Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить
Как устроен балетМатериалы
Материалы
Как устроена «Шахерезада» в постановке Алексея Мирошниченко
Что нужно знать о музыке, сюжете и главной героине
Алексей Мирошниченко, постановщик, хореограф, либреттист
Как устроен балет «Шахерезада» в постановке Алексея Мирошниченко
Альона Пикалова, художник-постановщик
Как устроен балет «Шахерезада» в постановке Алексея Мирошниченко
Татьяна Ногинова, художник по костюмам
Как устроен балет «Шахерезада» в постановке Алексея Мирошниченко
Алексей Хорошев, художник по свету
Как устроен балет «Шахерезада» в постановке Алексея Мирошниченко
Диана Вишнёва, балерина
Как устроен балет «Шахерезада» в постановке Алексея Мирошниченко
Лана Раванди-Фадаи, научный консультант
Как устроен балет «Шахерезада» в постановке Алексея Мирошниченко
Артем Абашев, музыкальный руководитель
Как устроен балет «Шахерезада» в постановке Алексея Мирошниченко

Алексей Хорошев, художник по свету

Как устроен балет «Шахерезада» в постановке Алексея Мирошниченко

Поскольку основным объектом в балете являются танцовщики с их пластикой и выразительностью, то, соответственно, и свет в первую очередь должен решать пластические задачи. В драматическом же театре существует сюжетная канва, очень важна игра актеров, и поэтому основной акцент должен быть на ли­цах, на чело­веческих эмоциях. В балетном театре эмоции воплощаются танцующими телами, так же как и мысли художника-постановщика, режис­сера, хореографа.

Если говорить в световых терминах, то прежде всего в балете исполь­зуется так называемый боковой свет — sidelights, на осветительском жаргоне — про­стрелы. Это приборы, которые расположены по бокам от сцены, в кулисах, и которые четко очерчивают контур танцующих.

Специфика нашего спектакля, «Шахерезады», в том, что он наследует тради­ции драмбалета, то есть основан на сценарии, на истории главного персо­нажа — Фарах Пехлеви, и поэтому чисто балетные приемы освещения в нем комбинируются с драматическими. То есть здесь история и переживания Фарах Пехлеви занимают очень важное место, и поэтому, соответственно, нам нужно дать зрителям увидеть ее эмоции и переживания.

Драматическая история — это история чаще всего реалистическая, поэтому и цвета там более естественные. В танцевальных фрагментах могут, напро­тив, использоваться цвета совершенно фантазийные. То есть и углы нетрадицион­ные: прострелы и задний свет, — и цвета более насыщенные, яркие, фантазий­ные. В реалистичных сценах — оттенки, которые позво­ляют проявить реали­стичные тона кожи. Имеют значение и костюмы: гамма и цветовая темпе­ра­­тура светового потока должны быть такими, чтобы мы видели цвета так, как их заду­мал художник по костюмам.

Сцена из балета «Шахерезада»© Андрей Чунтомов

* * *

Обычно я начинаю подготовку к спектаклю с музыки. Стараюсь не смотреть предыдущие интерпретации, если, скажем, у балета уже были какие-то по­становки. На мой взгляд, чтобы сохранить свежесть восприятия, в первую очередь нужно ориентироваться на музыку, в ней все заложено.

Музыка помогает разбить световую партитуру на отдельные картины. Потом в ходе работы с творческим коллективом большая часть этих наметок отсе­кается, потому что у каждого художника, члена творческой группы есть своя матрица идей. И когда эти идеи друг на друга накладываются, те, что не нало­жились, отсеи­ваются. И в результате, допустим, из сотни идей остается пять-шесть, которые устраивают всех и лучшим образом позволяют реали­зо­вать замысел.

Другая часть световых перемен основана на повествовании: в сценарии про­писано, в какой локации, в какое время дня или ночи происходит действие. Кроме этого, есть еще эмоциональные переходы — чаще всего они достаточно резкие, — когда меняется настроение либо с персонажем происходит что-то важное. Чаще всего такие переходы как раз строятся по музыке.

Дальше мы готовим базовые световые планировки, то есть схему расстановки приборов для каждой сцены: под какими углами ставить свет, как персонажи должны в этих сценах выглядеть — драматично, реалистично, пугающе или, наоборот, распо­лагающими к себе. Это все можно показать с помощью света.

Потом уже световая картина согласуется с наполнением сцены: сколько персо­нажей на сцене, какие декорации стоят, какая задача поставлена режиссером, что должно происходить. Обычно я делаю это в Audition — это программа-аудиоредактор, где я делаю разметку маркерами и подписываю их.

Если говорить об отношении музыки и света, то нужно учитывать еще такой важный нюанс, как музыкальная тема, лейтмотив. Бывает, важно отследить ее появление в тех или иных частях произведения, понять, с каким персонажем она может быть связана. Бывает важно дополнить это таким же символиче­ским ходом и в световой партитуре, чтобы с определенным персона­жем была связана какая-то световая тема. Либо она может выражаться в общем тоне карти­ны, которая сопровождает персонажа, либо может быть какой-то харак­терный луч, падающий на героя. Мы можем показать персонажа легким и возвы­­шенным, если это будет, скажем, бестеневой свет. Или, наоборот, драма­тичным, жест­ким, если свет будет очень жестко рисующим, с тенями, очень контрастным.

* * *

Следующий этап начинается, когда уже понятна структура спектакля и он раз­бит на отдельные картины. Тогда я встречаюсь с творческой группой и мы об­суждаем, каким образом та или иная картина должна выгля­деть и что в ней происходит. И на этом этапе уже предварительная структура воплощается в реальность, мы понимаем, какими будем пользо­ваться цвета­ми, как распо­ложить приборы, нужно ли заказывать какое-то дополнительное обо­рудо­вание. В «Шахерезаде» его заказывали довольно много, потому что здесь использован прием, заимствованный из интерьерной музейной подсветки.

Дело в том, что один из самых важных сценографических приемов здесь — это перекатные станки, которые, с одной стороны, выглядят как музейные витрины, а с другой стороны — как ниша дворца. И таким образом, в разных картинах они располагаются к зрителям либо одной, либо другой стороной и совершенно преображают пространство. Нам нужно было внутри этих ниш-витрин расположить освещение таким образом, чтобы его не было видно. А поскольку эти станки перекатные, то нужно было придумать беспроводную систему управления.

* * *

Принципиальное отличие театрального света от интерьерного, от музейного — в том, что, подразумевая художественные качества этого света, мы должны быть подстрахованы, должны иметь с запасом какие-то инструментальные средства, чтобы во время постановки можно было что-то скорректировать. Поэтому у нас использовалась светодиодная лента, с дополнительными цве­тами, чтобы больший спектр захватывать.

Получается, что светодиодную ленту, — которая, если говорить об истории светотехники, первоначально использовалась в каких-то интерьерных зада­чах, — мы используем в театре. И с помощью специальных интерфейсов мы интегрируем ее в систему управления светом, чтобы с пульта можно было ее яркостью и цветом управлять. Кроме того, она разбита на несколько сегмен­тов по периметру тех блоков, которые используются в декорациях. Соответ­ственно, мы можем создавать либо контрастные цветовые схемы, когда с одной стороны, допустим, зеленый, а с другой красный, либо, наоборот, равномерно подсвечивать, когда нам нужно какую-то реалистичную среду воспроизвести.

Кроме этого, там еще были ниши с арте­фактами иранской культуры, и они тоже подсвечены в полном соответствии с теми техно­логиями, которые исполь­зуются в подсветке обычных музейных экспонатов.

Сцена из балета «Шахерезада» © Андрей Чунтомов

Какие еще были нюансы? Из-за использования этих перекатных станков, из-за того, что планшет сцены перегружен громоздкими элементами, у нас не было возможности использовать классический балетный свет, те самые прострелы, о которых я говорил. И в качестве компромисса мы разместили так называемые световые головы, которые позволяют нам давать верхний боковой свет в тех кар­тинах, где необходимо проявить пластику персонажей, — это, допу­стим, танец серых (бессмертных). Это приборы с полной сменой цвета, которые позволяют воспроизводить любой цветовой оттенок. И в фантазийных, сюр­реалистичных сценах, которые связаны с переходом во времени, — мы можем создавать слегка сюрреалистическую атмосферу.

Сцена из балета «Шахерезада»© Андрей Чунтомов

* * *

Естественно, в балетах Алексея Мирошничнеко главный — Алексей Мирош­ниченко. Он ставит основные задачи, он — тот человек, который сводит вместе все идеи, которые у других членов творческой группы рождаются. До выхода на сцену это тот человек, с которым все обсуждается и согласовывается.

Но после выхода на сцену, когда начинаются репетиции, Алексей главным образом занят балетом. И основная моя работа дальше происхо­дит с худож­ником-постановщиком, Альоной Пикаловой, и художником по костюмам, Татьяной Ногиновой. То есть уже вместе с Альоной мы сидим и рисуем, а потом готовые картины показываем Алексею Григорьевичу.

Средствами света можно также решать декорационные задачи. Декорации Альоны Пикаловой хороши тем, что они могут не только трансформироваться в пространстве, но и преображаться. То есть, тонко работая со светом, мы можем как бы менять изображение на заднике. Например, в прологе бессмертные кажутся неподвижными частями барельефа, а потом они превращаются в живых персонажей.

Сцена из балета «Шахерезада»© Андрей Чунтомов

Вообще театр — это искусство работы с эмоциями, и поэтому мы стараемся зрителя удивлять, чтобы то, что происходит на сцене, вызывало больший эмоциональный отклик.

* * *

Сцена в Пермском театре маленькая, к тому же в этом спектакле используются перекатные тумбы. Обычно в спектакле есть кулисы, в которых мы прячем осветительные приборы, переменные декорации, артисты могут там переоде­ваться, — но кулисы отнимают у сценического пространства метра по четыре с каждой стороны. В этом спектакле мы, чтобы увеличить сцену, убрали кулисы. В случае необходимости кулисами служат как раз вот эти перекатные боксы. Они же, эти боксы, работают, можно сказать, и как актеры — для них специально написана определенная хореография: где, в каком положении они должны стоять. С ними репетировали артисты, чтобы они синхронно переме­щались. Фактически эти боксы вальсируют.

Что еще можно сделать средствами света? Например, можно перенаправить, фокус восприятия, что-то притенить. Я это называю «световая ретушь». Где-то можно, наоборот, добавить контраста. В «Шахерезаде» таких мест, которые нужно поправлять, я не припомню, но вот, допустим, в «Баядерке» случилось так, что разные элементы декорации оказались покрашены немножко разли­чающейся по тону краской, а подбирая определенный свет, который выров­нял бы возник­ший контраст, можно это все вылечить, подправить.

* * *

Пермский театр — мой родной, и зачастую те спектакли, в создании которых я принимал участие, я же и веду, то есть слежу за светом во время представ­ления. Не всегда веду, но время от времени осуществляю авторский надзор для под­держания безупречности. А так, в принципе, есть определенная техно­логи­ческая цепочка: на каждый спектакль готовится сопроводительная доку­мен­тация, готовятся люди, которые впоследствии ведут спектакль со светового пульта и отвечают за то, чтобы он продолжал соответствовать авторскому замыслу.

Сейчас в театре большинство операций механизировано, компьютеризировано, то есть световая партитура программируется на пульте. Сцены переклю­ча­ются по команде помощ­ника режиссера, он является как бы дирижером техни­ческой части всего про­исхо­дящего на сцене. Он отдает команды монтиров­щикам, вер­ховым на пере­мены, звуковому цеху на какие-то звуковые эффекты, освети­те­лям на то, чтобы перейти на следующую картину. На световом пульте есть волшебная кнопочка «Go»: нажал — переход. Номер перехода вписан в пар­ти­туру помрежа.

Кроме самих световых картин есть такое понятие, как время перехода с одной карти­ны на другую. Переходы привязаны к музыке и могут быть либо момен­тальными, либо продолжитель­ными. Это все просчитывается, синхрони­зи­руется с музыкой.

* * *

Главные — артисты. У них есть отрепетированная хореография, и для того чтобы с ней ознакомиться, я хожу на репети­ции и на прогоны в балетный класс. И, соответственно, зарисовываю себе блок-схемы, которые описывают мизансцены и переходы между ними, чтобы пони­мать, как мне разместить световые лучи в пространстве: либо это общий свет, который должен покры­вать всю сцену, чтобы весь кордебалет было видно, либо на сцене присут­ст­вуют только солисты и мне нужно очень точно поместить их в определенный лучик. Такие отдельные позиции заранее обговариваются с хореографом, и на сцену ставятся меточки, чтобы артисты во время исполнения танца от этих точек не отклонялись.

Диана Вишнева и Марсело Гомес в балете «Шахерезада»© Андрей Чунтомов

* * *

В «Шахерезаде» сделан экран, задник, который символически связывает нас с тем или иным пространством или временным промежутком из биографии Фарах. Это факти­чески маппинг  Видеомаппинг — способ создания объемной проекции поверх какого-либо физического объекта с учетом его геометрии и положения в пространстве.. И бессмертные в начале — это тоже маппинг: когда на живые тела и задник проецируется картинка, прорисовы­ваю­щая дета­ли рельефа. И кроме этого, в сцене праздника, когда остается боль­шое открытое пространство, мы точно так же на всю площадь задника, то есть 18–20 метров от стены до стены, проецируем орнамент, который создает ощущение организованного пространства, дворца.

Сцена из балета «Шахерезада» © Андрей Чунтомов

Всеми этими технологиями мы пользуемся, но в то же время мы ориентиро­ваны на целостное произведение, а не на то, чтобы в какой-то момент зрители зааплодировали какому-то эффекту. Хотя у нас много спектаклей, где есть чисто белые декора­ции, как, допустим, в «Малахитовой шкатулке», и там на эти белые декорации проецируются текстуры разного цвета, которые переносят нас то в пещеру, то еще куда-то.

Мы, в общем-то, достаточно продвинутый театр. Понятно, что у нас нет воз­мож­ности многомил­лионные, миллиардные вещи заказывать. Это все очень дорого: представьте себе, что один световой прибор­чик — так называемая голова — стоит как машина, пятнадцать тысяч евро, допустим. А их может висеть штук двадцать, а то и больше.

Мне кажется, это очень важный художественный прием — самоограниче­ние, когда ставишь себе — иной раз даже мысленно — какой-то барьер: «Мне нужно с помощью трех приборов решить такую-то задачу». И вообще, экономное и рациональное использование приборов — это залог успеха картинки, потому что чем больше приборов направ­лено в одну точку, тем больше вероятность получить кашу. Есть поговорка в нашей среде: «Хочешь сделать ярче — убавь свет».

Расшифровка
Проект создан при поддержке Логотип Context Логотип Пермь Театр Оперы Балета
Хотите быть в курсе всего?
Подпишитесь на нашу рассылку, вам понравится. Мы обещаем писать редко и по делу
Курсы
Курс № 83 Как атом изменил нашу жизнь
Курс № 82 Шведская литература: кого надо знать
Курс № 81 Зачем люди ведут дневники, а историки их читают
Курс № 80 Народные песни русского города
Курс № 79 Метро в истории, культуре и жизни людей
Курс № 78 Идиш: язык и литература
Курс № 77 Как читать любимые книги по-новому
Курс № 76 Антропология Севера: кто и как живет там, где холодно
Курс № 75 Экономика пиратства
Курс № 74 История денег
Курс № 73 Как русские авангардисты строили музей
Курс № 72 Главные философские вопросы. Сезон 2: Кто такой Бог?
Курс № 71 Открывая Россию: Ямал
Курс № 70 Криминология:
как изучают преступность и преступников
Курс № 69 Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Курс № 68 Введение в гендерные исследования
Курс № 67 Документальное кино между вымыслом и реальностью
Курс № 66 Мир Владимира Набокова
Курс № 65 Краткая история татар
Курс № 64 Американская литература XX века. Сезон 1
Курс № 63 Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
Курс № 62 У Христа за пазухой: сироты в культуре
Курс № 61 Антропология чувств
Курс № 60 Первый русский авангардист
Курс № 59 Как увидеть искусство глазами его современников
Курс № 58 История исламской культуры
Курс № 57 Как работает литература
Курс № 56 Открывая Россию: Иваново
Курс № 55 Русская литература XX века. Сезон 6
Курс № 54 Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
Курс № 53 История завоевания Кавказа
Курс № 52 Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Курс № 51 Блокада Ленинграда
Курс № 50 Что такое современный танец
Курс № 49 Как железные дороги изменили русскую жизнь
Курс № 48 Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Курс № 47 Лев Толстой против всех
Курс № 46 Россия и Америка: история отношений
Курс № 45 Как придумать свою историю
Курс № 44 Россия глазами иностранцев
Курс № 43 История православной культуры
Курс № 42 Революция 1917 года
Курс № 41 Русская литература XX века. Сезон 5
Курс № 40 Человек против СССР
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Курс № 83 Как атом изменил нашу жизнь
Курс № 82 Шведская литература: кого надо знать
Курс № 81 Зачем люди ведут дневники, а историки их читают
Курс № 80 Народные песни русского города
Курс № 79 Метро в истории, культуре и жизни людей
Курс № 78 Идиш: язык и литература
Курс № 77 Как читать любимые книги по-новому
Курс № 76 Антропология Севера: кто и как живет там, где холодно
Курс № 75 Экономика пиратства
Курс № 74 История денег
Курс № 73 Как русские авангардисты строили музей
Курс № 72 Главные философские вопросы. Сезон 2: Кто такой Бог?
Курс № 71 Открывая Россию: Ямал
Курс № 70 Криминология:
как изучают преступность и преступников
Курс № 69 Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Курс № 68 Введение в гендерные исследования
Курс № 67 Документальное кино между вымыслом и реальностью
Курс № 66 Мир Владимира Набокова
Курс № 65 Краткая история татар
Курс № 64 Американская литература XX века. Сезон 1
Курс № 63 Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
Курс № 62 У Христа за пазухой: сироты в культуре
Курс № 61 Антропология чувств
Курс № 60 Первый русский авангардист
Курс № 59 Как увидеть искусство глазами его современников
Курс № 58 История исламской культуры
Курс № 57 Как работает литература
Курс № 56 Открывая Россию: Иваново
Курс № 55 Русская литература XX века. Сезон 6
Курс № 54 Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
Курс № 53 История завоевания Кавказа
Курс № 52 Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Курс № 51 Блокада Ленинграда
Курс № 50 Что такое современный танец
Курс № 49 Как железные дороги изменили русскую жизнь
Курс № 48 Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Курс № 47 Лев Толстой против всех
Курс № 46 Россия и Америка: история отношений
Курс № 45 Как придумать свою историю
Курс № 44 Россия глазами иностранцев
Курс № 43 История православной культуры
Курс № 42 Революция 1917 года
Курс № 41 Русская литература XX века. Сезон 5
Курс № 40 Человек против СССР
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Как устроен балет
О создании балета рассказывают хореограф, сценограф, художники, солистка и другие авторы «Шахерезады» на музыку Римского-Корсакова в Пермском театре оперы и балета
Железные дороги в Великую Отечественную войну
Аудиоматериалы на основе дневников, интервью и писем очевидцев c комментариями историка
Война
и жизнь
Невоенное на Великой Отечественной войне: повесть «Турдейская Манон Леско» о любви в санитарном поезде, прочитанная Наумом Клейманом, фотохроника солдатской жизни между боями и 9 песен военных лет
Фландрия: искусство, художники и музеи
Представительство Фландрии на Arzamas: видеоэкскурсии по лучшим музеям Бельгии, разборы картин фламандских гениев и первое знакомство с именами и местами, которые заслуживают, чтобы их знали все
Еврейский музей и центр толерантности
Представительство одного из лучших российских музеев — история и культура еврейского народа в видеороликах, артефактах и рассказах
Музыка в затерянных храмах
Путешествие Arzamas в Тверскую область
Подкаст «Перемотка»
Истории, основанные на старых записях из семейных архивов: аудиодневниках, звуковых посланиях или разговорах с близкими, которые сохранились только на пленке
Arzamas на диване
Новогодний марафон: любимые ролики сотрудников Arzamas
Как устроен оркестр
Рассказываем с помощью оркестра musicAeterna и Шестой симфонии Малера
Британская музыка от хора до хардкора
Все главные жанры, понятия и имена британской музыки в разговорах, объяснениях и плейлистах
Марсель Бротарс: как понять концептуалиста по его надгробию
Что значат мидии, скорлупа и пальмы в творчестве бельгийского художника и поэта
Новая Третьяковка
Русское искусство XX века в фильмах, галереях и подкасте
Видеоистория русской культуры за 25 минут
Семь эпох в семи коротких роликах
Русская литература XX века
Шесть курсов Arzamas о главных русских писателях и поэтах XX века, а также материалы о литературе на любой вкус: хрестоматии, словари, самоучители, тесты и игры
Детская комната Arzamas
Как провести время с детьми, чтобы всем было полезно и интересно: книги, музыка, мультфильмы и игры, отобранные экспертами
Аудиоархив Анри Волохонского
Коллекция записей стихов, прозы и воспоминаний одного из самых легендарных поэтов ленинградского андеграунда 1960-х — начала 1970-х годов
История русской культуры
Суперкурс Онлайн-университета Arzamas об отечественной культуре от варягов до рок-концертов
Русский язык от «гой еси» до «лол кек»
Старославянский и сленг, оканье и мат, «ѣ» и «ё», Мефодий и Розенталь — всё, что нужно знать о русском языке и его истории, в видео и подкастах
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Университет Arzamas. Запад и Восток: история культур
Весь мир в 20 лекциях: от китайской поэзии до Французской революции
Что такое античность
Всё, что нужно знать о Древней Греции и Риме, в двух коротких видео и семи лекциях
Как понять Россию
История России в шпаргалках, играх и странных предметах
Каникулы на Arzamas
Новогодняя игра, любимые лекции редакции и лучшие материалы 2016 года — проводим каникулы вместе
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы