Как устроен балетМатериалы
Материалы
Как устроена «Шахерезада» в постановке Алексея Мирошниченко
Что нужно знать о музыке, сюжете и главной героине
Алексей Мирошниченко, постановщик, хореограф, либреттист
Как устроен балет «Шахерезада» в постановке Алексея Мирошниченко
Альона Пикалова, художник-постановщик
Как устроен балет «Шахерезада» в постановке Алексея Мирошниченко
Татьяна Ногинова, художник по костюмам
Как устроен балет «Шахерезада» в постановке Алексея Мирошниченко
Алексей Хорошев, художник по свету
Как устроен балет «Шахерезада» в постановке Алексея Мирошниченко
Диана Вишнёва, балерина
Как устроен балет «Шахерезада» в постановке Алексея Мирошниченко
Лана Раванди-Фадаи, научный консультант
Как устроен балет «Шахерезада» в постановке Алексея Мирошниченко
Артем Абашев, музыкальный руководитель
Как устроен балет «Шахерезада» в постановке Алексея Мирошниченко

Татьяна Ногинова, художник по костюмам

Как устроен балет «Шахерезада» в постановке Алексея Мирошниченко

Когда я начинаю работать над балетным спектаклем, я вынуждена выбирать между двумя языками разговора со зрителем. Либо я могу целиком отступить на второй план и одеть артистов в трико, чтобы мы видели только линии тела и танец, тогда единственное, что останется от костюма, — это цвет. Либо я могу играть в документального кино, помогая рассказать историю. Часто костюмы работают энциклопедией, своего рода сигнальными огнями, которые помогают зрителю дополнительно сориентироваться во времени (помимо про­граммки) — он видит, допустим, что 1958 или 1962 год. На подсознательном уровне мы узнаем силуэты и считываем привязку ко времени: например, 1950-е мы узнаем по силуэтам Christian Dior.

Сцена из балета «Шахерезада»© Андрей Чунтомов

В данном случае был скорее кинематографический подход. Мы старались рассказать историю, показать разницу между военным и гражданским, иранским и европейским, крестьянским и аристократическим костюмом. В некоторых сценах костюмом важно было показать местоположение, потому что декорация не позволяла это сделать: пространства сцены было недоста­точно, чтобы наполнить его важными деталями декорации, помогающими зрителю сориентироваться. Например, о том, что мы находимся в спальне, говорили элементы ночного костюма: ночная сорочка Фарах и нижняя рубашка императора.

* * *

Все зависит от автора хореографии и того пластического языка, который он выби­рает. Некоторые хореографы любят ставить танец в бытовых вещах, то есть можно, создав эскизы, просто пойти в магазин и купить готовую одежду. Если же это сложная хореография с огромным, часто используемым диапа­зоном движений: перегибы, фантастические прыжки, кувырки — то лучше не мучить танцовщика и дать ему возможность не думать о костюме, то есть исполь­зовать стрейчевые ткани. Но такие ткани абсолютно не держат форму, поэтому в балетных спектаклях часто используется комбинаторное решение костюма: эластичная основа, на которую набирается какая-то структура — например, кринолин. 

Если действие происходит в наше время и нужна современная одежда, то можно купить готовый костюм и вшить в него эластичные кусочки — ластовицы, например, в подмышках. Но зрители не должны знать о том, что внутри. Например, когда артист балета поднимает руки вверх, плечи у обычного пиджака «сядут на уши» и у артиста не будет шеи. Поэтому если мы видим, что пиджак остается на своем естественном месте и не укорачивает шею, это значит, что художник по костюмам подумал, как вставить допол­ни­тельные ластовицы, какие-то фрагменты в боковые швы, чтобы компенси­ро­вать стремление пиджака убежать вверх за руками.

* * *

Время, о котором мы рассказываем в «Шахерезаде», — это 1950-е годы. Сейчас в магазинах и даже в антикварных лавках не всегда можно найти костюмы этой поры. Так что все сшито.

Если делить постановку на блоки, то я бы сказала, что есть семь больших частей, посвященных тому или иному времнеи. Очень большой блок — с истори­ческими костюмами военных, участвующих в параде. Мы реконстру­ировали фрагменты этого парада на сцене и использовали как минимум три полка из разных периодов великой империи: Персии, Ахеменидской империи и древних государств Двуречья, — чтобы создать представление о том, как костюм из примитивного накладного трансформировался в почти совершен­ный военный доспех. 

Дальше мы попадаем в довольно сжатый временной период от юности Фарах до ее зрелого возраста. Она как зритель оценивает все произошедшее с ней начиная с юных лет. Этап обучения в Париже — это европейский костюм. Затем — замужество и какие-то важные официальные встречи. Большая дуэтная сцена — уже взрослая Фарах в Иране, и там будут элементы нацио­нального аромата.

Другой большой блок — это национальные танцы, ремесла. Там есть и ткачи, и гончары, и водоносы, и танцовщицы — несколько групп артистов, которые выходят на сцену круговертью, каруселью в ее воспоми­наниях.

* * *

В небольших труппах, где задействован весь кордебалет, проблема быстрого переодевания стоит очень остро. Если я как костюмер это не продумаю, костюм будет просто порван. При этом переодевание — это важное событие в спектакле, которое отвечает за чудеса. Артист вошел в кулису в одном виде — и, по ощущению зрителя, буквально через две секунды выходит совершенно в другом костюме.

Наверное, в «Шахерезаде» мы поставили рекорд, потому что для соль­ной пары — Фарах и ее мужа — переодевание должно было происходить из полного военного облачения мужчины и официального костюма дамы в гражданскую одежду для прогулки, кажется, за 40 секунд.

Танцовщик должен быть достаточно стрессоустойчив. Он только что продефи­лировал по сцене в своем образе, с высоко поднятой головой, принимал кра­сивую позу — но как только он пересекает границу кулис, на него набрасы­ваются минимум три человека. Один начинает рвать с него туфли, а в этот момент артист, если он мужчина, расстегивает ремень, и пока с него стягивают брюки, он тем же волшебным движением должен содрать рубашку и начать надевать следующую. Нет ни секунды для раздумий о том, что происходит, — он должен просто доверять.

Моя задача в данном случае — продумать, чтобы все застежки были удобными, потому что в костюме танцуют до и после этого переодевания — и не хоте­лось бы, чтобы в какой-то момент артистка оказалась без юбки. Нужно продумать и подкладки, потому что если внутрь надевается другой костюм, подкладка должна защитить от пропечатывания, зритель не должен понимать, что там внутри еще что-то надето.

Естественно, это вопрос репетиции. Мне повезло с хореографом: Алексей всегда очень внимательно относится к сложным момен­таль­ным переоде­ва­ниям, всегда берет на репетиции полуготовые вещи, чтобы вместе с нами пройти этот путь и подсказать, где застежка неудобна или где вместо привыч­ной левой застежки лучше делать правую, потому что с этой стороны будет больше места, чтобы к ней подобраться.

Костюмерам тоже следует быть очень стрессоустойчивыми: мало того что им нельзя выбить артистов из образа — они еще должны все успеть, и на них ответственность за то, чтобы потом ничего не свалилось. А в ходе этого спек­такля быстро переодеваются не только солисты, но и кордебалет, и иногда люди фактически стоят друг у друга на голове — в Пермском театре совсем нет пространства за кулисами. 

На постановке могут работать и непрофессиональные артисты: в «Шахереза­де», например, участвовали курсанты военного училища. Они приходили в театр, их кормили обедом, офицеры следили, чтобы они дошли до места и никто не заблудился, потом курсанты занимали свои места, к ним подходили знакомиться костюмеры — и потом нужно было надеть юбку. Представьте, что современному военному человеку, никогда в жизни этого не делавшему, нужно надеть тунику или какую-то странную мохнатую юбку, потом на него наве­ши­вают кольчугу, которая сковывает движения в зоне колен и мешает двигаться, и после этого он еще должен выйти на сцену, чего он тоже никогда не делал, и красиво, не обращая внимания на зияющую черноту зала, пройти, не сбив шаг. Конечно, репетиции для курсантов заняли месяца два.

Сцена из балета «Шахерезада»© Андрей Чунтомов

* * *

В основу моих эскизов для костюмов были положены аутентич­ные изобра­жения с рельефов Персеполя. Я использовала изображения воинов разных стран, пришедших с дарами к царю Дарию, и дальше давала свою интерпре­тацию. Например, я знаю, что туники были изготовлены из тонкой шерсти, а поверх надевались кольчуги из сыромятной кожи, на которые крепились металлические — свинцовые, железные — пластины. В театре это невозможно, костюмер должен помнить о том, чтобы вешалка выдержала вес костюма. Еще важно думать о том, что костюм будет эксплуатироваться дальше: он пере­местится из хранилища в гримерку, его наденет артист, потом он вернется в гримерку и снова в хранилище, а дальше, возможно, его судьба — поехать на долгосрочное хранение. Это работа людей руками, поэтому делать тяжелые костюмы не в наших интересах.

В балетных спектаклях самый простой костюм обычно и есть самый сложный в изготовлении. Невозможно не учитывать, во-первых, хореографию, а во-вторых, какие-то моральные принципы танцовщиков: мы же не хотим показывать их в невыгодном свете или заставлять чувствовать себя неком­фортно. Например, ночная сорочка в любовной сцене четы Пехлеви. Сорочка в 1960-е годы была довольно проста по крою и по материалам, но я не могла позволить себе надеть на танцовщицу обычную сорочку, потому что это дуэтный танец и был риск продемонстрировать некоторые пределы, которые на сцене демонстрировать неприлично. Поэтому внутри сорочки есть основа, которая выглядит как слитный купальник с поддержкой во всех необходимых местах и с фиксацией на груди, а сама сорочка уже смонтирована по верхнему контуру этого купальника. 

Диана Вишнёва и Марсело Гомес в балете «Шахерезада»© Андрей Чунтомов

В спектакле есть танцующие люди-камни, которых мы назвали «бессмертные». Это историческое название: в персидской армии существовал целый клан офицеров, которые шли в бой первой линией, в них стреляли из луков, и если кого-то убивали, то на его место моментально становился тот, кто стоял за спи­ной, поэтому у врага было ощущение, что они неубиваемые.

У нас они не в военных костюмах, а скорее в гражданской, кре­стьянской одежде, которая состоит из длинной рубахи и штанов. Эти костюмы выпол­нены из трикотажа с компьютерной печатью: во время первой сцены, которая начинается на фоне камня, эти люди из барельефа превращаются в полно­мерные фигуры и начи­нают действовать, как бы оживляя картинку.

Самым сложным тут является комбинация парика и бороды. Это целый голов­ной убор, это не настоящие волосы, а фактически маска, которая надевается на артиста. Она выполнена из пены, ее как скульптуру стачивали художники головных уборов. А расписывали ее так, чтобы повторить рисунок на костюме.

Сцена из балета «Шахерезада»© Андрей Чунтомов

Перелистывая огромное количество всевозможных фотографий о жизни в Иране, в том числе современном, я обратила внимание на траурный обряд для мужчин, когда они полностью вымазывают себя грязью, скорбя об ушед­шем человеке. Под палящими лучами солнца во время молебна эта грязь рассыхается и трескается, превращая этих людей фактически в глиняную армию. Это было настолько красиво и неожиданно, что я не смогла пройти мимо. Но важно помнить, что это современный исламский ритуал, который не имеет никакого отношения к историческим событиям, происходившим две с половиной тысячи лет назад. Если говорить о бессмертных, то это ком­пиляция моих эмоций, современных технологий и впечатления, которое нужно произвести на сцене.

Траурный обряд иранских шиитов. 2016 год© Eric Lafforgue / Art in All of Us / Corbis via Getty Images

* * *

Цветовое решение для меня всегда исходит от художника декораций: он задает тот фон листа, на котором я рисую эскизы, поэтому обычно, прежде чем начать рисовать, я жду решения, какой цвет будет основным для той или иной сцены. В данном случае я ждала решения Альоны Пикаловой — художника-постановщика. Она сбрасывает мне рабочие макеты — картинки с цветовой гаммой, которую она хотела бы выдержать, — это мой фон. Отталкиваясь от него, я понимаю, нужно ли мне уходить в более светлый, темный или кон­трастный цвет.

Когда ты создал вроде бы соответствующий эскизу и задумке костюм, ты мо­жешь понять: какого-то цвета не хватает — и тогда добрасы­ваешь еще какие-то акценты в отделке. Скажем, в костюмы ремесел мы до­бав­ляли тесьмы, чтобы немного поднять почти песочную, миражную картину.

* * *

Я не отвечаю за бутафорию и реквизит — я отвечаю за то, что непосредственно соприкасается с телом артистов, если артист выносит это как костюм. Напри­мер, портупея, военный ремень, в который вставлен меч, — это моя епархия. А оружие, которое будет в портупее, — уже декорация и относится к епархии сценографа, как и портфели. Потому что она отвечает за аутентич­ный ряд реквизита.

Кропотливая, требующая большого внимания работа — это грим и прическа: от этого тоже зависит, попали мы во время или промахнулись. Бижутерия и аксессуары, например маленькие дамские сумочки, должны быть решены в одном ансамбле. И конечно, я работаю с ювелирными украшениями. В дан­ном случае было очень много элементов, которые мы захотели повторить.

Коронационные уборы, созданные для спектакля, конечно, бутафорские и сделаны из искусственного камня, то есть стекла. Но мы проделали большую работу: Альона помогла нам дозвониться до юве­лирной компании, которая изготавливала макет коронационного убора для Фарах, и в нашем распоря­же­нии были чертежи и рисунки этого убора, а также очень хорошие, детальные фотографии свадебной парюры, которая была изготовлена специально для Фарах. Парюра — это комплект, в который входят головной убор, ожерелья, серьги, браслеты, кольца, возможно подвески. Так что копию той парюры можно увидеть на сцене. 

Для парадного выхода Фарах — Дианы Вишнёвой — использовались броши из чешского стекла, выполненные под бриллианты. Мы дорабатывали укра­шения с мастером по головным уборам и были вынуждены сделать специ­альную подклейку из фетра и вмонтировать туда крючок, который встав­лялся бы в мочку уха. Эти стеклянные украшения действительно очень тяжелые и танцевать в них невозможно — они очень здорово болтаются и бьют. В них можно только дефилировать, что Диана прекрасно и делает.

В этом спектакле три комплекта серег. Есть еще гигантские, тяжелые серьги, которые ей помогают надеть перед коронацией. И есть маленькие аккуратные сережки со слезой, в которых она танцует дуэт. Они на гвоздиках с закручи­вающимся сзади винтом — такие серьги никогда не выскочат из ушей.

Иногда можно увидеть, как артист кордебалета, уходящий со сцены, галантно присаживается и что-то поднимает — это кто-то уронил камень, или жемчу­жину, или бляшечку с костюма. Их нужно убрать с пола, потому что если во время танца, особенно пальцевого танца на пуантах, балерина наступит на какую-то неровность, она подвернет ногу — и может быть страшная травма. Все мелкое, что надето на артистах, должно быть приклеено, закручено и при­бито гвоздями, чтобы не потерять.

Диана Вишнёва и Марсело Гомес в балете «Шахерезада»© Андрей Чунтомов

Прототипы костюмов или похожие костюмы, взятые из подбора, из гардероба на время репетиции, нужны для дуэтных танцев, чтобы танцовщики понимали, с каким объемом материала и на каком уровне им придется столкнуться. Обычно это пачки, или юбки-шопенки, или какие-то хитоны, например хитон Джульетты или ночная сорочка для «Шахерезады». Важно дать прототип, чтобы партнер понимал, как ткань ведет себя у него под руками: скользит или не скользит, не нужно ли укрепить эту ткань, например, ниже по бедрам, чтобы она не взбивалась наверх во вращении и не мешала ему.

* * *

Была проблема с обувью для выхода Фарах в костюме Chanel, которую мы должны были заказать на стороне — у бытовых обувщиков. В свое время у Фарах был ансамбль, состоящий из костюма Chanel и туфель, созданных из этой же ткани. Ткань Chanel очень рыхлая, и балетные обувные мастера сразу сказали, что не возьмутся за обувь на каблуке, да еще из такой рыхлой ткани, и что нам надо искать бытовых мастеров. Мы нашли обычную обувную мастерскую в Перми. Они трижды приходили на примерки заготовок, потому что балетные ноги — это очень сложная история и нужно учесть все косточки, баланс, высоту каблука, супинатор и то, насколько глубоко каблук стоит под пяткой. Пожалуй, это была самая сложная и быстрая работа: мы слишком поздно сообразили, что у нас нет обуви для этой сцены, и спасибо мастерской, которая великолепно справилась с задачей. Мы получили действительно хоро­шую, удобную для балерины модель из ткани Chanel на нужном каблуке.

Для мастеров, которые изготавливают костюмы: закройщиков, портных, — очень важен опыт. Если человек всю жизнь сидит на пачках-блинах 1970-х годов, ему очень сложно переключиться на платье Christian Dior. Каждый раз работа со мной — это испытание для пошивочного цеха, когда пошивка и за­кройщики вынуждены перелистать журналы мод того времени, посмотреть, как строилась базовая сетка, и переработать ее так, как прошу я. И пермские портнихи и закройщики — удивительный коллектив. Если выточка не на месте, они готовы ее двигать, даже если костюм уже завершен. Я могу прийти и ска­зать, что я ошиблась, что задуманное не сработало на сцене и нужно что-то пере­двинуть: поднять юбку, застрочить какие-то складки на брюках или пере­стро­чить пару слоев на пачке. И я очень благодарна за то, что они спокойно и уважительно выполняют все мои просьбы.

Расшифровка
Проект создан при поддержке Логотип Context Логотип Пермь Театр Оперы Балета
Хотите быть в курсе всего?
Подпишитесь на нашу рассылку, вам понравится. Мы обещаем писать редко и по делу
Курсы
Польское кино: визитные карточки
Зигмунд Фрейд и искусство толкования
Деловые люди XIX века
Английская литература XX века. Сезон 1
Культурные коды экономики: почему страны живут по-разному
Главные философские вопросы. Сезон 5: Что такое страсть?
Золотая клетка. Переделкино в 1930–50-е годы
Как Оптина пустынь стала главным русским монастырем
Последние Романовы: от Александра I до Николая II
Как читать любимые книги по-новому
Как жили обыкновенные люди в Древней Греции
Путешествие еды по литературе
За что мы любим кельтов?
Стругацкие: от НИИЧАВО к Зоне
Гитлер и немцы: как так вышло
Как Марк Шагал стал всемирным художником
История русской еды
Лесков и его чудные герои
Культура Японии в пяти предметах
Главные философские вопросы. Сезон 4: Что есть истина?
Что придумал Бетховен
Первопроходцы: кто открывал Сибирь и Дальний Восток
Сирийские мистики об аде, игрушках, эросе и прокрастинации
Что такое романтизм и как он изменил мир
Финляндия: визитные карточки
Как атом изменил нашу жизнь
Данте и «Божественная комедия»
Шведская литература: кого надо знать
Кто такой Троцкий?
Теории заговора: от Античности до наших дней
Зачем люди ведут дневники, а историки их читают
Помпеи до и после извержения Везувия
Народные песни русского города
Метро в истории, культуре и жизни людей
Идиш: язык и литература
Кафка и кафкианство
Кто такой Ленин?
Что мы знаем об Антихристе
Джеймс Джойс и роман «Улисс»
Главные философские вопросы. Сезон 3: Существует ли свобода?
«Молодой папа»: история, искусство и Церковь в сериале
Антропология Севера: кто и как живет там, где холодно
Как читать китайскую поэзию
Экономика пиратства
Как русские авангардисты строили музей
Как революция изменила русскую литературу
Главные философские вопросы. Сезон 2: Кто такой Бог?
Композитор Владимир Мартынов о музыке — слышимой и неслышимой
Открывая Россию: Ямал
Криминология: как изучают преступность и преступников
Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Введение в гендерные исследования
Документальное кино между вымыслом и реальностью
Из чего состоит мир «Игры престолов»
Мир Владимира Набокова
Краткая история татар
Как мы чувствуем архитектуру
Американская литература XX века. Сезон 2
Американская литература XX века. Сезон 1
Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
У Христа за пазухой: сироты в культуре
Антропология чувств
Первый русский авангардист
Как увидеть искусство глазами его современников
История исламской культуры
Как работает литература
История Византии в пяти кризисах
Открывая Россию: Иваново
История Великобритании в «Аббатстве Даунтон»
Самозванцы и Cмута
Поэзия как политика. XIX век
Особенности национальных эмоций
Русская литература XX века. Сезон 6
10 секретов «Евгения Онегина»
Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
История завоевания Кавказа
Открывая Россию: Сахалин
Сталин. Вождь и страна
Ученые не против поп-культуры
В чем смысл животных
Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Мир Эйзенштейна
Блокада Ленинграда
Что такое современный танец
Как железные дороги изменили русскую жизнь
Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Лев Толстой против всех
Россия и Америка: история отношений
Как придумать свою историю
Россия глазами иностранцев
История православной культуры
Революция 1917 года
Русская литература XX века. Сезон 5
Человек против СССР
Мир Булгакова
Как читать русскую литературу
Что такое
Древняя Греция
Блеск и нищета Российской империи
Мир Анны Ахматовой
Жанна д’Арк: история мифа
Любовь при Екатерине Великой
Русская литература XX века. Сезон 4
Социология как наука о здравом смысле
Кто такие декабристы
Русское военное искусство
Византия для начинающих
Закон и порядок
в России XVIII века
Как слушать
классическую музыку
Русская литература XX века. Сезон 3
Повседневная жизнь Парижа
Русская литература XX века. Сезон 2
Как понять Японию
Рождение, любовь и смерть русских князей
Что скрывают архивы
Русский авангард
Петербург
накануне революции
«Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Антропология
коммуналки
Русская литература XX века. Сезон 1
Архитектура как средство коммуникации
История дендизма
Генеалогия русского патриотизма
Несоветская философия в СССР
Преступление и наказание в Средние века
Как понимать живопись XIX века
Мифы Южной Америки
Неизвестный Лермонтов
Греческий проект
Екатерины Великой
Правда и вымыслы о цыганах
Исторические подделки и подлинники
Театр английского Возрождения
Польское кино: визитные карточки
Зигмунд Фрейд и искусство толкования
Деловые люди XIX века
Английская литература XX века. Сезон 1
Культурные коды экономики: почему страны живут по-разному
Главные философские вопросы. Сезон 5: Что такое страсть?
Золотая клетка. Переделкино в 1930–50-е годы
Как Оптина пустынь стала главным русским монастырем
Последние Романовы: от Александра I до Николая II
Как читать любимые книги по-новому
Как жили обыкновенные люди в Древней Греции
Путешествие еды по литературе
За что мы любим кельтов?
Стругацкие: от НИИЧАВО к Зоне
Гитлер и немцы: как так вышло
Как Марк Шагал стал всемирным художником
История русской еды
Лесков и его чудные герои
Культура Японии в пяти предметах
Главные философские вопросы. Сезон 4: Что есть истина?
Что придумал Бетховен
Первопроходцы: кто открывал Сибирь и Дальний Восток
Сирийские мистики об аде, игрушках, эросе и прокрастинации
Что такое романтизм и как он изменил мир
Финляндия: визитные карточки
Как атом изменил нашу жизнь
Данте и «Божественная комедия»
Шведская литература: кого надо знать
Кто такой Троцкий?
Теории заговора: от Античности до наших дней
Зачем люди ведут дневники, а историки их читают
Помпеи до и после извержения Везувия
Народные песни русского города
Метро в истории, культуре и жизни людей
Идиш: язык и литература
Кафка и кафкианство
Кто такой Ленин?
Что мы знаем об Антихристе
Джеймс Джойс и роман «Улисс»
Главные философские вопросы. Сезон 3: Существует ли свобода?
«Молодой папа»: история, искусство и Церковь в сериале
Антропология Севера: кто и как живет там, где холодно
Как читать китайскую поэзию
Экономика пиратства
Как русские авангардисты строили музей
Как революция изменила русскую литературу
Главные философские вопросы. Сезон 2: Кто такой Бог?
Композитор Владимир Мартынов о музыке — слышимой и неслышимой
Открывая Россию: Ямал
Криминология: как изучают преступность и преступников
Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Введение в гендерные исследования
Документальное кино между вымыслом и реальностью
Из чего состоит мир «Игры престолов»
Мир Владимира Набокова
Краткая история татар
Как мы чувствуем архитектуру
Американская литература XX века. Сезон 2
Американская литература XX века. Сезон 1
Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
У Христа за пазухой: сироты в культуре
Антропология чувств
Первый русский авангардист
Как увидеть искусство глазами его современников
История исламской культуры
Как работает литература
История Византии в пяти кризисах
Открывая Россию: Иваново
История Великобритании в «Аббатстве Даунтон»
Самозванцы и Cмута
Поэзия как политика. XIX век
Особенности национальных эмоций
Русская литература XX века. Сезон 6
10 секретов «Евгения Онегина»
Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
История завоевания Кавказа
Открывая Россию: Сахалин
Сталин. Вождь и страна
Ученые не против поп-культуры
В чем смысл животных
Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Мир Эйзенштейна
Блокада Ленинграда
Что такое современный танец
Как железные дороги изменили русскую жизнь
Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Лев Толстой против всех
Россия и Америка: история отношений
Как придумать свою историю
Россия глазами иностранцев
История православной культуры
Революция 1917 года
Русская литература XX века. Сезон 5
Человек против СССР
Мир Булгакова
Как читать русскую литературу
Что такое
Древняя Греция
Блеск и нищета Российской империи
Мир Анны Ахматовой
Жанна д’Арк: история мифа
Любовь при Екатерине Великой
Русская литература XX века. Сезон 4
Социология как наука о здравом смысле
Кто такие декабристы
Русское военное искусство
Византия для начинающих
Закон и порядок
в России XVIII века
Как слушать
классическую музыку
Русская литература XX века. Сезон 3
Повседневная жизнь Парижа
Русская литература XX века. Сезон 2
Как понять Японию
Рождение, любовь и смерть русских князей
Что скрывают архивы
Русский авангард
Петербург
накануне революции
«Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Антропология
коммуналки
Русская литература XX века. Сезон 1
Архитектура как средство коммуникации
История дендизма
Генеалогия русского патриотизма
Несоветская философия в СССР
Преступление и наказание в Средние века
Как понимать живопись XIX века
Мифы Южной Америки
Неизвестный Лермонтов
Греческий проект
Екатерины Великой
Правда и вымыслы о цыганах
Исторические подделки и подлинники
Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
История Павла Грушко, поэта и переводчика, рассказанная им самим
Павел Грушко — о голоде и Сталине, оттепели и Кубе, а также о Федерико Гарсиа Лорке, Пабло Неруде и других испаноязычных поэтах
История игр за 17 минут
Видеоликбез: от шахмат и го до покемонов и видеоигр
Истории и легенды городов России
Детский аудиокурс антрополога Александра Стрепетова
Путеводитель по венгерскому кино
От эпохи немых фильмов до наших дней
Дух английской литературы
Оцифрованный архив лекций Натальи Трауберг об английской словесности с комментариями филолога Николая Эппле
Аудиогид МЦД: 28 коротких историй от Одинцова до Лобни
Первые советские автогонки, потерянная могила Малевича, чудесное возвращение лобненских чаек и другие неожиданные истории, связанные со станциями Московских центральных диаметров
Советская кибернетика в историях и картинках
Как новая наука стала важной частью советской культуры
Игра: нарядите елку
Развесьте игрушки на двух елках разного времени и узнайте их историю
Что такое экономика? Объясняем на бургерах
Детский курс Григория Баженова
Всем гусьгусь!
Мы запустили детское
приложение с лекциями,
подкастами и сказками
Открывая Россию: Нижний Новгород
Курс лекций по истории Нижнего Новгорода и подробный путеводитель по самым интересным местам города и области
Как устроен балет
О создании балета рассказывают хореограф, сценограф, художники, солистка и другие авторы «Шахерезады» на музыку Римского-Корсакова в Пермском театре оперы и балета
Железные дороги в Великую Отечественную войну
Аудиоматериалы на основе дневников, интервью и писем очевидцев c комментариями историка
Война
и жизнь
Невоенное на Великой Отечественной войне: повесть «Турдейская Манон Леско» о любви в санитарном поезде, прочитанная Наумом Клейманом, фотохроника солдатской жизни между боями и 9 песен военных лет
Фландрия: искусство, художники и музеи
Представительство Фландрии на Arzamas: видеоэкскурсии по лучшим музеям Бельгии, разборы картин фламандских гениев и первое знакомство с именами и местами, которые заслуживают, чтобы их знали все
Еврейский музей и центр толерантности
Представительство одного из лучших российских музеев — история и культура еврейского народа в видеороликах, артефактах и рассказах
Музыка в затерянных храмах
Путешествие Arzamas в Тверскую область
Подкаст «Перемотка»
Истории, основанные на старых записях из семейных архивов: аудиодневниках, звуковых посланиях или разговорах с близкими, которые сохранились только на пленке
Arzamas на диване
Новогодний марафон: любимые ролики сотрудников Arzamas
Как устроен оркестр
Рассказываем с помощью оркестра musicAeterna и Шестой симфонии Малера
Британская музыка от хора до хардкора
Все главные жанры, понятия и имена британской музыки в разговорах, объяснениях и плейлистах
Марсель Бротарс: как понять концептуалиста по его надгробию
Что значат мидии, скорлупа и пальмы в творчестве бельгийского художника и поэта
Новая Третьяковка
Русское искусство XX века в фильмах, галереях и подкасте
Видеоистория русской культуры за 25 минут
Семь эпох в семи коротких роликах
Русская литература XX века
Шесть курсов Arzamas о главных русских писателях и поэтах XX века, а также материалы о литературе на любой вкус: хрестоматии, словари, самоучители, тесты и игры
Детская комната Arzamas
Как провести время с детьми, чтобы всем было полезно и интересно: книги, музыка, мультфильмы и игры, отобранные экспертами
Аудиоархив Анри Волохонского
Коллекция записей стихов, прозы и воспоминаний одного из самых легендарных поэтов ленинградского андеграунда 1960-х — начала 1970-х годов
История русской культуры
Суперкурс Онлайн-университета Arzamas об отечественной культуре от варягов до рок-концертов
Русский язык от «гой еси» до «лол кек»
Старославянский и сленг, оканье и мат, «ѣ» и «ё», Мефодий и Розенталь — всё, что нужно знать о русском языке и его истории, в видео и подкастах
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Университет Arzamas. Запад и Восток: история культур
Весь мир в 20 лекциях: от китайской поэзии до Французской революции
Что такое античность
Всё, что нужно знать о Древней Греции и Риме, в двух коротких видео и семи лекциях
Как понять Россию
История России в шпаргалках, играх и странных предметах
Каникулы на Arzamas
Новогодняя игра, любимые лекции редакции и лучшие материалы 2016 года — проводим каникулы вместе
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы