Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить
Курс № 49 Как железные дороги изменили русскую жизньЛекцииМатериалы
Лекции
15 минут
1/6

Как железные дороги объединили Россию

Самая длинная магистраль в мире, «золотая пряжка» Кругобайкалки, а также за что железную дорогу любили Левитан и Поленов

Алексей Вульфов

Самая длинная магистраль в мире, «золотая пряжка» Кругобайкалки, а также за что железную дорогу любили Левитан и Поленов

15 минут
2/6

Почему на железной дороге всё решают мосты

Какую роль в мостостроении сыграли смычок и струны, чем мы обязаны сибирским золотоискателям и почему одно из главных качеств инженера — остроумие

Айрат Багаутдинов

Какую роль в мостостроении сыграли смычок и струны, чем мы обязаны сибирским золотоискателям и почему одно из главных качеств инженера — остроумие

14 минут
3/6

Почему вокзалы — вершина архитектурной мысли

Как вокзал стал самым ярким образом современности и связал страну с городом и при чем здесь дрозофилы

Вадим Басс

Как вокзал стал самым ярким образом современности и связал страну с городом и при чем здесь дрозофилы

14 минут
4/6

Как железные дороги произвели экономическую революцию

Почему именно железные дороги запустили индустриализацию в России и какую роль в этом сыграли археология и Брежнев

Михаил Давыдов

Почему именно железные дороги запустили индустриализацию в России и какую роль в этом сыграли археология и Брежнев

14 минут
5/6

Как русские писатели XIX века относились к железной дороге

Почему Белинский превозносил железную дорогу, а Некрасов ее ненавидел

Михаил Макеев

Почему Белинский превозносил железную дорогу, а Некрасов ее ненавидел

14 минут
6/6

За что русская литература ХХ века любила железную дорогу

Что такое вагонное счастье и железнодорожный уют и как они проявились в творчестве Ильфа и Петрова, Гайдара, Драгунского и Валерия Попова

Олег Лекманов

Что такое вагонное счастье и железнодорожный уют и как они проявились в творчестве Ильфа и Петрова, Гайдара, Драгунского и Валерия Попова

Расшифровка За что русская литература ХХ века любила железную дорогу

Содержание шестой лекции из курса «Как железные дороги изменили русскую жизнь»­

Автор великой детской книги «Три толстяка» Юрий Карлович Олеша еще в начале 1920-х годов сымпровизировал двустишие: «Важней у музы нет мо­тива // Ваго­нов и локомотива». И он был абсолютно прав, потому что тема желез­ной доро­ги действительно является одной из ключевых для русской литерату­ры — как прозы, так и поэзии — ХХ века. Однако, поскольку столетие было «желез­ным», тема железной дороги тоже часто развивалась трагически и была свя­за­на с ги­белью. Здесь можно вспомнить, например, великое хресто­матий­ное стихотворение Александра Блока «На железной дороге» или рассказ Алек­санд­ра Исаевича Солженицына «Матренин двор», где железная дорога оказы­ва­ется связана с темой нового, советского — цивилизации, наступающей на ста­рое, воплощенное в образе русского леса, и где главная героиня гибнет от же­лез­ной дороги. Героическое воплощение этой темы находим в культо­вом, как сейчас иногда говорят, романе Николая Островского «Как закалялась сталь», где Павка Корчагин вместе со своими товарищами из последних сил строит узкоколейку. Однако у этой темы было и другое, оптимистическое во­площе­ние, и оно тоже было связано с неуютным ХХ веком, потому что желез­ная дорога в некоторых текстах, наоборот, воплощала собой уют, спокойствие. За окном меняются виды, пассажиры закусывают нехит­рой — или изыскан­ной — снедью, и интересно, кто что достанет. Они пьют чай из стаканов в же­лезных под­стаканниках, и самое главное — возникают новые связи, неожидан­ные дружбы, знакомства, завязываются романы, и таким образом возникает то, что можно назвать недолгим купейным братством. Если даже пассажиры едут далеко, времени у них не очень много, и им нужно успеть подружиться, поссо­риться, снова подружиться и так далее. Вот мы сегодня с вами и пробежимся, как по ва­гонам, по произведениям русской литературы ХХ века, в которых эта железнодорожная тема решается оптимистически.

Начнем со знаменитого романа Ильи Ильфа и Евгения Петрова «Золотой теле­нок». Как мы знаем, Ильф и Петров в свое время работали в железнодо­рожной газете «Гудок». Там тогда собралась блестящая плеяда писателей: кроме Ильфа и Петрова в газете работали молодой Булгаков, Валентин Катаев, Юрий Олеша. И они публиковали там фельетоны на железнодорожные темы. Ильф и Петров про это не забыли и в свой роман «Золотой теленок» включили несколько яр­ких железнодорожных страниц. Советские рабочие-ударники, журналисты и писатели едут на смыч­ку великой железной дороги, на восток, едут несколь­ко дней, а с ними едет жулик — Остап Бендер. Здесь очень ярко решены темы железнодорожного уюта. Например, Остап Бендер садится в вагон, он голоден, давно ничего не ел, он ложится на верхнюю полку и вдруг замечает на столе ­белотелую курицу. Некоторое время он борется с искушением, а потом протя­гивает руку и цели­ком (как пишут Ильф и Петров, «без хлеба и соли») съедает эту курицу и пря­чет косточки под железнодорожный валик.

Пассажиры поют хором — это тоже сейчас, кажется, традиция ослабленная, но в 1920–30-е годы это действительно случалось очень часто. И вот один из «пророков» (так называют Ильф и Петров человека, который предсказывает, что произойдет с этими пассажирами на же­лезной дороге) им говорит: обяза­тельно будете петь хором. Пассажиры некото­рое время пыта­ются крепиться, не поют, но в конце концов эта напасть их все-таки настигает. Вот как об этом пишут Ильф и Петров:

«Когда поезд, гремя и ухая, переходил Волгу по Сызранскому мосту, ли­терные пассажиры неприят­ными городскими голосами затянули песню о волжском богатыре. При этом они старались не смот­реть друг другу в глаза. В соседнем вагоне иностранцы, коим не было точно известно, где и что полагается петь, с воодушевлением исполнили „Эй, полна, пол­на коробочка“ с не менее странным припевом: „Эх, юхнем!“ От­крыт­к­и человеку с плюшевым носом никто не послал, было совест­но. Один лишь Ухудшанский крепился. Он не пел вместе со всеми. Когда пе­сен­ный раз­гул овладел поездом, один лишь он молчал, плотно сжи­мая зубы и делая вид, что читает „Полное географическое описание нашего отечества“. Он был стро­го наказан. Музыкальный пароксизм случился с ним ночью, далеко за Самарой. В полночный час, когда необыкновен­ный поезд уже спал, из купе Ухудшан­ского послышался шатающийся голос: „Есть на Волге утес, диким мохом по­рос“. Путеше­ствие взяло свое».

Еще один текст, о котором хочется рассказать, связан с темой пассажир­ской еды. Это рассказ прекрасного ленинградского прозаика Валерия Попова, друга Сергея Довлатова, приятеля Иосифа Бродского, который называется «А что такого?». Там пассажир приходит в вагон, садится в купе, он поистратился в Москве, и вот он — с умыслом — достает пачку печенья, предлагает его сосе­дям в надежде, что и они тоже ему что-нибудь предложат. Соседи молчат, а один из них, полковник, отвечает так: «Ну что вы! Какое там! Разве от жены так уедешь? Навернула там всякого, целый пакет». И вот это слово «навернула» начинает мучить героя, и он сидит и бормочет про себя, перебирая варианты еды, которые положила жена полковнику. Что же такое она навернула?

«…Ну, скажем, угорь копченый, рубец отварной с кашей, ну, гусь жаре­ный с яблока­ми. Ну, ладно уж — кладу раков, десятка два, язык холод­ный кладу… А хрена, наверно, и нет! Да что за еда, без хрена?».

И вот он все время перебирает раз­ные варианты. Наконец, не выдерживает, спрашивает полковника, что же такое вам жена навернула, ну и полковник гостеприимно угощает все купе.

Еще одно произведение — это прекрасный детский рассказ Аркадия Гайдара «Чук и Гек». Гайдар вообще, несмотря на то, что был писателем грозным и мно­­­го писал о смерти, о гибели, умел в своих произведениях создавать заме­чатель­ный уют: в них очень часто страшные, грозные страницы, свя­зан­ные с Гражданской войной, оттеняются вдруг необыкновенно трогательны­ми идиллическими картинами. И вот два мальчика, Чук и Гек, вместе со своей мамой едут в поезде. Гек просыпается ночью, и дальше следует такой фраг­мент:

«Ночью Гек проснулся, чтобы напиться. Лампочка на потолке была по­тушена, однако все вокруг Гека было озарено голубым светом: и вздра­ги­ваю­щий стакан на покрытом салфеткой столике, и желтый апельсин, который казался теперь зеленоватым, и лицо мамы, которая, покачи­ваясь, спала крепко-крепко. Через снежное узорное окно вагона Гек уви­дел луну, да такую огром­ную, какой в Москве и не бывает. И тогда он ре­шил, что поезд уже мчится по высоким горам, откуда до луны ближе».

И дальше Гек (сон с него соскаки­вает) идет по коридорам, присаживаясь на от­кидные кресла… Не знаю, есть ли сейчас в поездах такая штука, а раньше, в моем детстве, это было. Когда я впервые читал «Чука и Гека», очень хорошо понимал это наслаждение скрипу­чего оттягивания кресла. Потом проводник делает ему замечание: не шуми, люди спят. Он возвращается, попадает не в свое купе — переполох, все про­снулись. И вот здесь очень важный мотив: усатый дядька, который успокаивает его и приводит в свое собственное купе, потом оказывается военным, коман­диром. Порядок восстановлен, и утром Гек смотрит в железнодорожное окно — тоже одно из главных наслаждений пое­зда. Уже не ночь, уже не тьма, за окном мороз — они едут к отцу встречать Новый год.

«Умывшись и поздоровавшись с мамой, он прижался лбом к холодному стеклу и стал смотреть, что это за край, как здесь живут и что делают люди».

Перед Геком мелькают оконные виды: мальчик вышел на крыльцо, собачка, но обя­зательно — это же Гайдар — должен возникнуть и военный образ. Он то­же связан с железной дорогой: это бронепоезд. Его охраняет часовой. Он охра­няет бронепоезд, и одновременно он охраняет всю Страну Советов, весь Совет­ский Союз.

И наконец, последний рассказ, о котором мне хотелось бы поговорить капельку подробнее, потому что он весь посвящен теме железной дороги. Это рассказ Виктора Юзефовича Драгунского, который и называется по-железнодорож­но­му, — «Поют колеса — тра-та-та». Это рассказ из знаменитого цикла «Денис­кины рассказы», в котором мальчик вместе с папой отправляется в город Ясно­горск. В рассказе они так и не доезжают до этого города, зато там подробно и со сма­ком описывается, как они едут в поезде. Так вот, воспроизведение поездного уюта, поездного счастья и составляет, в общем, основное содержа­ние этого рассказа, потому что во второй половине в поезд подсядет (вот она, случайная встреча, о которой я говорил в начале лекции) незнакомец, дядька. Этот дядька будет везти с собой решето малины; мальчик будет с наслажде­нием, измазываясь этой малиной, ее есть; она будет красная и в то же время седая от холода.

Но вначале долгий подход к этому эпизоду, главному эпизоду рассказа, — это как раз железнодорожные приключения. Ну как приключения — обыкновен­ные события, которые мальчиком, ребенком, Дениской восприни­маются как необыкновенные приключения. «В нашем вагоне было много раз­ного народа: старушки, и солдаты, и просто молодые парни, и проводники, и маленькая девчонка. И было очень весело и шумно, и мы открыли консер­вы…» — вот опять начинается тема, непременная в такого типа произведениях, тема поезд­ной еды. «…И мы открыли консервы, и пили чай из стаканов в под­стакан­ни­ках…» — видите, Драгунский не забывает про эту замечательную деталь. Я ду­маю, что многие из вас пили чай из стаканов с этими подстакан­никами — с выгравированными на них картинками, которые так интересно рассматри­вать. Так вот, «…и пили чай из стаканов в подстаканниках, и ели колбасу боль­шущими кусками». И дальше становится понятно, что речь у Драгунского идет не о купе (они не отдельно все едут), а о плацкартном вагоне, здесь уют плац­карт­ного вагона. Казалось бы, самое неуютное место на свете, которое можно себе представить: все ругаются или, наоборот, разго­варивают, не дают вам спать. У Драгунского ребенок воспринимает это все как абсолютное счастье. Что происходит потом? Снова пение вагонное — помните, у Ильфа и Петрова мы с этим встречались. Только теперь это пение соло.

«А потом один парень снял пиджак и остался в майке. Он достал с тре­тьей полки гармошку, и заиграл, и спел грустную песню про комсо­моль­ца, как он упал на траву, возле своего коня, у его ног, и закрыл свои карие очи, и крас­ная кровь стекала на зеленую траву».

Возникает трагический мотив, который тут же снимается вагонным уютом, вагонным счастьем. Мальчик думает об этой гибели, вот как Драгунский это описывает: «Я подошел к окошку, и сто­ял, и смотрел, как мелькают в темноте огоньки…» Мы помним, что Гек смотрел в дневное окно поезда, а Дениска смотрит в ночное, и возникает очень уютный образ — огоньки, мелькающие за окном поезда. «…И все думал про этого комсомольца, что я бы тоже вместе с ним поскакал в разведку и его, может быть, тогда не убили бы». Потом маль­чик ложится спать, а когда ночью вдруг просыпается, то видит замечательно описанную Драгунским и опять же всеми нами, наверное, виденную и узнавае­мую картинку: «В вагоне уже было светло, и отовсюду свисали разные ноги и руки» — разметавшиеся спящие люди. «Ноги были в разноцветных носках или просто босиком, и была одна маленькая девчонская нога, похожая на ко­рич­невую чурочку». Здесь я хочу обратить ваше внимание на то, как пре­крас­но Драгунский снимает сенти­ментальность: маленькая детская ножка — тут бы и включить умилительность, но за счет этого образа («девчонская» — не девча­чья, а девчонская) происхо­дит такое легкое смещение, легкая неправильность («похожая на коричневую чурочку»), и сентиментальность сразу мастерски сни­­мается. И мальчик, абсолютно счастливый, бежит в тамбур, садится; сна­ча­ла ему холодно, потому что он в одних трусиках сидит на железном холод­ном полу, но потом, как пишет Драгунский, он согревается и сочиняет сти­хо­тво­рение. Стихотворение, которым, я думаю, будет уместно закончить этот наш разговор: «Вот мчится поезд — красота! // Поют колеса — тра-та-та!»

Разумеется, я рассказал не обо всех произведениях русской и советской литера­туры ХХ века, в которых встречаются оптимистически окрашенные мотивы железной дороги. Но если вам захотелось после того, как вы это прочитали, купить билет, побежать на вокзал, сесть в поезд и ехать, ехать, ехать куда-ни­будь, все равно куда, то я буду считать свою миссию выполненной. 

Хотите быть в курсе всего?
Подпишитесь на нашу рассылку, вам понравится. Мы обещаем писать редко и по делу
Курсы
Курс № 58 История исламской культуры
Курс № 57 Как работает литература
Курс № 56 Открывая русскую провинцию. Иваново
Курс № 55 Русская литература XX века. Сезон 6
Курс № 54 Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
Курс № 53 История завоевания Кавказа
Курс № 52 Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Курс № 51 Блокада Ленинграда
Курс № 50 Что такое современный танец
Курс № 49 Как железные дороги изменили русскую жизнь
Курс № 48 Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Курс № 47 Лев Толстой против всех
Курс № 46 Россия и Америка: история отношений
Курс № 45 Как придумать свою историю
Курс № 44 Россия глазами иностранцев
Курс № 43 История православной культуры
Курс № 42 Революция 1917 года
Курс № 41 Русская литература XX века. Сезон 5
Курс № 40 Человек против СССР
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Курс № 58 История исламской культуры
Курс № 57 Как работает литература
Курс № 56 Открывая русскую провинцию. Иваново
Курс № 55 Русская литература XX века. Сезон 6
Курс № 54 Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
Курс № 53 История завоевания Кавказа
Курс № 52 Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Курс № 51 Блокада Ленинграда
Курс № 50 Что такое современный танец
Курс № 49 Как железные дороги изменили русскую жизнь
Курс № 48 Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Курс № 47 Лев Толстой против всех
Курс № 46 Россия и Америка: история отношений
Курс № 45 Как придумать свою историю
Курс № 44 Россия глазами иностранцев
Курс № 43 История православной культуры
Курс № 42 Революция 1917 года
Курс № 41 Русская литература XX века. Сезон 5
Курс № 40 Человек против СССР
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Новая Третьяковка
Русское искусство XX века в фильмах, галереях и подкасте
Видеоистория русской культуры за 25 минут
Семь эпох в семи коротких роликах
Русская литература XX века
Шесть курсов Arzamas о главных русских писателях и поэтах XX века, а также материалы о литературе на любой вкус: хрестоматии, словари, самоучители, тесты и игры
Детская комната Arzamas
Как провести время с детьми, чтобы всем было полезно и интересно: книги, музыка, мультфильмы и игры, отобранные экспертами
Аудиоархив Анри Волохонского
Коллекция записей стихов, прозы и воспоминаний одного из самых легендарных поэтов ленинградского андеграунда 1960-х — начала 1970-х годов
История русской культуры
Суперкурс Онлайн-университета Arzamas об отечественной культуре от варягов до рок-концертов
Русский язык от «гой еси» до «лол кек»
Старославянский и сленг, оканье и мат, «ѣ» и «ё», Мефодий и Розенталь — всё, что нужно знать о русском языке и его истории, в видео и подкастах
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Университет Arzamas. Запад и Восток: история культур
Весь мир в 20 лекциях: от китайской поэзии до Французской революции
Что такое античность
Всё, что нужно знать о Древней Греции и Риме, в двух коротких видео и семи лекциях
Как понять Россию
История России в шпаргалках, играх и странных предметах
Каникулы на Arzamas
Новогодняя игра, любимые лекции редакции и лучшие материалы 2016 года — проводим каникулы вместе
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Emoji Poetry
Заполните пробелы в стихах и своем образовании
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы