Курс У Христа за пазухой: сироты в культуреЛекцииМатериалы

Расшифровка Дом престарелых как гнездо порока

Кем оказались первые подопечные Странноприимного дома и почему через полгода после его открытия их начали исключать

Странноприимный дом, как мы видели в предыдущей лекции, был задуман как учреждение для достойных бедных, то есть для тех, кто отвечал представ­лениям его устроителей о нравствен­ности, благопристойном поведении и в целом о круге нуждающихся людей с хорошими рекоменда­циями. Кто же оказался там уже в 1810 году? И как жили эти люди? Стран­ноприим­ный дом был устроен по принци­пам, которые уже получили свое развитие в оказании помощи бедным, например в Гамбурге, как говорилось в предыду­щих лекциях. Эти принципы были изложены в «Учреждении и штате Странноприимного дома» — документе, конфир­мованном, то есть утвержден­ном императором Алек­сандром I в 1803 году. Прежде всего, согласно этому документу, «каж­дый требующий вспоможения не по одной токмо бедности, но и по беспо­рочному своему поведению достоин был оказываемого милосердия». Дом ни в коем случае не дол­жен был стать приютом праздно­сти. Добровольность вступления в дом и получе­ния от него помощи должна была сопровож­даться доброволь­ным же подчинением установленным правилам. Таким образом, «Учрежде­ние» порывало с традицией, связываю­щей призрение с церковью и в це­лом с той стороной национальной право­славной идентичности, неотъем­лемой частью которой было милосердие в виде раздачи милостыни. Отсюда вытекало, что первым условием помо­щи было предо­ставление нуждаю­щимся информа­ции о самом себе.

Наряду с прошением проситель должен был предоставить свидетельство за под­писанием двух или трех добропорядоч­ных и надежных обывателей. Это свиде­тельство должно было удостоверять, «что проситель человек трез­вый и трудолюби­вый, что сумма… им выра­ба­тываемая, или пенсия полу­чаемая недостаточна на содер­жание семейства его» и что это семейство «состоит точно из того числа, которое он в про­ше­нии своем показывает».

Правила дома были довольно строгие. Бога­деленные должны были вести, как написано в «Учреждении», «жизнь смиренную, миролюбивую и не празд­ную, удаляясь от всякого порока; без позво­ления началь­ства отнюдь из дома не отлучаться». Что ждало наруши­те­лей порядка? За первый проступок их наказы­вали содержанием це­лый день на хлебе и воде. За второй их сразу исключали из дома.

У богаделенных были свои обязанности. Как написано в «Учреждении», они должны были «дневать очередно на кухнях для при­смотра за ключни­ками и поварами, чтоб не было кражи или всякого злоупотребления и чтоб пища как можно лучше приготовля­лась». В праздничные дни они должны были ходить обяза­тельно в церковь, а остальное время по возмож­ности заниматься рукоде­лием. Дом не был обязан содержать богаде­ленных всю жизнь. Если кто-то находил себе подходящее пристанище, он мог объявить об этом главно­му смотри­телю, тогда его отпускали из дома. Таким образом, Дом позициони­ровал себя отнюдь не как испра­вительное учреждение, хотя был основан на до­вольно строгой дисциплине, экономии ресурсов, пресекал любую расточитель­ность, поощрял труд богаде­ленных и получателей помощи.

Многие из тех, кто поселился в доме пер­выми в 1810 году, подавали прошение значительно раньше, еще в 1806–1807 годах. Любопытно, конечно, узнать, кто все эти люди. Тем более что восстановить жизнен­ный путь просителей крайне сложно, но очень интересно. Так, например, в 1806 го­ду прошение подала вдова-княгиня Ольга Агишева 51 года от роду. Тогда она просила единовремен­ного пособия. Но в 1810 го­ду мы находим ее среди богаде­ленных. В 1803 году ее муж умер, она сама осталась без всякого пропитания, хотя, как она ука­зывала, у ее мужа при выходе в отставку было 50 душ кресть­ян. О том, как жи­ла княгиня после смерти мужа, сообща­ется: «Пропитание она [княгиня] имеет даянием от доброхотных дателей… Живет в Москве на наемной квар­тире… <…> Пове­дения вышеписанной княгини честного и в пороках дурных не находи­лась». К княгине Агишевой мы еще вернемся ниже. А пока скажу, что среди подавших прошение о единовременном пособии можно найти вдову, княгиню Кропоткину Авдотью Гавриловну, поручицу бедную и больную. Несколько вдов дворянок, имеющих по несколь­ку душ, и даже некого загадоч­ного графа Стра­зольда с семейством, владеющего целым имением в Литве. О нем Малиновский сообщал: «Иностранец без помощи. Жена его порядочно воспитана. В жалком положении кажутся быть». Об одной жене подпо­ручика, лишенного чинов и дво­рянства, Усцовой Елизавете Васильевне 41 года, Мали­новский сообщал: «Бедность очевидная. Без строгих исследо­ваний надо дать дочери приданое, чтобы убожество не довело до распутства. Ночуют в солдат­ских казармах по чула­нам. А мать днем собирает милостыню».

Кто же попал в первый набор обита­телей дома? В первых ведомостях от июня 1810 го­да значилось 38 мужчин и 50 жен­щин. Вообще, женщин среди нуждаю­щихся всегда было больше, чем мужчин. Их число в различных городах Европы превышало число таких же мужчин в два-четыре раза, что было выше их сред­ней доли в населении. У женщин был ниже уровень образова­ния. Они были социально зависимы в силу отсутствия профессионального образования. Эко­но­мическая безопас­ность для женщин почти всегда была возможна только в браке. Поэто­му частой причиной бедности женщин была смерть супруга. В течение второй половины 1810 года в дом были приняты еще 29 человек. Общее число приня­тых богаде­лен­ных в 1810 году составило 117 человек. За вто­рую половину года из дома были исключены пять человек. Еще один богаде­ленный умер.

Большинству богаделенных было в среднем 50–60 лет. Узнать возраст точнее не пред­ставляется возможным, потому что сами богаделенные его толком и не зна­ли или знали весьма приблизи­тельно. Половина богаделен­ных были военные — мужчины и вдовы воен­ных, причем преобладали здесь, в отличие от получателей внешней помощи, нижние чины — унтер-офицеры.

Вторую по численности группу состав­ляли чиновники и члены их семей. Са­мым высоким чином обитателей был пятый по Табели о рангах, соответ­ство­вавший бригадиру или стат­скому советнику на гражданской службе. Вместе военные и чиновники состав­ляли до двух третей населения дома. Осталь­ные принадлежали к духовен­ству, мещанству и так называемым разночинцам.

Теперь поговорим о внутренней жизни дома. Как мы видели из «Учреждения и штата дома», жизнь там была довольно одно­об­разна и регламентиро­вана. Все эти разнооб­раз­ные люди — как они отнеслись к такой суще­ствен­ной перемене в их жизни? Как они приняли ее? Как пока­зывают докумен­ты, журналы заседа­ний совета дома, довольно быстро администрация была вынуждена начать их исключать.

Основной причиной исключения богаде­ленных из дома были пьянство и вы­званные им столк­но­вения с админи­страцией. Менее чем через месяц после открытия дома для при­зре­ваемых отставной сержант Дмитрий Кочергин был найден первым помощ­ни­ком главного смотрителя в кабаке возле флигеля дома. Помощник главного смотрителя приказал сержанта оттуда вывести и оставить в доме, однако, как записано в журнале совета, «он, не удов­лет­во­рясь сим, когдаж сидельник для нужды отлучился, вторично ушел и найден… в кабаке с развращен­ными женщинами». Вскоре, в сентябре, за пьянство была исключена солдатка Татьяна Казакова. Она была поймана со склянкою вина при возвра­ще­нии из гостей. Совет определил исклю­чить Казакову, как запи­сано в решении, «за дурное поведение, в пример другим». Как показывают журналы заседания совета и другие документы, пьянство было неотъ­емле­мой частью образа жизни, который вели обитатели Странноприимного дома. Причем не только сами богаде­ленные, но и наемная прислуга и принадле­жавшие дому крепостные.

Показательный случай произо­шел с богаделенным Андреем Беровым. Первый помощник главного смотри­теля сообщал 3 декабря, что «богаде­ленный… на­дворный советник Беров по неоднократным увещаниям его от пьянства удер­жаться не может, быв отпущен 24 числа… на одни сутки, возвратился 26-го, уже ввечеру, в пьяном виде — и думать должно, что он при­нес с собой вина, потому что и на другой день был пьян, и при том разругал всех, и не дал во всю ночь своим товарищам покою». В тот же день Беров был исключен из Странно­приимного дома на основании 18-й статьи «Учреждения». Видимо, ожи­дания, связанные у админи­страции со сравнительно высоким социаль­ным статусом богаделенных, расходились с поведением этих людей.

Похожая история случилась с княгиней Агишевой, зачис­ленной в богаде­ленное отделение. В 1810 году, перед тем, как посту­пить в Дом, она жила у графа Гри­го­рия Сергеевича Салтыкова. Все эти годы между смертью мужа и поступ­ле­нием в Странно­приимный дом она пользовалась милостями добро­хотных дателей, которые вовсе не были ее родственниками. Это практически един­ственный случай, когда сохранился весь пакет докумен­тов: и прошение богаде­лен­ного, и рекоменда­тельное письмо. Ходатай­ствуя за княгиню перед Мали­нов­ским, Салтыков сообщал, что княгиня Агишева ему «с очень хорошей сто­роны знакома, но нахо­дится в совершенном убожестве». Это письмо прила­галось к проше­нию, написан­ному самой Агишевой, которая, правда, в других документах значится неграмотной. Она пишет, что «последнее всё заложила», и просит Малиновского «о новых к ней милостях». Свидетельство о бедности и добропорядочном поведении княгини было подписано генералом от инфан­терии Чирковым и тем же графом Салтыковым. Они удостоверяли, что Аги­шева «не имеет надежного себе пристанища и по старо­сти своей пропи­таться трудами рук своих не может. Поведения благопри­стой­ного, а потому и призна­ется нами достойною испрашивае­мого ею призрения».

Княгиня Агишева была принята в дом при его открытии в июне 1810 года, однако оставалась она там всего около полугода. На первом же заседании совета в 1811 году, 7 января, первый помощник главного смотрителя Соймо­нов зачитал рапорт, из которого следовало, что, «богаделенки Вележева, Агише­ва, Назаревская и Зайцова три дня во время его [Соймонова] бо­лезни замечены были в пьяном виде… Первого сего января нашел он за ужи­ном принятых по бедности в богадель­ню госпож Назарев­скую и княгиню Агишеву; Назарев­скую довольно веселую, но по крайней мере молчали­вую; а Агишеву вздорную и совершенно пьяную, почему и просил ее, чтоб она потише разговаривала; но слова его ничего не подействовали, а ввели ее в боль­ший азарт, что она после ужина кричала немалое к неспокой­ствию ее сотоварищей время; посту­пок Агишевой, столь трогатель­ный для дома, придает на благо­рассмотре­ние главного смотрителя».

Поведение Агишевой было расценено как самое возмути­тельное из всех. В то время как ее товарки были наказа­ны сравнительно легко — посажены на один день на хлеб и воду, — Агишеву сразу исключили из Дома. Как на­писано в решении совета, «за нетрез­вость, дерзость и неповиновение к на­чаль­ству». Поскольку с учетом неоднократ­ных замечаний ее проступок был уже повторным нарушением. Взывавшая прежде к помощи бедная вдова-княгиня оказалась склонной к пьянству, вздорной и злостной нарушитель­ницей порядка.

Очевидно также, что на рубеже XVIII–XIX ве­ков в распоряжении городского жителя, попавшего в сложные жизненные обстоятельства, был целый ряд средств, к которым можно было прибегнуть, чтобы обеспечить себе сравни­тельно сносное существование. Это и помощь родственни­ков, покрови­телей, а также соседей, сослу­живцев и начальников. Они могли помочь найти крышу над головой, получить посо­бие. В крайнем случае, когда эти средства уже не помогали, можно было согласиться на просто проживание в отно­сительно сносных условиях.

Какие выводы мы можем сделать из опыта учреждений, о которых шла речь в этих лекциях? Во-первых, опыт протестантских государств, которые первыми отказались от традиционных форм помощи бедным и сиротам, оказался очень продуктивным и при­жил­ся в разных странах. В России этот опыт начал приме­няться с некоторым запаздыванием, однако главной проблемой было отсут­ствие средств и властных ресур­сов для реализации этих идей в XVIII веке. Имен­но поэтому к концу екатеринин­ского царствования ставка была сделана на обще­ство, точнее на состоятельных и близких ко двору аристократов и про­мышлен­ников, для которых благотворитель­ность стала вопросом престижа. При­влечь рядовых граждан, горожан к новым формам помощи бедным в Рос­сии оказалось сложнее, чем в других европей­ских странах. Если там горо­жане добровольно исполняли обязан­ности выборных инспекторов бедных, то в Рос­сии у них и так хватало неоплачивае­мых служб для нужд государства, чтобы брать на себя еще одну выборную долж­ность. Лишь незначительное число мел­ких дворян и чиновников участвовало в деятель­ности Императорского филан­тропи­ческого общества. А Воспита­тельный дом в ходе реформы, про­веденной в 1837 году Николаем I, превратился просто в Сиротский дом для де­тей штаб- и обер-офицеров. В после­дую­щие годы, особенно в поре­фор­­мен­ный период, активно развивалась купече­ская благо­творительность, но это тема уже совсем другого курса. 

Хотите быть в курсе всего?
Подпишитесь на нашу рассылку, вам понравится. Мы обещаем писать редко и по делу
Курсы
Главные философские вопросы. Сезон 6: Зачем нам природа?
История московской архитектуры. От Василия Темного до наших дней
Берлинская стена. От строительства до падения
Польское кино: визитные карточки
Зигмунд Фрейд и искусство толкования
Деловые люди XIX века
Английская литература XX века. Сезон 1
Культурные коды экономики: почему страны живут по-разному
Главные философские вопросы. Сезон 5: Что такое страсть?
Золотая клетка. Переделкино в 1930–50-е годы
Как Оптина пустынь стала главным русским монастырем
Последние Романовы: от Александра I до Николая II
Как читать любимые книги по-новому
Как жили обыкновенные люди в Древней Греции
Путешествие еды по литературе
За что мы любим кельтов?
Стругацкие: от НИИЧАВО к Зоне
Гитлер и немцы: как так вышло
Как Марк Шагал стал всемирным художником
История русской еды
Лесков и его чудные герои
Культура Японии в пяти предметах
Главные философские вопросы. Сезон 4: Что есть истина?
Что придумал Бетховен
Первопроходцы: кто открывал Сибирь и Дальний Восток
Сирийские мистики об аде, игрушках, эросе и прокрастинации
Что такое романтизм и как он изменил мир
Финляндия: визитные карточки
Как атом изменил нашу жизнь
Данте и «Божественная комедия»
Шведская литература: кого надо знать
Кто такой Троцкий?
Теории заговора: от Античности до наших дней
Зачем люди ведут дневники, а историки их читают
Помпеи до и после извержения Везувия
Народные песни русского города
Метро в истории, культуре и жизни людей
Идиш: язык и литература
Кафка и кафкианство
Кто такой Ленин?
Что мы знаем об Антихристе
Джеймс Джойс и роман «Улисс»
Главные философские вопросы. Сезон 3: Существует ли свобода?
«Молодой папа»: история, искусство и Церковь в сериале
Антропология Севера: кто и как живет там, где холодно
Как читать китайскую поэзию
Экономика пиратства
Как русские авангардисты строили музей
Как революция изменила русскую литературу
Главные философские вопросы. Сезон 2: Кто такой Бог?
Композитор Владимир Мартынов о музыке — слышимой и неслышимой
Открывая Россию: Ямал
Криминология: как изучают преступность и преступников
Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Введение в гендерные исследования
Документальное кино между вымыслом и реальностью
Из чего состоит мир «Игры престолов»
Мир Владимира Набокова
Краткая история татар
Как мы чувствуем архитектуру
Американская литература XX века. Сезон 2
Американская литература XX века. Сезон 1
Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
У Христа за пазухой: сироты в культуре
Антропология чувств
Первый русский авангардист
Как увидеть искусство глазами его современников
История исламской культуры
Как работает литература
История Византии в пяти кризисах
Открывая Россию: Иваново
История Великобритании в «Аббатстве Даунтон»
Самозванцы и Cмута
Поэзия как политика. XIX век
Особенности национальных эмоций
Русская литература XX века. Сезон 6
10 секретов «Евгения Онегина»
Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
История завоевания Кавказа
Открывая Россию: Сахалин
Сталин. Вождь и страна
Ученые не против поп-культуры
В чем смысл животных
Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Мир Эйзенштейна
Блокада Ленинграда
Что такое современный танец
Как железные дороги изменили русскую жизнь
Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Лев Толстой против всех
Россия и Америка: история отношений
Как придумать свою историю
Россия глазами иностранцев
История православной культуры
Революция 1917 года
Русская литература XX века. Сезон 5
Человек против СССР
Мир Булгакова
Как читать русскую литературу
Что такое
Древняя Греция
Блеск и нищета Российской империи
Мир Анны Ахматовой
Жанна д’Арк: история мифа
Любовь при Екатерине Великой
Русская литература XX века. Сезон 4
Социология как наука о здравом смысле
Кто такие декабристы
Русское военное искусство
Византия для начинающих
Закон и порядок
в России XVIII века
Как слушать
классическую музыку
Русская литература XX века. Сезон 3
Повседневная жизнь Парижа
Русская литература XX века. Сезон 2
Как понять Японию
Рождение, любовь и смерть русских князей
Что скрывают архивы
Русский авангард
Петербург
накануне революции
«Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Антропология
коммуналки
Русская литература XX века. Сезон 1
Архитектура как средство коммуникации
История дендизма
Генеалогия русского патриотизма
Несоветская философия в СССР
Преступление и наказание в Средние века
Как понимать живопись XIX века
Мифы Южной Америки
Неизвестный Лермонтов
Греческий проект
Екатерины Великой
Правда и вымыслы о цыганах
Исторические подделки и подлинники
Театр английского Возрождения
Главные философские вопросы. Сезон 6: Зачем нам природа?
История московской архитектуры. От Василия Темного до наших дней
Берлинская стена. От строительства до падения
Польское кино: визитные карточки
Зигмунд Фрейд и искусство толкования
Деловые люди XIX века
Английская литература XX века. Сезон 1
Культурные коды экономики: почему страны живут по-разному
Главные философские вопросы. Сезон 5: Что такое страсть?
Золотая клетка. Переделкино в 1930–50-е годы
Как Оптина пустынь стала главным русским монастырем
Последние Романовы: от Александра I до Николая II
Как читать любимые книги по-новому
Как жили обыкновенные люди в Древней Греции
Путешествие еды по литературе
За что мы любим кельтов?
Стругацкие: от НИИЧАВО к Зоне
Гитлер и немцы: как так вышло
Как Марк Шагал стал всемирным художником
История русской еды
Лесков и его чудные герои
Культура Японии в пяти предметах
Главные философские вопросы. Сезон 4: Что есть истина?
Что придумал Бетховен
Первопроходцы: кто открывал Сибирь и Дальний Восток
Сирийские мистики об аде, игрушках, эросе и прокрастинации
Что такое романтизм и как он изменил мир
Финляндия: визитные карточки
Как атом изменил нашу жизнь
Данте и «Божественная комедия»
Шведская литература: кого надо знать
Кто такой Троцкий?
Теории заговора: от Античности до наших дней
Зачем люди ведут дневники, а историки их читают
Помпеи до и после извержения Везувия
Народные песни русского города
Метро в истории, культуре и жизни людей
Идиш: язык и литература
Кафка и кафкианство
Кто такой Ленин?
Что мы знаем об Антихристе
Джеймс Джойс и роман «Улисс»
Главные философские вопросы. Сезон 3: Существует ли свобода?
«Молодой папа»: история, искусство и Церковь в сериале
Антропология Севера: кто и как живет там, где холодно
Как читать китайскую поэзию
Экономика пиратства
Как русские авангардисты строили музей
Как революция изменила русскую литературу
Главные философские вопросы. Сезон 2: Кто такой Бог?
Композитор Владимир Мартынов о музыке — слышимой и неслышимой
Открывая Россию: Ямал
Криминология: как изучают преступность и преступников
Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Введение в гендерные исследования
Документальное кино между вымыслом и реальностью
Из чего состоит мир «Игры престолов»
Мир Владимира Набокова
Краткая история татар
Как мы чувствуем архитектуру
Американская литература XX века. Сезон 2
Американская литература XX века. Сезон 1
Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
У Христа за пазухой: сироты в культуре
Антропология чувств
Первый русский авангардист
Как увидеть искусство глазами его современников
История исламской культуры
Как работает литература
История Византии в пяти кризисах
Открывая Россию: Иваново
История Великобритании в «Аббатстве Даунтон»
Самозванцы и Cмута
Поэзия как политика. XIX век
Особенности национальных эмоций
Русская литература XX века. Сезон 6
10 секретов «Евгения Онегина»
Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
История завоевания Кавказа
Открывая Россию: Сахалин
Сталин. Вождь и страна
Ученые не против поп-культуры
В чем смысл животных
Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Мир Эйзенштейна
Блокада Ленинграда
Что такое современный танец
Как железные дороги изменили русскую жизнь
Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Лев Толстой против всех
Россия и Америка: история отношений
Как придумать свою историю
Россия глазами иностранцев
История православной культуры
Революция 1917 года
Русская литература XX века. Сезон 5
Человек против СССР
Мир Булгакова
Как читать русскую литературу
Что такое
Древняя Греция
Блеск и нищета Российской империи
Мир Анны Ахматовой
Жанна д’Арк: история мифа
Любовь при Екатерине Великой
Русская литература XX века. Сезон 4
Социология как наука о здравом смысле
Кто такие декабристы
Русское военное искусство
Византия для начинающих
Закон и порядок
в России XVIII века
Как слушать
классическую музыку
Русская литература XX века. Сезон 3
Повседневная жизнь Парижа
Русская литература XX века. Сезон 2
Как понять Японию
Рождение, любовь и смерть русских князей
Что скрывают архивы
Русский авангард
Петербург
накануне революции
«Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Антропология
коммуналки
Русская литература XX века. Сезон 1
Архитектура как средство коммуникации
История дендизма
Генеалогия русского патриотизма
Несоветская философия в СССР
Преступление и наказание в Средние века
Как понимать живопись XIX века
Мифы Южной Америки
Неизвестный Лермонтов
Греческий проект
Екатерины Великой
Правда и вымыслы о цыганах
Исторические подделки и подлинники
Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Наука и смелость. Второй сезон
Детский подкаст о том, что пришлось пережить ученым, прежде чем их признали великими
«1984». Аудиоспектакль
Старший Брат смотрит на тебя! Аудиоверсия самой знаменитой антиутопии XX века — романа Джорджа Оруэлла «1984»
История Павла Грушко, поэта и переводчика, рассказанная им самим
Павел Грушко — о голоде и Сталине, оттепели и Кубе, а также о Федерико Гарсиа Лорке, Пабло Неруде и других испаноязычных поэтах
История игр за 17 минут
Видеоликбез: от шахмат и го до покемонов и видеоигр
Истории и легенды городов России
Детский аудиокурс антрополога Александра Стрепетова
Путеводитель по венгерскому кино
От эпохи немых фильмов до наших дней
Дух английской литературы
Оцифрованный архив лекций Натальи Трауберг об английской словесности с комментариями филолога Николая Эппле
Аудиогид МЦД: 28 коротких историй от Одинцова до Лобни
Первые советские автогонки, потерянная могила Малевича, чудесное возвращение лобненских чаек и другие неожиданные истории, связанные со станциями Московских центральных диаметров
Советская кибернетика в историях и картинках
Как новая наука стала важной частью советской культуры
Игра: нарядите елку
Развесьте игрушки на двух елках разного времени и узнайте их историю
Что такое экономика? Объясняем на бургерах
Детский курс Григория Баженова
Всем гусьгусь!
Мы запустили детское
приложение с лекциями,
подкастами и сказками
Открывая Россию: Нижний Новгород
Курс лекций по истории Нижнего Новгорода и подробный путеводитель по самым интересным местам города и области
Как устроен балет
О создании балета рассказывают хореограф, сценограф, художники, солистка и другие авторы «Шахерезады» на музыку Римского-Корсакова в Пермском театре оперы и балета
Железные дороги в Великую Отечественную войну
Аудиоматериалы на основе дневников, интервью и писем очевидцев c комментариями историка
Война
и жизнь
Невоенное на Великой Отечественной войне: повесть «Турдейская Манон Леско» о любви в санитарном поезде, прочитанная Наумом Клейманом, фотохроника солдатской жизни между боями и 9 песен военных лет
Фландрия: искусство, художники и музеи
Представительство Фландрии на Arzamas: видеоэкскурсии по лучшим музеям Бельгии, разборы картин фламандских гениев и первое знакомство с именами и местами, которые заслуживают, чтобы их знали все
Еврейский музей и центр толерантности
Представительство одного из лучших российских музеев — история и культура еврейского народа в видеороликах, артефактах и рассказах
Музыка в затерянных храмах
Путешествие Arzamas в Тверскую область
Подкаст «Перемотка»
Истории, основанные на старых записях из семейных архивов: аудиодневниках, звуковых посланиях или разговорах с близкими, которые сохранились только на пленке
Arzamas на диване
Новогодний марафон: любимые ролики сотрудников Arzamas
Как устроен оркестр
Рассказываем с помощью оркестра musicAeterna и Шестой симфонии Малера
Британская музыка от хора до хардкора
Все главные жанры, понятия и имена британской музыки в разговорах, объяснениях и плейлистах
Марсель Бротарс: как понять концептуалиста по его надгробию
Что значат мидии, скорлупа и пальмы в творчестве бельгийского художника и поэта
Новая Третьяковка
Русское искусство XX века в фильмах, галереях и подкасте
Видеоистория русской культуры за 25 минут
Семь эпох в семи коротких роликах
Русская литература XX века
Шесть курсов Arzamas о главных русских писателях и поэтах XX века, а также материалы о литературе на любой вкус: хрестоматии, словари, самоучители, тесты и игры
Детская комната Arzamas
Как провести время с детьми, чтобы всем было полезно и интересно: книги, музыка, мультфильмы и игры, отобранные экспертами
Аудиоархив Анри Волохонского
Коллекция записей стихов, прозы и воспоминаний одного из самых легендарных поэтов ленинградского андеграунда 1960-х — начала 1970-х годов
История русской культуры
Суперкурс Онлайн-университета Arzamas об отечественной культуре от варягов до рок-концертов
Русский язык от «гой еси» до «лол кек»
Старославянский и сленг, оканье и мат, «ѣ» и «ё», Мефодий и Розенталь — всё, что нужно знать о русском языке и его истории, в видео и подкастах
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Университет Arzamas. Запад и Восток: история культур
Весь мир в 20 лекциях: от китайской поэзии до Французской революции
Что такое античность
Всё, что нужно знать о Древней Греции и Риме, в двух коротких видео и семи лекциях
Как понять Россию
История России в шпаргалках, играх и странных предметах
Каникулы на Arzamas
Новогодняя игра, любимые лекции редакции и лучшие материалы 2016 года — проводим каникулы вместе
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы
Лекции
19 минут
1/5

Когда государство заметило сирот

Как система призрения появилась в Европе и пришла в Россию

Майя Лавринович

Как система призрения появилась в Европе и пришла в Россию

26 минут
2/5

Первый русский детдом: благие намерения и суровая реальность

Как Екатерина II создавала в Воспитательном доме «новую породу» людей и что из этого вышло

Майя Лавринович

Как Екатерина II создавала в Воспитательном доме «новую породу» людей и что из этого вышло

11 минут
3/5

Первый русский детдом: путевка в жизнь

Как императрица Мария Федоровна пыталась сделать воспитанников Дома достойными членами общества

Майя Лавринович

Как императрица Мария Федоровна пыталась сделать воспитанников Дома достойными членами общества

19 минут
4/5

Дом престарелых как история любви

Как появилось единственное в своем роде благотворительное учреждение — Странноприимный дом графа Шереметева

Майя Лавринович

Как появилось единственное в своем роде благотворительное учреждение — Странноприимный дом графа Шереметева

14 минут
5/5

Дом престарелых как гнездо порока

Кем оказались первые подопечные Странноприимного дома и почему через полгода после его открытия их начали исключать

Майя Лавринович

Кем оказались первые подопечные Странноприимного дома и почему через полгода после его открытия их начали исключать