская община. Она состояла из татарских переселенцев, бежавших от башкирского восстания, и заложников, отправленных башкирскими аулами после восстания во избежание новых карательных акций правительственных войск. Эта община группировалась вокруг служилого мещеряка (так называли татар-мишарей), абыза Махмута Мемеделина  Абызами в русских памятниках называли мулл, мусульманских духовных лиц, — учи­телей и толкователей Корана. В 1736 году город­ские власти распорядились открыть татар­скую школу — мектеб. Однако школа прорабо­тала всего год, после чего ее учени­ков отдали в крепостные, а зарождавшаяся мусульманская община распалась. В следую­щие сто лет мусульмане появля­лись в Екатеринбурге проездом: это были торговцы из Казахстана и Централь­ной Азии, которые пригоняли скот, а также привозили китайские, среднеазиат­ские, персидские и турецкие товары.

Постоянная мусульманская община начала снова складываться во второй половине XIX века — и теперь уже была представлена в основном татарами, переселившимися из Казанской и Уфимской губерний. По дан­ным первой всероссийской переписи населения 1897 года, в Екатеринбурге было зафикси­ровано 586 лиц магометанского исповеда­ния. Занимались екатеринбургские мусульмане конца XIX века ремеслом, а также мелкой и крупной торговлей. Наибо­лее яркие представители татар­ского купече­ства — семьи Богатиевых и Агафуро­вых — финансировали работу городского медресе (открыто в 1895 году), молельного дома (первое упоминание относится к 1889 году), Мусуль­манского благотворительного общества Екате­ринбурга (основано в 1907 году), Мусульманского женского начального выс­шего училища, Мусуль­манско-русской бесплатной библиотеки-читальни и Временного мусульманского комитета по оказанию помощи воинам и их семей­ствам (все три относятся к 1915 году).

Дом Зайнетдина Агафурова

В Екатеринбурге сохранились два особняка, принадлежавших братьям Агафу­ровым. Это были очень успешные татарские купцы: филиалы их компании — торгового дома «Бр. Агафуровы» — в начале XX века можно было встретить в Тюмени, Перми и других крупных городах Российской империи. После революции и Гражданской войны семья Агафуровых оказалась в эмиграции на Дальнем Востоке — в Китае и Японии.

Полукаменный двухэтажный особняк старшего из братьев Агафуровых — Зайнетдина — был построен в 1892 году по проекту архитектора Юлия Дютеля. На фасаде здания — элементы восточного декора, в том числе изображения полу­месяцев и звезд, сочетаются с уральскими народными традициями деревянной резьбы. Сейчас в доме расположено Постоянное представительство Республики Татарстан в Свердловской области.

Дом Камалетдина Агафурова

Дом Камалетдина Агафурова, построенный в 1898 году, также двухэтажный, но бревенчатый, отделан растительным орнаментом в стиле ислими  Ислими — художественный и архитектурный стиль, в котором используется растительный узор, состоящий из гибких стеблей и побегов, покрытых листвой и соцветиям. Непре­рывное плетение спирали с листьями и цветами символизирует бесконечность пути в райский сад. Балкон и венчающая его башенка с двумя навершиями, стилизованными под минареты, дополняют необычный вид бывшей купече­ской усадьбы. Сейчас здесь находится музейный клуб «Дом Агафуровых» — филиал Областного краеведческого музея имени Онисима Егоровича Клера.

В 2018 году в ознаменование вклада купцов Агафуровых в развитие уральской столицы скверу рядом с обоими особняками присвоили имя братьев.

Иркутск

Несмотря на то что город (до 1686 года острог) был основан в 1661 году и здесь бывали служилые татары и бухарские купцы, мусульманская община возникла сильно позже. Активное переселение крестьян — татар из Поволжья в Иркут­скую губернию началось во второй половине XIX века. Но первые мусульман­ские общины образовались не в центре губернии, а в Иркутском уезде. В дерев­нях уезда строили мечети — деревянные одноэтажные дома с площадкой для муэдзина  Муэдзин — служи­тель мечети, призывающий на мо­лит­ву.. Постепенно мусульмане расселялись по губернии: всего к 1917 году в ней работало 23 мечети. В самом Иркутске татарская мусуль­манская община сложилась к 1860 году, но мечети в городе долго не было: по празд­никам ездили молиться в село Пивовариха (так стала называться деревня Николоямская). Мечеть построили после многих лет отказов властей только в 1897 году.

В 1905 году был утвержден устав Иркутского мусульманского благотво­ритель­ного общества. Это первый известный документ магометанской общины, составленный на русском языке, отпечатанный типографским методом. Появление общества связано с движением джадидов — мусульман-прогрес­систов. Общество занималось поддержкой бедных членов общины, следило за содержанием мусульманских кладбищ, помогало заключенным в тюрьме и солдатам и т. д. Мусульманское общество имело целью «доставление средств к улучшению материального и нравствен­ного состояния бедных мусульман Иркутска без различия пола, возраста, знаний и состояний».

Важным моментом в истории общины стало появление должности мухтасиба — главного муллы, отвечающего за соблюдение норм шариата и морали в различ­ных сферах общественной жизни и быта. Резиденцией мухтасиба стал Иркутск, в его ведении находилось 45 магометанских приходов Иркутской, Енисейской губерний и Забайкальской области. Но должность просуществовала всего три года — с 1917 по 1920 год.

Соборная мечеть

30 июня 1890 два иркутских татарина — братья Шайхулла и Загидулла Шафи­гуллины — подали прошение иркутскому губернатору с просьбой разрешить построить мечеть на принадлежащем им участке на Саломатовской улице (сейчас улица Карла Либкнехта). Шесть лет они добивались разрешения и получили его. Мечеть была построена в 1897 году. Сперва здание было деревянным. Но уже в июне 1901 года рядом с деревянной мечетью начала строиться новая, каменная. Открылась она в декабре 1905 года. При ней работали мектебы (начальные школы) для юношей и девушек и библиотека.

Мечеть сложена из массивных блоков природного камня. Стилистика построй­ки эклектична и сочетает традиционные элементы каменных мечетей и древ­них культовых сооружений Поволжья с элементами модерна. В образе минарета прослеживается влияние архитектуры мечетей Турции и Египта.

В 1939 году она была закрыта и отдана под жилые помещения, затем в раз­ные годы в здании размещались автошкола, мотоклуб, склады и овощехрани­лище. Деревянный минарет был разобран (28-метровый минарет восстановили в 2012 году). В 1946 году, во времена послевоен­ной оттепели, мечеть была возвращена верующим и стала самой восточной действующей мечетью в СССР.

Казань

Казань — главный татарский город, столица Татарстана, а современные казанские тата­ры — наследники культур Великого Булгара, Золотой Орды и Российской империи.

Поворотной точкой в истории города стало взятие Казани в 1552 году: снизилась (на треть) численность населения, татар выселили из городов в сельскую местность. Татары постепенно адаптировались к новым условиям, и во второй половине XVIII века в Заказанье  Заказанье — окрестности Казани, близле­жащие районы, где татары имели право проживать. уже строились мануфактуры, основанные на традиционных местных ремеслах: скорняжные, валяльно-войлочные, ичижные  Ичиги — вид сапог, татарская национальная обувь., золотошвейные. Татар­ские купцы активно занялись торгово-посредни­ческой деятель­ностью, развивая контакты Российской империи с мусульман­ским миром. Со второй половины XIX века начался рост татарского городского населения.

Изменение государственной политики по отношению к мусульманам и появле­ние прослойки богатых татар приводит к разви­тию татаро-мусульманской инфраструктуры не только в Казани, но и в других городах империи. Появилась обширная сеть мусульманских медресе, начали активно строиться мечети, откры­лись татарские торговые дома, клубы, библиотеки, театры, возникла национальная печать. К началу XX века Казань была действительно татарским городом. Но революция 1917 года, разрушение мечетей, индустриализация 1930-х годов и усилившаяся урбанизация привели в итоге к утрате националь­ного колорита, превратили Казань в город типично советский. Обратный разворот начался лишь в 1990-е годы, когда Татарстан получил «суверенитета, сколько сможет проглотить»  Известная фраза Бориса Ельцина, обращен­ная к лидерам советских республик..

Сейчас в Казани 13 сохранившихся истори­ческих мечетей, большинство из них выстроены на месте деревянных предше­ственниц. Проектировали здания русские архитекторы, и так появился уникальный стиль татарских мечетей, непохожих на традиционные восточные. Практически это единственные монументальные памятники татарской архитектуры.

Особенность татарских мечетей — минарет на крыше, что повторяет архитек­туру сельских мечетей. Кроме того, в казанских мечетях важно было сохранять тепло — этим объяснялось отсутствие айванов  Айван — помещение с фонтаном для омовения во дворе мечети., аркад  Аркада — ряд одинаковых арок, опираю­щихся на колонны или столбы., больших входных порталов. Здания исторических мечетей Казани ориентиро­ваны не поперек киблы  Кибла — направление на Мекку., как это делают в более южных странах, — а вдоль, чтобы изолировать молящихся от входа. Кроме того, мечети в Казани имели более светскую архитектуру, и в советское время это спасло их от сноса: как правило, разби­рали только минарет — и здание использовалось для государственных и общественных нужд.

Мечеть «Марджани»

«Марджани» — это народное назва­ние мечети  У нее были и другие названия: Пер­вая соборная (официальное название), «Әфәнделәр» («Господ­ская»), Юнусовская (в честь известных казанских меценатов)., которое появилось во второй половине XIX века. Шигабутдин Марджани (1818–1889) — самый известный имам этой мечети, просветитель, богослов и историк, важнейшая фигура для татар.

Мечеть построена в стиле петербург­ского барокко в 1767–1770 годах. Для ее возведения понадобился отдельный именной указ царицы Екатерины II. До этого строитель­ство мечетей в городах Российской империи было под фактическим запретом. Указ знаменовал собой «оттепель» во взаимоотно­шениях с казанскими татарами и другими мусульманскими подданными империи.

Архитектором мечети стал Василий Кафтырев — автор первого Генплана Казани и впоследствии казанский губернский архитектор. Мечеть возводилась вскладчину, на средства всей общины, в отличие от других мечетей Казани, которые строились на деньги конкретных меценатов.

В композиции мечети «Марджани» нет харак­терной для стиля барокко строгой симметрии, минарет расположен ближе к северному торцу здания. Фасадные капители над пилястрами, выполненные привычно в ионическом стиле, в деталях не повторяют одна другую. У мечети тради­ционный минарет на крыше, но в первоздан­ном виде он не сохра­нился.

Вместо общепринятых в русской архитектуре античных декоративных элементов (листьев аканта, «бусин» и т. д.) мы видим на фасадах мечети знакомые по татарским вышивкам изображения разных цветов, в том числе симво­лического для всех тюркских народов тюльпана. Лепнина украшает интерьеры мечети, своды молитвенных помещений. В интерь­ерах мечети обращают на себя внима­ние изразцы по периметру первого молитвенного зала. Изразцами было принято украшать жилища — их часто находят при раскопках городов Золотой Орды.

Отдельного упоминания заслуживает забор вокруг мечети, который появился в 1880-е годы, — с толстыми стенками и столбами, выстроенными так, что они похожи на минареты города Булгара.

Как и в случае с большинством исто­рических мечетей Казани, здание несколько раз расши­рялось и пере­страивалось, чтобы вместить больше прихожан.

Рядом с мечетью в 1872 году было построено отдельное здание медресе в стиле класси­цизма. Оно получило название «Марджа­ния». Сейчас это Казанский исламский колледж.

С середины 1930-х до конца 1980-х годов мечеть «Марджани» была витриной советского ислама и единственной действую­щей мечетью Казани.

Сенная мечеть

Возведенная в 1849 году в стиле эклектика, мечеть стала центральным элемен­том Сенного базара — площади, вокруг которой было множество торго­вых лавок, доходных домов, гостиниц. Именно здесь кипела деловая жизнь татар­ских слобод Казани, продавались товары из близлежащих деревень и далеких восточных стран, заключались маленькие и большие сделки, созда­вались многотысячные капиталы. Это единственная мечеть в Казани, кото­рая имела встроенные в здания торго­вые лавки, и единственная «базарная мечеть»: она не имела большой постоянной общины, основными прихожанами являлись торговцы. Отсюда и название Сенная. У мечети есть еще несколько названий: Базарная, Юнусовская, официально она называлась Cедьмая соборная. Совре­менное название — «Нурулла».

Внешне мечеть отсылала к мечетям Иерусалима, Стамбула, Булгара. Молит­венное помещение повторяло внешний облик самой древней сохранив­шейся мечети — Куббат-ас-Сахра в Иерусалиме, а оформле­ние молитвенного зала напоминало мечеть Айя-София (Софийский собор) в Стамбуле.

Сенная мечеть была построена на деньги купца первой гильдии Габидуллы Юнусова и его сыновей Ибрахима и Исхака. Идея «техни­ческого задания» для архитектора, вероятно, могла возникнуть после поездки уже пожилого Габидуллы Юнусова в хадж, во время которой он побывал и в Иеруса­лиме, и в Стам­буле. Воплощение идеи взял на себя архитектор Александр Ломан (автор проекта) и губернский архитектор Александр Песке, фактически заново восстановивший город после пожара 1843 года. Параллельно с мечетью Песке строил комплекс зданий Духовной семинарии. Оба архитек­тора были лютеранами.

В плане мечеть представляет собой восьмиугольник с купольным, овальным центральным залом, «поддержанный» монументальными аркадами и «пару­сами». Стены здания были украшены рельефной арабской вязью и много­цветными витражами окон. Стоящий перед молитвенным зданием на отдель­ном фундаменте трехъярусный минарет цилиндри­ческой формы имел стрельчатую арку входа и соединялся с молитвенным помещением мраморной лестницей.

