КурсКак придумать городАудиолекцииМатериалы

7 фильмов о городах, которые вы могли пропустить

Лондон Альфреда Хичкока, Лиссабон Вима Вендерса, Париж Леоса Каракса и другие киногорода

Открываются ворота, и из большого внутреннего двора прямо на зрителя идут люди. Нескончаемый поток радостных, улыбающихся женщин и о чем-то болтающих мужчин. Сотрудники фотографической фабрики братьев Люмьер выходят с работы и расходятся по улицам Лиона. 

Этим фильмом Люмьеры открывали все свои сеансы, считали его точкой отсчета. История кино начинается с образа города — многолюдного, динамичного, суетливого. Люмьеровские операторы часто ставили камеру на центральных площадях европейских столиц и делали вид, что снимают толпу. Вечером выстраивались длинные очереди за билетами — все хотели увидеть себя где-то на общем плане. С тех пор город — в первую очередь мегаполис — один из самых важных экранных образов, а зачастую это не просто место действия, но и один из персонажей.

«У нас есть Папа!» Режиссер Нанни Моретти, 2011 год

Рим

© Sacher Films / Fandango 

— Почему темно?
— Наверное, вырубился свет.
— Так давайте зажжем свечи!
— Нельзя! Вы не знаете, что они портят фрески?

Кардиналы сидят в темной Сикстинской капелле. Конклав идет уже долго, а папа так и не выбран. Мы слышим внутренние голоса почтенных старцев, участвующих в процедуре избрания понтифика: «Господи, только не я!» Но свет в итоге включают, голоса подсчитывают, из трубы пускают белый дым. Кому-то не повезло: он стал главой Ватикана. Так начинается фильм живого классика итальянского кино Нанни Моретти «У нас есть Папа!».

Новым понтификом оказывается тихий кардинал Мельвиль — его играет звезда французского кино Мишель Пикколи. И выясняется, что для Мельвиля Ватикан — ловушка, тюрьма, ему здесь душно, тоскливо, физически плохо. Он не мо­жет заставить себя выйти на балкон собора Святого Петра и пока­заться тысячам верующих. Поэтому принимает спонтанное и самое важное решение в своей жизни — сбегает из Ватикана, не успев взойти на Святой престол.

Жанровая интонация фильма Моретти балансирует между комедией и драмой, а камера оператора Алессандро Пеши мечется между Ватиканом и Римом. В фильме крохотное государство в городе и итальянская столица противопо­ставлены друг другу. Чопорный Ватикан, огороженный стеной, живущий по правилам — строгим, вековым, необсуждаемым, — показан с помощью статичной камеры и чинных неторопливых панорам. Разумеется, Моретти не разрешили снимать в реальных интерьерах. В роли Апостольского дворца здесь выступают сразу два палаццо — Барберини и Фарнезе; вилла Ланте, находящаяся в ста километрах к северу от Рима, превратилась в папские сады; а Сикстинскую капеллу художник по декорациям Лаура Казалини выстроила на студии Cinecittà.

В отличие от Ватикана Рим снимается более подвижной камерой, он наполнен людьми, это демократичное, пестрое, живое пространство. Новый папа катается на автобусе, заходит в магазины и пекарни, заглядывает в бар на виа Амедео Кривеллуччи неподалеку от Аппиевой дороги, гуляет по экскурсион­ному Форуму и колоритному Трастевере, слушает проповедь в церкви Святой Доротеи у подножия Яникульского холма. И понимает, что в Ватикан возвра­щаться незачем. Настоящая жизнь — не там, а здесь, в вечном водовороте Вечного города.

«Реконструкция». Режиссер Кристоффер Боэ, 2003 год

Копенгаген

© Nordisk Film

По узкой улочке шагает высокий молодой человек в черном пальто. Это фотограф Алекс (Николай Ли Кос), он живет в Копенгагене, у него есть друзья и девушка Симона. Но вскоре его размеренная жизнь будет разрушена. Он встретит шведку Айму — ее, как и Симону, играет ослепительная Мария Бонневи, которую российский зритель может помнить по фильму Андрея Звягинцева «Изгнание». Закадровый голос сообщает: «Всё это фильм, конструкция. Но от этого не менее больно».

История внезапно вспыхнувшей страсти вписана Боэ в две рамки. Первая — эстетика «новой волны». «Реконструкция», отмеченная каннским жюри как лучший дебют, переполнена отсылочными кодами к нескольким важным картинам французских 1960-х — «На последнем дыхании» Жан-Люка Годара, «В прошлом году в Мариенбаде» Алена Рене, «Мужчине и женщине» Клода Лелуша.

 
Главные фильмы французской «новой волны»
Как Годар, Трюффо и другие режиссеры экспериментировали с камерой, актерами и цветом

Вторая рамка — город, в котором разворачивается действие, — Копенгаген. Персонажи сталкиваются на станции метро Nørreport, гуляют по Королевскому саду, встречаются в баре Bo-Bi на улице Кларебодерне и в ресторане Le Sommelier на одной из самых знаменитых улиц датской столицы — Бредгаде. Боэ скрупулезно показывает карту города и фиксирует адреса, показывая, как Копенгаген выступает посредником между влюбленными, несколько раз выводит их на одни и те же места.

Однако очень скоро город, снятый живой, подвижной камерой Мануэля Альберто Кларо, превратится во враждебное незнакомое пространство. Алекс не найдет своей квартиры на Дроннингенс-Твергаде — на ее месте будет чердак. Герои буквально заблудятся в трех соснах и окажутся в шаге от того, чтобы потерять друг друга. Копенгаген Боэ — это трансформативное простран­ство, непредсказуемое, текучее, меняющее свои очертания. Оно сначала зама­нивает в сеть своих переулков и площадей, а затем выталкивает, выдворяет за ворота. Город словно расслаивается на несколько параллельно существую­щих вариантов, в которых можно запутаться и раствориться.

«Берлин — симфония большого города». Режиссер Вальтер Руттман, 1927 год

Берлин

© Deutsche Vereins-Film

Рельсы, шлагбаумы, провода, семафоры, мосты, поезда, снова рельсы и, наконец, Анхальтский вокзал. Мы в Берлине. Раннее утро. Улицы пусты. По мостовой летит одинокий белый листок. До пробуждения мегаполиса остаются считаные минуты.

Фильм Вальтера Руттмана, в создании которого принимали участие еще два классика немецкого кино — сценарист Карл Майер и оператор Карл Фройнд, — позволяет совершить путешествие не только в пространстве, но и во времени. Мы видим город, который через 17 лет будет лежать в руинах, от многих памятников которого не останется и следа. Тот же Анхальтский вокзал исчезнет, от него сохранится лишь маленький фрагмент фасада.

Среди узнаваемых мест — Берлинский кафедральный собор, Красная ратуша, Лейпцигская площадь, зоопарк. Но и они дошли до нашего времени в изме­ненном виде. Картина Руттмана делает живым то, чего больше нет, и с годами ее ценность только возрастает.

Однако значение фильма не только в том, что он стал капсулой времени. Это настоящий формалистский шедевр, пример экспрессионизма в документаль­ном кино. Острые ракурсы, парадоксальные монтажные сопоставления, столкновение контрастных кадров, но главное — ритм. Немое кино действи­тельно превращается в симфонию с различными партиями, инструментами, визуальными мелодиями и лейтмотивами.

Главный герой фильма — сам город. Вот он просыпается, медленно раска­чивается, постепенно оживает, потом устраивает себе обеденный перерыв и не сразу, с ленцой возвращается к прежнему темпу, а затем вновь разго­ня­ется, чтобы вечером, после моциона по сумеречным паркам и скверам, опять погрузиться в сон. Руттмана интересуют не столько люди, сколько улицы, окна, дома, заводские трубы, шумные площади, вывески, витрины, которые склады­ваются в прихотливый и невероятно красивый ритмический рисунок. Город-симфония засыпает, чтобы завтра все шестеренки этого механизма завертелись с новой силой.

«Полуночный ковбой». Режиссер Джон Шлезингер, 1969 год

Нью-Йорк

© Jerome Hellman Productions

— Не подскажете, как найти статую Свободы?
— Вам на самом деле нужна статуя Свободы?
— Нет.
— И вам не стыдно, юноша?

Молодой здоровяк Джо Бак (Джон Войт) — ковбойская шляпа, куртка с бахромой, галстук-шнурок — пристает к женщинам на Манхэттене, пытаясь привлечь их внимание. Он приехал в Нью-Йорк из Техаса в поисках легкого и приятного заработка — соблазнять дам в возрасте и предлагать им себя за хорошие деньги. Мидтаун, Пятая авеню, Таймс-сквер, 42-я улица, Бродвей, магазин Tiffany, Эмпайр-стейт-билдинг, отель «Плаза» — от города, выстроен­ного из надежд, амбиций и дерзновенных планов, кружится голова.

Однако вскоре Джо узнает другой Нью-Йорк. Гидом по изнаночной стороне мегаполиса станет молодой бродяга Риццо (невероятной силы и обаяния роль Дастина Хоффмана), который откроет ковбою трущобы Манхэттена. Откроет в буквальном смысле — покажет, как проникнуть в заколоченный дом у Вильямсбургского моста. Дом скоро снесут, но пока в нем худо-бедно можно жить. Если Нью-Йорк Джо — это город-магнит, притягивающий к себе, то Нью-Йорк Риццо — это город-клоака, из которого во что бы то ни стало нужно выбраться. Шлезингера, как и многих режиссеров «Нового Голливуда» 1960–70-х, интересует не центр, а периферия. В «Полуночном ковбое», получившем три «Оскара», эта тенденция отразится, пожалуй, лучше всего. Город буквально выталкивает персонажей — сначала в трущобы, а потом и за свои пределы. Мечтой двух друзей становится солнечная Флорида. Нью-Йорк и связанные с ним разочарования остаются позади — как яркая, ослеп­ляющая, но разбитая иллюзия.

«Шантаж». Режиссер Альфред Хичкок, 1929 год

Лондон

© British International Pictures

Первая реплика в этой картине появляется на восьмой минуте — и это важная примета времени. Хичкок начал снимать фильм как немой, но затем продю­серы решили использовать новую технологию — звуковое кино, и режиссер часть сцен оставил нетронутыми, а часть переснял с репликами. В прокат вышли обе версии — и привычная немая, и новая звуковая, но, конечно, кино с речью и шумами интересовало аудиторию больше, поэтому вторая версия «Шантажа» стала не только первым звуковым фильмом в истории британского кино, но и триумфом новой технологии.

Привлекала зрителей и остросюжетная интрига. Элис Уайт (Анни Ондра), невеста полицейского, совершает убийство и пытается замести следы. Но выясняется, что некий человек (Дональд Кэлтроп) видел ее на месте преступления, он начинает шантажировать этим.

Действие фильма разворачивается в центре Лондона — в метро (на 11-й минуте можно найти уморительную сцену с самим Хичкоком, который играет одного из пассажиров), на Трафальгарской площади, у Вестминстерского аббатства, на многолюдной Кингс-роуд, в интеллектуальном Блумсбери, а эффектная кульминация снимается в залах и на крыше Британского музея.

Хичкок, вдохновленный английской литературной традицией, впервые делает британскую столицу масштабной декорацией для криминального фильма и фактически создает кинематографический образ Лондона. Престижные районы, фешенебельные рестораны, респектабельные культурные учреждения, яркие вывески, фланирующие по улицам леди и джентльмены — все это становится ярким фоном для мрачной истории преступления. Спустя пять лет в фильме «Человек, который слишком много знал» (1934) Хичкок снимет самую напряженную сцену в Альберт-холле: покушение на убийство произой­дет прямо во время концерта классической музыки.

Вечерние и ночные сцены «Шантажа» дают возможность режиссеру играть с контрастным освещением и тревожной атмосферой, нагнетая саспенс и превращая хорошо знакомый город в лабиринт. Метафора буквализируется в кульминационной сцене: читальный зал библиотеки Британского музея, снятый с верхней точки, и в самом деле похож на лабиринт.

Созданный Хичкоком экранный образ городского пространства, наполненного ложным спокойствием и разлитым в воздухе напряжением, окажется востре­бован следующими эпохами: в 1930-х он станет важным элементом эстетики триллера, а в 1940-х — стиля нуар.

 
Альфред Хичкок: как начать смотреть его фильмы
Триллер, саспенс, сообщники-зрители и другие революционные изобретения

«Лиссабонская история». Режиссер Вим Вендерс, 1994 год

Лиссабон

© Madragoa Filmes

«Мне срочно нужна твоя помощь! SOS! Приезжай в Лиссабон с вещами как можно скорее!» — открытку с таким текстом получил звукооператор Винтер (Рюдигер Фоглер) от своего друга, кинорежиссера Фрица. Бросил оборудование в машину, примчался в Португалию и вместо Фрица, который куда-то запро­пастился, обнаружил в его квартире материал, отснятый на старую камеру эпохи немого кино. Винтер догадывается, зачем понадобился режиссеру: этот материал нужно озвучить. И начинает путешествие по Лиссабону в поисках тех мест, которые запечатлела камера Фрица.

Разумеется, от классика немецкого кино Вима Вендерса можно ожидать чего угодно, но только не стандартный туристический фильм. Да, мы видим основные достопримечательности португальской столицы — средневековый район Алфама, монастырь Сан-Висенти-ди-Фора, купол Национального пантеона, монумент Кришту Рей — статую Христа Царя, возвышающуюся над городом. Но главное — не то, что мы видим, а то, что мы слышим. Вместе со своим героем Вендерс фиксирует на пленке звуковой ландшафт, создает акустический портрет города.

Воркование голубей на площади Росиу, крики чаек у реки Тежу, громыхание машин на мосту 25 апреля, звон исторического трамвая Electrico, многоголосье рынка и общественной прачечной, гул у акведука Агуаш-Либриш, пронзитель­ный свист уличной точильной машины и ритмичное шуршание, издаваемое чистильщиком обуви, — вот что такое, по Вендерсу, настоящий Лиссабон. Если, конечно, смотреть на город не из окна экскурсионного автобуса или машины, а изучать его неторопливо, то и дело отклоняясь от намеченного маршрута, заглядывая во дворики и переулки, напитываясь атмосферой.

Но звуковой портрет города был бы неполон без голосов его обитателей. Винтер записывает людей, их разговоры. Патриарха португальского кино Мануэла де Оливейру он просит поразмышлять о времени, природе кино и месте человека во Вселенной. А Терезу Салгейру и группу Madredeus — исполнить фаду, знаменитые португальские песни, наполненные светлой печалью.

Все вместе делает Лиссабон Вендерса теплым, камерным, уютным. Городом, откуда не хочется уезжать.

«Любовники с Нового моста». Режиссер Леос Каракс, 1991 год

Париж

© Gaumont International

С одной стороны — универмаг Samaritaine и набережная дю Лувр, с другой — Монетный двор и улица Дофина. А между ними — Новый мост, или Пон-Нёф. Так по иронии в истории называется самый старый из парижских мостов. Здесь живут бездомный факир Алекс (Дени Лаван) и пожилой клошар Ханс (Клаус-Михаэль Грюбер). Пон-Нёф закрыт на реконструкцию и стал местом обитания тех, кому некуда пойти или нужно сбежать, спрятаться. Однажды там появляется третий персонаж — художница Мишель (Жюльет Бинош), из-за которой Алекс вскоре потеряет покой.

Каракс превращает Пон-Нёф в центральную метафору фильма. Мост — это пространство «между», место неопределенности, поиска, ожидания. Для всех персонажей это промежуточная точка маршрута. Алекс и Ганс бродяжничают, а Мишель ушла из дома — она с каждым днем видит все хуже и не хочет показываться на глаза родным и друзьям.

А еще мост — это пространство свободы. Находясь здесь, человек не принад­лежит ни правому берегу, ни левому, не подчиняется никаким правилам и предоставлен самому себе. Персонажи делают то, о чем раньше не могли и подумать: ночью пробираются в Лувр (у Ганса, бывшего сторожа с 30-летним стажем, остались ключи), катаются по Сене на водных лыжах и, конечно, признаются в любви.

Кроме того, мост — это еще и пространство встречи. Он соединяет берега, людей, миры. Однако Пон-Нёф закрыт, он не работает, временно ничего и никого не соединяет. Герои познакомились на «сломанном» мосту, и у союза бездомного и девушки из респектабельного района нет будущего. Но разве мост закрыт навсегда? Рано или поздно его снова откроют, он наполнится людьми, среди которых будут Мишель и Алекс. Ведь Париж по Караксу — это не затертая формула «город любви». Это город мостов, где можно зависнуть между мирами и встретить того, кто изменит твою жизнь.  

 
Архитектура в кино
Семь фильмов, в которых пространство выступает одним из главных действующих лиц
Курс подготовлен вместе с Высшей школой урбанистики имени А. А. Высоковского ФГРР НИУ ВШЭ при поддержке компании VEKA Rus в рамках празднования 10-летия школы
Хотите быть в курсе всего?
Подпишитесь на нашу рассылку, вам понравится. Мы обещаем писать редко и по делу
Курсы
История русской эмиграции
Как придумать город
Вашими молитвами
Остап Бендер: история главного советского плута
Мир Даниила Хармса
Найман читает «Рассказы о Анне Ахматовой»
Главные идеи Карла Маркса
Олег Григорьев читает свои стихи
История торговли в России
Зачем я это увидел?
Жак Лакан и его психоанализ
Мир средневекового человека
Репортажи с фронтов Первой мировой
Главные философские вопросы. Сезон 8: Где добро, а где зло?
Сказки о любви
Веничка Ерофеев между Москвой и Петушками (18+)
Япония при тоталитаризме
Рождественские песни
Как жили обыкновенные люди и императоры в Древнем Риме
Хотелось бы верить
Немецкая музыка от хора до хардкора
Главные философские вопросы. Сезон 7: Почему нам так много нужно?
Довлатов и Ленинград
Главные философские вопросы. Сезон 6: Зачем нам природа?
История московской архитектуры. От Василия Темного до наших дней
Личный XX век
Берлинская стена. От строительства до падения
Страшные истории
Нелли Морозова. «Мое пристрастие к Диккенсу». Аудиокнига
Польское кино: визитные карточки
Зигмунд Фрейд и искусство толкования
Деловые люди XIX века
«Эй, касатка, выйди в садик»: песни Виктора Коваля и Андрея Липского
Английская литература XX века. Сезон 1
Культурные коды экономики: почему страны живут по-разному
Главные философские вопросы. Сезон 5: Что такое страсть?
Золотая клетка. Переделкино в 1930–50-е годы
Как исполнять музыку на исторических инструментах
Как Оптина пустынь стала главным русским монастырем
Как гадают ханты, староверы, японцы и дети
Последние Романовы: от Александра I до Николая II
Отвечают сирийские мистики
Как читать любимые книги по-новому
Как жили обыкновенные люди в Древней Греции
Путешествие еды по литературе
За что мы любим кельтов?
Стругацкие: от НИИЧАВО к Зоне
Легенды и мифы советской космонавтики
Гитлер и немцы: как так вышло
Как Марк Шагал стал всемирным художником
«Безутешное счастье»: рассказы о стихотворениях Григория Дашевского
История русской еды
Лесков и его чудные герои
Песни о любви
Культура Японии в пяти предметах
5 историй о волшебных помощниках
Главные философские вопросы. Сезон 4: Что есть истина?
Что придумал Бетховен
Первопроходцы: кто открывал Сибирь и Дальний Восток
Сирийские мистики об аде, игрушках, эросе и прокрастинации
Что такое романтизм и как он изменил мир
Финляндия: визитные карточки
Как атом изменил нашу жизнь
Данте и «Божественная комедия»
Шведская литература: кого надо знать
Я бы выпил (18+)
Кто такой Троцкий?
Теории заговора: от Античности до наших дней
Зачем люди ведут дневники, а историки их читают
Помпеи до и после извержения Везувия
Народные песни русского города
Метро в истории, культуре и жизни людей
Идиш: язык и литература
Кафка и кафкианство
Кто такой Ленин?
Что мы знаем об Антихристе
Джеймс Джойс и роман «Улисс»
Стихи о любви
Главные философские вопросы. Сезон 3: Существует ли свобода?
«Молодой папа»: история, искусство и Церковь в сериале
Безымянный подкаст Филиппа Дзядко
Антропология Севера: кто и как живет там, где холодно
Как читать китайскую поэзию
Экономика пиратства
Как русские авангардисты строили музей
Милосердие на войне
Как революция изменила русскую литературу
Главные философские вопросы. Сезон 2: Кто такой Бог?
Гутенберг позвонит
Композитор Владимир Мартынов о музыке — слышимой и неслышимой
Лунные новости
Открывая Россию: Ямал
Криминология: как изучают преступность и преступников
Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Введение в гендерные исследования
Документальное кино между вымыслом и реальностью
Из чего состоит мир «Игры престолов»
Мир Владимира Набокова
Краткая история татар
Как мы чувствуем архитектуру
Письма о любви
Американская литература XX века. Сезон 2
Американская литература XX века. Сезон 1
Холокост. Истории спасения
Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
У Христа за пазухой: сироты в культуре
Антропология чувств
Первый русский авангардист
Как увидеть искусство глазами его современников
История исламской культуры
Как работает литература
Несогласный Теодор
История Византии в пяти кризисах
Открывая Россию: Иваново
Комплекс неполноценности
История Великобритании в «Аббатстве Даунтон»
Самозванцы и Cмута
Поэзия как политика. XIX век
Иностранцы о России
Особенности национальных эмоций
Русская литература XX века. Сезон 6
10 секретов «Евгения Онегина»
Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
История завоевания Кавказа
Открывая Россию: Сахалин
Сталин. Вождь и страна
Ученые не против поп-культуры
В чем смысл животных
Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Мир Эйзенштейна
Блокада Ленинграда
Что такое современный танец
Как железные дороги изменили русскую жизнь
Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Лев Толстой против всех
Россия и Америка: история отношений
Как придумать свою историю
Россия глазами иностранцев
История православной культуры
Революция 1917 года
Русская литература XX века. Сезон 5
Человек против СССР
Мир Булгакова
Как читать русскую литературу
Что такое
Древняя Греция
Блеск и нищета Российской империи
Мир Анны Ахматовой
Жанна д’Арк: история мифа
Любовь при Екатерине Великой
Русская литература XX века. Сезон 4
Социология как наука о здравом смысле
Кто такие декабристы
Русское военное искусство
Византия для начинающих
Закон и порядок
в России XVIII века
Как слушать
классическую музыку
Русская литература XX века. Сезон 3
Повседневная жизнь Парижа
Русская литература XX века. Сезон 2
Как понять Японию
Рождение, любовь и смерть русских князей
Что скрывают архивы
Русский авангард
Петербург
накануне революции
«Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Антропология
коммуналки
Русская литература XX века. Сезон 1
Архитектура как средство коммуникации
История дендизма
Генеалогия русского патриотизма
Несоветская философия в СССР
Преступление и наказание в Средние века
Как понимать живопись XIX века
Мифы Южной Америки
Неизвестный Лермонтов
Греческий проект
Екатерины Великой
Правда и вымыслы о цыганах
Исторические подделки и подлинники
Театр английского Возрождения
История русской эмиграции
Как придумать город
Вашими молитвами
Остап Бендер: история главного советского плута
Мир Даниила Хармса
Найман читает «Рассказы о Анне Ахматовой»
Главные идеи Карла Маркса
Олег Григорьев читает свои стихи
История торговли в России
Зачем я это увидел?
Жак Лакан и его психоанализ
Мир средневекового человека
Репортажи с фронтов Первой мировой
Главные философские вопросы. Сезон 8: Где добро, а где зло?
Сказки о любви
Веничка Ерофеев между Москвой и Петушками (18+)
Япония при тоталитаризме
Рождественские песни
Как жили обыкновенные люди и императоры в Древнем Риме
Хотелось бы верить
Немецкая музыка от хора до хардкора
Главные философские вопросы. Сезон 7: Почему нам так много нужно?
Довлатов и Ленинград
Главные философские вопросы. Сезон 6: Зачем нам природа?
История московской архитектуры. От Василия Темного до наших дней
Личный XX век
Берлинская стена. От строительства до падения
Страшные истории
Нелли Морозова. «Мое пристрастие к Диккенсу». Аудиокнига
Польское кино: визитные карточки
Зигмунд Фрейд и искусство толкования
Деловые люди XIX века
«Эй, касатка, выйди в садик»: песни Виктора Коваля и Андрея Липского
Английская литература XX века. Сезон 1
Культурные коды экономики: почему страны живут по-разному
Главные философские вопросы. Сезон 5: Что такое страсть?
Золотая клетка. Переделкино в 1930–50-е годы
Как исполнять музыку на исторических инструментах
Как Оптина пустынь стала главным русским монастырем
Как гадают ханты, староверы, японцы и дети
Последние Романовы: от Александра I до Николая II
Отвечают сирийские мистики
Как читать любимые книги по-новому
Как жили обыкновенные люди в Древней Греции
Путешествие еды по литературе
За что мы любим кельтов?
Стругацкие: от НИИЧАВО к Зоне
Легенды и мифы советской космонавтики
Гитлер и немцы: как так вышло
Как Марк Шагал стал всемирным художником
«Безутешное счастье»: рассказы о стихотворениях Григория Дашевского
История русской еды
Лесков и его чудные герои
Песни о любви
Культура Японии в пяти предметах
5 историй о волшебных помощниках
Главные философские вопросы. Сезон 4: Что есть истина?
Что придумал Бетховен
Первопроходцы: кто открывал Сибирь и Дальний Восток
Сирийские мистики об аде, игрушках, эросе и прокрастинации
Что такое романтизм и как он изменил мир
Финляндия: визитные карточки
Как атом изменил нашу жизнь
Данте и «Божественная комедия»
Шведская литература: кого надо знать
Я бы выпил (18+)
Кто такой Троцкий?
Теории заговора: от Античности до наших дней
Зачем люди ведут дневники, а историки их читают
Помпеи до и после извержения Везувия
Народные песни русского города
Метро в истории, культуре и жизни людей
Идиш: язык и литература
Кафка и кафкианство
Кто такой Ленин?
Что мы знаем об Антихристе
Джеймс Джойс и роман «Улисс»
Стихи о любви
Главные философские вопросы. Сезон 3: Существует ли свобода?
«Молодой папа»: история, искусство и Церковь в сериале
Безымянный подкаст Филиппа Дзядко
Антропология Севера: кто и как живет там, где холодно
Как читать китайскую поэзию
Экономика пиратства
Как русские авангардисты строили музей
Милосердие на войне
Как революция изменила русскую литературу
Главные философские вопросы. Сезон 2: Кто такой Бог?
Гутенберг позвонит
Композитор Владимир Мартынов о музыке — слышимой и неслышимой
Лунные новости
Открывая Россию: Ямал
Криминология: как изучают преступность и преступников
Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Введение в гендерные исследования
Документальное кино между вымыслом и реальностью
Из чего состоит мир «Игры престолов»
Мир Владимира Набокова
Краткая история татар
Как мы чувствуем архитектуру
Письма о любви
Американская литература XX века. Сезон 2
Американская литература XX века. Сезон 1
Холокост. Истории спасения
Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
У Христа за пазухой: сироты в культуре
Антропология чувств
Первый русский авангардист
Как увидеть искусство глазами его современников
История исламской культуры
Как работает литература
Несогласный Теодор
История Византии в пяти кризисах
Открывая Россию: Иваново
Комплекс неполноценности
История Великобритании в «Аббатстве Даунтон»
Самозванцы и Cмута
Поэзия как политика. XIX век
Иностранцы о России
Особенности национальных эмоций
Русская литература XX века. Сезон 6
10 секретов «Евгения Онегина»
Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
История завоевания Кавказа
Открывая Россию: Сахалин
Сталин. Вождь и страна
Ученые не против поп-культуры
В чем смысл животных
Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Мир Эйзенштейна
Блокада Ленинграда
Что такое современный танец
Как железные дороги изменили русскую жизнь
Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Лев Толстой против всех
Россия и Америка: история отношений
Как придумать свою историю
Россия глазами иностранцев
История православной культуры
Революция 1917 года
Русская литература XX века. Сезон 5
Человек против СССР
Мир Булгакова
Как читать русскую литературу
Что такое
Древняя Греция
Блеск и нищета Российской империи
Мир Анны Ахматовой
Жанна д’Арк: история мифа
Любовь при Екатерине Великой
Русская литература XX века. Сезон 4
Социология как наука о здравом смысле
Кто такие декабристы
Русское военное искусство
Византия для начинающих
Закон и порядок
в России XVIII века
Как слушать
классическую музыку
Русская литература XX века. Сезон 3
Повседневная жизнь Парижа
Русская литература XX века. Сезон 2
Как понять Японию
Рождение, любовь и смерть русских князей
Что скрывают архивы
Русский авангард
Петербург
накануне революции
«Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Антропология
коммуналки
Русская литература XX века. Сезон 1
Архитектура как средство коммуникации
История дендизма
Генеалогия русского патриотизма
Несоветская философия в СССР
Преступление и наказание в Средние века
Как понимать живопись XIX века
Мифы Южной Америки
Неизвестный Лермонтов
Греческий проект
Екатерины Великой
Правда и вымыслы о цыганах
Исторические подделки и подлинники
Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
История Юрия Лотмана
Arzamas рассказывает о жизни одного из главных ученых-гуманитариев XX века, публикует его ранее не выходившую статью, а также знаменитый цикл «Беседы о русской культуре»
Волшебные ключи
Какие слова открывают каменную дверь, что сказать на пороге чужого дома на Новый год и о чем стоит помнить, когда пытаешься проникнуть в сокровищницу разбойников? Тест и шесть рассказов ученых о магических паролях
Наука и смелость. Второй сезон
Детский подкаст о том, что пришлось пережить ученым, прежде чем их признали великими
«1984». Аудиоспектакль
Старший Брат смотрит на тебя! Аудиоверсия самой знаменитой антиутопии XX века — романа Джорджа Оруэлла «1984»
История Павла Грушко, поэта и переводчика, рассказанная им самим
Павел Грушко — о голоде и Сталине, оттепели и Кубе, а также о Федерико Гарсиа Лорке, Пабло Неруде и других испаноязычных поэтах
История игр за 17 минут
Видеоликбез: от шахмат и го до покемонов и видеоигр
Истории и легенды городов России
Детский аудиокурс антрополога Александра Стрепетова
Путеводитель по венгерскому кино
От эпохи немых фильмов до наших дней
Дух английской литературы
Оцифрованный архив лекций Натальи Трауберг об английской словесности с комментариями филолога Николая Эппле
Аудиогид МЦД: 28 коротких историй от Одинцова до Лобни
Первые советские автогонки, потерянная могила Малевича, чудесное возвращение лобненских чаек и другие неожиданные истории, связанные со станциями Московских центральных диаметров
Советская кибернетика в историях и картинках
Как новая наука стала важной частью советской культуры
Игра: нарядите елку
Развесьте игрушки на двух елках разного времени и узнайте их историю
Что такое экономика? Объясняем на бургерах
Детский курс Григория Баженова
Всем гусьгусь!
Мы запустили детское
приложение с лекциями,
подкастами и сказками
Открывая Россию: Нижний Новгород
Курс лекций по истории Нижнего Новгорода и подробный путеводитель по самым интересным местам города и области
Как устроен балет
О создании балета рассказывают хореограф, сценограф, художники, солистка и другие авторы «Шахерезады» на музыку Римского-Корсакова в Пермском театре оперы и балета
Железные дороги в Великую Отечественную войну
Аудиоматериалы на основе дневников, интервью и писем очевидцев c комментариями историка
Война
и жизнь
Невоенное на Великой Отечественной войне: повесть «Турдейская Манон Леско» о любви в санитарном поезде, прочитанная Наумом Клейманом, фотохроника солдатской жизни между боями и 9 песен военных лет
Фландрия: искусство, художники и музеи
Представительство Фландрии на Arzamas: видеоэкскурсии по лучшим музеям Бельгии, разборы картин фламандских гениев и первое знакомство с именами и местами, которые заслуживают, чтобы их знали все
Еврейский музей и центр толерантности
Представительство одного из лучших российских музеев — история и культура еврейского народа в видеороликах, артефактах и рассказах
Музыка в затерянных храмах
Путешествие Arzamas в Тверскую область
Подкаст «Перемотка»
Истории, основанные на старых записях из семейных архивов: аудиодневниках, звуковых посланиях или разговорах с близкими, которые сохранились только на пленке
Arzamas на диване
Новогодний марафон: любимые ролики сотрудников Arzamas
Как устроен оркестр
Рассказываем с помощью оркестра musicAeterna и Шестой симфонии Малера
Британская музыка от хора до хардкора
Все главные жанры, понятия и имена британской музыки в разговорах, объяснениях и плейлистах
Марсель Бротарс: как понять концептуалиста по его надгробию
Что значат мидии, скорлупа и пальмы в творчестве бельгийского художника и поэта
Новая Третьяковка
Русское искусство XX века в фильмах, галереях и подкасте
Видеоистория русской культуры за 25 минут
Семь эпох в семи коротких роликах
Русская литература XX века
Шесть курсов Arzamas о главных русских писателях и поэтах XX века, а также материалы о литературе на любой вкус: хрестоматии, словари, самоучители, тесты и игры
Детская комната Arzamas
Как провести время с детьми, чтобы всем было полезно и интересно: книги, музыка, мультфильмы и игры, отобранные экспертами
Аудиоархив Анри Волохонского
Коллекция записей стихов, прозы и воспоминаний одного из самых легендарных поэтов ленинградского андеграунда 1960-х — начала 1970-х годов
История русской культуры
Суперкурс Онлайн-университета Arzamas об отечественной культуре от варягов до рок-концертов
Русский язык от «гой еси» до «лол кек»
Старославянский и сленг, оканье и мат, «ѣ» и «ё», Мефодий и Розенталь — всё, что нужно знать о русском языке и его истории, в видео и подкастах
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Университет Arzamas. Запад и Восток: история культур
Весь мир в 20 лекциях: от китайской поэзии до Французской революции
Что такое античность
Всё, что нужно знать о Древней Греции и Риме, в двух коротких видео и семи лекциях
Как понять Россию
История России в шпаргалках, играх и странных предметах
Каникулы на Arzamas
Новогодняя игра, любимые лекции редакции и лучшие материалы 2016 года — проводим каникулы вместе
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Европейский университет в Санкт-Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы
Аудиолекции
19 минут
1/7

Париж и реформы барона Османа

Как в середине XIX века бывший городской префект и друг Наполеона III придумал не только новый облик Парижа, но и парижанина

Читает Алексей Новиков

Как в середине XIX века бывший городской префект и друг Наполеона III придумал не только новый облик Парижа, но и парижанина

18 минут
2/7

Чикаго и Великий пожар

Как в конце XIX века пожар, едва не уничтоживший Чикаго, подарил миру новый город и профессию городского планировщика

Читает Ксения Мокрушина-Аквавива

Как в конце XIX века пожар, едва не уничтоживший Чикаго, подарил миру новый город и профессию городского планировщика

18 минут
3/7

Тель-Авив и план Геддеса

Как в 1920-х годах ботаник-анархист придумал городскую среду раньше городской планировки, а улицу — раньше, чем дом

Читают Алексей Новиков, Марина Сапунова

Как в 1920-х годах ботаник-анархист придумал городскую среду раньше городской планировки, а улицу — раньше, чем дом

17 минут
4/7

Магнитогорск и идеи социализма

Как в 1930-х годах в Советском Союзе хотели сконструировать нового человека, поселив его в городе-конструкторе

Читает Евгения Конышева

Как в 1930-х годах в Советском Союзе хотели сконструировать нового человека, поселив его в городе-конструкторе

18 минут
5/7

Зеленоград и города-спутники

Как к 1950-м годам город-сад уступил место городу-спутнику, каким задумывался спутник Москвы Зеленоград и при чем тут шпионский скандал

Читает Ольга Казакова

Как к 1950-м годам город-сад уступил место городу-спутнику, каким задумывался спутник Москвы Зеленоград и при чем тут шпионский скандал

24 минуты
6/7

Берлин и его разделение

Как в 1961–1989 годах Берлин разделили на два города, а потом снова объединили в один и как это помогло жителям принять свою историю

Читает Екатерина Рыбакова

Как в 1961–1989 годах Берлин разделили на два города, а потом снова объединили в один и как это помогло жителям принять свою историю

25 минут
7/7

Йоханнесбург и апартеид

Как во второй половине XX века, вопреки заветам Османа об объединении общества, главный город Южной Африки строился для людей с определенным цветом кожи

Читает Дарья Зеленова

Как во второй половине XX века, вопреки заветам Османа об объединении общества, главный город Южной Африки строился для людей с определенным цветом кожи