КурсИстория сексуальностиАудиолекции

Расшифровка СССР и США: марши нудистов, свободная любовь и золотой век порнографии (18+)

Чем сексуальная революция в СССР отличалась от американской и почему секс — это тоже политика

В этой лекции мы поговорим о том, как связаны секс и революция в истории России и на Западе. И начнем с вопроса о том, почему мы говорим не только о политической революции, но и о сексуальной. Существует два основных источника размышлений о связи сексуальности и политических проектов, в частности радикальных политических проектов, таких как социалистический. Эти два источника — это марксизм и психоанализ.

В марксистской теории отношения между полами рассматривались как следствие экономических отношений так называемого буржуазного общества. Женщины являются еще одним элементом товарного обмена, а брак — в первую очередь сделкой, а не свободным союзом, плодом любви двух людей. Соответственно, большевикам было важно перепридумать, как же в новой реальности, которую они создают, будут выглядеть отношения. 

Обложка книги Августа Бебеля «Женщина и социализм». 1910 год© Dietz Nachf Stuttgart

Советская революционерка Александра Коллонтай на это отвечает своей концепцией крылатого эроса, или «любовью-товариществом». В умении строить так называемую «любовь-товарищество» — любовь, построенную на взаимном уважении свободы партнеров, на возможности менять партнеров по велению сердца, — она видела фундамент для будущих людей социалисти­ческого общества. Если почитать работы Коллонтай, то там можно увидеть немало замечаний о том, что мы сегодня называем культурой согласия, то есть необходимости получать согласие на интимную связь.

«Признание взаимных прав и умение считаться с личностью другого, даже в любви, стойкая взаимная поддержка, чуткое участие и внима­тельная отзывчивость на запросы друг друга при общности интересов или стремлений — таков идеал любви-товарищества, который выко­вывается пролетарской идеологией взамен отживающему идеалу „всепоглощающей“ и „всеисключающей“ супружеской любви буржуазной культуры.
     Любовь-товарищество — это идеал, который нужен пролетариату в ответственный и трудный период борьбы за диктатуру и утверждение своей диктатуры».  А. М. Коллонтай. Дорогу крылатому эросу! (письмо к трудящейся молодежи) // Молодая гвардия. № 3. 1923.

Таким образом, в марксизме можно видеть большое внимание именно к межличностным отношениям, которые включали, конечно, и сексуальные отношения. 

Александра Коллонтай. 1910 годWikimedia Commons

Другим важным импульсом для осмысления влияния сексуальных отношений на общество является психоанализ и, в частности, его очень яркий предста­витель Вильгельм Райх. Австрийский психоаналитик, последователь Фрейда который до предела развил фрейдистскую метафору либидо, то есть некоторой скрытой сексуальной энергии. Для Фрейда это была метафора, а Райх посвятил годы своей жизни поиску этой самой энергии в мире, ее физического выраже­ния. Он считал, что сексуальная энергия исключительно положительна. Если людям дать возможность освободить их сексуальную энергию, то это принесет самые лучшие перемены в мир. А подавление сексуальной энергии ведет к несчастьям — как личным, так и общественным, политическим, например фашизму.

Райх как раз начинал свою карьеру в Европе в 1920–30-е годы и знал не по­наслышке, что такое фашизм. Именно от него Райху пришлось убежать в Соединенные Штаты, где он продолжил свои исследования и эксперименты. Он стал заниматься производством девайса, который назывался «оргон». Человек должен был, находясь в этой коробке, испытывать оргазм.

Оргонный аккумулятор Вильгельма Райха. 1950-е годыThe U. S. Food and Drug Administration / Wikimedia Commons

Райх — автор термина «сексуальная революция». В книге «Сексуальная революция» он задавался вопросом: «Как устранить распространенный в массовом масштабе страх современного человека перед оргастическим наслаждением?» Это был главный вопрос его жизни, в решении которого, по мнению Райха, мы бы нашли решение всех наших проблем. 

Интересно, что Райх своей книге как раз в первую очередь отталкивается от психоаналитической теории и от опыта советской революции. Первая сексуальная революция в истории, которую рассматривает Райх, — это и есть советская революция. Давайте вслед за Райхом начнем говорить о советском опыте — о том, что же происходило, что получилось и что не получилось в советском проекте сексуальной революции.

С одной стороны, раннесоветские годы отмечены целым рядом крайне радикальных для того времени реформ: это и декриминализация абортов, и упрощение бракоразводного процесса — чтобы развестись, супруга могла просто отправить открытку по почте. Кроме того, появляются разные эксперименты в совместной жизни. Например, многочисленные коммуны, в которых молодежь проживала в одном помещении, делила доход и часто даже носила одинаковую одежду, пытаясь отойти от идеи так называемой нуклеарной семьи, пытаясь расширить пространство своих экспериментов. Эти коммуны, с одной стороны, всячески поощрялись советской властью, но, с другой стороны, они были низовым движением. Это было продолжение революционного прорыва, попытка переосмыслить человеческие отношения.

Другим примером такого низового движения было общество «Долой стыд», общество, которое занималось пропагандой обнаженного тела. Они проводили шествия в Москве и в Харькове, ходили по улицам абсолютно нагими, с лентой с надписью «Долой стыд». Декриминализуются негетеросексуальные отноше­ния. В раннесоветские годы активно изменяется система материнства, появ­ляются ясли и детские сады, немногочисленные, не в достаточном количестве, но тем не менее. И это все вместе, по идее, должно невероятно раскрепощать советских женщин, давать им полную свободу в выборе их партнеров и то же самое делать для мужчин. Однако у этой революции оказывается очень короткая жизнь.

Загорающие. Москва, 1926 год© John Graudenz / ullstein bild via Getty Images

В конце 20-х годов в советской политике происходит великий перелом. Мы видим и ограничения права на аборт, и репрессии в отношении разного рода движений вроде «Долой стыд», и сворачивание коммунарного движения. В 30-е годы мы видим запрет на аборты, запрет негетеросексуальных отно­ше­ний и как бы такой полный поворот к идее традиционной семьи. Многие иссле­дователи, в том числе Райх, кстати, задавались вопросом: почему радикаль­ная политическая революция в СССР не вызвала радикальной сексуальной револю­ции? Почему же сексуальная революция откатила обратно?

Здесь выделяют несколько важных факторов. Первый — это то, что просто материальные условия были совершенно не подготовлены. Люди могли экспе­риментировать, но часто у них не было пространства для этих экспериментов, или эти эксперименты становились вынужденным следствием банального отсутствия жилплощади или кровати, которое не позволяло людям гораздо более свободно распоряжаться своим временем, своим телом, своими желаниями.

В целом материальная ограниченность советских лет очень сильно сыграла против радикального проекта освобождения, в том числе, например, в вопросе разводов, которые стали гораздо более сложными уже в 30-е годы. Кажется, что усложнение этой процедуры было чем-то вопреки интересов женщин. Но на са­мом деле женщины тоже выступали за усложнение процедуры разводов, потому что часто оказывалось, что мужья их бросали и не платили алименты. Женщины оказывались обвешаны детьми, долгами, работой и кучей других дел по дому. То есть первое, это важный фактор, — недостаточная материальная база для сексуальной революции в СССР.

Второй важный фактор, как его здорово формулирует Райх: сами револю­ционеры были пленниками старых понятий, которые обхватывали их, как водоросли — пловца. Параллельно с работами Коллонтай, призывающими к радикальному пересмотру интимных отношений, в 1924 году выходят «12 половых заповедей революционного пролетариата» Арона Залкинда:

«Половая жизнь для создания здорового революционно-классового потомства, для правильного, боевого использования всего энергети­ческого богатства человека, для революционно-целесообразной орга­низации его радостей, для боевого формирования внутриклассовых отношений — вот подход пролетариата к половому вопросу».

Из этой цитаты очевидно, что от полового вопроса в нем не осталось ровным счетом ничего.

На собраниях рабочих, посвященных половому вопросу, в итоге вместо обсуждения реально насущных тем (удовольствие от секса, предохранение, венерические заболевания) в итоге часто предсказывали Энгельса: происхо­ждение семьи и частной собственности. А еще учили, как вести настоящую социалистическую половую жизнь с помощью здорового тела и физкультуры. Это отсутствие теории человеческой сексуальности привело к откату — к более традиционной модели семьи и межличностных отношений в сталинский пери­од. Произошел и запрет абортов, и навязывание роли женщины как матери.

Титульный лист сборника статей Арона Залкинда «Революция и молодежь». 1924 годИздание Коммунистического университета имени Я. М. Свердлова

Многие из нас помнят известную фразу с телемоста советских и американских женщин: «В СССР секса нет». Эта фраза часто переносится на весь советский опыт, как будто действительно после 20-х все остальное советское время было очень сумрачным, лишенным всякого сексуального удовольствия. Авторка этой самой фразы «В СССР секса нет», Людмила Николаевна Иванова, в интервью уже сильно позже, говоря об этой фразе, которая вырвалась у нее во время телемоста, упоминает, что она не старомодная: «У меня пять мужей». То, что для нее было совершенно нормальным иметь пять мужей, то есть практиковать последовательную моногамию, показывает, что все-таки сексуальная револю­ция раннесоветских лет принесла свои плоды. Вспомним Коллонтай и ее био­графию: у нее было три последовательных долгих романа. В начале ХХ века это выглядело невероятной провокацией! А если мы посмотрим на биографии рядовых советских женщин позднесоветского периода, то наличие трех мужей — а в некоторых случаях и пяти — не было настолько уж редким явлением. В том, что люди женятся и разводятся, нет ничего скандального.

Уже в позднесталинские годы мы видим издания первых советских книг по половому воспитанию. Конечно, в них половое воспитание выглядело совсем не так, как сейчас выглядит «Sex Education» на экране. Например, в одной советской книге по половому воспитанию глава «Гигиена половой жизни» открывалась следующим пассажем:

«Каждый день новой жизни, нового творческого труда во всех концах нашей социалистической родины рождает новые чувства и мысли, перековывает сознание, воспитывает новое поведение и создает нового человека социалистической эпохи. В деле здорового полового воспи­тания особенно велика роль физкультуры»  Л. А. Залкинд. Здоровый брак и здоровая семья. М., 1948..

Вот эти первые советские попытки осмыслить половое воспитание в поздне­сталинские, а потом и в оттепельные годы все еще подменяли разговор о сексе разговором об Энгельсе. Тем не менее в этих книгах уже содержалась инфор­мация о венерических заболеваниях, о том, как происходит половой акт, как происходит развитие плода, и прочее важное для широкой аудитории. 

В 60-е годы мы видим целую волну изданий переводных книг по сексологии — в частности, переводили авторов из Чехословакии и Восточной Германии. И эти книги были гораздо более открыты в обсуждении вопросов, в том числе, например, подростковой и молодежной сексуальности. Они были гораздо менее идеологизированными, и поэтому советские издания часто сопрово­ждались очень серьезными и критическими вступлениями от советских авторов, которые должны были сбалансировать слишком свободное содержание этих брошюр.

Общая политическая либерализация и появление в массовом масштабе индивидуального жилья способствовали тому, что, как пишет Дэн Хили, в Советском Союзе происходила сексуальная революция. Но она происходила не таким образом как в западном мире, а более скрыто, не в публичном поле. Сексуальная революция происходила в личном пространстве.

В Чехословакии еще с 1950-х годов начала формироваться довольно сильная школа сексологии, которая, что интересно, в 60–70-е годы переключилась на обсуждение сексуальных техник, то есть того, каким образом все-таки можно доставлять друг другу оргазмы. Происходили разные эксперименты для супружеских пар, которых закрывали в комнатах на протяжении какого-то времени, выдавали им инструкции по тому, как надо друг с другом обращаться, и следили, например, насколько получение оргазмов может способствовать, в частности, повышению фертильности женщин. 

Прага. 1961 год© Mondadori via Getty Images)

До 60–70-х годов, как пишет исследовательница Катерина Лешкова, в Чехословакии в контексте сексуальных отношений большую роль также играли вопросы домашнего труда. «В 1961 году в Чехословакии прошла конференция, на которой собрались разные врачи — сексологи, психиатры, гинекологи, — чтобы обсудить женский оргазм». Если вы просто почитаете расшифровку стенограммы с этой конференции, вы подумайте: «Ой, это какие-то западные феминистки в 70-е годы», потому что идеи, представленные докторами, кажутся безумно феминистскими. Например, там есть одна женщина-психиатр, она занимается женщинами, которые тревожные, из-за чего у них есть различные проблемы, в том числе в сексуальной жизни. И у нее однозначная позиция по поводу женщин, которые не получают сексуального наслаждения — им не нравится секс, потому что они устают, их мужья не помо­гают в домашнем хозяйстве, не помогают им воспитывать детей. Женщины, которые чувствуют пренебрежение со стороны своих мужей, просто не могут желать секса и наслаждаться им должным образом. 

Такая ранняя чехословацкая или, можно сказать, социалистическая сексология мне кажется особенно любопытный. Она как раз здорово перекликается с недав­ней нашумевшей книгой Кристен Годси «Почему у женщин при социа­лизме секс лучше», в которой авторка утверждает, что, конечно, для хорошего секса была необходима экономическая независимость женщин. Эта экономи­ческая независимость приводила к другим отношениям между партнерами, гораздо более уважительным. Именно на фундаменте настоящего равенства может быть построена настоящая сексуальная революция, настоящее сексуальное удовольствие.

Тут можно порассуждать, конечно, но исследование Анны Темкиной и Елены Здравомысловой показывает, что среди советских женщин, которые родились между 1945 и 1965 годом, кроме сексуальных отношений с целью деторождения были распространены и два других сценария. Первый — это романтический сценарий, который предполагал секс по любви, увеличение и страсть. Но среди женщин этого поколения был также популярен дружеский секс, или секс без обязательств. Часто это были люди, которые вместе работали или находились в одном дружеском кругу.

В то же время мы видим, что в Советском Союзе в 1955 году декримина­ли­зируют аборты. То есть аборты основа становятся легальными, более того, начинают обсуждать и активно пропагандировать разные средства контра­цепции, в том числе обсуждают необходимость запуска производства собственно советских типов контрацептивов. Экономическая независимость, идеологическое упорствование в равенстве полов и доступность контрацеп­ции — вот эта совокупность факторов привела к тому, что все-таки в СССР произошла сексуальная революция, произошло открытие других сценариев сексуальных отношений.

Здесь хочется вернуться как раз тому самому телемосту и к известной фразе «В СССР секса нет» и напомнить ее контекст. Она возникла как ответ на вопрос от американских женщин советским женщинам. Вопрос звучал следующим образом: «У нас в телерекламе все крутится вокруг секса, есть ли у вас такая телереклама?» На что и последовал ответ: «Ну, секса у нас нет» — и дальше смех, который заглушил окончание фразы: «Секса у нас нет, и мы категори­чески против этого, у нас есть любовь». Потом прозвучало дополнение из зала: «Секс у нас есть, у нас нет рекламы». Эта мешанина разговора как раз пока­зывает, что в СССР не было секса как инструмента продажи, инструмента рекламы. А сексуальные отношения были. 

Обложка первого номера журнала Playboy. 1953 год© Photo 12 / Universal Images Group via Getty Images

Если мы посмотрим на то, как рассказывается история сексуальной революции в СССР и сексуальной революции на Западе, то мы увидим просто огромную разницу. Потому что сексуальная революция в западных странах неизбежно связана с изменением в потреблении. Начинают ее часто с основания Playboy в 1953 году. Другими важными атрибутами сексуальной революции является изменение образности в визуальной культуре, например появление «Грустного фильма» Энди Уорхола в 1969 году. Это был первый фильм с открытым изобра­жением секса, который вышел на широкий экран. Одновременно происхо­дило развитие индустрии порно как самостоятельной и полноценной части киноиндустрии. Кроме того, большую роль сыграло изменение отношения к женскому телу, которое было связано с продолжительной феминистской борьбой за репродуктивную независимость, за репродуктивные права женщин, то есть за право распоряжаться своей яйцеклеткой. В 1960-е годы в западных странах появляются оральные контрацептивы, которые и позволяют женщинам автономно принимать решение, иметь или не иметь детей.

То есть, с одной стороны, у нас есть представление об изменении потребления в западном мире в этот период: потребления и культурного, и контрацептив­ного. Но кроме того, что важно, этот период совпадает и с радикальными политическими движениями. Именно поэтому, скорее всего, к нему и прилеп­ляется лейбл сексуальной революции — с надеждой, что, если уж советская сексуальная революция провалилась, то теперь, учтя ее уроки, на Западе обязательно получится.

Когда мы говорим о сексуальной революции на Западе, мы на самом деле говорим о сексуальной жизни людей, вовлеченных в очень радикальную политику. Тот же французский 1968 год, революционные события во Франции в 1968 году, которые начались с протестов радикальной молодежи и затем были подхвачены объявлением общенациональной забастовки рабочих. В число очень радикальных лозунгов этого движения, которое было направлено против и тогдашнего французского правительства, с одной стороны, но и в целом про­тив системы, в том числе входили лозунги, которые были связанные с сек­суаль­ным раскрепощением. Кроме того, если мы вспомним образы свободной любви хиппи, они — опять же, в случае контекста Северной Америки — будут для нас очень тесно связаны с борьбой против вьетнамской войны, с движе­нием против американской военной агрессии в других странах. Таким образом, сам разговор о сексуальной революции в первую очередь спровоцирован именно политически-революционными надеждами этого периода.

Участники протеста против войны во Вьетнаме. 1966 год © Fairfax Media via Getty Images

Еще одним фактором сексуальной революции было феминистское движение. Вторая волна феминизма была заточена не на получение политических прав женщин, потому что они уже были в какой-то степени получены. Эта волна уже прицеливалась на борьбу с той самой сексуализацией женщин, или представлением их как сексуальных объектов, на возвращение женщинам их сексуальной субъектности. 

Важным маркером этой борьбы является книга «Миф о вагинальном оргазме», в которой исследовательница Анна Коэдт критикует Фрейда за его изобретение вагинального оргазма, отсутствие которого он пытался тщательно лечить. Она говорит о том, что ментальному здоровью женщин был нанесен большой урон. Они либо молча страдали, либо должны были ходить к психиатрам в отчаян­ном поиске спрятанной и ужасной репрессии, которая удерживала их от полу­чения вагинального оргазма.

То есть, с одной стороны, феминистки инвестировали свои политические усилия в сексуальную революцию на Западе, а с другой стороны, они же, можно ска­зать, и оказались одними из главных ее критиков. Например, развитие порно­графии встретило очень большое сопротивление радикального феми­низма, потому что на киноплощадках, на которых производились порнофиль­мы, были зафиксированы случаи сексуализированного насилия. Это не говоря уже о том, как женщины представлены в классических фильмах золотого века порно. Порнография оказалась явно не тем, что искали феминистки в сексуаль­ной эмансипации.

Участницы демонстрации за равные права. Нью-Йорк, 1970 год© Bob Parent / Getty Images

Другой важной проблемой сексуальной революции оказался постоянный акцент на женском удовольствии. Женщина должна была постоянно испытывать оргазм и искать этого удовольствия, хотя это характерно не для всех женщин.

В последующие годы феминистские исследовательницы обратили внимание, что репродуктивное здоровье остается женской ответственностью: принять таблетку, не забыть принять таблетку… Другим объектом феминистской критики стали контролирующие инстанции. Обследования и лабораторные эксперименты контролировались преимущественно мужчинами, а они часто считали незначительными побочные эффекты, которые испытывали женщины после приема первых оральных контрацептивов.

Эта совокупность критики сексуальной революции заставляла исследо­ватель­ниц задаваться вопросом: мы говорим все-таки о сексуальной революции или о модернизации сексуальной жизни?

Итак, в ХХ веке появляется понятие «сексуальная революция». Это понятие подчеркивает связь сексуальности и политики, сексуальности и революцион­ных изменений, немало которых видел ХХ век. В частности, большевики уделяли немало внимания тому, как в новом социалистическом утопическом будущем должны будут выглядеть отношения между людьми. Несмотря на откат во время сталинских лет, мы видим, что позднесоветские годы пожинают плоды сексуальной революции раннесоветских лет. То сексуальное поведение, которое в начале ХХ века казалось скандальным, например после­довательная моногамия, которую практиковала Коллонтай, для позднесовет­ских лет является нормой, и наличие трех-пяти мужей у женщины не стано­вится публичным скандалом.

Но сексуальная революция, которая происходила на Западе, в значительной степени отличалась от советского опыта. В частности, была гораздо больше связана с потреблением, с видимостью разных сексуальных практик и сексуальных идентичностей, видимости, которой позднесоветский проект был почти полностью лишен. И вот эта укорененность западной сексуальной революции в экономических реалиях капитализма разочаровала тех, кто надеялся на радикальное освобождение и радикальные политические пере­мены, которые принесет эта сексуальная революция.

Феминистская критика заставляет нас иначе посмотреть на некоторые аспекты сексуальной революции, в частности обратить внимание на то, что сексуальная эмансипация все еще была нередко связана с эксплуатацией женского тела. Из-за этого встает вопрос: была ли сексуальная революция революцией? Или мы мо­жем говорить скорее о модернизации сексуального поведения, а сексуальная революция нас ждет впереди?

ПАРТНЕР ПРОЕКТА
Курс подготовлен при поддержке фармацевтической компании «Гедеон Рихтер», которая заботится о женском здоровье
Хотите быть в курсе всего?
Подпишитесь на нашу рассылку, вам понравится. Мы обещаем писать редко и по делу
Курсы
Третьяковка после Третьякова
Как училась Россия
«Народная воля»: первые русские террористы
История сексуальности
Тьфу-тьфу-тьфу!
Скандинавия эпохи викингов
Языки архитектуры XX века
Точки опоры
Николай Гумилев в пути
Портрет художника эпохи СССР
Мир Толкина. Часть 1
Что мы знаем об этрусках
Английская литература XX века. Сезон 2
Джаз для начинающих
Ощупывая
северо-западного
слона
Ученый совет
Трудовые будни героев Пушкина, Лермонтова, Гоголя и Грибоедова
Взлет и падение Новгородской республики
История русской эмиграции
Как придумать город
Вашими молитвами
Остап Бендер: история главного советского плута
Мир Даниила Хармса
Найман читает «Рассказы о Анне Ахматовой»
Главные идеи Карла Маркса
Олег Григорьев читает свои стихи
История торговли в России
Зачем я это увидел?
Жак Лакан и его психоанализ
Мир средневекового человека
Репортажи с фронтов Первой мировой
Главные философские вопросы. Сезон 8: Где добро, а где зло?
Сказки о любви
Веничка Ерофеев между Москвой и Петушками (18+)
Япония при тоталитаризме
Рождественские песни
Как жили обыкновенные люди и императоры в Древнем Риме
Хотелось бы верить
Немецкая музыка от хора до хардкора
Главные философские вопросы. Сезон 7: Почему нам так много нужно?
Довлатов и Ленинград
Главные философские вопросы. Сезон 6: Зачем нам природа?
История московской архитектуры. От Василия Темного до наших дней
Личный XX век
Берлинская стена. От строительства до падения
Страшные истории
Нелли Морозова. «Мое пристрастие к Диккенсу». Аудиокнига
Польское кино: визитные карточки
Зигмунд Фрейд и искусство толкования
Деловые люди XIX века
«Эй, касатка, выйди в садик»: песни Виктора Коваля и Андрея Липского
Английская литература XX века. Сезон 1
Культурные коды экономики: почему страны живут по-разному
Главные философские вопросы. Сезон 5: Что такое страсть?
Золотая клетка. Переделкино в 1930–50-е годы
Как исполнять музыку на исторических инструментах
Как Оптина пустынь стала главным русским монастырем
Как гадают ханты, староверы, японцы и дети
Последние Романовы: от Александра I до Николая II
Отвечают сирийские мистики
Как читать любимые книги по-новому
Как жили обыкновенные люди в Древней Греции
Путешествие еды по литературе
За что мы любим кельтов?
Стругацкие: от НИИЧАВО к Зоне
Легенды и мифы советской космонавтики
Гитлер и немцы: как так вышло
Как Марк Шагал стал всемирным художником
«Безутешное счастье»: рассказы о стихотворениях Григория Дашевского
История русской еды
Лесков и его чудные герои
Песни о любви
Культура Японии в пяти предметах
5 историй о волшебных помощниках
Главные философские вопросы. Сезон 4: Что есть истина?
Что придумал Бетховен
Первопроходцы: кто открывал Сибирь и Дальний Восток
Сирийские мистики об аде, игрушках, эросе и прокрастинации
Что такое романтизм и как он изменил мир
Финляндия: визитные карточки
Как атом изменил нашу жизнь
Данте и «Божественная комедия»
Шведская литература: кого надо знать
Я бы выпил (18+)
Кто такой Троцкий?
Теории заговора: от Античности до наших дней
Зачем люди ведут дневники, а историки их читают
Помпеи до и после извержения Везувия
Народные песни русского города
Метро в истории, культуре и жизни людей
Идиш: язык и литература
Кафка и кафкианство
Кто такой Ленин?
Что мы знаем об Антихристе
Джеймс Джойс и роман «Улисс»
Стихи о любви
Главные философские вопросы. Сезон 3: Существует ли свобода?
«Молодой папа»: история, искусство и Церковь в сериале
Безымянный подкаст Филиппа Дзядко
Антропология Севера: кто и как живет там, где холодно
Как читать китайскую поэзию
Экономика пиратства
Как русские авангардисты строили музей
Милосердие на войне
Как революция изменила русскую литературу
Главные философские вопросы. Сезон 2: Кто такой Бог?
Гутенберг позвонит
Композитор Владимир Мартынов о музыке — слышимой и неслышимой
Лунные новости
Открывая Россию: Ямал
Криминология: как изучают преступность и преступников
Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Введение в гендерные исследования
Документальное кино между вымыслом и реальностью
Из чего состоит мир «Игры престолов»
Мир Владимира Набокова
Краткая история татар
Как мы чувствуем архитектуру
Письма о любви
Американская литература XX века. Сезон 2
Американская литература XX века. Сезон 1
Холокост. Истории спасения
Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
У Христа за пазухой: сироты в культуре
Антропология чувств
Первый русский авангардист
Как увидеть искусство глазами его современников
История исламской культуры
Как работает литература
Несогласный Теодор
История Византии в пяти кризисах
Открывая Россию: Иваново
Комплекс неполноценности
История Великобритании в «Аббатстве Даунтон»
Самозванцы и Cмута
Поэзия как политика. XIX век
Иностранцы о России
Особенности национальных эмоций
Русская литература XX века. Сезон 6
10 секретов «Евгения Онегина»
Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
История завоевания Кавказа
Открывая Россию: Сахалин
Сталин. Вождь и страна
Ученые не против поп-культуры
В чем смысл животных
Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Мир Эйзенштейна
Блокада Ленинграда
Что такое современный танец
Как железные дороги изменили русскую жизнь
Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Лев Толстой против всех
Россия и Америка: история отношений
Как придумать свою историю
Россия глазами иностранцев
История православной культуры
Революция 1917 года
Русская литература XX века. Сезон 5
Человек против СССР
Мир Булгакова
Как читать русскую литературу
Что такое
Древняя Греция
Блеск и нищета Российской империи
Мир Анны Ахматовой
Жанна д’Арк: история мифа
Любовь при Екатерине Великой
Русская литература XX века. Сезон 4
Социология как наука о здравом смысле
Кто такие декабристы
Русское военное искусство
Византия для начинающих
Закон и порядок
в России XVIII века
Как слушать
классическую музыку
Русская литература XX века. Сезон 3
Повседневная жизнь Парижа
Русская литература XX века. Сезон 2
Как понять Японию
Рождение, любовь и смерть русских князей
Что скрывают архивы
Русский авангард
Петербург
накануне революции
«Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Антропология
коммуналки
Русская литература XX века. Сезон 1
Архитектура как средство коммуникации
История дендизма
Генеалогия русского патриотизма
Несоветская философия в СССР
Преступление и наказание в Средние века
Как понимать живопись XIX века
Мифы Южной Америки
Неизвестный Лермонтов
Греческий проект
Екатерины Великой
Правда и вымыслы о цыганах
Исторические подделки и подлинники
Театр английского Возрождения
Третьяковка после Третьякова
Как училась Россия
«Народная воля»: первые русские террористы
История сексуальности
Тьфу-тьфу-тьфу!
Скандинавия эпохи викингов
Языки архитектуры XX века
Точки опоры
Николай Гумилев в пути
Портрет художника эпохи СССР
Мир Толкина. Часть 1
Что мы знаем об этрусках
Английская литература XX века. Сезон 2
Джаз для начинающих
Ощупывая
северо-западного
слона
Ученый совет
Трудовые будни героев Пушкина, Лермонтова, Гоголя и Грибоедова
Взлет и падение Новгородской республики
История русской эмиграции
Как придумать город
Вашими молитвами
Остап Бендер: история главного советского плута
Мир Даниила Хармса
Найман читает «Рассказы о Анне Ахматовой»
Главные идеи Карла Маркса
Олег Григорьев читает свои стихи
История торговли в России
Зачем я это увидел?
Жак Лакан и его психоанализ
Мир средневекового человека
Репортажи с фронтов Первой мировой
Главные философские вопросы. Сезон 8: Где добро, а где зло?
Сказки о любви
Веничка Ерофеев между Москвой и Петушками (18+)
Япония при тоталитаризме
Рождественские песни
Как жили обыкновенные люди и императоры в Древнем Риме
Хотелось бы верить
Немецкая музыка от хора до хардкора
Главные философские вопросы. Сезон 7: Почему нам так много нужно?
Довлатов и Ленинград
Главные философские вопросы. Сезон 6: Зачем нам природа?
История московской архитектуры. От Василия Темного до наших дней
Личный XX век
Берлинская стена. От строительства до падения
Страшные истории
Нелли Морозова. «Мое пристрастие к Диккенсу». Аудиокнига
Польское кино: визитные карточки
Зигмунд Фрейд и искусство толкования
Деловые люди XIX века
«Эй, касатка, выйди в садик»: песни Виктора Коваля и Андрея Липского
Английская литература XX века. Сезон 1
Культурные коды экономики: почему страны живут по-разному
Главные философские вопросы. Сезон 5: Что такое страсть?
Золотая клетка. Переделкино в 1930–50-е годы
Как исполнять музыку на исторических инструментах
Как Оптина пустынь стала главным русским монастырем
Как гадают ханты, староверы, японцы и дети
Последние Романовы: от Александра I до Николая II
Отвечают сирийские мистики
Как читать любимые книги по-новому
Как жили обыкновенные люди в Древней Греции
Путешествие еды по литературе
За что мы любим кельтов?
Стругацкие: от НИИЧАВО к Зоне
Легенды и мифы советской космонавтики
Гитлер и немцы: как так вышло
Как Марк Шагал стал всемирным художником
«Безутешное счастье»: рассказы о стихотворениях Григория Дашевского
История русской еды
Лесков и его чудные герои
Песни о любви
Культура Японии в пяти предметах
5 историй о волшебных помощниках
Главные философские вопросы. Сезон 4: Что есть истина?
Что придумал Бетховен
Первопроходцы: кто открывал Сибирь и Дальний Восток
Сирийские мистики об аде, игрушках, эросе и прокрастинации
Что такое романтизм и как он изменил мир
Финляндия: визитные карточки
Как атом изменил нашу жизнь
Данте и «Божественная комедия»
Шведская литература: кого надо знать
Я бы выпил (18+)
Кто такой Троцкий?
Теории заговора: от Античности до наших дней
Зачем люди ведут дневники, а историки их читают
Помпеи до и после извержения Везувия
Народные песни русского города
Метро в истории, культуре и жизни людей
Идиш: язык и литература
Кафка и кафкианство
Кто такой Ленин?
Что мы знаем об Антихристе
Джеймс Джойс и роман «Улисс»
Стихи о любви
Главные философские вопросы. Сезон 3: Существует ли свобода?
«Молодой папа»: история, искусство и Церковь в сериале
Безымянный подкаст Филиппа Дзядко
Антропология Севера: кто и как живет там, где холодно
Как читать китайскую поэзию
Экономика пиратства
Как русские авангардисты строили музей
Милосердие на войне
Как революция изменила русскую литературу
Главные философские вопросы. Сезон 2: Кто такой Бог?
Гутенберг позвонит
Композитор Владимир Мартынов о музыке — слышимой и неслышимой
Лунные новости
Открывая Россию: Ямал
Криминология: как изучают преступность и преступников
Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Введение в гендерные исследования
Документальное кино между вымыслом и реальностью
Из чего состоит мир «Игры престолов»
Мир Владимира Набокова
Краткая история татар
Как мы чувствуем архитектуру
Письма о любви
Американская литература XX века. Сезон 2
Американская литература XX века. Сезон 1
Холокост. Истории спасения
Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
У Христа за пазухой: сироты в культуре
Антропология чувств
Первый русский авангардист
Как увидеть искусство глазами его современников
История исламской культуры
Как работает литература
Несогласный Теодор
История Византии в пяти кризисах
Открывая Россию: Иваново
Комплекс неполноценности
История Великобритании в «Аббатстве Даунтон»
Самозванцы и Cмута
Поэзия как политика. XIX век
Иностранцы о России
Особенности национальных эмоций
Русская литература XX века. Сезон 6
10 секретов «Евгения Онегина»
Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
История завоевания Кавказа
Открывая Россию: Сахалин
Сталин. Вождь и страна
Ученые не против поп-культуры
В чем смысл животных
Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Мир Эйзенштейна
Блокада Ленинграда
Что такое современный танец
Как железные дороги изменили русскую жизнь
Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Лев Толстой против всех
Россия и Америка: история отношений
Как придумать свою историю
Россия глазами иностранцев
История православной культуры
Революция 1917 года
Русская литература XX века. Сезон 5
Человек против СССР
Мир Булгакова
Как читать русскую литературу
Что такое
Древняя Греция
Блеск и нищета Российской империи
Мир Анны Ахматовой
Жанна д’Арк: история мифа
Любовь при Екатерине Великой
Русская литература XX века. Сезон 4
Социология как наука о здравом смысле
Кто такие декабристы
Русское военное искусство
Византия для начинающих
Закон и порядок
в России XVIII века
Как слушать
классическую музыку
Русская литература XX века. Сезон 3
Повседневная жизнь Парижа
Русская литература XX века. Сезон 2
Как понять Японию
Рождение, любовь и смерть русских князей
Что скрывают архивы
Русский авангард
Петербург
накануне революции
«Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Антропология
коммуналки
Русская литература XX века. Сезон 1
Архитектура как средство коммуникации
История дендизма
Генеалогия русского патриотизма
Несоветская философия в СССР
Преступление и наказание в Средние века
Как понимать живопись XIX века
Мифы Южной Америки
Неизвестный Лермонтов
Греческий проект
Екатерины Великой
Правда и вымыслы о цыганах
Исторические подделки и подлинники
Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Путеводитель по благотвори­тельной России XIX века
27 рассказов о ночлежках, богадельнях, домах призрения и других благотворительных заведениях Российской империи
Колыбельные народов России
Пчелка золотая да натертое яблоко. Пятнадцать традиционных напевов в современном исполнении, а также их истории и комментарии фольклористов
История Юрия Лотмана
Arzamas рассказывает о жизни одного из главных ученых-гуманитариев XX века, публикует его ранее не выходившую статью, а также знаменитый цикл «Беседы о русской культуре»
Волшебные ключи
Какие слова открывают каменную дверь, что сказать на пороге чужого дома на Новый год и о чем стоит помнить, когда пытаешься проникнуть в сокровищницу разбойников? Тест и шесть рассказов ученых о магических паролях
Наука и смелость. Второй сезон
Детский подкаст о том, что пришлось пережить ученым, прежде чем их признали великими
«1984». Аудиоспектакль
Старший Брат смотрит на тебя! Аудиоверсия самой знаменитой антиутопии XX века — романа Джорджа Оруэлла «1984»
История Павла Грушко, поэта и переводчика, рассказанная им самим
Павел Грушко — о голоде и Сталине, оттепели и Кубе, а также о Федерико Гарсиа Лорке, Пабло Неруде и других испаноязычных поэтах
История игр за 17 минут
Видеоликбез: от шахмат и го до покемонов и видеоигр
Истории и легенды городов России
Детский аудиокурс антрополога Александра Стрепетова
Путеводитель по венгерскому кино
От эпохи немых фильмов до наших дней
Дух английской литературы
Оцифрованный архив лекций Натальи Трауберг об английской словесности с комментариями филолога Николая Эппле
Аудиогид МЦД: 28 коротких историй от Одинцова до Лобни
Первые советские автогонки, потерянная могила Малевича, чудесное возвращение лобненских чаек и другие неожиданные истории, связанные со станциями Московских центральных диаметров
Советская кибернетика в историях и картинках
Как новая наука стала важной частью советской культуры
Игра: нарядите елку
Развесьте игрушки на двух елках разного времени и узнайте их историю
Что такое экономика? Объясняем на бургерах
Детский курс Григория Баженова
Всем гусьгусь!
Мы запустили детское
приложение с лекциями,
подкастами и сказками
Открывая Россию: Нижний Новгород
Курс лекций по истории Нижнего Новгорода и подробный путеводитель по самым интересным местам города и области
Как устроен балет
О создании балета рассказывают хореограф, сценограф, художники, солистка и другие авторы «Шахерезады» на музыку Римского-Корсакова в Пермском театре оперы и балета
Железные дороги в Великую Отечественную войну
Аудиоматериалы на основе дневников, интервью и писем очевидцев c комментариями историка
Война
и жизнь
Невоенное на Великой Отечественной войне: повесть «Турдейская Манон Леско» о любви в санитарном поезде, прочитанная Наумом Клейманом, фотохроника солдатской жизни между боями и 9 песен военных лет
Фландрия: искусство, художники и музеи
Представительство Фландрии на Arzamas: видеоэкскурсии по лучшим музеям Бельгии, разборы картин фламандских гениев и первое знакомство с именами и местами, которые заслуживают, чтобы их знали все
Еврейский музей и центр толерантности
Представительство одного из лучших российских музеев — история и культура еврейского народа в видеороликах, артефактах и рассказах
Музыка в затерянных храмах
Путешествие Arzamas в Тверскую область
Подкаст «Перемотка»
Истории, основанные на старых записях из семейных архивов: аудиодневниках, звуковых посланиях или разговорах с близкими, которые сохранились только на пленке
Arzamas на диване
Новогодний марафон: любимые ролики сотрудников Arzamas
Как устроен оркестр
Рассказываем с помощью оркестра musicAeterna и Шестой симфонии Малера
Британская музыка от хора до хардкора
Все главные жанры, понятия и имена британской музыки в разговорах, объяснениях и плейлистах
Марсель Бротарс: как понять концептуалиста по его надгробию
Что значат мидии, скорлупа и пальмы в творчестве бельгийского художника и поэта
Новая Третьяковка
Русское искусство XX века в фильмах, галереях и подкастах
Видеоистория русской культуры за 25 минут
Семь эпох в семи коротких роликах
Русская литература XX века
Шесть курсов Arzamas о главных русских писателях и поэтах XX века, а также материалы о литературе на любой вкус: хрестоматии, словари, самоучители, тесты и игры
Детская комната Arzamas
Как провести время с детьми, чтобы всем было полезно и интересно: книги, музыка, мультфильмы и игры, отобранные экспертами
Аудиоархив Анри Волохонского
Коллекция записей стихов, прозы и воспоминаний одного из самых легендарных поэтов ленинградского андеграунда 1960-х — начала 1970-х годов
История русской культуры
Суперкурс Онлайн-университета Arzamas об отечественной культуре от варягов до рок-концертов
Русский язык от «гой еси» до «лол кек»
Старославянский и сленг, оканье и мат, «ѣ» и «ё», Мефодий и Розенталь — всё, что нужно знать о русском языке и его истории, в видео и подкастах
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Университет Arzamas. Запад и Восток: история культур
Весь мир в 20 лекциях: от китайской поэзии до Французской революции
Что такое античность
Всё, что нужно знать о Древней Греции и Риме, в двух коротких видео и семи лекциях
Как понять Россию
История России в шпаргалках, играх и странных предметах
Каникулы на Arzamas
Новогодняя игра, любимые лекции редакции и лучшие материалы 2016 года — проводим каникулы вместе
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Европейский университет в Санкт-Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы
Аудиолекции
21 минута
1/6

Месопотамия: вагина суки, провисший лук и другие важные заклинания (18+)

Сексуальная жизнь шумеров, вавилонцев и ассирийцев в ритуально-магических, медицинских, юридических и гадательных документах

Читает Екатерина Маркина

Сексуальная жизнь шумеров, вавилонцев и ассирийцев в ритуально-магических, медицинских, юридических и гадательных документах

25 минут
2/6

Античность: «Гробница порки», гетеры и женская солидарность (18+)

Как греки впервые открыто заговорили о сексе, развратные этрусские пиры и миф об тиране-некрофиле

Читает Александр Бутягин

Как греки впервые открыто заговорили о сексе, развратные этрусские пиры и миф об тиране-некрофиле

19 минут
3/6

Эротика в храмах, «Камасутра» и тантризм в средневековой Индии (18+)

Почему в «Камасутре» нет иллюстраций и как освободиться от сансары с помощью совокупления

Читает Дарья Воробьева

Почему в «Камасутре» нет иллюстраций и как освободиться от сансары с помощью совокупления

42 минуты
4/6

Содомиты, развратные клирики и влиятельные аббатисы в средневековой Европе (18+)

Когда и почему возникло нетерпение к любой инаковости, как Церковь боролась с сексуальной свободой и был ли у женщин Ренессанс

Читает Галина Зеленина

Когда и почему возникло нетерпение к любой инаковости, как Церковь боролась с сексуальной свободой и был ли у женщин Ренессанс

18 минут
5/6

Европа на рубеже XIX–XX веков: первые феминистки и право на оргазм (18+)

К чему привели споры о том, может ли женщина быть умной, секс в браке — приятным, а мужчина — целомудренным

Читает Ольга Шнырова

К чему привели споры о том, может ли женщина быть умной, секс в браке — приятным, а мужчина — целомудренным

27 минут
6/6

СССР и США: марши нудистов, свободная любовь и золотой век порнографии (18+)

Чем сексуальная революция в СССР отличалась от американской и почему секс — это тоже политика

Читает Александра Талавер

Чем сексуальная революция в СССР отличалась от американской и почему секс — это тоже политика