Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить
Курс № 61 Антропология чувствЛекцииМатериалы
Лекции
25 минут
1/4

Почему чувств на самом деле не пять?

Стыд, температура, проприоцепция, ноцицепция и другие чувства, не входящие в классическую пятерку

Мария Пироговская

Стыд, температура, проприоцепция, ноцицепция и другие чувства, не входящие в классическую пятерку

18 минут
2/4

Зрение и слух: что важнее?

Правда ли, что в Средневековье люди все узнавали с помощью слуха и только мы начали видеть по-настоящему

Мария Пироговская

Правда ли, что в Средневековье люди все узнавали с помощью слуха и только мы начали видеть по-настоящему

17 минут
3/4

Обоняние: запах между естественным и безобразным

Почему раньше люди жили среди вони, а мы не можем без дезодорантов

Мария Пироговская

Почему раньше люди жили среди вони, а мы не можем без дезодорантов

18 минут
4/4

Осязание: что можно трогать, а что нельзя?

Правда ли, что мужчины — холодные и сухие, а женщины — теплые и влажные, а также откуда взялась идея, что перила трогать опасно

Мария Пироговская

Правда ли, что мужчины — холодные и сухие, а женщины — теплые и влажные, а также откуда взялась идея, что перила трогать опасно

Льдистый глаз, волосы дыбом, одна ноздря: страх в фольклоре

От эпических чудовищ до куклы Чаки и робота-убийцы: что пугает в фольклоре и как фольклорное тело реагирует на испуг

Страх и ужас. Гравюра из книги Джеймса Парсонса «Human Physiognomy Explain’d…». 1747 годWellcome Collection

Как проявляется в фольклорных тек­стах одно из базовых эмоциональных состояний чело­века — страх? Через образы тела. Когда к телу прикаса­ется нечто неве­домое, когда видишь то, что отклоняется от нормы, или слы­шишь что-то странное, то внимание обращается на тело — чужое и свое. 

Тело тех, кого мы боимся, необычное, иногда демоническое. У ведьмы может быть горб, у домового — шерсть, у черта — рога. Цвет глаз человека, о котором говорят, что он мо­жет обурочить (сглазить, испортить), отличается от привыч­ной цветовой гаммы; колдун иногда опознается через физические особенно­сти. Тело человека, испыты­вающего страх, реагирует сразу и на всех уровнях — от волос на голове до пяток. 

Эпические чудовища

Страшны своим видом демоны и чудовища, некоторые мифологи­ческие персо­нажи прежде всего из-за своего облика, непохо­жего на то, что обычно видит человек. Один глаз, одна нога вместо двух, несколько голов, глаза на животе — это удивляет и вызывает различные реакции, от отвращения до ужаса.

В нартовском эпосе у чудовища «длинные брови свисали до земли, пятки ног были повернуты вперед, а носки — назад, рот огромен, размером в локоть и пядь». В якут­ском эпосе герой так описывает чудище абаасы:

Наш человек своими огненными, как звезды, глазами 
Стал в упор разглядывать вошедшего — 
Снизу вверх, от ступни до макушки. 
Видит: [у абаасы одна-единственная] 
Выросшая вниз от промежины 
Обледенелая толстая нога…
<…> 
Имеет он [одну] 
Выросшую прямо из середины груди 
Загребущую руку.
<…> 
Если взглянуть повыше,
Покажется [отвислая] нижняя губа…
Если [в пасть его] заглянуть —
Редкие ржавые зубы [там]…
<…> 
Если еще повыше взглянуть… 
Белеет, словно вечер полнолуния в январе, 
Льдисто-прозрачный глаз.

В поле зрения слушателя появляется нога, рука из середины груди, нижняя губа, пасть и зубы, глаз — чтобы схва­тить, посмотреть, про­глотить. Через указание на необычность этих частей тела выявляются основные функции чудовища: людоедство, пожирание, прогла­тывание — слушатель эпоса боится быть съеденным.

Демоны и колдуны

В облике колдунов, ведьм, оборотней, до­машних духов страх вызывают их необычные черты — странная форма глаз, черты живот­ных, змей, деревьев. Например, человек с немно­го косящими глазами оказывается оборотнем.

По словам одного из крестьян, лет пять тому назад ему повстречался в лесу, на дороге страшный-престрашный человек с «покосив­шимися» глазами. Удив­ленный рассказчик спросил его: «Отчего ты, человече, такой поврежденный?» На что тот отвечал: «Да, брат, будешь „поврежденный“, когда несколько лет побегаешь волком»  Цитируется по: Н. А. Криничная. Русская мифология. Мир образов фольклора. М., 2004..

Соседка-ведьма может превращаться в копну сена, непонятный клубок и пресле­довать человека:

«Случилось это с братом моего мужа, так что все это я допод­линно знаю: он бы врать не стал. Возвращался он как-то вечером с сенокоса. Вдруг чует, что сзади кто-то идет. Оборачивается — копна. Испугал­ся он, шаг ускорил. А копна-то тоже быстрей задвигалась, догнала его и стала с ног сбивать. Еле-еле дошел он тогда до дому. На следую­щий день он опять шел с сенокоса. И вдруг откуда ни возьмись — клубок. Катится возле его ног, и все тут. Испугался он: не знает, что делать. А потом взял да и пнул его ногой. Тут клубок стал вокруг него кататься и путать его ноги. И запутались они так, что он еле-еле передвигался. До дому он до­брался в тот раз с боль­шущим трудом, совсем обессилел. С тех пор стал он ходить с ножом, но никто больше к нему не при­ста­вал. А спустя некоторое время все узнали, что соседка его умеет, оказывает­ся, обо­рачиваться. Так это она и пугала — ведьма потому что была».

Брянская быличка

Дух бани предстает в образе чего-то мох­натого, а домовой может быть похож на дерево:

«И какой баенник-от страшный: весь мохнатый и рука-то у него такая большая и тоже мохнатая. 
     <…>
     …Престрашенная женщина ростом что твоя столетняя береза, голо­ва — чисто разметанная копна сена: клок направо, клок налево, оттуда торчит колтун, слов­но перекати-поле, отсюда глядит черто­полохом длинная косма, а глаза так и пя­лит! „Ты зачем занял мое место, а?“ — закричал страшным голосом домовой (это он сам и был)».

Неонила Криничная. «Русская мифология. Мир образов фольклора»
Страх. Гравюра Бернара Пикара по рисунку Шарля Лебрена. 1713 год Wellcome Collection

Ходячие покойники, куклы и роботы

Страх вызывают персонажи фолькло­ра, которые одновременно похожи и не по­хожи на человека. Зомби, ходячие мертвецы, андроиды, куклы, роботы — персонажи самых разных традиций и типов фольклор­ных историй вызывают похожие эмоции. 

Множество историй о покойниках расска­зывают о том, как умерший муж навещает свою жену, и заканчи­ваются смертью женщины, но бывает и сча­стливый финал:

«Случилось у одной женщины горе — умер муж. Сильно она по нему тос­ко­вала: жили они раньше хорошо, мирно. И что?! Заиграло вдруг: стал он к ней кажную ночь приходить. Придет и смущает. Никому она сначала-то про это не гово­рила. Живет себе вроде как жила. Да только стали вскоре приме­чать, что заговариваться стала баба и вести себя… по-странному. Расспросили, что с ней такое. Она и рассказала. Пришла к ней „бабка“ — та, что всякие заговоры да отвороты знает. Поговорила она с ней и посоветовала: обколи, мол, перед сном кровать иголка­ми. В тот же вечер так она и сделала.
     Пришел на следующую ночь мужик-то ее, укололся на иголках и осерчал. Ушел он тут же. Да так на прощанье дверью хлоп­нул, что думали, изба развалится. Больше после этого не приходил. А баба — ничего: поправилась».

Брянская быличка

Если задуматься, почему покойник в фоль­клоре может ходить, стоит провести неболь­шой мысленный эксперимент с категорией одушевлен­ности. Грамма­тически эта кате­гория проявляется, когда слово одинаково изменяется в роди­тельном и винитель­ном падежах. Проверим на слове «дерево». Нет чего? «Дерева». Вижу что? «Дерево» (не сов­падают — значит, неоду­шевленное). А теперь «покойник» — «нет покойника», «вижу покой­ника». Одуше­вленное! Значит, в том, что покойник в фольк­лорных рассказах может пере­дви­гаться, нет ничего необычного. 

То же можно сказать и о кукле в мас­со­вой куль­туре и фольклоре. Кукла Чаки стано­вится демо­ническим убийцей в серии филь­мов ужасов — от «Детской игры» (1988) до «Культа Чаки» (2017), — создавая целый ряд подражаний в медиасреде. Кукла — персонаж нескольких американских и евро­пейских городских легенд, особенно пре­красна японская — про куклу Ликка-тян.

В суровой советской действитель­ности безымянная кукла также довольно жестокий персонаж-убийца, о чем рассказывается в ниже­город­ских страшилках:

«Одна девочка любила зеленый цвет. Мама купила ей в магазине зеле­ную куклу и такую же пластинку и сказала: „Без меня не играй этой куклой и не слушай эту пла­стинку“. Но дочь не послушала маму и вклю­чила пластинку. Пластинка запела: „Пляшут, пляшут зеленые глаза. Мать свою им не уви­деть никогда“. Тут в дверь позво­нили. Девочка открыла, а там стояла мать без голо­вы. Она сказала: „Я же говорила тебе, а теперь идем со мной“. Девочка вышла во двор, и здесь зеленая кукла задушила ее».

Или:

«Куклы были страшные, только одна краси­вая, но она была в черном платье. Девочка ее купила и принесла домой. Вечером она положила ее в постель и легла с ней спать. Ночью мать услышала крик девочки. Она пошла к ней в ком­нату и увидела, что девоч­ки нет на кровати. Мать заглянула под кро­вать, а там кукла в черном платье доедала горло девочки».

Айзек Азимов в рассказе «Хоровод» описал три обязательных правила пове­де­ния для роботов, в основе которых — недопусти­мость причи­нения вреда чело­веку. Но в дет­ских страшилках робот часто нарушает эти законы, убивая людей:

«Один раз в полицейский участок поступило сообщение, что разрушен клуб, в котором собирались люди. Когда полиция приехала, они увиде­ли следующее: здание практически полно­стью разрушено, только оста­лись некоторые обломки стен. Среди этих камней были видны ручки, ноги, тела людей. Самое ужасное: рядом с этим Домом культуры (клу­бом) было тоже очень много людей, и все они были мертвы. Такое впе­чатление, что их тела в некоторых местах были обуглены. Полицейские не могли понять, что произо­шло. И тут по рации пришло сообщение, что на другом конце города происходит анало­гичное событие. Полицей­ские быстро сели в свои машины и рину­лись на место проис­шествия. Тогда они увидели, что около дру­гого обществен­ного здания бегают люди и раздается грохот и металлический звон. Подъехав поближе, они увидели огромного робота. Из его красных лампочек (вместо глаз) вылетали молнии, которые косили людей наповал. Тогда полицей­ские поняли, что это за обугленные пятна на тру­пах. Полицейские открыли по роботу огонь, но это не дало результатов. Увидев сопро­тивле­ние, робот двинулся на полицейских и стал давить их ногами и стрелять в них молниями. Практиче­ски все погибли, остался в живых только один, сильно ранен­ный. Увидев, что все мертвы, робот развер­нулся и пошел в другую сторону. Един­ствен­ный полицейский увидел у него на пятне красную лампочку. Последней пулей он вы­стрелил в нее и попал. Из робота повалил дым, он затрясся и разва­лился на куски, обрушив еще один дом».

Нижегородская страшилка

Страх перед такими персонажами объясним. В 1978 году японский инженер Масахиро Мори написал работу об эмоциональной реакции людей на внешний вид роботов, назвав ее «The Uncanny Valley» («Зловещая долина»). Он выяснил следую­щее: чем больше робот похож на человека, тем он кажется человеку симпа­тичнее. Но наибо­лее человеко­подобные роботы неожиданно оказались неприятны людям из-за мелких несоответствий реальности, вызывающих чувство диском­форта и даже страха. Этот неожиданный спад на графи­ке сим­па­тии и был наз­ван «Зловещей долиной». Полу­чается, что персонаж, выгля­дящий или дей­ствую­щий как человек, но обладаю­щий какими-то отклоне­ниями от нормы, чаще вызывает негативные эмоции, в том числе страх.

Испуг. Гравюра по рисунку Шарля Лебрена. Около 1760 года Wellcome Collection

Как реагирует тело на встречу со страшным?

В фольклорных рассказах персонажи-люди встре­чаются с домовым, банни­ком (духом бани), лешим. Такие персонажи появляются внезапно и наносят телес­ные повреждения, чем приводят в ужас.

Домовой внезапно наваливается ночью на челове­ка и начинает душить (счита­ется, что это дере­вен­ское объ­яс­нение сонного паралича). Проснув­шийся видит утром на своей шее следы пальцев:

«Молодая я тогда была. За день-то нара­ботаешься, да еще и погуля­ешь вечером, так потом спишь как убитая. Так вот: сплю. Вдруг как вроде сел мне кто-то на грудь и давит, давит. Дышать нечем. А тут прям за гор­­ло схватил и душить стал. Еле опомнилась я тогда, закричала. Отец с ма­терью прибежа­ли, свет зажгли: а никого. Еле успокоилась тогда, но свет до утра не гасили. А утром на шее у меня следы от паль­цев оказались. Вот от чего это, а? Домовой это, видно, был. Но после того случая больше он ко мне не приходил».

Брянская быличка

При встрече со страшным происходят вре­мен­ные телесные трансформации, которые затрагивают практически все тело:
— цвет и форму волос — они седеют, встают дыбом;
— глаза — от страха человек жмурится;
— цвет лица — «ужасно побледнела»;
— сердце — «у девочки заколотилось сердце»;
— туловище и конечности — «он даже дро­жал сидел»;
— кровь — «кровь застыла в жилах».

Тело либо реагирует обильным пото­истече­нием, либо перестает реагиро­вать вовсе: «холодный пот лил ручьем и застилал глаза», «я не могла встать, мне было страшно», «не в силах пошевелиться»; наступает смерть: «сердечный приступ случился, и так он и умер». Трансформируется или ис­чезает голос: «он заикался от страха», «даже голос потерял и так три дня не разговаривал», «я перепугался, ору». 

Неонила Криничная в книге «Русская мифо­логия. Мир образов фольклора» приводит несколько севернорусских рассказов, где гово­рится о том, как в страшно в бане:

«Однажды компания парней пошла в пол­ночь в баню (считается, что в это время там моется баенник). В резуль­тате „у молодых мужиков на головах волосы повыстали, все мужчинья были разрознены, только один остался, все мужчинья побежали, друг друж­ку давя, чтобы скорее выбраться на улицу, все повыскакали…“».

Прохожий посоветовал хлещущимся в бане «чертям» поприбавить пару, в ответ внезапно все затихло, «мороз побежал по телу, и волосы встали дыбом». 

Похожая ситуация — в детских стра­шилках, где персонаж-ребенок иногда по­па­дает в незнакомое пространство (заброшенный дом, подвал, старую квар­тиру), встречается с необычным героем — это может быть призрак, мертвец, робот, незнакомый взрос­лый, старуха, которая делает пирожки из человече­ского мяса. 

Такие встречи могут приводить пер­сонажа стра­шилки в оцепенение, он дро­жит, жмурит глаза, у него подгибаются колени — испыты­вает эти и другие телесные реакции в ответ на взаимодей­ствие со страшным:

«Эта больница была детская, ну, они решили в нее зайти и по­смотреть, что там будет. Когда они туда зашли, ничего не было такого страшного. <…> В боль­нице было темно, и они увидели силуэт мужчины, и этот мужчина им кри­чал: „Эй, куда вы идете, на чай не остане­тесь?“ <…> У девочки заколотилось сердце, она очень сильно испугалась, в ее жи­лах просто кровь перестала течь, мальчик, конечно, был немного посме­лее… <…> И тут стало ребятам правда страшно».

Страшная история из коллекции фольклориста Эсты Матвеевой

Вместо заключения

Важно, что все сказанное относится не к ре­аль­ному человеческому опыту (о том, что люди боятся осквернения, ритуальной нечистоты, заразы, хорошо написано в книге антрополога Мэри Дуглас «Чистота и опас­ность») — это действительность фольклор­ного текста. В фольк­лоре через страх и страш­­­ное описывается неиз­вестное, непо­нятное и странное. А когда явление описано, оно стано­вится чуть более понят­ным, менее страшным и даже смешным.  

Хотите быть в курсе всего?
Подпишитесь на нашу рассылку, вам понравится. Мы обещаем писать редко и по делу
Курсы
Курс № 75 Экономика пиратства
Курс № 74 История денег
Курс № 73 Как русские авангардисты строили музей
Курс № 72 Главные философские вопросы. Сезон 2: Кто такой Бог?
Курс № 71 Открывая Россию: Ямал
Курс № 70 Криминология:
как изучают преступность и преступников
Курс № 69 Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Курс № 68 Введение в гендерные исследования
Курс № 67 Документальное кино между вымыслом и реальностью
Курс № 66 Мир Владимира Набокова
Курс № 65 Краткая история татар
Курс № 64 Американская литература XX века. Сезон 1
Курс № 63 Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
Курс № 62 У Христа за пазухой: сироты в культуре
Курс № 61 Антропология чувств
Курс № 60 Первый русский авангардист
Курс № 59 Как увидеть искусство глазами его современников
Курс № 58 История исламской культуры
Курс № 57 Как работает литература
Курс № 56 Открывая Россию: Иваново
Курс № 55 Русская литература XX века. Сезон 6
Курс № 54 Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
Курс № 53 История завоевания Кавказа
Курс № 52 Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Курс № 51 Блокада Ленинграда
Курс № 50 Что такое современный танец
Курс № 49 Как железные дороги изменили русскую жизнь
Курс № 48 Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Курс № 47 Лев Толстой против всех
Курс № 46 Россия и Америка: история отношений
Курс № 45 Как придумать свою историю
Курс № 44 Россия глазами иностранцев
Курс № 43 История православной культуры
Курс № 42 Революция 1917 года
Курс № 41 Русская литература XX века. Сезон 5
Курс № 40 Человек против СССР
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Курс № 75 Экономика пиратства
Курс № 74 История денег
Курс № 73 Как русские авангардисты строили музей
Курс № 72 Главные философские вопросы. Сезон 2: Кто такой Бог?
Курс № 71 Открывая Россию: Ямал
Курс № 70 Криминология:
как изучают преступность и преступников
Курс № 69 Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Курс № 68 Введение в гендерные исследования
Курс № 67 Документальное кино между вымыслом и реальностью
Курс № 66 Мир Владимира Набокова
Курс № 65 Краткая история татар
Курс № 64 Американская литература XX века. Сезон 1
Курс № 63 Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
Курс № 62 У Христа за пазухой: сироты в культуре
Курс № 61 Антропология чувств
Курс № 60 Первый русский авангардист
Курс № 59 Как увидеть искусство глазами его современников
Курс № 58 История исламской культуры
Курс № 57 Как работает литература
Курс № 56 Открывая Россию: Иваново
Курс № 55 Русская литература XX века. Сезон 6
Курс № 54 Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
Курс № 53 История завоевания Кавказа
Курс № 52 Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Курс № 51 Блокада Ленинграда
Курс № 50 Что такое современный танец
Курс № 49 Как железные дороги изменили русскую жизнь
Курс № 48 Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Курс № 47 Лев Толстой против всех
Курс № 46 Россия и Америка: история отношений
Курс № 45 Как придумать свою историю
Курс № 44 Россия глазами иностранцев
Курс № 43 История православной культуры
Курс № 42 Революция 1917 года
Курс № 41 Русская литература XX века. Сезон 5
Курс № 40 Человек против СССР
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Британская музыка от хора до хардкора
Все главные жанры, понятия и имена британской музыки в разговорах, объяснениях и плейлистах
Марсель Бротарс: как понять концептуалиста по его надгробию
Что значат мидии, скорлупа и пальмы в творчестве бельгийского художника и поэта
Новая Третьяковка
Русское искусство XX века в фильмах, галереях и подкасте
Видеоистория русской культуры за 25 минут
Семь эпох в семи коротких роликах
Русская литература XX века
Шесть курсов Arzamas о главных русских писателях и поэтах XX века, а также материалы о литературе на любой вкус: хрестоматии, словари, самоучители, тесты и игры
Детская комната Arzamas
Как провести время с детьми, чтобы всем было полезно и интересно: книги, музыка, мультфильмы и игры, отобранные экспертами
Аудиоархив Анри Волохонского
Коллекция записей стихов, прозы и воспоминаний одного из самых легендарных поэтов ленинградского андеграунда 1960-х — начала 1970-х годов
История русской культуры
Суперкурс Онлайн-университета Arzamas об отечественной культуре от варягов до рок-концертов
Русский язык от «гой еси» до «лол кек»
Старославянский и сленг, оканье и мат, «ѣ» и «ё», Мефодий и Розенталь — всё, что нужно знать о русском языке и его истории, в видео и подкастах
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Университет Arzamas. Запад и Восток: история культур
Весь мир в 20 лекциях: от китайской поэзии до Французской революции
Что такое античность
Всё, что нужно знать о Древней Греции и Риме, в двух коротких видео и семи лекциях
Как понять Россию
История России в шпаргалках, играх и странных предметах
Каникулы на Arzamas
Новогодняя игра, любимые лекции редакции и лучшие материалы 2016 года — проводим каникулы вместе
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Emoji Poetry
Заполните пробелы в стихах и своем образовании
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы