КурсДеловые люди XIX векаАудиолекцииМатериалы

Как смотреть портреты купцов

Русские купцы известны тем, что были меценатами: они помогали многим художникам и спонсировали их работу. Те, в свою очередь, часто писали портреты своих покровителей. Рассказываем о том, как художники XIX–XX веков видели Рябушинского, Третьякова, Мамонтова и других знаменитых предпринимателей

Купеческий портрет  Этот термин в начале XX века придумал историк Михаил Приселков. появляется в России в конце XVIII века как особый извод провинциального портрета. Представители набирающего силу и авторитет купечества начинают заказывать свои изображения для домаш­них галерей: в таких портретах ценятся одновременно и документальная точность, и парадность, косвенно репрезентирующая достоинство сословия в целом. Такие портреты появляются в Ярославле, Костроме, Муроме и других провинциальных городах, где купечество в силу экономических причин делается заметной силой ранее, чем в столицах. Поэтому пишут их не столичные художники, а местные живописцы. Первоначально в сти­листике купеческого портрета очевидно влияние парсуны  Парсуна — вид ранней русской портретной живописи XVII — начала XVIII века, нечто среднее между иконописным изображением человека и светским портретом., но также в них можно обнаружить родство с протестантским немецким портретом XVI века: протестантская этика во многом совпадала в своих постулатах с этикой старообрядческой — а наиболее успешные, предприимчивые и инициативные купцы зачастую принадлежали именно старообрядческим династиям. Дальнейший путь этого жанра — от собственно купеческого портрета, где общие типологические приметы существеннее индивидуальных харак­теристик, к портретам купцов, в которых сословное уже теряется. На рубеже XIX–XX веков купеческое скорее может выступать в качестве жанрового приема для квазиисторических стилизаций — у Андрея Рябушкина или Бориса Кустодиева. 

1Николай Мыльников. Портреты Ивана и Надежды Соболевых (1830-е годы)

Николай Мыльников. Портреты Ивана и Надежды Соболевых. 1830-е годыЯрославский художественный музей

Ярославский художник Николай Мыльников (1797–1842) — своего рода классик купеческого портрета. Точнее будет сказать, что в его творчестве как раз ясно виден переход от ранней примитивистской манеры, документирующей «пред­ставительскую функцию» и «классовое лицо» портретируемых, к конкретным психологическим решениям. В 1830-е годы он исполнил пять портретов семейства Соболевых: братьев Ивана и Даниила с женами и сына Даниила — Александра. 

Иван Соболев — крупнейший ярославский виноторговец, филантроп и благо­творитель, не раз избираемый городским головой. В портрете его сословная принадлежность читается разве что в нарочитой простоте одежды и в наличии бороды: живое лицо не содержит никаких привычных для этой страты шаблонов (нарочитая серьезность, медали на шее и проч.). Другое дело — Надежда Соболева: традиционный, отчетливо не дворянский парадный костюм, непременная узорная шаль, кружева и жемчуга на шее — все вместе являет тот образ благочестия и достатка, каковой надлежит иметь хозяйке дома, добродетельной купеческой жене. Характерно, что полуфигуры на ней­тральном фоне чуть развернуты друг к другу (мужчина справа, он здесь главный), и в этом развороте полуулыбки обоих героев — а, видимо, парные портреты висели в доме именно парой — демонстрируют их союз с некоторой дозой лирики.

2Василий Тропинин. Портрет Диомида Киселева (1834)

Василий Тропинин. Портрет Диомида Киселева. 1834 годМузей В. А. Тропинина

Диомид Васильевич Киселев — известный шуйский предприниматель, владелец бумажных мануфактур, поддерживающий связи с манчестерскими торговыми домами и торгующий пряжей и английскими ситцами. Семейство Киселевых активно занималось благотворительностью, их стараниями в Шуе были построены мост, собор, здания больницы и казарм; в доме была обшир­ная библиотека, а также собрание икон и старопечатных книг. При этом еще дед Диомида Киселева был крепостным, сумевшим выкупить себя из зависи­мости и переменить сословную принадлежность. Возможно, это обстоятель­ство семейной истории играло какую-то роль для Тропинина, тоже получив­шего вольную лишь в возрасте 47 лет, — он нередко посещал Киселевых и написал портреты нескольких членов семьи.

Диомид Киселев на портрете ничем не напоминает русского купца — ни бо­роды, ни дородности (которая тоже в числе расхожих примет, порожденных литературой, — вспомним некрасовского «купчину толстопузого»). Деловой человек в собственном кабинете, одетый по европейской моде, позирует с пером в руке, а письменные принадлежности и книга на столе образуют своего рода интеллектуальный натюрморт. Собственно, антураж деловитости и профессиональной состоятельности предпринимателя (кстати, известно, что Киселев переписывался с манчестерскими партнерами по-английски) не толь­ко затушевывает знаки сословной принадлежности, но делает как бы незна­ча­щим само лицо портретируемого. Впрочем, если музейная датировка портрета правильна, то он писался не с живой модели: Диомид Васильевич Киселев скончался в 1831 году.

3Василий Перов. Портрет Николая Ланина (1869)

Василий Перов. Портрет Николая Ланина. 1869 годLatvijas Nacionālais mākslas muzejs

Портрет Николая Петровича Ланина интересен прежде всего тем, что образ, созданный художником, не совпадает ни с одним из ожидаемых вариантов именно купеческого портрета. Натура как бы не попадает в предписанный ей тип.

Купцы не раз бывали героями Перова: можно вспомнить и достаточно жесткие, но уважительные портреты (Ивана Камынина, Федора Резанова), и обличи­тельные, на грани гротеска, жанровые сцены («Приезд гувернантки в купе­ческий дом», 1866). Но Ланин словно бы принадлежит иной социальной страте. Лицо разночинца-прогрессиста со скорбно вопрошающим взглядом интона­ционно сродни писательским образам («Достоевский» Перова, «Тол­стой» Крамского) или даже более поздним революционерам Репина или Ярошенко. Между тем Ланин был известен как преуспевающий владелец завода минераль­ных вод и изготовитель дешевого искусственного шампан­ского; приобретенная им газета «Русский курьер» в течение девяти лет выживала как раз благодаря рекламе этого шампанского. Впрочем, его речи в Московской городской думе (он не раз избирался ее гласным) действительно, по воспоминаниям современ­ников, отличались некоторым либеральным пафосом.

4Иван Крамской. Портрет Павла Третьякова (1876)
Илья Репин. Портреты Павла Третьякова (1883, 1901)

Иван Крамской. Портрет Павла Третьякова. 1876 год
Илья Репин. Портрет Павла Третьякова. 1883 год
Государственная Третьяковская галерея

Известно, что Павел Михайлович Третьяков, создатель знаменитой галереи русского искусства и покровитель художников, не любил позировать. Старо­обрядческое воспитание — а практически все русские купцы, прославившиеся собирательством и прочими культурными инициативами, происходили из староверских семей — предписывало поведенческую скромность, подчас граничащую с аскетизмом. (Расхожий образ купца-миллионщика, самодура в быту, кутящего с цыганами и «демонстрирующего нрав», отчасти всем знакомый, например, по пьесам Островского, соответствовал лишь одной из ипостасей этого социального слоя.) И Крамскому, и Репину пришлось долго уговаривать героя.

Илья Репин. Портрет Павла Третьякова. 1901 годГосударственная Третьяковская галерея

Впрочем, получившиеся портреты вряд ли могли вызвать его протест. Особен­но портрет Крамского: предельная сдержанность, бескрасочность, состояние печальной сосредоточенности, в целом характерное для передвижников «первого призыва», не позволяющих даже в портретах забыть о том, что «мир лежит во зле»  1 Ин. 5:19.. Репин в натурном портрете 1883 года сохраняет это настрое­ние персонажа, но ему необходимо показать и то, чем персонаж славен. Однако пока что зал галереи выглядит комнатой, где сидящий среди картин их владе­лец, кажется, отрешен от окружения и старается занять как можно меньше места. А в варианте портрета 1901 года, заказанного советом Третьяковской галереи уже после смерти собирателя, пространство расширяется и напол­няется светом; сохранив лицо и жест модели, Репин делает композицию вполне парадной и заодно обновляет состав коллекции — работы Левитана и Коровина, висящие на стенах, можно опознать. 

 
10 признаков того, что перед вами картина передвижников
Охотники, кабаки, униженные и оскорбленные, а также другие «бедные люди»

5Андерс Цорн. Портрет Саввы Ивановича Мамонтова (1896)
Михаил Врубель. Портрет Саввы Ивановича Мамонтова (1897)

Андерс Цорн. Портрет Саввы Ивановича Мамонтова. 1896 год
Михаил Врубель. Портрет Саввы Ивановича Мамонтова. 1897 год
ГМИИ им. А. С. Пушкина; Государственная Третьяковская галерея

Купца Савву Мамонтова, железнодорожного магната, современники называли Саввой Великолепным — сравнивая его тем самым с Лоренцо Медичи (тоже прозванным Великолепным), при покровительстве которого искусство Флорен­ции в XV веке достигло небывалого расцвета. Мамонтов основал Московскую частную оперу и открыл талант Федора Шаляпина; он субсидировал журнал «Мир искусства»; в его имении Абрамцево подолгу жили и работали опекаемые им художники — и, естественно, многие из них, от Репина до Серова, создавали портреты своего патрона.

Портрет Андерса Цорна, заезжей знаменитости, был заказным. Шведский живописец Цорн славился скоростью и бравурностью кистевой техники; в данном случае ему потребовалось всего три сеанса. На чей-то вопрос, отчего на пиджаке Мамонтова нет пуговиц, он ответил с высокомерным гонором: «Я художник, а не портной».

Врубеля с Мамонтовым связывали длительные отношения. Именно Мамонтову художник был обязан своей славой: после того как жюри Академии художеств отвергло его панно, сделанные для Всероссийской промышленной и художе­ственной выставки (1896), Мамонтов выстроил для их экспонирования отдель­ный павильон; он возил Врубеля в Италию, вовлекал его в собственные художественные затеи и всячески поддерживал. В портрете явлен титанизм модели, героическое начало — в напряженном сочетании фактурно-плотных зон с вызывающей белизной непрописанного участка холста, в том, как последовательно Врубель лишает пространство бытовых примет, а портре­тируемого — бытового характера. Но это портрет-диалог и портрет-схватка: властный напор личности Мамонтова словно бы сопротивляется экспрес­сивному напору живописи. Здесь художник и его герой — равноправные партнеры.

6Валентин Серов. Портреты Ивана и Михаила Морозовых (1910 и 1902)

Валентин Серов. Портрет Ивана Морозова. 1910 год
Валентин Серов. Портрет Михаила Морозова. 1902 год
Государственная Третьяковская галерея

Валентин Серов не раз портретировал членов семейства Морозовых. Косвенно Морозовы были в родстве с Мамонтовыми и Третьяковыми, образуя развет­вленный клан преуспевающей старообрядческой московской буржуазии. Ярких фигур в этом клане хватало — в числе прочего и тех, чьими усилиями в начале века осуществлялся русский культурный ренессанс. 

Иван Морозов, собиратель новейшего французского и русского (в меньшей степени) искусства, и сейчас достаточно известен: его коллекция составляет основу соответствующих собраний Эрмитажа и ГМИИ. Имя его старшего брата Михаила не настолько на слуху, хотя именно он первым в России начинает покупать картины постимпрессионистов и открывает брату и Сергею Щукину Гогена, Ван Гога, Боннара и Мунка. Иван Морозов был тихим, непубличным человеком — Михаил же отличался экстравагантным поведением: московская светская публика обсуждала и его личную жизнь, и его научные (или квази­научные) исторические труды, и роман «В потемках», и размах благотвори­тельности. Михаил Морозов стал прототипом героя пьесы Александра Сумбатова-Южина «Джентльмен», комического сумасброда. На премьере ожидали скандала, однако «персонаж» отнесся в карикатуре сдержанно. И точно так же ему хватило вкуса и душевной широты, чтобы восхищенно принять свой портрет кисти Серова (который многие тоже считали кари­катурой) и остаться в дружбе с художником.

«Кабан, выскочивший на охотника и остановившийся с разгону» — так увидела этот образ художница Нина Яковлевна Симонович-Ефимова  В. А. Леняшин. Портретная живопись В. А. Серова 1900-х годов. Л., 1986.. Но можно было увидеть и иное: энергию личности, «оригинальную жизнерадостную фигуру» (слова Сергея Дягилева). Серовские «формулы личности», о поисках которых сам он говорил  В частности известна цитата: «Меня интересует не сам человек, а та характеристика, которую из него можно сделать на холсте». , часто бывали остры, часто содержали в себе элемент пародийности, и «формула» Михаила Морозова — из самых многозначных. Зато портрет Ивана Морозова саркастических оттенков вовсе лишен. Принадле­жащая герою картина Матисса «Фрукты и бронза» в качестве фона побуждала к активной цветности (вообще-то Серову чуждой), диктовала некоторую дозу плоскостности и декоративности общего строя и в целом выглядела слишком активно, чтобы быть просто фоном или атрибутом увлечений портрети­руемого. Сам Серов относился к Матиссу сложно, но для его героя подобная живопись стала естественной средой обитания: он, как и некоторые другие русские купцы (Сергей Щукин, в частности), обнаружил готовность жить с этим новейшим и непривычным искусством, когда никто другой к такому готов еще не был. И картина, и вдвинутая в натюрморт фигура занимают все изобразительное поле: Морозов, человек большой, крупный во всех смыслах, не просто демонстрирует владельческую уверенность, но оказывается органически соприроден матиссовскому радостному напору. 

7Николай Рябушинский. Автопортрет

Николай Рябушинский. Автопортрет. Первая половина XX века© Tajan

Николай Рябушинский не был профессиональным живописцем, но рисовал почти всю жизнь — особенно с тех пор, как, познакомившись с группой молодых художников, увлекся их искусством и взял на себя функции спонсора и менеджера этой группы. Устроенная им выставка «Голубая роза» (1907) поразила московскую публику составом и невиданным экспозиционным устройством и практически дала яркий старт участникам — Павлу Кузнецову, Мартиросу Сарьяну, Николаю Уткину и прочим; за ней последовали другие выставки. А основанный им журнал «Золотое руно» (1906–1909) стал не только самым роскошным (дорогая веленевая бумага, большой формат, изысканный дизайн, обилие иллюстраций) периодическим изданием по искусству, но и, безусловно, самым содержательно емким. 

При этом любопытно, что, несмотря на столь весомый вклад в культурное строительство, Рябушинского, что называется, не принимали всерьез. В своем почтенном и очень богатом семействе он именовался «беспутным Никола­шей»; за расточительство и кутежи старшие братья даже оформляли над ним пятилетнюю опеку. Обычно собиратели и меценаты, происходящие из старо­верческих купеческих семей, отличались бытовой умеренностью и деловой расчетливостью; те же, кто демонстрировал иной, более расхожий и далекий от старообрядческого воспитания тип купеческого поведения — с куражом, пьяными скандалами и сменой содержанок, — как правило, относились к культуре и образованию примерно как герой Островского Тит Титыч Брусков («В чужом пиру похмелье»). Николай Рябушинский, чью виллу «Черный лебедь» охранял леопард на цепи, соединил в себе обе ипостаси. В его проектах тоже был купеческий размах — и особенно в идее устроить в Москве гранди­озный «Дворец искусств», включающий в себя постоянно действующий музей и выставочные залы со сменными экспозициями. Но на это требовалась огромная сумма, и найти ее, увы, не удалось.

Живописный автопортрет выполнен в стилистике, напоминающей творчество тех, кого автор любил и кому покровительствовал, — Сергея Судейкина, Николая Сапунова, других «голуборозовцев». Характерно, что уже в эмиграции в 1930-е годы Рябушинский открыл близ Ниццы художественную галерею и назвал ее «Голубая роза».

Курс подготовлен совместно с Московской школой управления СКОЛКОВО
и приурочен к 15-летнему юбилею бизнес-школы
Логотип Сколково
Хотите быть в курсе всего?
Подпишитесь на нашу рассылку, вам понравится. Мы обещаем писать редко и по делу
Курсы
Дадаизм — это всё или ничего?
Неслабо!
Третьяковка после Третьякова
Как училась Россия
«Народная воля»: первые русские террористы
История сексуальности
Тьфу-тьфу-тьфу!
Скандинавия эпохи викингов
Языки архитектуры XX века
Точки опоры
Николай Гумилев в пути
Портрет художника эпохи СССР
Мир Толкина. Часть 1
Что мы знаем об этрусках
Английская литература XX века. Сезон 2
Джаз для начинающих
Ощупывая
северо-западного
слона
Ученый совет
Трудовые будни героев Пушкина, Лермонтова, Гоголя и Грибоедова
Взлет и падение Новгородской республики
История русской эмиграции
Как придумать город
Вашими молитвами
Остап Бендер: история главного советского плута
Мир Даниила Хармса
Найман читает «Рассказы о Анне Ахматовой»
Главные идеи Карла Маркса
Олег Григорьев читает свои стихи
История торговли в России
Зачем я это увидел?
Жак Лакан и его психоанализ
Мир средневекового человека
Репортажи с фронтов Первой мировой
Главные философские вопросы. Сезон 8: Где добро, а где зло?
Сказки о любви
Веничка Ерофеев между Москвой и Петушками (18+)
Япония при тоталитаризме
Рождественские песни
Как жили обыкновенные люди и императоры в Древнем Риме
Хотелось бы верить
Немецкая музыка от хора до хардкора
Главные философские вопросы. Сезон 7: Почему нам так много нужно?
Довлатов и Ленинград
Главные философские вопросы. Сезон 6: Зачем нам природа?
История московской архитектуры. От Василия Темного до наших дней
Личный XX век
Берлинская стена. От строительства до падения
Страшные истории
Нелли Морозова. «Мое пристрастие к Диккенсу». Аудиокнига
Польское кино: визитные карточки
Зигмунд Фрейд и искусство толкования
Деловые люди XIX века
«Эй, касатка, выйди в садик»: песни Виктора Коваля и Андрея Липского
Английская литература XX века. Сезон 1
Культурные коды экономики: почему страны живут по-разному
Главные философские вопросы. Сезон 5: Что такое страсть?
Золотая клетка. Переделкино в 1930–50-е годы
Как исполнять музыку на исторических инструментах
Как Оптина пустынь стала главным русским монастырем
Как гадают ханты, староверы, японцы и дети
Последние Романовы: от Александра I до Николая II
Отвечают сирийские мистики
Как читать любимые книги по-новому
Как жили обыкновенные люди в Древней Греции
Путешествие еды по литературе
За что мы любим кельтов?
Стругацкие: от НИИЧАВО к Зоне
Легенды и мифы советской космонавтики
Гитлер и немцы: как так вышло
Как Марк Шагал стал всемирным художником
«Безутешное счастье»: рассказы о стихотворениях Григория Дашевского
История русской еды
Лесков и его чудные герои
Песни о любви
Культура Японии в пяти предметах
5 историй о волшебных помощниках
Главные философские вопросы. Сезон 4: Что есть истина?
Что придумал Бетховен
Первопроходцы: кто открывал Сибирь и Дальний Восток
Сирийские мистики об аде, игрушках, эросе и прокрастинации
Что такое романтизм и как он изменил мир
Финляндия: визитные карточки
Как атом изменил нашу жизнь
Данте и «Божественная комедия»
Шведская литература: кого надо знать
Я бы выпил (18+)
Кто такой Троцкий?
Теории заговора: от Античности до наших дней
Зачем люди ведут дневники, а историки их читают
Помпеи до и после извержения Везувия
Народные песни русского города
Метро в истории, культуре и жизни людей
Идиш: язык и литература
Кафка и кафкианство
Кто такой Ленин?
Что мы знаем об Антихристе
Джеймс Джойс и роман «Улисс»
Стихи о любви
Главные философские вопросы. Сезон 3: Существует ли свобода?
«Молодой папа»: история, искусство и Церковь в сериале (18+)
Безымянный подкаст Филиппа Дзядко
Антропология Севера: кто и как живет там, где холодно
Как читать китайскую поэзию
Экономика пиратства
Как русские авангардисты строили музей
Милосердие на войне
Как революция изменила русскую литературу
Главные философские вопросы. Сезон 2: Кто такой Бог?
Гутенберг позвонит
Композитор Владимир Мартынов о музыке — слышимой и неслышимой
Лунные новости
Открывая Россию: Ямал
Криминология: как изучают преступность и преступников
Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Введение в гендерные исследования
Документальное кино между вымыслом и реальностью
Из чего состоит мир «Игры престолов» (18+)
Мир Владимира Набокова
Краткая история татар
Как мы чувствуем архитектуру
Письма о любви
Американская литература XX века. Сезон 2
Американская литература XX века. Сезон 1
Холокост. Истории спасения
Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
У Христа за пазухой: сироты в культуре
Антропология чувств
Первый русский авангардист
Как увидеть искусство глазами его современников
История исламской культуры
Как работает литература
Несогласный Теодор
История Византии в пяти кризисах
Открывая Россию: Иваново
Комплекс неполноценности
История Великобритании в «Аббатстве Даунтон» (18+)
Самозванцы и Cмута
Поэзия как политика. XIX век
Иностранцы о России
Особенности национальных эмоций
Русская литература XX века. Сезон 6
10 секретов «Евгения Онегина»
Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
История завоевания Кавказа
Открывая Россию: Сахалин
Сталин. Вождь и страна
Ученые не против поп-культуры
В чем смысл животных
Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Мир Эйзенштейна
Блокада Ленинграда
Что такое современный танец
Как железные дороги изменили русскую жизнь
Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Лев Толстой против всех
Россия и Америка: история отношений
Как придумать свою историю
Россия глазами иностранцев
История православной культуры
Революция 1917 года
Русская литература XX века. Сезон 5
Человек против СССР
Мир Булгакова
Как читать русскую литературу
Что такое
Древняя Греция
Блеск и нищета Российской империи
Мир Анны Ахматовой
Жанна д’Арк: история мифа
Любовь при Екатерине Великой
Русская литература XX века. Сезон 4
Социология как наука о здравом смысле
Кто такие декабристы
Русское военное искусство
Византия для начинающих
Закон и порядок
в России XVIII века
Как слушать
классическую музыку
Русская литература XX века. Сезон 3
Повседневная жизнь Парижа
Русская литература XX века. Сезон 2
Как понять Японию
Рождение, любовь и смерть русских князей
Что скрывают архивы
Русский авангард
Петербург
накануне революции
«Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Антропология
коммуналки
Русская литература XX века. Сезон 1
Архитектура как средство коммуникации
История дендизма
Генеалогия русского патриотизма
Несоветская философия в СССР
Преступление и наказание в Средние века
Как понимать живопись XIX века
Мифы Южной Америки
Неизвестный Лермонтов
Греческий проект
Екатерины Великой
Правда и вымыслы о цыганах
Исторические подделки и подлинники
Театр английского Возрождения
Дадаизм — это всё или ничего?
Неслабо!
Третьяковка после Третьякова
Как училась Россия
«Народная воля»: первые русские террористы
История сексуальности
Тьфу-тьфу-тьфу!
Скандинавия эпохи викингов
Языки архитектуры XX века
Точки опоры
Николай Гумилев в пути
Портрет художника эпохи СССР
Мир Толкина. Часть 1
Что мы знаем об этрусках
Английская литература XX века. Сезон 2
Джаз для начинающих
Ощупывая
северо-западного
слона
Ученый совет
Трудовые будни героев Пушкина, Лермонтова, Гоголя и Грибоедова
Взлет и падение Новгородской республики
История русской эмиграции
Как придумать город
Вашими молитвами
Остап Бендер: история главного советского плута
Мир Даниила Хармса
Найман читает «Рассказы о Анне Ахматовой»
Главные идеи Карла Маркса
Олег Григорьев читает свои стихи
История торговли в России
Зачем я это увидел?
Жак Лакан и его психоанализ
Мир средневекового человека
Репортажи с фронтов Первой мировой
Главные философские вопросы. Сезон 8: Где добро, а где зло?
Сказки о любви
Веничка Ерофеев между Москвой и Петушками (18+)
Япония при тоталитаризме
Рождественские песни
Как жили обыкновенные люди и императоры в Древнем Риме
Хотелось бы верить
Немецкая музыка от хора до хардкора
Главные философские вопросы. Сезон 7: Почему нам так много нужно?
Довлатов и Ленинград
Главные философские вопросы. Сезон 6: Зачем нам природа?
История московской архитектуры. От Василия Темного до наших дней
Личный XX век
Берлинская стена. От строительства до падения
Страшные истории
Нелли Морозова. «Мое пристрастие к Диккенсу». Аудиокнига
Польское кино: визитные карточки
Зигмунд Фрейд и искусство толкования
Деловые люди XIX века
«Эй, касатка, выйди в садик»: песни Виктора Коваля и Андрея Липского
Английская литература XX века. Сезон 1
Культурные коды экономики: почему страны живут по-разному
Главные философские вопросы. Сезон 5: Что такое страсть?
Золотая клетка. Переделкино в 1930–50-е годы
Как исполнять музыку на исторических инструментах
Как Оптина пустынь стала главным русским монастырем
Как гадают ханты, староверы, японцы и дети
Последние Романовы: от Александра I до Николая II
Отвечают сирийские мистики
Как читать любимые книги по-новому
Как жили обыкновенные люди в Древней Греции
Путешествие еды по литературе
За что мы любим кельтов?
Стругацкие: от НИИЧАВО к Зоне
Легенды и мифы советской космонавтики
Гитлер и немцы: как так вышло
Как Марк Шагал стал всемирным художником
«Безутешное счастье»: рассказы о стихотворениях Григория Дашевского
История русской еды
Лесков и его чудные герои
Песни о любви
Культура Японии в пяти предметах
5 историй о волшебных помощниках
Главные философские вопросы. Сезон 4: Что есть истина?
Что придумал Бетховен
Первопроходцы: кто открывал Сибирь и Дальний Восток
Сирийские мистики об аде, игрушках, эросе и прокрастинации
Что такое романтизм и как он изменил мир
Финляндия: визитные карточки
Как атом изменил нашу жизнь
Данте и «Божественная комедия»
Шведская литература: кого надо знать
Я бы выпил (18+)
Кто такой Троцкий?
Теории заговора: от Античности до наших дней
Зачем люди ведут дневники, а историки их читают
Помпеи до и после извержения Везувия
Народные песни русского города
Метро в истории, культуре и жизни людей
Идиш: язык и литература
Кафка и кафкианство
Кто такой Ленин?
Что мы знаем об Антихристе
Джеймс Джойс и роман «Улисс»
Стихи о любви
Главные философские вопросы. Сезон 3: Существует ли свобода?
«Молодой папа»: история, искусство и Церковь в сериале (18+)
Безымянный подкаст Филиппа Дзядко
Антропология Севера: кто и как живет там, где холодно
Как читать китайскую поэзию
Экономика пиратства
Как русские авангардисты строили музей
Милосердие на войне
Как революция изменила русскую литературу
Главные философские вопросы. Сезон 2: Кто такой Бог?
Гутенберг позвонит
Композитор Владимир Мартынов о музыке — слышимой и неслышимой
Лунные новости
Открывая Россию: Ямал
Криминология: как изучают преступность и преступников
Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Введение в гендерные исследования
Документальное кино между вымыслом и реальностью
Из чего состоит мир «Игры престолов» (18+)
Мир Владимира Набокова
Краткая история татар
Как мы чувствуем архитектуру
Письма о любви
Американская литература XX века. Сезон 2
Американская литература XX века. Сезон 1
Холокост. Истории спасения
Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
У Христа за пазухой: сироты в культуре
Антропология чувств
Первый русский авангардист
Как увидеть искусство глазами его современников
История исламской культуры
Как работает литература
Несогласный Теодор
История Византии в пяти кризисах
Открывая Россию: Иваново
Комплекс неполноценности
История Великобритании в «Аббатстве Даунтон» (18+)
Самозванцы и Cмута
Поэзия как политика. XIX век
Иностранцы о России
Особенности национальных эмоций
Русская литература XX века. Сезон 6
10 секретов «Евгения Онегина»
Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
История завоевания Кавказа
Открывая Россию: Сахалин
Сталин. Вождь и страна
Ученые не против поп-культуры
В чем смысл животных
Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Мир Эйзенштейна
Блокада Ленинграда
Что такое современный танец
Как железные дороги изменили русскую жизнь
Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Лев Толстой против всех
Россия и Америка: история отношений
Как придумать свою историю
Россия глазами иностранцев
История православной культуры
Революция 1917 года
Русская литература XX века. Сезон 5
Человек против СССР
Мир Булгакова
Как читать русскую литературу
Что такое
Древняя Греция
Блеск и нищета Российской империи
Мир Анны Ахматовой
Жанна д’Арк: история мифа
Любовь при Екатерине Великой
Русская литература XX века. Сезон 4
Социология как наука о здравом смысле
Кто такие декабристы
Русское военное искусство
Византия для начинающих
Закон и порядок
в России XVIII века
Как слушать
классическую музыку
Русская литература XX века. Сезон 3
Повседневная жизнь Парижа
Русская литература XX века. Сезон 2
Как понять Японию
Рождение, любовь и смерть русских князей
Что скрывают архивы
Русский авангард
Петербург
накануне революции
«Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Антропология
коммуналки
Русская литература XX века. Сезон 1
Архитектура как средство коммуникации
История дендизма
Генеалогия русского патриотизма
Несоветская философия в СССР
Преступление и наказание в Средние века
Как понимать живопись XIX века
Мифы Южной Америки
Неизвестный Лермонтов
Греческий проект
Екатерины Великой
Правда и вымыслы о цыганах
Исторические подделки и подлинники
Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Путеводитель по благотвори­тельной России XIX века
27 рассказов о ночлежках, богадельнях, домах призрения и других благотворительных заведениях Российской империи
Колыбельные народов России
Пчелка золотая да натертое яблоко. Пятнадцать традиционных напевов в современном исполнении, а также их истории и комментарии фольклористов
История Юрия Лотмана
Arzamas рассказывает о жизни одного из главных ученых-гуманитариев XX века, публикует его ранее не выходившую статью, а также знаменитый цикл «Беседы о русской культуре»
Волшебные ключи
Какие слова открывают каменную дверь, что сказать на пороге чужого дома на Новый год и о чем стоит помнить, когда пытаешься проникнуть в сокровищницу разбойников? Тест и шесть рассказов ученых о магических паролях
Наука и смелость. Второй сезон
Детский подкаст о том, что пришлось пережить ученым, прежде чем их признали великими
«1984». Аудиоспектакль
Старший Брат смотрит на тебя! Аудиоверсия самой знаменитой антиутопии XX века — романа Джорджа Оруэлла «1984»
История Павла Грушко, поэта и переводчика, рассказанная им самим
Павел Грушко — о голоде и Сталине, оттепели и Кубе, а также о Федерико Гарсиа Лорке, Пабло Неруде и других испаноязычных поэтах
История игр за 17 минут
Видеоликбез: от шахмат и го до покемонов и видеоигр
Истории и легенды городов России
Детский аудиокурс антрополога Александра Стрепетова
Путеводитель по венгерскому кино
От эпохи немых фильмов до наших дней
Дух английской литературы
Оцифрованный архив лекций Натальи Трауберг об английской словесности с комментариями филолога Николая Эппле
Аудиогид МЦД: 28 коротких историй от Одинцова до Лобни
Первые советские автогонки, потерянная могила Малевича, чудесное возвращение лобненских чаек и другие неожиданные истории, связанные со станциями Московских центральных диаметров
Советская кибернетика в историях и картинках
Как новая наука стала важной частью советской культуры
Игра: нарядите елку
Развесьте игрушки на двух елках разного времени и узнайте их историю
Что такое экономика? Объясняем на бургерах
Детский курс Григория Баженова
Всем гусьгусь!
Мы запустили детское
приложение с лекциями,
подкастами и сказками
Открывая Россию: Нижний Новгород
Курс лекций по истории Нижнего Новгорода и подробный путеводитель по самым интересным местам города и области
Как устроен балет
О создании балета рассказывают хореограф, сценограф, художники, солистка и другие авторы «Шахерезады» на музыку Римского-Корсакова в Пермском театре оперы и балета
Железные дороги в Великую Отечественную войну
Аудиоматериалы на основе дневников, интервью и писем очевидцев c комментариями историка
Война
и жизнь
Невоенное на Великой Отечественной войне: повесть «Турдейская Манон Леско» о любви в санитарном поезде, прочитанная Наумом Клейманом, фотохроника солдатской жизни между боями и 9 песен военных лет
Фландрия: искусство, художники и музеи
Представительство Фландрии на Arzamas: видеоэкскурсии по лучшим музеям Бельгии, разборы картин фламандских гениев и первое знакомство с именами и местами, которые заслуживают, чтобы их знали все
Еврейский музей и центр толерантности
Представительство одного из лучших российских музеев — история и культура еврейского народа в видеороликах, артефактах и рассказах
Музыка в затерянных храмах
Путешествие Arzamas в Тверскую область
Подкаст «Перемотка»
Истории, основанные на старых записях из семейных архивов: аудиодневниках, звуковых посланиях или разговорах с близкими, которые сохранились только на пленке
Arzamas на диване
Новогодний марафон: любимые ролики сотрудников Arzamas
Как устроен оркестр
Рассказываем с помощью оркестра musicAeterna и Шестой симфонии Малера
Британская музыка от хора до хардкора
Все главные жанры, понятия и имена британской музыки в разговорах, объяснениях и плейлистах
Марсель Бротарс: как понять концептуалиста по его надгробию
Что значат мидии, скорлупа и пальмы в творчестве бельгийского художника и поэта
Новая Третьяковка
Русское искусство XX века в фильмах, галереях и подкастах
Видеоистория русской культуры за 25 минут
Семь эпох в семи коротких роликах
Русская литература XX века
Шесть курсов Arzamas о главных русских писателях и поэтах XX века, а также материалы о литературе на любой вкус: хрестоматии, словари, самоучители, тесты и игры
Детская комната Arzamas
Как провести время с детьми, чтобы всем было полезно и интересно: книги, музыка, мультфильмы и игры, отобранные экспертами
Аудиоархив Анри Волохонского
Коллекция записей стихов, прозы и воспоминаний одного из самых легендарных поэтов ленинградского андеграунда 1960-х — начала 1970-х годов
История русской культуры
Суперкурс Онлайн-университета Arzamas об отечественной культуре от варягов до рок-концертов
Русский язык от «гой еси» до «лол кек»
Старославянский и сленг, оканье и мат, «ѣ» и «ё», Мефодий и Розенталь — всё, что нужно знать о русском языке и его истории, в видео и подкастах
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Университет Arzamas. Запад и Восток: история культур
Весь мир в 20 лекциях: от китайской поэзии до Французской революции
Что такое античность
Всё, что нужно знать о Древней Греции и Риме, в двух коротких видео и семи лекциях
Как понять Россию
История России в шпаргалках, играх и странных предметах
Каникулы на Arzamas
Новогодняя игра, любимые лекции редакции и лучшие материалы 2016 года — проводим каникулы вместе
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Европейский университет в Санкт-Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы
Аудиолекции
55 минут
1/9

Хлудовы: от кушака до текстильной империи

Как одна семья управляла крупнейшим бумагопрядильным предприятием России и почему его чуть не погубила Гражданская война в США

Читает Галина Ульянова

Как одна семья управляла крупнейшим бумагопрядильным предприятием России и почему его чуть не погубила Гражданская война в США

37 минут
2/9

Эйнем и Гейс: от маленькой кондитерской до шоколадной фабрики

Как немецкие кондитеры, которые знали толк в маркетинге, покорили рынок сладостей в России и почему их производство не разгромили в революцию 1905 года

Читает Галина Ульянова

Как немецкие кондитеры, которые знали толк в маркетинге, покорили рынок сладостей в России и почему их производство не разгромили в революцию 1905 года

30 минут
3/9

Поповы: от трактира до чайного торгового дома

Как сирота из костромской деревни создал один из самых мощных брендов чая в России и почему интересы его фирмы защищал легендарный адвокат Федор Плевако

Читает Галина Ульянова

Как сирота из костромской деревни создал один из самых мощных брендов чая в России и почему интересы его фирмы защищал легендарный адвокат Федор Плевако

47 минут
4/9

Козьма Солдатенков: коммерции советник, его издательство и больница

Как один из крупнейших фабрикантов и финансистов России издал две сотни книг, собрал коллекцию живописи и основал самую современную больницу в стране

Читает Галина Ульянова

Как один из крупнейших фабрикантов и финансистов России издал две сотни книг, собрал коллекцию живописи и основал самую современную больницу в стране

44 минуты
5/9

Бахрушины: кожевенные фабриканты, их приюты и музей

Как московские купцы спасались от банкротства, помогали сиротам, вдовам и больным и создали первый в мире театральный музей

Читает Галина Ульянова

Как московские купцы спасались от банкротства, помогали сиротам, вдовам и больным и создали первый в мире театральный музей

32 минуты
6/9

Николай Бугров: хлебный король, его ночлежный и вдовий дома

Как владелец нижегородских мельниц заботился о бедняках, рабочих и депутатах городской думы, а также построил ночлежку, о которой писал Максим Горький

Читает Галина Ульянова

Как владелец нижегородских мельниц заботился о бедняках, рабочих и депутатах городской думы, а также построил ночлежку, о которой писал Максим Горький

53 минуты
7/9

Купчихи: от шалей до армейских сапог

Взлет Авдотьи Грибовой, которая сделала состояние на платках и салопах, падение Глафиры Кошеверовой, которая доверилась зятю в деле торговли ситцем, и правила воспитания детей главной московской сапожницы Натальи Андреевой

Читает Галина Ульянова

Взлет Авдотьи Грибовой, которая сделала состояние на платках и салопах, падение Глафиры Кошеверовой, которая доверилась зятю в деле торговли ситцем, и правила воспитания детей главной московской сапожницы Натальи Андреевой

52 минуты
8/9

Дворянки: от спирта и сукна до черной металлургии

Как принцесса Ольденбургская, «усатая княгиня» и другие представительницы высшей знати управляли фамильными состояниями, боролись за государственные монополии, выигрывали военные тендеры и диверсифицировали активы

Читает Галина Ульянова

Как принцесса Ольденбургская, «усатая княгиня» и другие представительницы высшей знати управляли фамильными состояниями, боролись за государственные монополии, выигрывали военные тендеры и диверсифицировали активы

43 минуты
9/9

Мещанки: от мыла и кирпичей до арбузов и калачей

Как городские жительницы по всей России занимались производством свечей и кожи, торговали тканями, одеждой, едой и табаком, а также заправляли мыловарнями, кузницами и кирпичными заводами

Читает Галина Ульянова

Как городские жительницы по всей России занимались производством свечей и кожи, торговали тканями, одеждой, едой и табаком, а также заправляли мыловарнями, кузницами и кирпичными заводами