В 1896 году к входу Сенной мечети был пристроен чугунный зонт на колоннах, замененный в начале XX века порталом в виде мавритан­ской подковообразной арки.

Долгие годы имамом мечети был Габдулла Апанаев (1862–1919) — потомок известной купеческой династии, просветитель, педагог, богослов, руководи­тель благотвори­тельного общества, гласный городской думы, актив­ный деятель первой российской революции, один из основателей прокадетской партии «Иттифак аль-муслимин» («Согласие мусульман»), редактор одной из первых татарских газет «Азат». Зять и ученик имама Марджани, реформатор образования и основатель медресе.

В 1930 году минарет мечети был разобран; до возвращения здания верующим в 1990 году здесь находил­ся читальный зал библиотеки.

Азимовская мечеть

Мечеть построена на территории селения Плетени (тат. Пләтән) в 1887–1890 го­дах. Ее воз­вели на месте старой деревян­ной мечети, существовавшей с 1810 года. Деньги на строительство дал Муртаза Азимов (1812–1887) — купец первой гильдии, владелец двух китаечных фабрик  Так называли фабрики, занимавшиеся производством легких тканей..

Селение Плетени находилось между Старой и Новой татарской слободой. Здесь жили в основном рабочие-татары завода Крестовниковых и небольших мыло­варенных, меховых и текстильных производств Новой татарской слободы. Рядом находилась Плетеневская тюрьма.

Азимовская мечеть — одна из самых красивых в Казани. Она построена в стиле эклектика, в его националь­но-романтическом направлении. В декоре преобла­дают формы восточномавританского стиля.

Мечеть представляет собой прямоугольное с закругленными углами здание с пяти­гранным выступом михраба  Михраб — ниша, обращенная в сторону священной для мусульман Каабы.. На фоне одноэтажного молитвенного помещения выделяется самый высокий минарет дореволюционного времени — 51 метр над входом. Он выходит не из основного здания, как в большинстве мечетей, а из собствен­ного фундамента и напоминает старинные минареты Стамбула. На самой вершине минарета — шестиконечные звезды («звезды Давида», или «печать Сулеймана»).

Белокаменные сталактитовые карнизы с богатой резьбой и кессоны украшают фасады мечети. Утонченный стрельча­тый портал венчает собой входную группу молитвенного поме­ще­ния, на основа­нии пилястр на входе — искусно выполненная виноградная лоза, которая продолжает архитектурные тради­ции Петропавловского собора и мечети «Марджани» в Казани. Над входом располо­жена вырезанная из камня арабеска.

Свет в залы проникает внутрь сквозь восемь пар высоких окон с подковообраз­ным завершением. Шесть колонн поддерживают плоское перекрытие молит­венного зала и символизируют собой шесть столпов мусульманской веры. Михрабная ниша покрыта сплошным растительным орна­ментом в технике резьбы по камню с тысячелетней традицией. Резные ворота и каменный забор с деревянной решеткой продолжают декор мечети: в сложном орнаменте решетки также запрятана шестиконечная звезда.

В советское время мечеть не работала — здесь располагалась школа киномеха­ников, но и само здание, и минарет были сохранены в первозданном виде.

Усадьба Валиуллы Гизетуллина («Вали-бая»)

ул. Марджани / ул. Зайни Султана, 16/1
Усадьба Валиуллы Гизетуллина («Вали-бая»). 2016 год© Анна Кудрявцева / Wikimapia

В Старо-Татарской слободе Казани сохранилось несколько домов татарских баев — крупных торговцев, промышлен­ников, имамов и известных меценатов XIX века. Это традиционные дома усадебного типа с каменным первым и дере­вянными верхними этажами, чья планировка позволяет отчасти реконструиро­вать быт высших слоев татарского общества Казани того времени. На первый взгляд внешне они очень похожи на русские дома такого же типа. Однако узор наличников, националь­ные орнаменты на фасаде, тот факт, что большая часть дома находится в глубине двора, более яркий окрас стен, а также само устрой­ство, интерьер и планировка дома (например, наличие зимнего и летнего, имитирующего юрту дома, деление на мужскую и женские половины, закры­тый двор, традиционный для мусульман, живущих в жарких странах) суще­ственно отличают эти усадьбы от русских купеческих домов.

Один из наиболее характерных пред­стави­телей татарского купеческого дома — усадьба «Вали-бая», яркий образец сочетания приемов классицизма с народной архитекту­рой. Усадьба примыкает к мечети «Марджани». Это угловой жилой дом с мезонином и мансардой на цокольном каменном этаже. На том же участке стоит несколько двухэтажных кирпичных зданий разного назначения. По сути, усадьба «Вали-бая» — это комплекс жилых, складских, хозяйственных, служебных и торговых помещений, объеди­ненных в единое целое переходами.

Дом был построен в 1823 году купцом Ядыгаром Ишимовым. В 1870-е годы дом купил купец второй гильдии Валиулла Гизетуллин (Вали-бай), сколотивший состояние на торговле чаем и хлебно-бакалейными това­рами. Вали-бай был важным членом казанской общины, меценатом, гласным городской думы, членом губернского присутствия и татарского сиротского суда.

Татарский государственный академический театр им. Г. Камала

Татарский государственный академический театр им. Г. Камала. Казань, 2009 год Wikimedia Commons

Здание театра на берегу озера, напоминаю­щее парусный корабль, — один из главных шедевров новой татарской национальной архитек­туры. Наклонная крыша-парус покрыта бирюзовой металлической черепицей: когда на нее падает солнечный свет, создается эффект водной ряби. Но ночью с голубо­ватой подсветкой здание смотрится не менее красиво.

Фасад имеет множество балконов, лестниц и широкую палубу с двумя рядами галерей. В самом здании располагается просторный многоярусный вестибюль-фойе с антресолями, зимний сад, большой двухярусный зал на 1050 зрителей с хорошо просматриваемой сценой, малый зал-амфитеатр для эксперименталь­ных постановок, театральный музей. Лабиринты коридоров и дверей в служеб­ных помещениях создают эффект татар­ской усадьбы XIX века с ее запутан­ной закрытой планировкой. Так, например, попасть на самую верхнюю часть здания театра (семь этажей) с нижнего яруса нельзя, а выход на лестницу есть только из внутренних помещений театра.

Эффектный силуэт корабля на месте соеди­нения озера и протоки ощущался казанцами как уникальное архитектурное решение. Между тем в нескольких городах СССР были построены схожие здания театра в форме корабля (это Норильск, Омск, Новосибирск). Однако советский модернизм допускал свои националь­ные интерпретации, которые можно увидеть на фасаде здания: это стрельчатые решения нижней галереи, порталы входных групп в булгарских мотивах и богатый интерьер театра с национальными театральными масками, сиденья с орнаментом ичигов  Ичиги — вид сапог, татарская национальная обувь.. Уникальную обстановку фойе дополняют кованые решетки с витражами, оригинальные люстры, фонтан и красивые линии лестниц.

Театр строили больше 15 лет — работы завершили к столетию татарского поэта Габдуллы Тукая, в 1986 году, а открылся он в 1987-м. Террасы большой площади с фонтанами перед театром, которые спуска­ются к воде и прича­лам, дополнили романтический образ корабля.

Касимов

Касимов — небольшой город на Оке, сыгравший огромную роль в истории татарского населения России. В XV веке, в княжение Василия II Темного  Некоторые ученые связывают появление Касимова с вынужденным компромиссом: плененный ханом Улу-Мухаммедом Василий Темный был вынужден передать удел на Оке сыновьям хана — Касиму и Якубу. Эта версия описана в книге Булата Раимовича Рахим­зя­нова «Касимовское ханство (1445–1552 годы): очерки истории» (Казань, 2009)., он стал столицей Касимовского ханства, уникального феодального образо­вания, зависимого от Москвы, но управляемого татарскими ханами. В Меще­ру — так тогда называлась область вокруг города  И сам город изначально назывался Городец Мещерский. — стали переселяться знатные татары, переходившие на русскую службу. После покорения Казани в 1552 году значение Касимова стало стремительно ослабевать, но татарское население области сохранилось. В 1681 году, после смерти ханши Фатимы-Султан, Петр I упразднил Касимовское ханство. Местные татары лишились своих привилегий и вотчин; многие были направлены на тяжелейшую работу — заготовку корабельного леса.

Возрождение мусульманской общины Касимова началось при Екатерине Великой, по-новому выстраивавшей отношения с мусульманами Российской империи. В первой половине XIX века в Касимове начали открываться неболь­шие полуремесленные предприятия по обработке мехов, в том числе средне­азиатского каракуля  В последней трети XIX века традиционное для Касимова кожевенное производство постепенно пришло в упадок — в том числе потому, что через Касимов не прошла желез­ная дорога, значение же речного пути по Оке падало (кроме того, навигация по Оке не про­водилась все зимние месяцы, когда река замерзала). Татарские купцы начали зани­маться переработкой и продажей меха, в том числе мерлушки — шкурки с ягненка грубошерстной породы. Длительный период касимовские купцы покупали сырье у татар­ских купцов из Оренбурга и Астрахани. Впо­следствии (особенно после присоединения Туркестана к России) касимовцы стремились сами выходить на производителей и загото­вителей меха, получали в этом поддержку бухарской феодальной аристократии., постепенно они росли, и в городе появилось несколько крупных татарских фабрикантов. Сначала они занимались мехами и хлопком, но к концу XIX века их магазины и торговые фирмы продавали меховые изде­лия в Москве, Петербурге через посредников — в Западной Европе. В этот же период начинается миграция в Санкт-Петербург и Москву. В столичных городах касимовские татары занимают лидирующие позиции и в жизни местных мусульманских общин, и в торговле. В Петербурге суще­ствовал особый касимовский магометанский приход, а в конце XIX — начале XX века главой петербургских татар был Атаулла Баязитов, уроженец села Темге­нева близ Касимова. Заметную роль в жизни столицы Российской империи играли меховщики Акбулатовы, владельцы буфетов и ресторанов Байрашевы и Алышевы.

В Москве богатые касимовские татары покупали дома или строили собствен­ные особняки в Замоскворечье — в местах традиционного проживания москов­ских мусульман. Они владели домами на Большой Татарской улице, в окрест­ных переулках, а некоторые касимовские семьи селились и за пределами Татар­ской слободы, в том числе на главной улице Замоскворечья — Пятницкой.

Стремясь сохранить свой уклад и традиции, касимовские татары старались заключать браки с представителями семей с тем же происхождением, поэтому большинство касимовских семей — Акбулатовы, Байбековы, Ишимбаевы, Вергазовы, Девишевы, Кастровы, Карамышевы, Шакуловы — находились в той или иной степени родства.

Заметную роль касимовские татары играли и в духовной жизни московских мусульман. Так, с 1908 года имам-хатыбом Исторической мечети был касимо­вец Абдулла Шамсутдинов (1878–1937).

Помимо Ханской мечети и текие Шах-Али, в Касимове сохранились мавзолей хорезмского феодала Афган-Мухаммед-султана (1649), памятники и семейные текие на Новом мусульманском кладбище и Новая мечеть 1906 года постройки, особняки и лавки татарских купцов второй половины XIX — начала XX века (например, реставрируемый ныне дворец купца Фатеха Кастрова на берегу Оки).

Ханская мечеть в Татарской слободе

По общепринятой версии, мечеть возвели в 1467 году по указанию Касима — первого касимовского правителя. Однако, согласно летописцу Кадыр-Али-беку (1530–1605), ее построили только в середине XVI века, при хане Шах-Али. Так или иначе, это была самая крупная мечеть ханства и именно в ней происходил обряд возведения правителей на престол. Имамами-хатыбами Ханской мечети традиционно являлись представители рода Шакуловых  Представители этой семьи назывались сеидами, потомками Мухаммада. — духовной элиты при касимовских ханах.

Согласно широко распространенному в городе преданию, проплы­вая мимо Касимова по Оке, Петр I принял Ханскую мечеть за церковь и пере­крестился на нее, а затем в гневе приказал снести, что и было сделано. Однако уцелел уникальный минарет мечети, выстроенный из окского камня. Это одно из очень немногих средневековых татарских строений, дошедших до наших дней. Аналогом касимовского можно назвать только Малый минарет XIV–XV веков в Болгаре. Касимовский минарет представляет собой массивную цилиндрическую башню с площадкой для муэдзина наверху, венчает башню малый цилиндр с куполом. Похожим образом строили культовые сооружения в средневековом Поволжье; эта архитектура, в отличие, например, от культо­вой архитектуры Крымского ханства, не испытала влияние османского синанского стиля  Синан (1489–1588) — самый известный архи­тектор Османской империи. Построил в том числе мечеть Шехзаде и мечеть Сулеймание в Стамбуле..

В 1768 году на старом фундаменте рядом с уцелевшим минаретом по разреше­нию и именному указу императрицы Екатерины II была выстроена каменная одноэтажная мечеть. В 1835 году на средства семьи Шакуловых был выстроен из кирпича второй этаж мечети с куполом в стиле классицизма. В советское время в Ханской мечети располагался Касимовский краеведческий музей. Сейчас мечеть передана мусульманской общине.

]

Текие Шах-Али

Белокаменный мавзолей (текие) рядом с Ханской мечетью был построен в середине XVI века правителем Касимова и Казани Шах-Али — для своего будущего захоронения. Подобная практика возведения прижизненных мавзо­леев была характерна для разных частей исламского мира. Текие Шах-Али — единственный татарский средневековый мавзолей, дошедший до наших дней (текие Афган-Мухаммед-султана гораздо более позднее — середины XVII века).

Шах-Али (1505 — 1566 или 1567) — один из самых противоречивых персонажей татарской истории. При помощи Москвы он несколько раз занимал казанский престол, участвовал в походах русских войск против Казани, являясь верным союзником Ивана Грозного. Шах-Али активно проявил себя и в Ливонской войне. После падения Казани в 1552 году Шах-Али приобрел образ главного антигероя в исторической памяти татар, что особенно подчеркивалось в эпоху формирования татарской историографии в конце XIX — начале XX века.

Вместе с тем Шах-Али сумел и после присоединения Казанского ханства сохра­нить свой касимовский удел татарским, в начавшуюся эпоху крещения оста­вался мусульманином. Как говорилось выше, существует гипотеза, что и Хан­ская мечеть выстроена при его участии.

Здание текие Шаха-Али имеет четыре окна и две входные двери. Над одной из дверей располагается каменная плита с высеченной рельефной надписью: «Строитель и собственник этого здания — Шах-Али-хан, сын Шейх-Аулиара-султана, 21 числа месяца рамазана 962 года»  9 августа 1555 года от Рождества Христова..

В текие помимо Шах-Али похоронены не менее девяти человек, в том числе Алтын-сач, мать Саин-Булата, еще одного знаменитого касимовского хана из окруже­ния Ивана Грозного. В июле 1573 года по настоянию Ивана IV Саин-Булат крестился с именем Симеон. В 1575 году царь Иван Васильевич отрекся от пре­стола и возвел на него Симеона Бекбулатовича. Осенью этого года в Успенском соборе Кремля Симеон был посажен Иваном Грозным на царство, издавал ука­зы, был окружен пышным двором, а Грозный поселился на Петров­ке. Причины этого «политического маскарада» (по определению Василия Ключевского) неясны, однако выбор Иваном Грозным именно Симеона, очевидно, опреде­лялся его принадлежностью к Чингисидам (для Рюриковичей был характерен пиетет перед этим родом). Симеон Бекбулатович пробыл великим князем всея Руси всего 11 месяцев. В августе 1576 года Иван Василь­евич вернулся на трон, а царя Симеона жаловал великим княжеством Тверским. В Касимов Симеон больше не вернулся, при Борисе Годунове оказался в опале (как потенциальный претендент на престол), а в Смутное время был пострижен в монахи под именем Стефана.

Согласно касимовской городской мифологии, в мавзолее могла быть захоро­нена и казанская ханша Сююмбике, выданная замуж за Шах-Али, однако камня с ее именем не обнаружено.

Москва

Татарская община Москвы ведет свою историю со Средневековья, это одна из самых древних этнических групп в городе. О татарском присутствии свидетельствует в том числе топонимика: Большая Татарская улица, Большой и Малый Татарский переулки, улица Балчуг (от тюркского «балчык» — «грязь, болото, глина»). Косвенно связаны с татарами названия Толмачевских переулков (здесь располагалось поселение переводчиков-толмачей, многие из которых были татарами и переводили с фарси, арабского и тюркских языков), Большой и Малой Ордынки (как обозначение южного направления на Орду). Но если говорить о зданиях, имеющих отношение к татарам, то они датируются XIX — началом XX века и расположены в восточных кварталах Замоскворечья.

Главную роль в татарской общине Москвы всегда играли мишари — субэтнос татар, в столице представленный потомками выходцев из Нижегородской и Пензенской областей, Мордовии. Небольшая, но заметная часть современных московских татарских семей ведет свою историю из Касимова и окрестных деревень. Именно касимовские татары в Москве конца XIX — начала XX века составляли основу татарского купечества и интеллигенции.

В первые десятилетия советской власти татарская община Москвы разделилась. В одной части, преимущественно состоявшей из мишарей, старались мак­симально долго сохранять традиционный уклад и высокую степень религиоз­ности. В другой революция воспринималась как возможность достичь нацио­нального равноправия и обновить татарскую культуру в целом. Представители татарской интеллигенции сотрудничали с советскими издательствами, уча­ствовали в создании авангардного искусства (хотя основной всплеск произо­шел, конечно, в Казани), многие считали новую реальность развитием идей джадидизма  Джадидизм — (от араб. jadīd — «новый», факти­чески «обновленчество») — реформа­торское движение среди мусульманских (преимущественно тюркских) народов в Рос­сийской империи конца XIX — начала XX века. Началось с реформирования конфес­сиональ­ной школы, приближения ее к евро­пейским методам обучения. В более широком смысле джадидизм стал движением за рас­про­странение просвещения, развитие тюрк­ских языков и литературы (ранее считалось, что необходимо изучать лишь «высокие язы­ки» — арабский и фарси), изучение светских дисциплин, использование достижений науки, равноправие женщин. Джадидизм повлиял и на политические установки мусуль­­ман России начала XX века. Они в ос­новном были близки либерализму — неслу­чайно многие джадиды поддерживали программу кадетов.. Важную роль в московской общине стали играть последователи политического деятеля Мирсаида Султан-Галиева (1892–1940), сочетавшего в своей идеологии ислам и марксизм. Пытались встроиться в новую реальность и потерявшие свое имущество купцы. Они были объявлены лишенцами  Лишенец  — неофициальное название гражда­нина РСФСР, СССР, лишенного избирательных прав, в 1918–1936 годы. , однако лишь малая часть из них решились на эмиграцию.

В 1930-е годы начался самый трагический период истории татарской общины Москвы. В апреле 1936 года был арестован многолетний имам-хатыб  Имам, читающий пятничные и праздничные проповеди (хутбы) в мечети. мечети, расположенной на Большой Татарской улице в Замоскворечье, Абдулла Хаса­нович Шамсутдинов; в феврале 1937 года он был расстрелян. Репрессированы были и многие потомки касимовских купеческих династий, представители интеллигенции.

После 1936 года единственным центром татарской жизни и единственной действующей мечетью на территории Центральной России стала мечеть в Выползовом переулке 1904 года постройки. В 1936 году она получила статус соборной  Закрепившаяся в России форма обозначения городских пятничных мечетей (джума-мече­тей), где совершается еженедельная коллек­тивная молитва.. Во время Великой Отечественной войны московские мусульмане собрали средства на танковую колонну для Красной армии, за что в 1944 году на имя имама соборной мечети Халила Насретдинова была отправлена телеграмма с благодарностью от Сталина, ставшая для мечети своеобразной «охранной грамотой».

В конце 1970-х, перед московской летней Олимпиадой, мечеть собирались снести, потому что рядом с ней начали строить спортивный комплекс «Олим­пийский». Мечеть спасли московские религиозные деятели и послы арабских стран. В 2011 году здание Московской соборной мечети было снесено, а в сен­тябре 2015 года на ее месте был открыт новый комплекс мечети.

Историческая мечеть

Историческая мечеть — старейшее татарское здание в Москве. В 1823 году разрешение на ее строительство дал генерал-губернатор Дмитрий Голицын, а участок передал общине купец Назарбай Хашалов. По требованию властей новая мечеть не должна была иметь признаков исламского культового соору­жения. Получившееся каменное одноэтажное здание внешне действительно не отличалось от соседних особняков.

В 1881 году было разрешено придать мечети восточный облик и достроить мина­­рет и купол. Проект реконструкции выполнил архитектор Дмитрий Певницкий. Получилось довольно эклектичное строение с восточными и классическими элементами. Кроме того, мечеть стала существенно больше — теперь в нее помещалось 1500 прихожан.

После ареста и расстрела имама исторической мечети Абдуллы Шамсутдинова в 1936–1937 годах мечеть была закрыта. Здание передали типографии, затем в разное время в нем находились штаб гражданской обороны, военкомат и ДОСААФ. В 1967 году снесли минарет.

Московские мусульмане добились возвращения мечети только в январе 1991 года: решением Моссовета здание передали общине. На следующий год мечеть реконструировали, а в 1993-м открыли для верующих.

Дом Асадуллаева

Этот дом был построен архитектором Владимиром Краузе в 1913–1914 годах на деньги бакинского нефтепромышленника Шамси Асадуллаева. Здесь открыли школу для мусульманских детей. Справа от входа до сих пор видна надпись на татарском языке арабской графикой: «Мархум Шамси мактебе», а слева — перевод: «Школа покойного Шамси». В 1917 году здесь проходил Всероссийский съезд мусульман. После революции дом Асадуллаева стал одним из главных адресов татарской общины. Здесь работал татарский Дом просвещения, в который входили детский сад, общеобразовательная школа, рабочий клуб им. Ямашева, приют, театр, типография, а также различные студии, в том числе литературный кружок поэта Мусы Джалиля. Так продол­жалось до 1941 года. Во время войны в доме Асадуллаева был госпиталь, а затем дом передали Наркомату иностранных дел. Несколько десятилетий этот дом не имел никакого отношения к общине, пока в 2003 году здесь не открылся Татарский культурный центр. Сохранился ориентальный растительный декор экстерьера, богатая лепнина в актовом зале с изображением полумесяцев, лестничные ограждения, двери и даже парадное зеркало на одной из лестничных площадок.

Нижний Новгород

Нижегородские татары-мишари — это субэтнос татарской нации. Среди их пред­­ков — хазары, волжские булгары, кипчаки, буртасы. Кроме того, мишари испытали более сильное влияние финно-угорских народов, чем остальные группы татар. Изначально мишари жили на юге и юго-востоке современной Нижегородской области, в Мордовии, на востоке Рязанской области и на севере Пензенской и Ульяновской областей. Потом в процессе миграции расселились по всей империи, в том числе стали играть важную роль в московской и петербургской общинах.

В XIII–XIV веках многие мишари были на службе у Московского государства: служилые татары в том числе охраняли границу, которая тогда проходила по Нижегородской земле.

Другая важная часть истории татар в Нижнем Новгороде — торговая. Сначала Макарьевская, а затем знаменитая Нижегородская ярмарка привлекали купцов со всей России, а также из других стран. Мусульмане Нижнего Новгорода играли ключевую роль в торговле с купцами из Средней Азии, Ирана и других исламских стран. В XVII–XVIII веках на терри­тории Макарьевской ярмарки действовала мечеть, а когда ярмарку перенесли, мечеть построили уже на новом месте. Когда в 1915 году построили Нижегородскую соборную мечеть на высоком берегу реки Волги («мечеть на горе»), у нижегородских мусульман стало два прихода — в верхней и нижней части города. К сожа­лению, ярмарочная мечеть не сохранилась.

Соборная мечеть

Средства на строительство мечети собирали в начале XX столетия не только нижегородские мусульмане, но и те, кто приезжал на ежегодную Нижегород­скую ярмарку из Казани, Оренбурга, Екатеринбурга, Симбирска, Троицка, Касимова. Строительство мечети было задумано в месте компактного прожи­вания нижегородских татар — в районе Сенной площади, на высоком берегу реки Волги: тогда это была окраина Нижнего Новгорода.

В 1908 году был создан Комитет по постройке магометанской мечети в Ниж­нем Новгороде, который обратился к известному в городе губернскому архи­тектору Павлу Домбровскому. Уже в августе 1909 года Домбровский пред­ставил на суд общественности индивидуальный проект мечети, опирав­шийся на традиции строительства культовых исламских сооружений. Плани­ровка здания включала апсиду-михраб с одной стороны и высокий минарет с другой. Традиционным являлся и купол луковичной формы. Что касается фасадов, то они были решены в оригинальном духе, соединяя черты эклектики с элементами модерна.

Усложняло реализацию проекта то обстоятельство, что высокий берег Волги издавна был подвержен оползням. Выбор надежного места требовал времени. Пока администрация губернии искала подходящее место, Домбровский совершенствовал проект: заменил круглые окна двойными арочными, ввел декоративные окна-ниши, спроектировал вместо деревянных перекрытий бетонные, увеличил высоту здания над входами.

Камень в основание здания мечети был заложен летом 1913 года. Строи­тельство продолжалось около двух лет. 20 марта 1915 года мечеть была торжественно открыта.

Нижегородская соборная мечеть была последней из губернских мечетей, разрешенных к строительству во времена Российской империи. Империя пала, но мечеть продолжала стоять как напоминание о конфессиональной политике царского режима. Ее религиозная жизнь постепенно сходила на нет при новой атеистической власти. Официально «мечеть на горе» закрыли в 1930 году. В здании в разное время размещались детский сад, станция скорой помощи, госпиталь, медвытрезвитель, склад и т. д.

Мечеть вернули верующим только в 1988 году. За более чем 50 прошедших со времени закрытия лет здание потеряло первоначальный облик, потребова­лась реставрация. 30 июня 1991 года восстановленная мечеть была торже­ственно открыта. В 1994 году рядом со зданием Нижегородской соборной мечети начало действовать медресе «Махинур». Ныне действующая мечеть — центр Духовного управления мусульман Нижнего Новгорода и Нижегородской области.

Оренбург

Татары начали заселять территорию современного Оренбуржья с 30-х годов XVIII века. Важной вехой в истории местной общины считается 1744 год, когда группа казанских купцов обратилась к первому губернатору Оренбургского края Ивану Неплюеву с просьбой разрешить им поселиться при только что основанном городе Оренбурге, вести торговую деятельность и строить мечети. Поселок, основанный ими, носит сейчас название Татарская Каргала. В XVIII веке он сыграл большую роль в установлении крепких торговых связей со Средней Азией. Выходцы из Каргалы Хусаиновы — одна из самых известных купеческих династий Оренбурга.

Начиная с 80-х годов XVIII века многочисленное татарское население, в основ­ном ремесленники и купцы, живет уже и в самом Оренбурге, там складывается крепкая община. В XIX веке в городе открылись татарские народные школы и училища, в том числе знаменитое медресе «Хусаиния». К 1895 году в Оренбурге действовало семь мечетей. Кроме того, там работала татар­ская типография, основанная видным общественным деятелем Гильманом Каримовым в 1901 году и просуществовавшая до 1917 года: в ней печаталась религиозная, учебная и художественная литература.

К 30-м годам XIX века Оренбург имел тесные культурные, военные и торговые связи с Башкирией; часто в Оренбурге размеща­лось башкиро-мещеряцкое войско, сюда приезжали башкирские купцы. Понимая важность таких связей, губернатор Василий Перовский решил создать в Оренбурге общественно-культурное пространство для башкир, и в 1838 году по проекту известного архитектора Александра Брюллова начинается строительство Караван-сарая — комплекса для размещения башкирского войска, а также проезжих азиатских купцов. Главным зданием комплекса является мечеть с отдельно стоящим минаретом. Мечеть закрыли в 1918 году, и в Караван-сарае разместилось Башкирское правительство и войсковые учреждения; в 1932 году — Дворец просвещения. В 1954 году в здании мечети Караван-сарая организовали планетарий. В 1991 году мечеть была передана башкирской общине верующих.

Сейчас татары занимают второе место по численности среди народов Оренбуржья. В городе действует средняя школа с углубленным изучением татарского языка и литературы, детский сад. В татарском драматическом театре ставятся спектакли по классическим и современным произве­дениям на татарском языке. В декабре 1999 года была создана Оренбургская татарская национально-культурная автономия, которая занимается культурной и просве­тительской деятельностью в городе, в том числе издает газету «Яңа Вакыт» («Новое время»).

Мечеть и медресе «Хусаиния»

В 1891 году, в центре исторической части Оренбурга, на улице Гостино­дворской (сейчас — Кирова), появилось медресе «Хусаиния», названное так в честь оренбург­ского купца первой гильдии Ахмеда Хусаинова. Со временем медресе стало одним из самых известных в Российской империи, учиться в нем приезжали и из-за рубежа. «Хусаинию» оканчивал в том числе известный татарский поэт Муса Джалиль. Медресе работало до 1919 года, потом было преобразовано в Татарский институт народного образования.

Одноименную мечеть построили рядом с медресе в 1892 году. Мечеть «Хусаиния» стала шестой соборной мечетью Оренбурга. Отличительной особенностью «Хусаинии», построенной в стиле классической татарской мечети, стал минарет, возведенный прямо над входом в мечеть и составляющий с основным зданием единое целое.

В 1931 году здание мечети передали Татарскому педагогическому техникуму. Верующим его вернули в августе 1991 года. А вот в медресе до сих пор распо­лагается факультет агротехнологий Оренбургского государственного аграного университета.

Центральная соборная мечеть

В 1860–70-е годы татарские переселенцы активно застраивали так называемую Новую слободку. По их просьбе городская дума в 1879 году постановила выде­лить участок земли для строительства мечети. Выбор места во многом объяснялся близостью к Старому мусульманскому кладбищу (оно до наших дней не сохранилось: было уничтожено в 1950-х годах). Новая мечеть была построена на Конно-Сенной площади, в самом начале Нижегородской улицы. Соборная мечеть, так же как и мечеть «Хусаиния», представляет собой типичный образец татарской мечети: минарет и основ­ное здание составляют единое целое. Мечеть действовала до 1931 года, после закрытия в ее помещениях располагались детский дом и швейная фабрика. В послевоенный период, когда отношение государства к религии стало более либеральным, мечеть вернули верующим — это произошло в августе 1945 года. Мечеть действует до сих пор.

Пермь

Мусульманская община Перми, как и многих других городов Урала и Сибири, начала складываться после реформ императора Александра II. В город стали приезжать татары и башкиры — вначале из окрестных сёл, а потом и из Поволж­ских губерний. Небольшую часть приезжих составляли купцы, покупавшие в городе недвижимость, но в основном это была трудовая миграция: на Урале расширялось металлургическое производство, росли города, требовалась рабочая сила. Развитие сети железных дорог тоже увеличило приток мусульман из малоземельных районов.

Сохранился указ Пермского губернского правительства от 1876 года, по кото­рому городским муллой, а также имамом и мугаллимом  Мугаллим  — учитель в школе при мечети. назначали Нуруллу Мурзакаева (позже он получил еще более почетное звание ахуна). Наличие муллы говорит о том, что к этому моменту в городе уже точно был приход. Кроме того, в том же 1876 году были открыты три мусульманские школы: одна мужская и две женские. В конце XIX века в городе действовали мусульманские благотворительные общества, были открыты мусульманский отдел и читальни при библиотеке им. Дмитрия Дмитриевича Смышляева. По данным первой всероссийской переписи населения Российской империи, в Перми в 1897 году проживало 848 мужчин и 450 женщин, исповедовавших ислам. Тем не менее Соборная мечеть была построена только в 1903 году.

Соборная мечеть

Подготовка к возведению каменной мечети в столице Пермской губернии началась в конце XIX века. Деньги на ее строительство жертвовали все мусуль­мане губернии, в том числе богатые купцы: братья Агафуровы из Екатерин­бурга, Тимкины, Зиганша Ибатуллин. Последний также занимался получением разрешения властей. Это оказалось непросто: на весь процесс — с привлече­нием министра внутренних дел Горемыкина, чтением Строительного устава и написанием нескольких прошений — ушло три года. Строительство началось в 1901 году по проекту архитектора Александра Ожегова (он же построил в Перми Вознесенскую и Успенскую церкви).

Мечеть открыли в 1903 году в районе, где жило большинство пермских татар. Это двухэтажное кирпичное здание яркого бирюзового цвета с белой лепниной и многочисленными украшениями построено в стиле эклектики и сочетает элементы восточной и классической архитектуры. Двухъярусный минарет с площадкой муэдзина украшен четырьмя ложными башенками, а также окнами с белыми полуколоннами, квадратами и гексаграммами. Михрабная ниша  Михраб — ниша в стене мечети, указывающая направ­ление на Мекку. В михрабе молится имам мечети. подчеркнута отдельным куполом с золоченым полумесяцем. При этом внутреннее убранство мечети очень скромное.

Комплекс мечети включал в себя здание медресе и дом муэдзина. В двух соседних полукаменных особняках (ул. Осинская, 7 и 9) располагалось Мусульманское благотворительное и просветительское общество Перми.

До конца 1930-х мечеть работала и была важнейшим адресом для пермской мусульманской общины. В октябре 1937 года многих религиозных деятелей, в том числе имама мечети Афлитуна Халитова, репрессировали, и уже через год власти закрыли мечеть и передали здание Пермскому областному архиву КПСС.

В годы Великой Отечественной войны в здании мечети хранилась часть эвакуированных экспонатов Эрмитажа. Что касается архива КПСС, то он рас­полагался в мечети до 1986 года, потом там устроили выставочный зал и биб­лиотеку Пермского областного краеведческого музея.

7 мая 1989 года мусульмане Перми вышли на митинг и потребовали вернуть им культовые сооружения. Это сработало, и в апреле 1990 года мечеть передали общине. Здание, разумеется, требовало ремонта, и богослужения начались здесь в 1991 году.

Петропавловск

Во второй половине XVIII века Петропавловск, который был основан как кре­пость на юге Сибири (сейчас он находится на севере Казахстана), стал важным торговым узлом Казахской степи. Приезжавшие сюда татарские купцы вели предпринимательскую деятельность на открыв­шемся при укреплении Мено­вом дворе, в ближайших казахских кочевьях; поставляли товар по проходящим через Петропавловск караванным путям в Среднюю Азию, Китай, а также в центральную часть Российской империи. Вслед за татарскими купцами в растущий город начали приезжать и татарские крестьяне. Они бежали в степь, надеясь спастись от рекрутской повинности, гнета помещиков, тяжелого налогового бремени, насильственной христиа­низации или мало­земелья.

В начале XIX века в юго-западной части города начала формироваться крупная татарская слобода. К 1883 году татары построили шесть мечетей, при кото­рых работали школы; также в городе действовали мусульманская библиотека и театр, на национальном языке выпускались приложения к местным газетам.

Согласно переписи 1897 года, треть населения города (более 6000 человек) считала татарский язык родным. Около 40 % татар занимались торговой деятельностью, а доля гильдейских купцов среди всего татарского населения города достигала почти 5 %. Такой высокой концентрации татарского купечества не было ни в одном другом регионе Российской империи.

Татарским династиям в Петропавловске принадлежали крупнейшая пяти­этажная автоматическая мельница товарищества «Мукомол», мыловаренные заводы, кожевенный и маслодельный заводы, салотопенные заводы, шерстомойные заводы.

Магазин и дом купца Мухамет-Камала Шамсутдинова

На центральной улице современного Петропавловска, улице Конституции Казахстана, сохра­нились магазин и дом купца Мухамет-Камала Шамсутдинова, построен­ные во второй половине XIX века. Главный фасад магазина декориро­ван фигурными элементами кирпичной кладки и кровельными парапетными стенками, завершающимися кирпичными столбиками. Угловые окна, в отличие от центральных, имеют арочное завершение. Двухэтажное здание было одним из крупнейших торговых домов в Петропавловске с редким для того времени ассортиментом продукции — от одежды и бакалейных товаров до различных европейских велосипедов и швейных машин.

Прилегаю­щий к магазину жилой дом купца построен в стиле провинциального модерна, он имел также классические татарские особенности: два входа (парадный и черный) и две лестницы, мужскую и женскую. После революции Мухамет-Камал Шамсутдинов эмигрировал в Иран, а дом и магазин были муниципали­зированы советской властью.

Магазин и дом купца Шакирзяна Шафеева

Фасад дома большой семьи Шафеевых, построенного во второй половине XIX века, богато декорирован кирпичной рельефной кладкой. В интерьере второго этажа сохранились печи, облицованные фигурной керамикой, и часть плафонов потолка.

Одноэтажное здание по соседству, построенное в 1888 году, было предназначено для торговли. Украшенный пилястрами и рельефной кладкой фасад, парапетные столбики и металлическое парапетное ограждение составляют основные элементы декора фасада. В интерьере магазина самым впечатляющим элементом является потолок в виде множества цилиндриче­ских поверхностей, выполненных из кирпича и опирающихся на металли­ческие балки, уложенные параллельными рядами. Купцы Шафеевы в Петро­павловске занимались продажей меха, сала, чая, сахара, табака и имели собственные шерстомойные заводы. После революции семья переехала в Ташкент.

Дом купца Халита Янгуразова

Этот дом, построенный в начале XX века по проекту итальянского архитек­тора, — одна из самых ярких достопримечательностей не только Петропав­ловска, но и всего Казахстана. Памятник включен в список объектов исторического наследия республики. В архитектуре здания прослеживаются элементы неоклассицизма и модерна. По краям дома два выступа — свое­образные колонны с аркой, двумя куполами и возвышающимся шпилем в центре. Окна круглые и вместе с отделкой по краям и балкончиком внизу изображают восходящее солнце. Фасад здания симметричен и богато оформлен лепниной с растительным мотивом, что придает дому националь­ный татарский колорит.

Из внутреннего убранства сохранились резные двери под красное дерево на втором этаже и два камина, покрытых изразцовыми плитами. В народе это здание получило название «Дом невесты», потому что было построено Халитом Янгуразовым, чтобы покорить сердце московской невесты Гульсум Бурнашевой.

Янгуразовская мечеть

Мечеть была возведена в 1882 году. Основные затраты на ее сооружение взял на себя Валит Янгуразов. Она входит в единый надворный комплекс купца Янгуразова — вместе с домом, складами и зданием медресе. Изначально мечеть представляла собой прямоугольную конструкцию с расположенными в проти­воположных концах михрабом  Михраб — ниша в стене мечети, указывающая направ­ление на Мекку. В михрабе молится имам мечети. и двухъярусным восьмигранным минаретом, завершающимся коническим шатром. Среди элементов декора можно отметить наличие фронтонов, декоративные элементы на наличниках окон и карнизах и лепнину на стенах.

В советское время в мечети размещались пионерский клуб и спортивный клуб. Подлинный минарет молитвенного храма был разрушен, но в 1990-е годы, когда мечеть вернули общине, возвели новый.

Санкт-Петербург

Татары жили в Санкт-Петербурге с самого начала: татары и башкиры, служив­шие под началом Ивана Ефремовича Бахметева  Иван Бахметев (1683–1760) — нижегородский помещик и воевода, при Петре I управлял конницей «татар, калмыков, донских казаков, саратовцев и башкирцев»., а позже — по указу Петра I — некрещеные служилые мурзы  Мурза — аристократический титул у ряда тюркских народов Евразии. участвовали уже в строительстве города. С конца 1700-х годов большая часть татарского населения жила в Та­тарской слободе, располагавшейся у кронверка на Петербургском острове (известном также как Березовый или Городовой), — напротив Петропавловской крепости. Здесь жили татары-военнослужащие, которые строили кронверк, а также татарские и башкирские мастеровые, присланные в город на временные работы. Кроме того, в Татарской слободе проживали калмыки и другие «азиатцы». Внутри слободы (на территории современного Сытного рынка) в первой половине XVIII столетия действовала огромная барахолка, которая называлась Татарский рынок (или Татарский табор). Позднее оба эти назва­ния — Татарская слобода и Татарский рынок — исчезают с карты города: в 1722 году жители слободы были переведены в другие части города. До наших дней в районе бывшей Татарской слободы сохранился топоним — Татарский переулок, возникший в конце XVIII века, когда татары здесь уже не проживали.

К середине XIX века петербургские татары в основном были либо военными, либо занятыми в сфере мелкой торговли и услуг. В столице также проживало небольшое количество аристократических семей из числа как российских подданных, так и представителей иностранных держав.

В мемуарной литературе сохранились, например, воспоминания о том, что татар-старьевщиков именовали «князьями». «Князья», торговавшие красным товаром, то есть разного рода тканями, появлялись во дворах Петербурга с криками: «Халат, халат!»

Немало татар было и среди дворников. К началу XX века дворники-татары посте­пенно вытеснили тверичей, традиционно занимавших эту нишу в столи­це. Конкурировали с выходцами из центральных губерний России и ломовые извозчики-татары. Кроме того, из татар комплектовалась низшая прислуга в Зимнем дворце.

Очень много татар в Петербурге конца XIX — начала XX века было среди официантов. Они работали в «Астории», «Гранд-отеле Европа», «Доминике», «Контане», «Медведе» и др. И конечно, в ресторанах, которые принадлежали их землякам и другим российским мусульманам. Таких, правда, во второй половине XIX — начале XX века было всего четыре: «Карамышев» Файзуллы Карамышева на Невском проспекте, «Крестовский сад» Хабибуллы Ялышева на Крестовском острове, «Самарканд» Рахматуллы Халитова в Новой Деревне и учрежденный в 1910 году «Донон, Бетан и татары». Татарам также принадлежали железнодорожные буфеты на станциях Балтийской, Варшавской, Николаевской, Царскосельской железных дорог.

В основном официантами в столичных ресторанах служили касимовские татары — выходцы из Рязанской и Тамбовской губерний. Они, как правило, жили в центре города, рядом с ресторанами, где работали. Второй магометан­ский приход — центр религиозной жизни касимовских татар — находился на набережной реки Мойки, в 10 минутах ходьбы от Зимнего дворца.

Вторая по численности группа татар, проживавших в Петербурге, — нижего­родские татары-мишари — группировалась вокруг 1-го магометанского прихода. Этот старейший гражданский мусульманский приход Петербурга возник в районе Пяти углов в 1822 году, до этого богослужение совершалось на частных квартирах. Район оброс целой инфраструктурой — помимо молельни, здесь находились принадлежавшие татарам чайные, магазины и компании, занимавшиеся ломовым извозом.

В советское время влияние в татарской общине города со временем приобрели татары-мишари — выходцы из Мордовии и Пензенской области (так называе­мые пензенские татары).

Согласно данным переписи 2010 года, татарское население Петербурга состав­ляет 30,7 тысячи человек.

Соборная мечеть

Первое известное нам обращение мусульман Петербурга об устройстве мечети относится к 1798 году. От имени 500 мусульман-военнослужащих, проживав­ших в столице, «отставной от армии подпоручик» Шаги-Ахмед Тефкилев обратился к императору Павлу I с прошением «о пожаловании магометанам молитвенного дома в Петербурге и отводе места для кладбища». Строить мечеть хотели на набережной Фонтанки — там, где сейчас располагается гостиница «Азимут». В прошении мусульманам отказали и предложили соби­раться для богослужений в Таврическом дворце (позднее богослужения пере­несли в Ми­хайловский). Такие прошения подавались еще не раз, но с мертвой точки дело о строительстве мечети сдвинулось только в самом начале XX века. При Мусульманском благотворительном обществе в Санкт-Петербурге 28 мая 1906 года был создан Комитет по постройке соборной мечети в Санкт-Петер­бурге. После масштабного конкурса — рассматривалось 45 проектов — решено было доверить строительство трем архитекторам: Николаю Васильеву, Алек­сандру фон Гогену и Степану Кричинскому (он единственный из троих был мусульманином, выходцем из семьи польско-литовских татар).

Архитекторам удалось добиться впечатляющего результата: стилистика северного модерна сочетается здесь с традиционным зодчеством, характерным для культовых сооружений Средней Азии. Среди источников вдохновения называют в том числе Гур-Эмир — усыпальницу Тимуридов  Тимуриды — тюрко-монгольская династия, представители которой правили в XIV–XVI веках в Мавераннахре, а также на тер­ритории современных Ирана и Ирака. в Самарканде. Сочетание серого облицовочного гранита с майоликой на куполе, портале и минаретах понравилось и экспертам Академии художеств, и заказчикам, и жителям города.

Служить местом для регулярных богослужений мечеть начала только через 10 лет после торжественной закладки, которая состоялась 3 февраля 1910 года. Закладку приурочили к 25-летию восшествия на престол эмира Бухарского, а открыли мечеть в дни празднования 300-летия дома Романовых, 21 февраля 1913 года. Но ремонтные и отделочные работы в мечети продолжались еще несколько лет. В 1920 году мечеть открыли для регулярных богослужений, иначе власти города грозились отнять здание под предлогом того, что оно не используется по назначению. Следующие 20 лет мечеть пытались закрыть под самыми разными предлогами, но не решались — даже после арестов имамов и членов приходского совета («двадцатки») в 1931 и 1932 году. Только в 1940 году, после Большого террора и начала Советско-финской войны, когда татарское население города значительно сократилось, властям удалось закрыть мечеть, используя все тот же формальный предлог о невыполнении обяза­тельств по ремонту здания. Здание Соборной мечети вернули верующим в 1956 году. С тех пор пятничные и праздничные намазы неизменно проводятся в ее стенах.

Строительство и содержание Соборной мечети требовало от мусульманской общины постоянных вложений. В исламском мире идеальным инструментом для такого рода финансирования выступал вакф. Вакф — это любое имущество, выделенное его владельцем на благотворительные цели. В Петербурге таким вакфом стал многоквартирный доходный дом. Построить его предложило все то же Мусульманское благотворительное общество в Санкт-Петербурге, круп­нейшая исламская благотворительная организация в империи. Предполагалось, что в доме будут квартиры для служителей мечети, начальная религиозная школа (мектеб), библиотека, курсы по исламу для всех желающих и так далее. Деньги должен был дать бухарский эмир Сеид Абдул-Ахад-хан, но он умер и строительство финансировал его сын, Сеид-Мир Алим-хан.

Архитектором был выбран польско-литовский татарин Степан Кричинский, тот самый, который был одним из создателей Соборной мечети. В мае 1913 года он представил эмиру проект доходного дома на Каменноостровском проспекте, вблизи от набережной реки Карповки. Здание построено в стиле неоклассицизма. Источником вдохновения для архитектора послужили флорентийские палаццо конца эпохи Средневековья. Фасад дома облицован шишимским мрамором, привезенным с Урала. В здании три корпуса — лицевой и два поперечных дворовых, соединенных между собой флигелями. Внутрен­ний двор отделен от Каменноостровского проспекта аркой. При жизни Кри­чинского дом до конца достроен не был: отделочные работы по фасадной части дома были завершены только в начале 1950‑х годов.

В доме были предусмотрены квартиры для разных сословий — в том числе рос­кошные апартаменты с зимним садом для эмира. Но он дома так и не увидел: после 1913 года Сеид-Мир Алим-хан ни разу не был в Петербурге.

Мектеб в доме не открыли, но долгое время — с разрешения эмира Бухар­ского — в доме несколько помещений занимал Исполнительный комитет Всероссийского мусульманского совета (Икомус). Жил в доме и сам Кричин­ский. По одной из легенд, призрак архитектора до сих пор бродит по зданию. По другой легенде — из подвала дома есть ход в Соборную мечеть, но его никто пока не обнаружил.

Сейчас в доме эмира Бухарского располагаются жилые квартиры, в том числе и коммунальные  Об истории одной из коммунальных квартир в доме эмира Бухарского повествует фильм Владислава Виноградова «Коммуналка» (1994)..

Ресторан «Донон, Бетан и татары»

Французский ресторан «Донон» был основан в 1849 году и сразу стал очень популярным. В разные годы среди гостей «Донона» можно было встретить членов императорской семьи, князей, высших офицеров, русских поэтов, писателей и революционеров. В 1870-е годы в «Дононе» устраивала коллектив­ные обеды редакция журнала «Отечественные записки»  «Отечественные записки» — влиятельный литературный журнал XIX века; выходил в Санкт-Петербурге в 1818—1884 годах. С 1868 года его редакторами были Николай Некрасов и Михаил Салтыков-Щедрин.. Официантами здесь работали по преимуществу татары. В начале XX века в истории ресторана слу­чил­ся важный поворот. 1 января 1910 года торговую марку «Донон» приобрел отставной подполковник Митрофан Сементовский-Курило и открыл одно­именный ресторан по адресу Английская набережная, 36. В то же время ресто­ран в старом здании, на набережной реки Мойки, продолжал работать. Его совладельцами и соучредителями стали татары Изатулла Брондуков и Ибрагим Танкачеев, а также итальянец Альберт Бетан. Их торговый дом, зарегистриро­ванный 5 января 1910 года, так и назывался: «Ресторан Бетан и татары». Новым владельцам ресторана было очень важно, чтобы в его названии все-таки было слово «Донон». И Бетан нашел выход из положения: он включил в число пол­ных товарищей  Полный товарищ — человек, который от име­ни товарищества осуществляет пред­принимательскую деятельность и отвечает по обязательствам товарищества принад­лежащим им имуществом. торгового дома француза Поля Эдуарда Донона, однофа­мильца знаменитого ресторатора, и в сентябре 1910 года зарегистрировал новое название: «Донон, Бетан и татары». Еще одним мощным козырем татарско-итальянско-французского «Донона» был шеф-повар Захар Еремеев, прослу­живший в прежнем «Дононе» 47 лет.

Владелец марки «Донон» Сементовский-Курило был возмущен. Он потребовал, чтобы Бетан переименовал свой ресторан в «Альбер Бетан, Павел Донон и тата­ры, учрежденный в 1910 г.». Бетан возражал, что тот Донон был лишь одним из владельцев ресторана, и после него было несколько других собственников, и никто на имя «Донон» не претендовал. В итоге настойчивому подполковнику удалось добиться того, чтобы за его рестораном закрепилось название «Старый Донон». «Старый Донон» существовал до 1914 года.

Что касается ресторана на Мойке, 24, то он продолжал работать под именем «Донон, Бетан и татары» до 1917 года. В 1913 году здание ресторана было пере­строено. Автором проекта реконструкции здания выступил Александр фон Гоген, один из архитекторов соборной мечети.

Следы же скандала вокруг названия нашли отражение в прессе тех дней. Петербургский журнал «Ресторанное дело» опубликовал шуточное стихотворение за подписью «Майонез»:

На Неве раздался звон:
— Я — Донон… Донон… Донон…
А на Мойке — тары-бары:
— Мы — Донон, Бетан, татары…
Для Донона и татар
Ребус: «Кто кого в тартар?»  «Ресторанное дело». № 1. 1911.

В годы нэпа ресторан был снова открыт, но публика уже была другой. Помимо нэпманов, среди посетителей встречались и известные бандиты. Например, знаменитый Лёнька Пантелеев  Лёнька Пантелеев (1902–1923) — прозвище петроградского налетчика и криминального авторитета Леонида Пантёлкина.. В декабре 1922 года Ленька чуть не попал в руки милиции. Вскоре после описываемых событий бывший ресторан «Донон» был снова закрыт. На этот раз окончательно.

См. также материал «Мусульманский Петербург рубежа веков».

Семей

Семипалатинск (с 2007 года Семей, Казахстан) был основан на территории Среднего жуза   Жуз  — исторически сложившееся объеди­нение казахов. Казахстан до присоединения к России делился на Малый, Средний и Большой жузы. в 1718 году как военно-опорный пункт на границе Российской империи с кал­мыками. Но город оказался еще и на пересечении торговых путей между Россией и Азией, поэтому стал центром притяжения для татар­ских купцов из Сибири и Волго-Уральского региона. В 1789 году из 900 чело­век, про­живавших в городе, было 50 татар из Тобола и Тюмени.

Во второй половине XIX века город разросся, население распределилось по нескольким районам. Самой процветающей была Казачья слобода (или Казачий квартал) в северной части Семипалатинска. Южнее Иртыша находился большой пригород, известный как Заречная слобода. Но самой большой оказалась Татарская слобода (или квартал), населенная мусуль­манским населением разного происхождения.

Мусульманские черты в городской архитектуре стали доминирующими. В Татарском квартале работало девять мечетей. В восточном стиле был выполнен большой Гостиный двор. Дома квартала строили в среднеазиатском стиле — окнами во внутренний двор. В пригородах Семипалатинска стояло множество казахских юрт.

Значительную роль в развитии города сыграла династия татарских купцов Мусиных. Они владели несколькими золотыми приисками в Алтайской волости и Усть-Каменогорском уезде. В руках Латифа Мусина было почти все пароходство на Иртыше: он владел 15 пароходами и 20 баржами. Мусиным принадлежала паровая мельница в Семипалатинске. В городе у них было много магазинов, производственных помещений, складов. Каждый год купцы Муси­ны отправлялись на Ирбитскую ярмарку  Ирбитская ярмарка была основана в 1647 году и стала одним из крупнейших центров оптовой и меновой торговли в Российской империи., торгуя там пшеницей и животно­водческим сырьем и покупая мануфактуру и галантерейные товары. В конце XIX века торговый оборот основателя династии Садыка Мусина составлял более полумиллиона рублей. В 1917 году один из потомков Садыка, Салим Мусин, эмигрировал в Турцию, а затем в США. А другой — Гакиф Мусин — остался в Семипалатинске. Советская власть конфисковала все его имущество, он занимал различные должности в региональных структурах управления народным хозяйством. Отслужив в армии в годы Великой Отечественной войны, Гакиф Мусин умер в возрасте 52 лет.

Соборная мечеть

В 1858–1862 годы на средства татарских купцов Мухаммед-Шакира Сулей­менова, Измаила Абдешева, Мухаммед-Садыка Рафикова была возведена двухми­наретная мечеть. Высокие минареты завершаются золочеными полумесяцами. В здании мечети 14 окон в виде прямоугольника с полукруглым завершением. Всю мечеть по периметру обрамляют рельефные декоративные пояса. В 1893 году мечеть реставрировали, в том числе заменили деревянные минареты на каменные.

Во времена советской власти мечеть была закрыта, однако здание охранялось как архитектурный памятник. В 1971–1975 годах здесь была проведена реста­врация. С 1975 года в здании мечети находился выставочный зал. Только в 1995 году, в канун 150-летия Абая, мечеть была передана верующим и с этого времени используется по назначению.

Соборная мечеть — одна из главных достопримечательностей Семипалатинска.

Одноминаретная мечеть

Еще одна достопримечательность города — одноминаретная каменная мечеть (ее еще называют Третьей новой мечетью). Она была построена в первой поло­вине XIX века стамбульским архитектором Габдуллой Эффенди. Двухъярусный минарет круглой формы завершается высоким конусообразным покрытием с золоченым полумесяцем. В здании мечети 16 прямоугольных окон с полу­круглым завершением, которые отделаны ложными камнями. На высоком крыльце имеется портальное помещение с резной дверью. Мечеть окружена кованой изгородью.

В 1930 году мечеть была закрыта. В 1940 году пустующее здание было передано спортивному обществу «Большевик». В нем размещался гимнастический зал. Мечеть вернули общине после распада СССР, и сейчас она действует.

Тверь

В начале XX века тверская мусульманская община состояла из расквартирован­ных в городе солдат и татар — рабочих местной мануфакту­ры и завода. В совокупности в Твери тогда насчитывалось всего около 300 мусульман. Но постепенно численность татар Твери начала расти за счет отходников — крестьян, переезжавших в город на заработки, в основ­ном из Сим­бирской и Нижегородской губерний.

Во второй половине XIX века в Твери образовалось несколько населенных татарами слободок. Вдоль дороги на Москву была Ямская, неподалеку от нее — Мещанская слобода. На старых картах Твери нет названия Татарская слобода, но исторический топоним Татарский переулок сохранился и сейчас. В этом районе между Татарским и Смоленским переулками располагалось компактное поселение татар: семьи ямщиков, рабочих и владельцев лошадей. С барж, кото­рые причаливали к берегу Волги, они возили товар на мукомольную фабрику братьев Коняевых  К концу XIX века Тверская губерния, во мно­гом благодаря семье Коняевых, стала круп­ным центром по переработке зерна. Его привозили в Тверь из южных хлебных губер­ний в основном по Волге, на баржах. Хлеб сгружали в склады и гужевым транспортом отправляли на мельницы. С тверских мель­ниц муку везли на продажу в северные и северо-западные губернии России. Наряду с товариществами Тверской и Рождествен­ской мануфактур и вагонным заводом мель­ница братьев Коняевых входила в четверку самых крупных предприятий Твери. и обратно. Большей частью это были зерно, сахар и мука. Татары, не имевшие лошадей, занимались погрузкой и разгрузкой товаров. Часть татар-горожан, как и в столице, составляли старьевщики, чей колоритный образ запечатлелся в тверской краеведческой литературе.

У тверской общины начала XX века уже был свой имам — Хусаин Сеид-Бурхан  Несмотря на крестьянское происхождение, свой род Сеид-Бурхан связывал с последней ханской семьей Касимова. Согласно преда­нию, в конце XVII века ханша Фатима-Султан, пытаясь спасти потомков от крещения, от­прав­ляла их из Касимова в Нижегородское Поволжье, к сергачским татарам., уроженец деревни Пица Нижегородской губернии. Лидером и меценатом общины в начале XX века был купец Фатих Ибрагимович Алышев, содержав­ший буфеты в Твери и на других станциях Николаевской железной дороги, но постоянно живший уже в Санкт-Петербурге. В Петербурге Алышеву принад­лежали буфеты на Николаевском и Царскосельском вокзалах. Именно Алышев первым решил выстроить в Твери мечеть — в память о своих покойных родных.

Тверскую мечеть начали строить почти сразу после принятия манифеста о веротерпимости  В указе «Об укреплении начал веротерпимо­сти» от 17 апреля 1905 года впервые в рос­сийской истории законодательно утвержда­лись права на свободу вероисповедания лиц неправославного исповедания. Принятие указа активизировало процесс строительства мечетей в городах, расположенных за преде­лами традиционного ареала расселения татар-мусульман., весной 1905 года, и закончили строительство в рекордные сроки. Уже 27 октября 1906 года мечеть торжественно открыли: на первом намазе присутствовали петербургский и московский ахуны Атаулла Баязитов и Хайретдин Агеев, тверской губернатор Николай фон Бюнтинг и многочис­ленные гости.

Архитектор Борис Поляк выбрал для мечети неомавританский стиль, характер­ный для мечетей и синагог Российской империи начала XX века. Чередование горизонтальных полос в два цвета — белого и красного — придает облику мечети выразительность и стилистически сближает его с Суннитской мечетью Владикавказа, возведенной в это же время.

Мечеть в Калинине (так с 1931 года именовалась Тверь) была официально закрыта летом 1935 года и передана в пользу Калининского горсовета. Меценат Фатих Алышев и имам Хусаин-Сеид-Бурхан были репрессированы. В советское время в здании размещались различные учреждения, включая военторг. В 1960-е годы облик мечети подвергся кардинальному переустройству: были разобраны главный купол и малые купола по углам, закруглены восьми­конеч­ные окна. Изменилась и внутренняя планировка бывшей мечети: внутри сделали двухэтажное помещение. Для этого галереи соединили балками и на­стелили полы для зала второго этажа, а первый ярус заполнили многочис­лен­ными перегородками. В перестроенном здании открылось кафе «Тверца», позднее переименованное (как память об изначальном назначении здания) в кафе «Восток». Рекомендуя гостям города посетить кафе «Восток», авторы путево­дителей 1970–80-х годов упоминали, что оно располагается в бывшей мечети.

В сентябре 1992 года здание мечети было возвращено мусульманской общине и позднее отреставрировано — восстановлено внутреннее пространство и форма окон.

Томск

Томские татары (часть сибирских татар) составляют значительную часть населения Томской области. Сама история Томска началась с того, что в начале XVII века Тоян, князь татарского племени эушта, жившего на берегах Томи, попросил Бориса Годунова принять его народ в русское подданство. Было принято решение образовать город. История мусульманской общины Томска и сибирских татар в целом неразрывно связана с еще одной социокультурной группой — выходцами из Бухарского ханства. Крупные общины бухарцев существовали в Тобольской и Томской губерниях.

Татаро-Бухарская слобода (сейчас ее называют просто Татарской) образовалась в середине XVIII века. Сначала бухарцы и служилые татары селились к югу от крепости, на горе, получившей название Юрточная. Но город расширялся, и мусульман переселили в пойму реки Томи — Заисточье. Постепенно община росла, а в конце XIX века начала пополняться переселенцами из Пензенской и Нижегородской губерний.

К началу XX века Томск становится одной из точек обновления: здесь учрежда­ют Общество мусульман-прогрессистов, открываются джадидские мектебе  Джадидизм (от араб. jadīd — «новый», факти­чески «обновленчество») — реформа­торское движение среди мусульманских (преиму­щественно тюркских) народов в Рос­сийской империи конца XIX — начала XX века. 
Мектебе — мусульманская начальная школа.
, в том числе женские, выходит газета «Сибирия», ставятся спектакли. В совет­ское время активность общины сошла на нет.

Благодаря сохранившейся деревянной исторической застройке район Татарская слобода (или слободка) сейчас считается одной из главных достопримечатель­ностей Томска.

Дом Карим-бая

Имя купца Карима Хамитова было известно далеко за пределами Томска: во время Русско-японской войны 1904–1905 годов он сделал состояние на поставках лошадей в царскую армию.

Особняк Карима Хамитова, достроенный к 1910 году, стал классическим образцом богатого купеческого дома, в архитектуре которого соединены черты классицизма, ренессанса и модерна. Лепнина, стилизованная под раститель­ный орнамент, украшала фриз здания, окна, ниши дома, фронтон крыльца и аттики двухэтажного здания. Под домом находились громадные подвалы с выложенными кирпичом стенами и сводчатыми потолками. А вокруг располагался сад, окруженный чугунной оградой, с фонтаном, беседкой, цветочными клумбами и павлинами.

Из воспоминаний дочери купца Хадичи:

«В доме было 12 комнат. <…> Стены комнат были обиты узорчатым шелком. В зале стояла белая мебель с позолотой, а в простенках между окнами располагались большие зеркала. Гостиная была выполнена в цвете бордо. Темно-красные стены, такая же мебель, а на полу — пушистые, мягкие ковры. На камине — часы в позолоченном футляре с инкрустацией из драгоценных камней».

После революции дом пришел в упадок, во времена советской власти здесь располагались детский дом, татарская школа, реставрационные мастерские, в 1996 году здание передали областному Центру татарской культуры. С этого периода особняк Карим-бая постепенно проходит этапы реставрации.

Дом Ахмедуллы Москова

Этот изумительно красивый деревянный дом на кирпичном цоколе был построен в 1902 году. Декоративное убранство фасадов дома представляет собой резьбу по дереву, выполненную в технике глухой и накладной резьбы. Поверхность стены почти полностью покрыта узором оконных наличников, пилястр и карниза. В рисунке всех деталей-обрамлений — окон, фриза, карнизных кронштейнов, декора эркера, на торцовых пилястрах — просле­живаются мотивы восточных ковров.

Владельцем дома был Ахмедулла Москов, видный представитель мусуль­манской общины: член Томского общества мусульман-прогрессистов, попечитель томских общественных магометанских училищ, меценат и общественный деятель.

Купеческий дом

Согласно разным источникам, этот двухэтажный деревянный дом был постро­ен в конце XIX или начале XX века. Дом рублен «в лапу» и обшит тесом, стоит на каменном полуподвальном этаже.

Дом богато декорирован, в узорах прослеживаются любимые татарские орна­менты: в наличниках, например, присутствуют мотивы жгута, тюльпана, лотоса, зооморфный мотив и сердцеобразный, мотив вазы с цветами и конской упряжи. Декоративные лопатки выполнены в технике пропильной, глухой и трехгранно-выемочной резьбы с присутствием мотива пальметты  Пальметта — растительный орнамент в виде веерообразного листа пальмового дерева.

Скорее всего, дом принадлежал купцу Аляутдину Сайфулину, меценату, члену Томского общества мусульман-прогрессистов.

Красная мечеть

Первые две мечети в Томске были деревянными и обе сгорели. Новую камен­ную мечеть построил в 1901–1904 годах ахун Хамза Хамитов на деньги брата — купца и конезаводчика Карима Хамитова. Архитектура традиционная: купол над основной частью здания, выступающая ниша михраба  Михраб — ниша в стене, указывающая направление на Мекку. и минарет над входом.

В 1907 году рядом с мечетью построили медресе — его в общине называли Хамитовским. В 1931 году мечеть была закрыта, в разные годы в здании располагались ликеро-водочный завод, кинозал и цех завода пищевых про­дуктов «Томский». В середине 1990-х мусульмане вернули себе медресе, второй этаж использовали как молельное помещение.

Здание Красной мечети было возвращено верующим только в 2002 году в полуразрушенном состоянии: купол и минарет не сохранились. Через 10 лет началась реставрация, которая была завершена в конце 2014 года. С 2015 года Красная мечеть работает и может принять до 1500 верующих — с учетом здания медресе.

Белая мечеть

Белая мечеть была построена в 1913 году, в период подъема мусульманской общины города. Автором проекта стал главный губернский архитектор Андрей (Генрих) Лангер, построивший нескольких томских церквей, синагогу и драматический театр.

Белая мечеть, названная так по цвету стен, выполнена в стиле модерн с ислам­ским декором. Первым официальным муллой Белой мечети в 1917 году стал Яхья Нурмухаметов, который был направлен в Томск Духовным собранием из Уфы.

В 1939 году мечеть закрыли по указу облисполкома, а здание передали под национальную татарскую школу. Позже минарет был снесен, а само здание передали артели Культспорт. С 1960-х годов здесь размещался цех карандаш­ной фабрики.

Вернули мечеть верующим в 1990 году, а к 1999 году была завершена реставрация. Сейчас в мечети проводятся богослужения.

Троицк

Троицк (Челябинская область) был основан в 1743 году как одна из крепостей Оренбургской пограничной линии. В силу местоположения город быстро стал ключевым пунктом торговли с народами Востока: если Оренбург был центром притяжения для казахов Младшего жуза   Жуз  — исторически сложившееся объеди­нение казахов. Казахстан до присоединения к России делился на Малый, Средний и Большой жузы. и отправной точкой для караванов из Бухарского и Хивинского ханств, то Троицк был связан со Сред­ним жузом и Восточным Туркестаном. Активная торговля привела к тому, что уже к 1750 году здесь был построен Меновой двор и открыта большая ярмарка, по оборотам приближающаяся к Оренбургской. Лидерами торговой сферы оказались казанские татары — они хорошо понимали народы Центральной Азии, исповедовали с ними одну веру. Первую мечеть в Троицке начали стро­ить в 1782 году на Меновом дворе — за государственный счет. Она открылась в августе 1785 года. В конце XVIII — начале XIX века приезжие мусульманские торговцы начали обзаводиться в городе собственными домами: для удобства они селились в районе между Верхней Базарной площадью и Меновым двором. К концу XIX века в городе проживало больше восьми тысяч последователей ислама — то есть треть всего населения, и большая часть этих мусульман относилась к татарам. Занимались они не только торговлей, но и ремеслом, ресторанным бизнесом, извозом и т. д. Со временем в городе было построено семь со­борных мечетей, несколько мектебов и медресе, в том числе знаменитая «Расулия». В дореволюционный период в Троицке активно работали мусульманские благотворительные общества.

Мечеть им. Зайнуллы Расулева, или Третья соборная мечеть

Мечеть построена в 1863 году на средства одного из самых богатых и известных троицких купцов — Гайсы Яушева. В комплекс мечети также входили медресе и магазин. Содержание мечети взял на себя другой купец — Абдулла Бакиров.

Эта каменная мечеть — один из лучших образцов мусульманской культовой архитектуры на Урале. Особенность внутреннего устройства мечети — балкон во вто­ром ярусе, идущий по всему периметру, который у мусульман тради­цион­но отводится для женщин. Стены мечети прорезаны длинными узкими окнами с полукруглым завершением, углы отделаны характерными для уральской архитектуры ширинками   Ширинка  — распространенный в русской архитектуре XVI–XVII веков элемент декора в виде квадратного углубления в стене, внутри которого иногда помещался изразец или резное украшение..

Изначально с востока к зданию примыкал высокий (46 метров) двухъярусный минарет, украшенный двумя чугунными балкончиками с ажурной оградой. Но в 1943 году мечеть, в которой к тому моменту уже 13 лет не было богослу­жений, но работал татарский клуб, передали в распоряжение Второго железнодо­рожного полка. Троицкий горсовет разрешал командиру полка разобрать минарет и использовать полученный стройматериал для ремонта здания. В 1944 году мечеть вернули мусульманам, но уже без минарета. Он не восстановлен и сегодня.

Имя имама Зайнуллы Расулева  Зайнулла Расулев (1833–1917) — российский религиозный деятель, просветитель. Осно­ватель медресе «Расулия», один из великих суфийских учителей направления накшбандия. мечети присвоили в 2008 году. Разнооб­разные реставрационные работы велись в ней много лет и закончились в 2012 году. Сейчас мечеть окрашена в светло-голубой цвет, михраб и купол покрыты медными листами, вокруг нее разбит сад. Входная группа во двор мечети украшена шахадой   Шахада  — свидетельство веры у мусульман, формула единобожия: «Верую: нет божества, кроме Бога, а Мухаммад — его пророк»., справа от ворот — надпись «Благосло­вение шейха Зайнуллы Расулева: „Вместе проявляйте иджтихад (усердие) на пути реформы образования, служите этому пути, не враждуйте и не раз­деляйтесь в национальных и религиозных делах, на это я даю вам благословение“. 1891 год».

Шестая соборная мечеть

Шестая соборная мечеть (ее еще иногда называют по имени первого имама — мечеть Гатауллы-муллы) единственная в Троицке сохранила свой минарет из пяти ярусов. Ярусы отделяются друг от друга карнизами, на третьем и четвертом ярусе — два круговых балкона. Внутри минарета идет винтовая лестница, а завершается он позолоченным луковичным куполом, украшенным традиционным «яблоком» и полумесяцем. К минарету примыкает прямо­угольное здание мечети.

Стиль всей постройки эклектичен: в нем присутствуют элементы барокко (рустованные лопатки  Рустованная лопатка — лопатка, покрытая имитацией крупной кладки. В архитектуре барокко имела вид вертикального ряда прямоугольных блоков и часто применялась для декорирования зданий, особенно их углов. и окна), классицизма (сухарики  Дентикулы (от лат. denticulus — «зубец»), или ордерные сухарики, — ряд небольших прямо­угольных выступов, расположенных в виде орнамента на карнизе здания и выпол­няю­щих роль декора. на карнизе), черты восточной архитектуры (объемное решение минарета). Во дворе сохранилось одноэтажное кирпичное здание медресе (действовало с 1895 по 1928 год), а также здание магазина. После закрытия мечети в 1928 году здесь распо­ла­гались различные учреждения.

В 1977 году решением Челябинского облисполкома мечеть была признана памятником архитектуры регионального значения, но верующим ее вернули только в начале 1990-х годов. В феврале 2002 года мечеть начали рестав­рировать, в том числе на деньги меценатов. Сейчас мечеть работает.

Медресе «Расулия» — одно из самых известных российских медресе. По раз­лич­ным данным, его открыли в 1883 или в 1886 году при Пятой соборной мечети. Назвали медресе в честь основателя — Зайнулы Расулева, выдающегося рели­гиозного деятеля, просветителя, шейха суфийского братства Накшбандия-Халидия.

В 1903–1905 годах на деньги меценатов, в том числе самого Расулева было построено новое двухэтажное здание. Преподавали там тоже по-новому: в соответствии с идеями джадидизма  Джадидизм (от араб. «джадид» — «новый») — общественно-политическое и интеллекту­альное движение среди мусуль­манских (преимущественно тюркских) народов в Рос­сийской империи конца XIX — начала XX века. Джадиды выступали за рас­про­странение просвещения, развитие тюрк­ских языков и литературы, изучение светских дисциплин, использование достижений науки, равно­правие женщин., то есть нового метода в образовании. В дополнение к религиозным дисциплинам в медресе начали учить алгебре, астрономии, литературе, русскому, химии, физике и т. д. В здании была большая библиотека, при медресе работал пансион для учителей и учеников (шакирдов). Во дворе разбили вишневый сад. Также при медресе открыли мастерскую и типографию, где печатались буквари, религиозные и художе­ственные книги, мусульманские календари и художественная литература. Учиться в медресе приезжали мусульмане со всей страны. В 1919 году медресе закрыли. Несколько лет в здании работал Татаро-Башкирский педаго­гический техникум, а потом в нем устроили общежитие. Оно располагается здесь и сейчас.

Но история медресе «Расулия» на этом не закончилась: в 2015 году было принято решение его возродить. Но в другом дореволюционном здании — на улице Октябрьской, 88. Когда-то оно относилось к комплексу Первой соборной мечети, потом в нем располагался суд. Здание отреставрировали, и 1 сентября 2018 года там начались занятия. Сейчас медресе «Расулия» — единственное специализированное религиозное учебное заведение в Уральском федеральном округе.

Уфа

Во второй половине XVI века, после завоевания Казанского ханства, на терри­торию современного Башкортостана начали мигрировать татары Поволжья. Причины были разные: кого-то переправляла сюда Российская империя, как, например, служилых татар, кто-то бежал от новых порядков, кого-то привлекали более низкие налоги. Татары расселялись преимуще­ственно в западном, северо-западном, а позднее — центральных районах сегодняшнего Башкортостана как припущенники  Припущенники — безземельное население, которое на разных условиях проживало в вотчинах башкир. и служилые люди в крепостях и поселе­ниях Закамской линии  Закамская линия — система оборонитель­ных укреплений и гарнизонов на левом берегу Камы, построенная в середине XVII века.. О присутствии татар в Уфимском уезде источники сообщают начиная с 1735 года.

Важной точкой в истории развития общины в Уфе стало образование Орен­бургского магометанского духовного собрания (ОМДС) — первой официальной организации мусульман России, созданной по указу Екатерины II в 1788 году. Находились организация и муфтий в Уфе.

К началу XX века Уфа, наряду с Казанью, Астраханью и Оренбургом, стала одним из культурных и интеллектуальных центров для татар Российской империи. Татарские купцы и меценаты открывали торговые дома и пекарни, строили мечети и медресе, где обучение и проповеди велись на татарском языке. Так, в 1903 году была построена Третья соборная мечеть, а через год при ней открыто медресе, названное «Хасания» в честь имама-хатыба мечети Мухаметсабира Хасанова, уроженца Самарской губернии. В 1906 году открылось медресе «Галия» — первое высшее учебное заведение на территории современной Республики Башкортостан, где обучение наряду с русским и арабским языком велось на татарском. В 1908 году на средства татарского купца Абдулатифа Хакимова построена Четвертая (Хакимовская) соборная мечеть, а годом позже — медресе «Хакимия».

В 1907 году было создано Уфимское мусульманское дамское благотворительное общество, ставшее первой организацией мусульманских женщин в России. В том же году был построен и открыт «Модно-галантерейный магазин» казанских купцов братьев Каримовых и мануфактурный магазин купца Сабирзяна Шамгулова.

Сегодня татары в Республике Башкортостан — третья по численности (после русских и башкир) группа населения региона. Исключая православных кряшен, большинство татар Башкортостана — мусульмане-сунниты.

Первая соборная мечеть

Это одна из старейших действующих мечетей России. С 1960 по 1992 год она была единственной работающей мечетью в Уфе. При ней находится резиден­ция Центрального духовного управления мусульман России, правопреемника Оренбургского магометанского духовного собрания (ОМДС).

Построена мечеть в 1830 году по ходатайству муфтия ОМДС Габдессаляма Габдрахимова на средства царевококшайского купца 2‑й гильдии Мукмина Хазмитева (Хозясеитова). Ее архитектура традиционная: это каменное двухэтажное здание с одним минаретом. На территории мечети находится некрополь с захоронениями муфтиев Габдрахмана Расулева, Мухамедьяра Султанова, Салимгарея Тевкелева и его жены.

В 1888 году имам-хатыб Первой соборной мечети Хайрулла Усманов открыл при ней среднее медресе с 12-летним курсом обучения. Медресе, которое с 1907 года носило имя «Усмания», было закрыто в 1918 году. На его базе была открыта татарская национальная гимназия; сейчас в этом здании работает средняя образовательная школа.

В 1989 году при мечети открыли другое медресе, которое затем было реоргани­зовано в Российский исламский институт и переехало в новое здание. Сейчас в мечети работают курсы по изучению основ ислама и арабского языка для детей и взрослых.

Челябинск

Мусульманская община Челябинска никогда не была большой. Потенциальных пересе­ленцев перетягивал более развитый в экономическом отношении сосед­ний Троицк. Тем не менее, по официальным данным, с 1863 до 1896 год община выросла в разы — в основном за счет татарских и башкирских мигран­тов и общей урбани­зации: с 53 до 428 человек. Селиться мусульмане предпо­читали на Азиатской улице (сегодня — улица Елькина). На ней и появилась первая в городе Соборная мечеть.

Соборная мечеть

Первое прошение о строительстве мечети мусульмане (143 человека) подали в 1884 году. Шесть лет шло утверждение с губернскими властями места и плана строительства, и в 1890 году на участке, пожертвованном крупным препринимателем Галеевым, начали возводить мечеть. Строительство шло девять лет. Здание получило имя Ак-мечеть — то есть Белая мечеть. К одно­этажному зданию мечети примыкает четырехъярусный минарет с куполом. Рядом с мечетью были построены еще три здания — в разные годы там работали мектеб (школа), мусульманская библиотека и медресе.

После революции мечеть была объявлена собственностью государства, но там разре­шали проводить богослужения — она была передана общине «во времен­ное пользо­вание». Община пыталась выстроить отношения с новой властью: например, организовала комитет по мусульманскому образованию при Челя­бинской городской думе, а в 1922 году была создана Челябинская губернская мусульманская комиссия помощи голодающим. Но эти попытки встроиться в советскую реальность не помогли — власти начали борьбу с мусульманской общиной.

Сначала в 1923 году закрыли другую мечеть, на улице Труда. Затем в 1924 году состоялся процесс против работавшего при Соборной мечети товарищества «Идтихад». Согласно нормам шариата, товарищество «Идтихад», занимавшееся торговыми делами, отдавало 1/40 часть своих доходов на содержание храма и платило имаму Салихжану Урманову заработную плату. Имам был осужден, а товарищество закрыто. Через несколько лет началась кампания по оконча­тельному изъятию мечети у общины. После массовых собраний рабочих и гневных статей новый имам не выдержал давления и объявил через газету, что снимает с себя обязанности муллы. В начале 1930 года община объявила о самороспуске. Здание было передано под «клуб нацменов».

В годы Великой Отечественной войны в мечети размещались фонды област­ного краеведческого музея и татаро-башкирской библиотеки. Как и во многих других российских городах, во время и после войны шли разговоры о возвра­щении культовых сооружений мусульманам. Но этого не произошло. До сере­дины 1980-х годов здание Соборной мечети служило складом, постепенно разрушились купол и часть минарета. Однако после передачи здания Челябинскому областному краеведческому музею они были восстановлены. Верующие получили здание только в 1989 году.

Сейчас в мечети проводятся богослужения, при храме работает воскресная школа, где всех желающих обучают основам ислама. Кроме того, в соседнем помещении распо­ложена редакция газеты «Хилял» («Молодая луна») и аппарат Регионального духовного управления мусульман Челябинской области.

Чистополь

Уездный город Чистополь Казанской губернии был в XIX веке населен преиму­щественно православными, однако татары-мусульмане, переселявшиеся из окрестных деревень, уже имели свою мечеть. Первое деревянное здание мечети было построено в Чистополе в 1817 году, но в 1854 году оно полностью сгорело. В 1859 году на ее месте на средства купца Хасана Якупова была воз­ведена новая мечеть, сохранившаяся и действующая до наших дней. Сейчас в Чистополе действуют пять мечетей; деревянная мечеть «Нур» является одной из главных достопримечательностей города.

Мечеть «Нур»

Чистопольская мечеть «Нур» представляет собой протяженное деревянное здание с высокими арочными окнами, куполом и минаретом над входом. Внутренние помещения спланированы в традиционном стиле татарских мечетей XIX века и состоят из трех анфиладно соединенных залов — вестибюля, малого и основного молельного. В конце последнего имеется широкий прямоугольный выступ с окном — михраб, справа от которого расположена старинная кафедра для проповедей имама-хатыба — минбар, украшенный резьбой.

Мечеть «Нур» — редкий пример татарского городского деревянного зодчества XIX века в эклектичном стиле национально-романтического направления. Уличные фасады, кованая металлическая ограда с кирпичными столбами и цоколем сохранили первоначальный облик. Несколько лет назад внутреннее убранство храма было украшено каллиграфическими росписями и элементами деревянной облицовки.

Большую известность эта мечеть получила благодаря служившему в ней в 1843–1893 годах авторитетному суфийскому шейху Мухаммаду-Закиру Камалову, имевшему последователей не только среди татар, но и среди многих других мусульманских народов Российской империи.

Чистопольская мечеть «Нур» никогда не закрывалась и оставалась действую­щей в советский период. В апреле 1977 года в мечети произошел пожар: загорелся и обрушился минарет, нанеся большой ущерб крыше мечети. Мусульмане Чистополя и жители ближайших деревень смогли быстро восстановить минарет и крышу — и уже в августе 1977 года мечеть вновь начала работать. В 1961–1988 годах имамом-хатыбом чистопольской мечети был один из самых известных религиозных деятелей советского Татарстана Нурулла Мофлюхунов (1931–2012).

Чита

Читинская мусульманская община сформировалась к концу XIX века. Частично она состояла из военных и их семей, частично — из купцов и ремесленников. В 1900-е годы район вокруг Ленской улицы (сейчас — улица Анохина) уже назывался Татарской слободой. Татарские купцы торговали кондитерскими изделиями, фруктами, хозтоварами, одеждой и мехами. Многие владели недвижимостью. Самыми известными купцами были братья Шафигуллины, которые занимались торговлей меховыми товарами и фруктами, а также золотодобычей. Первую и един­ственную мечеть в городе построили в 1907 году. Интересно, что в Чите могла быть еще одна мечеть: ссыльные мусульмане-шииты ходатайствовали перед военным губернатором Михаилом Эбеловым о созда­нии официальной общины и строитель­стве мечети в 1908 году. Возглавлял общину Аль-Кербалай-Кегриман-оглы, который жил в одном из домов по улице Якутской (ныне улица Островского) и проводил в собственном доме богослужения. Им было отказано.

В годы Первой мировой войны в Чите проживало около 300 татарских семей. Когда в 1915 году в город привезли военнопленных турецкой армии  Тысячи турецких военнопленных появились в России после успешной для российских войск Сарыкамышской операции (22 декабря 1914 года — 4 января 1915 года). Немецких, турецких и венгерских военнопленных, как пред­ставителей «недружественных народов», размещали в Иркутском и При­амур­ском военных округах. Представителей «друже­ственных» национальностей рас­квартиро­вывали в пределах Московского, Казанского, Туркестанского и части Омского военных округов., татары старались облегчить положение своих единоверцев. Но простым милосердием дело не ограни­чилось: в 1915 году купец Шафигуллин и мулла Абдурашидов организовали побег турецкому генералу Исхан-паше Ридвану.

В 1917 году читинцы присягнули Временному правительству и создали Башкиро-Татарский мусульманский комитет во главе с ахуном  Ахун (c перс. — «наставник») — духовное зва­ние у мусульман. В ряде регионов Россий­ской империи ахун являлся главой мусуль­манского духовенства. Галеевым. Через год его сменил большевист­ский Татаро-Башкирский комиссариат. В 1919 году в мечети прошли выборы в городской меджлис, а в городскую думу вошли трое татарских депутатов.

Весной 1920 года вместе с отступавшими частями Белой армии в Манчжурию ушли многие зажиточные читинцы-мусульмане.

После провозглашения Дальневосточной республики и затем ее включения в состав РСФСР читинская татарская община вела заметную религиозную жизнь примерно до 1930-х годов: известно, что в 1922 году в Мариинском театре Читы ставили важное для мусульманского мира произведение — «Зулейха» Гаяза Исхаки; в 1926 году проводился Ураза-байрам; в 1931 году работала татарская школа. Но после закрытия мечети в 1935 году религиозная жизнь на много десятилетий ушла на уровень семьи и ритуальных практик.

Соборная мечеть

Соборная мечеть в Чите была построена в 1906 году в Татарской слободе, на участке, который пожертвовал купец Рахматулла Нигматуллин. Деньги на мечеть давали и меценаты, и обычные члены общины. Проект мечети принадлежит архитектору Федору Пономареву — он создал также Госбанк, здание казначейства, женскую гимназию на 500 учащихся, банк Труфанова и многие другие постройки старой Читы.

Двухэтажная мечеть из красного кирпича построена по традиционной для татарских культовых сооружений схеме: на крыше — восьмигранный минарет с луковичной главкой, с юга к зданию примыкает пяти­гранный михраб. Карнизы основного здания, михраба (ниша в стене, указывающая направление на Мекку) и минарета украшены арочным поясом. При мечети было создано Магометанское общество и открыт русско-татарский мектеб.

Мечеть работала до 1935 года, после чего ее использовали как общежитие с перерывом на годы Великой Отечественной войны, когда здание было просто закрыто. В 1992 году здание мечети было передано возродившейся читинской мусульманской общине. В 1993 году его признали памятником архитектуры и градостроитель­ства местного значения. Здание хорошо сохранилось, и после косметического ремонта в мечети начались богослужения. В 2014 году там началась масштабная реставрация (работы на 50% оплатил Татар­стан), которая продлилась два года. Сейчас мечеть принимает прихожан, при ней работают медресе и школа татарского языка.

Ярвенпяа

История пребывания татар в Финляндии тесным образом переплетена с исто­рией татарской общины Петербурга. Появление предпринимателей-татар, происходивших из Сергачского уезда Нижегородской губернии, в Великом княжестве Финляндском в 1870-х годах было связано с открытием железнодо­рожного сообщения между Санкт-Петербургом и финским городком Рийхимяки, располагавшимся примерно в 70 км к северу от Гельсингфорса (сейчас Хельсинки). Петербург, в силу своего экономико-географического положения, служил транзитным пунктом на пути татар, отправившихся в конце XIX — начале XX века осваивать новые рынки. Это была по преиму­ществу сезонная миграция. Летом татары занимались в своем селе крестьян­ским трудом, а в зимний период промышляли торговлей мехами, меховыми изделиями, текстилем и др.

Изначально татары останавливались в финляндских городах, находившихся на Карельском перешейке, — Терийоки (современный Зеленогорск) и Выборге. Но конкуренция росла, и новые предприниматели из числа татар-мишарей (выходцы из ряда сел Нижегородчины, прежде всего Актуково) стали осваивать рынки и во внутренней Финляндии. Добившись определенного коммерческого успеха, они оставляли крестьянский труд и переходили к регу­лярной торговле. Оседая в городах Финляндии, татары сохранили деловые и родственные связи (бизнес часто был семейным предприятием) со своими земляками в Петербурге.

Октябрьская революция и провозглашение независимости Финляндии не пре­рвали существовавших связей между двумя общинами. Татары Финляндии продолжали поддерживать контакты со своими земляками в Петрограде, а за­тем и в Ленинграде. Нелегальное путешествие в город на Неве было сопряжено с серьезным риском, но существовала возможность отправлять корреспон­ден­цию и посылки, в том числе с деньгами, с курсировавшими через советско-финскую границу контрабандистами и профессиональными проводниками.

В начале 1930-х годов ОГПУ решило пресечь все подобные контакты. Были арестованы имамы Соборной мечети, а также другие лица контактировавшие со своими земляками и единоверцами в Финляндии. Многолетние связи между татарами, оказавшихся по разные стороны границы, были разорваны. Это силь­но ударило по татарской общине Финляндии, ведь с ле­нинградскими мусуль­манами ее связывала не только религиозная и языковая общность, но и при­надлежность к одной субэтнической группе татар-мишарей.

В годы Советско-финской войны 1939–1940 годов гражданское население Карельского перешейка было эвакуировано вглубь Финляндии. Среди выну­жденных переселенцев были и татары, проживавшие в Терийоки, Выборге и других населенных пунктах. Значительная часть татар переселились в Хель­синки, Тампере, Турку, Оулу и другие города, где к тому времени уже проживали их земляки и единоверцы. Одним из мест, где еще до войны, в 1920–30-е годы, сформировалась небольшая татаро-мусульманская община, был городок Ярвенпяа в 35 километрах к северу от Хельсинки.

Мечеть

Мечеть в Ярвенпяа — первое и пока что единственное здание в Финляндии, которое изначально было спроектировано и сооружено именно как мечеть с минаретом. Остальные мечети в стране представляют собой либо отдельное здание, либо одну или несколько комнат в домах, принадлежащих предста­вителям мусульманской общины.

Вопрос о сооружении мечети был поднят татарской общиной Ярвенпяа еще в середине 1930-х годов. К тому времени в этом финском городке проживало несколько семей татар-мишарей. Автором проекта мечети стал финский архитектор Теуво Паанула. К 1943 году строительство мечети было завершено, но богослужения тут начали проводить только в 1944‑м.

Мечеть представляет собой одноэтажное деревянное здание, которое едва ли выделялось бы среди других домов, если бы не минарет. Примечательно, что минарет не имеет никакого практического применения и служит скорее как декоративная деталь: азанов, то есть призывов к молитве, с него не возглашают. Вершину минарета изначально венчал шпиль, позднее был установлен полумесяц. Цвет здания менялся: в разные годы стены мечети были окрашены в светло-желтый, голубой, серый.

В 2009 году мечеть реконструировали: здание было разобрано по доскам и затем вновь собрано. В 2015 году были возобновлены пятничные службы: до этого времени (начиная с 1950-х годов) в мечети проходили только празд­ничные намазы в дни Курбан- и Ураза-байрама, а также во время месяца Рамадан. В настоящее время по пятницам в мечети собираются до 50 человек. Служба ведется на татарском, а также на финском или арабском языке. 

Хотите быть в курсе всего?
Подпишитесь на нашу рассылку, вам понравится. Мы обещаем писать редко и по делу
Курсы
Курс № 71 Открывая Россию: Ямал
Курс № 70 Криминология:
как изучают преступность и преступников
Курс № 69 Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Курс № 68 Введение в гендерные исследования
Курс № 67 Документальное кино между вымыслом и реальностью
Курс № 66 Мир Владимира Набокова
Курс № 65 Краткая история татар
Курс № 64 Американская литература XX века. Сезон 1
Курс № 63 Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
Курс № 62 У Христа за пазухой: сироты в культуре
Курс № 61 Антропология чувств
Курс № 60 Первый русский авангардист
Курс № 59 Как увидеть искусство глазами его современников
Курс № 58 История исламской культуры
Курс № 57 Как работает литература
Курс № 56 Открывая Россию: Иваново
Курс № 55 Русская литература XX века. Сезон 6
Курс № 54 Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
Курс № 53 История завоевания Кавказа
Курс № 52 Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Курс № 51 Блокада Ленинграда
Курс № 50 Что такое современный танец
Курс № 49 Как железные дороги изменили русскую жизнь
Курс № 48 Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Курс № 47 Лев Толстой против всех
Курс № 46 Россия и Америка: история отношений
Курс № 45 Как придумать свою историю
Курс № 44 Россия глазами иностранцев
Курс № 43 История православной культуры
Курс № 42 Революция 1917 года
Курс № 41 Русская литература XX века. Сезон 5
Курс № 40 Человек против СССР
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Курс № 71 Открывая Россию: Ямал
Курс № 70 Криминология:
как изучают преступность и преступников
Курс № 69 Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Курс № 68 Введение в гендерные исследования
Курс № 67 Документальное кино между вымыслом и реальностью
Курс № 66 Мир Владимира Набокова
Курс № 65 Краткая история татар
Курс № 64 Американская литература XX века. Сезон 1
Курс № 63 Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
Курс № 62 У Христа за пазухой: сироты в культуре
Курс № 61 Антропология чувств
Курс № 60 Первый русский авангардист
Курс № 59 Как увидеть искусство глазами его современников
Курс № 58 История исламской культуры
Курс № 57 Как работает литература
Курс № 56 Открывая Россию: Иваново
Курс № 55 Русская литература XX века. Сезон 6
Курс № 54 Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
Курс № 53 История завоевания Кавказа
Курс № 52 Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Курс № 51 Блокада Ленинграда
Курс № 50 Что такое современный танец
Курс № 49 Как железные дороги изменили русскую жизнь
Курс № 48 Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Курс № 47 Лев Толстой против всех
Курс № 46 Россия и Америка: история отношений
Курс № 45 Как придумать свою историю
Курс № 44 Россия глазами иностранцев
Курс № 43 История православной культуры
Курс № 42 Революция 1917 года
Курс № 41 Русская литература XX века. Сезон 5
Курс № 40 Человек против СССР
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Британская музыка от хора до хардкора
Все главные жанры, понятия и имена британской музыки в разговорах, объяснениях и плейлистах
Марсель Бротарс: как понять концептуалиста по его надгробию
Что значат мидии, скорлупа и пальмы в творчестве бельгийского художника и поэта
Новая Третьяковка
Русское искусство XX века в фильмах, галереях и подкасте
Видеоистория русской культуры за 25 минут
Семь эпох в семи коротких роликах
Русская литература XX века
Шесть курсов Arzamas о главных русских писателях и поэтах XX века, а также материалы о литературе на любой вкус: хрестоматии, словари, самоучители, тесты и игры
Детская комната Arzamas
Как провести время с детьми, чтобы всем было полезно и интересно: книги, музыка, мультфильмы и игры, отобранные экспертами
Аудиоархив Анри Волохонского
Коллекция записей стихов, прозы и воспоминаний одного из самых легендарных поэтов ленинградского андеграунда 1960-х — начала 1970-х годов
История русской культуры
Суперкурс Онлайн-университета Arzamas об отечественной культуре от варягов до рок-концертов
Русский язык от «гой еси» до «лол кек»
Старославянский и сленг, оканье и мат, «ѣ» и «ё», Мефодий и Розенталь — всё, что нужно знать о русском языке и его истории, в видео и подкастах
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Университет Arzamas. Запад и Восток: история культур
Весь мир в 20 лекциях: от китайской поэзии до Французской революции
Что такое античность
Всё, что нужно знать о Древней Греции и Риме, в двух коротких видео и семи лекциях
Как понять Россию
История России в шпаргалках, играх и странных предметах
Каникулы на Arzamas
Новогодняя игра, любимые лекции редакции и лучшие материалы 2016 года — проводим каникулы вместе
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Emoji Poetry
Заполните пробелы в стихах и своем образовании
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы