Курс № 71 Открывая Россию: ЯмалЛекцииМатериалы

Расшифровка Язык молчания: картина мира ямальца

Как ненцы общаются без слов, кто такой старик Микулай и почему на Ямале очень важно любить чай

Среди русских на Ямале бытует мне­ние, что ненцы — люди непростые, себе на уме. А ненцы, в свою очередь, иногда считают русских легко­мыслен­ными и ненадежными. И те и другие кажутся друг другу невежливыми и иногда даже странными. В чем тут дело?

Давайте посмотрим на то, как в не­нец­кой культуре понимается речь и слова. Начнем с фольклора. В ненецком фольклоре есть особые персонажи — Лаха­нако, Мынико, Вада. Переводятся эти термины как «сказительское слово». Эти персо­нажи — герои мифов (хэбидя лаханако) или эпических сказаний ярабц и сюдбабц. И вот в этих текстах слово, персонаж-слово, Лаханако или Мынико, оказывается тем, кто передает картины происходящего. Вообще, в целом в ненецкой культуре отношение к речи, к слову особое. Словами нельзя разбра­сываться, даже произносить их просто так не следует. Герои мифов и эпи­ческих сказаний и люди в повседневной жизни, когда хотят что-то сказать, должны произ­нести особую ключевую фразу — Вадами таня («У меня есть слово»). И пока не произнесется отзыв — Вадет («Говори»), — вы не можете ничего сказать.

В одной ненецкой пословице говорится: «Палка по телу бьет, а слово прямо в сердце метит». И в повседневной речи мы встречаем такие же мысли. Напри­мер, «втоптал слова в землю» означает «не исполнил просьбу»; «отрезал слова» — «поступил наперекор»; «слово упало на землю» — «сказал что-то такое, что другие не приняли во внима­ние», и так далее.

Ненцы крайне осторожны при обраще­нии со словом даже в ситуациях повсе­дневных, не говоря уже об этикетных и ритуальных. В ненецком языке нет формул прощания, приветствия, благодарности. Есть только, наверное, один контекст, в котором такое слово существует: когда вы в гостях и вы за­кончили угощение, уже наелись, вы можете сказать малейв или ёльцейв, что будет означать «я наелся», «я закон­чил есть» — это такая ритуальная этикетная формула. В других же случаях таких слов нет.

Распространенная сейчас формула приветствия ӈани торова образована от русского «здорово». Благодарить по-ненецки будет спасибом’ вадець, буквально — «гово­рить спасибо». В определенных случаях встречается даже негативное отноше­ние к форму­лам благодарности. Я была в тундре в 1995 году, и однажды, когда я сказала «спасибо» одной местной жительнице, она мне шутливо ответила: «На „спа­сибо“ хлеба не купишь». Это была шутка, но она отражает довольно серьезную ситуацию, которую отмечали еще исследователи в XIX веке. Так, Матиас Кастрен  Матиас Кастрен (1813–1852) — россий­ский филолог финского происхождения, иссле­дователь финно-угорских и само­дийских языков., который в середине XIX века провел несколько лет в путе­ше­ствиях по Сибири, писал в одном из своих писем: «В этом [ненецком] языке нет даже слова „благодарить“, но дай самоеду глоток водки, ломоть хлеба, кусок сукна или что бы то ни было — и он при случае пойдет за тебя на смерть. Я, право, начинаю думать, что вышереченное слово [„спасибо“] придумано каким-нибудь… желавшим дешевейшим образом отделаться от признатель­ности…»  М. А. Кастрен. Путешествие в Сибирь
(1845–1849). С. 138. Тюмень, 1999.

Действительно, поблагодарить по ненецким понятиям — это ответить на дар, и таким ответом должно быть что-то равноценное — ответный дар или ответ­ная услуга. Это правило этикета не собственно ненецкое. То же и в русской деревне: если вас чем-то угостили, отдавать обратно пустую посуду не при­нято, нужно положить туда что-то съестное. Так же и у ненцев. Однажды в од­ну ненецкую семью соседи со словом «спасибо» вернули пустую посуду из-под угощения — они просто не знали этого обычая. А не­нецкая хозяйка сказала: «Наша посуда вернулась в слезах: соседям не понра­вилось наше угощение».

Ненецкий гостевой этикет достоин отдельного упоминания. И гости, и хозяева обычно стараются мало говорить и больше слушать и смотреть, тщательно следят за жестами друг друга. Даже если гость пришел по делу, то он об этом деле не говорит сразу, и хозяева его не расспрашивают — сначала его угоща­ют. Он пьет чай, и пьет этот чай долго. Чаепитие проходит в молчании, и после одного особого жеста гость сам начинает говорить. Что это за жест? Я помню один эпизод из своего полевого опыта. Я была в чуме первый раз в гостях, и хозяйка наливала чай. Я выпивала чашку — и она подливала снова. Я гово­рила: «Спасибо, хватит» — она наливала снова. Я говорила по-ненецки мась («хватит») — она наливала снова. Я не знала, что делать, и пила и пила этот чай. А потом оказалось, что не нужно было ничего говорить: достаточно было, выпив чашку, перевернуть ее вверх дном. Это для хозяйки означало бы, что я больше не хочу чая, и вот после такого жеста и нужно приступать к разгово­рам. Но, может быть, хорошо, что я не перевер­ну­ла чашку, потому что по не­нецким обычаям тот, кто приехал с худым сердцем, сердится на хозяина, недо­волен чем-то, пьет мало чая — две-три чашки, и всё. А если гость пьет чашек десять, то, значит, все замечательно, гость доволен и разговор будет хорошим.

Эти особенности ненецкого этикета иногда настолько удивляли путеше­ствен­ников, что их описанию отводится значительное место в путевых заметках. Например, Максим Сергеевич Синицын  Максим Синицын (р. 1928) — географ, метеоролог, работал на Ямале, автор книги «По ненецкой земле» (1960)., полярник, метеоролог, который интересовался ненецким фольклором, приводит в своих полевых дневниках такой случай. В доме в ненецком посел­ке, где он жил, погас свет. Он увидел в окне у соседей керосиновую лампу и пошел к ним. Пришел, сел за стол и при полном молчании хозяев целый час просидел со своими заметками, потом так же молча встал и ушел — никто ему ничего не сказал. Он же с удив­лением отмечает: «Время от вре­мени… в чуме появлялся новый гость. Не дожи­даясь вопросов или приглаше­ний, пришедший молча садился к столу. И жен­щина молча подавала ему полную чашку. Люди пили чай… обменивались короткими замечаниями. Кому это наскучило, тот без благодар­ностей и изви­не­ний поднимался и выле­зал наружу…» Однажды пришлось ему с коллегой ночевать у незнакомых ненцев. «Жена пастуха без всяких просьб высушила и, где надо, заштопала нам малицы. Она делала это так, будто обязана при­вести в порядок наше платье. Кроме того, нас кормили, угощали чаем; и все это молча, словно мы старые друзья семьи». Это действие не нуждается в ответном даре. «Когда наутро мы собирались в путь, желая отблагодарить хозяев, Проба­тов протя­нул женщине деньги. Но она взглянула так удивленно, непонимающе и вместе с тем укоризненно, что Пробатов поспешил спрятать бумажки».

Здесь речь идет о еще одном нюансе гостевого этикета ненцев. Гостинец (мядонзэй, от мяд — «чум», мядонзь — «гостить») — это не то, что гость при­носит хозяину, это то, что хозяева обязаны подарить гостю, если он пере­но­чевал у них в доме. На этот счет есть ненецкие правила в форме коротких фольклорных текстов. Например: «Гостя никогда с пустыми руками [без подарка] не отпускай, иначе он унесет счастье твоего чума». Или: «Хорошо угостив гостя, ты отправляешь по тунд­ре хорошие вести о себе». Однако, если гость был совсем нежеланным, хозяева не хотели его угощать и с ним обща­ться, они могли погасить в чуме огонь и делать вид, что они укладываются спать, даже если дело происходило днем. Ну, конечно, если гостю было неда­леко ехать обратно, не было пурги и ему ничем не грозила обратная доро­га. Точно к такому же способу прибе­гали родители девушки, когда приходил сват от нежеланного жениха: они гасили в чуме огонь и укладывались спать.

Использование таких знаков-жестов в общении имело своей целью избежать прямых и резких формулировок своих намерений, своих ожиданий от другого человека. Недопустимыми считаются такие выражения, в которых человек прямо говорит, что ему надо от другого. Но при этом недопустимыми счита­ются и пустые, лишние сообщения, в кото­рых никаким образом не отражены твои намерения.

Нельзя произносить слова зря. В ненец­ком языке есть очень много слов, обозна­чающих речь, говорение, описывающих речевое поведение. Например, лаханакось, лаханась — «говорить», манзь — «сказать» и многие другие. Но при этом есть отдельные глаголы для неправильного речевого поведения, например хӑя̆рць — «гово­рить все, что придет на ум», эрвэдась — «трещать, говорить без умолку», са’’ладырць — «говорить глупости».

Эти особенности коммуникативного поведения отличаются от речевого поведения русских, в котором велика фатическая роль речи, так называемая светская болтовня, меньше выражен акциональный, поведенческий код, меньше регламентированы правила речевого поведения. Так, в русском языке нет специальных формул с просьбой выслушать. В русском речевом поведении высок уровень определенности выражения своей точки зрения, больше доля оценочных суждений, больше эмоциональность, отсутствуют антиконфликт­ные стратегии общения. Именно эти различия определяют взаимное непони­мание ненцев и русских в тундре и некоторую напряженность в межэтниче­ском общении.

Получается, что, когда приезжие наблюдатели называли северные культуры молчащими, они не знали всего лишь двух вещей: правил речевого поведения (осторожности в обращении со звучащим словом) и правил невер­бальной коммуникации (тщательно разработанного жестового кода для общения).

Если же учитывать эти правила, то не­нецкая культура окажется гиперсемио­тичной, чрезвычайно знаково насыщен­ной, говорящей, только это говорение будет не всегда связано со звучащей речью. Причем такая внимательность к средствам общения проявляется не только в человеческом взаимодей­ствии, но и в общении людей и не-людей — животных (домашних оленей, собак, промысловых животных), а также в общении людей и божеств. Не все из этих персонажей (животные, боги, духи, населяющие землю и подземную и небес­ную сферы) знают слова человеческого языка (собственно, «ненецкий язык» и означает «челове­ческий язык»  Ненэця’ вада — самоназвание ненецкого языка, буквально — «человеческая речь».). Но они владеют другими типами языков, которые также должен знать человек, чтобы правиль­но, грамотно общаться и вообще выживать в этом мире.

Человеку, живущему среди природы — оленеводу, охотнику, рыболову, — необходимо знать язык природы, язык животных, птиц, стихий, светил (солнца, луны), для того чтобы в этом мире выжить. И, конечно, ненцы этот язык знают. Нужно учесть, что многие ненецкие божества просто видны глазом и их реакции на поведение людей тоже можно увидеть. Например, богиня земли Я’ небя — это, собственно, сама земля. Мох-ягель — это шкура и сама она, ее огромное тело, тело большой оленухи, важенки  Важенка — взрослая самка северного оленя., на кото­рой живут люди и все другие живые существа. Она дает всем глаза, она способст­вует рождению жизни. И ее отношение к происходящему на земле можно понять по состоянию окружающего мира, по благополучию семьи, по тем событиям, которые случаются в жизни. Так же и другие божества, напри­мер Ту’ хада — богиня огня. Она передает свои пожелания, сообщения потрески­ванием огня в очаге. Или Ид’ ерв — божество воды, рек. О его настроениях можно судить по состоянию рек, озер. Юрий Вэлла  Юрий Вэллa (1948–2013) — поэт и писатель, автор первой в истории художественной книги на ненецком лесном языке., ненецкий поэт, писатель, обществен­ный деятель, говорил: «…что Нум — ненецкий верховный бог, я узнал из книжек. Прежде Нум был просто небом, природой, погодой…» По состоянию погоды можно было судить о настроениях Нума, верховного бога ненцев.

Если приключается что-то плохое, люди в первую очередь думают: что мы сделали не так, какое божество прогневили? Определяют, какое именно, и проводят специальный ритуал, прося у божества прощения. Впрочем, целью обряда может быть необязательно извинение перед божеством. Но всегда обряд, ритуал — это общение, это передача даров и просьба людей о благополу­чии. Люди приносят в дар божествам то, чего у них нет: домашних оленей, чай, табак, ткань, — а взамен просят диких оленей, рыбу, хорошую погоду, благопо­лучия при перекочевках.

В число ненецких божеств вошли и христианские святые. В ненецких священ­ных нартах хэхэ’ хан Хэхэ’ хан — священная нарта, в которой хранятся культовые предметы ненецкой семьи. можно встретить православную икону с изображением Пресвятой Богородицы или святителя Николая Чудотворца. Святитель Нико­лай (по-ненецки Микулай Вэсако, старик Микулай) — герой многих фольк­лорных рассказов. Есть история о том, как он спас тонущих рыбаков, и потом, придя в Салехард, один из них вдруг увидел в православной церкви икону и узнал в ней того самого старика с белой бородой, после чего привел к храму оленя в дар святителю Николаю.

Включение иного, чужеродного в свое может не быть проблемой и в межэтни­ческих взаимодействиях. Быть неней ненече Неней ненече — самоназвание ненцев, буквально «настоящий человек». — настоящим ненцем — не обяза­тельно тому, кто родился ненцем, здесь немножко другие принципы. Напри­мер, в ненецком фольклоре есть разные персонажи: есть великан Сюдбя, ведьма Парнэ, подзем­ные жители сихиртя Сихиртя — народ из самодийских легенд, живущий в сопках и пасущий мамонтов — «земляных оленей». и так далее. Иногда они могут выглядеть и как неней ненече, но таковыми не являются. Внешность обман­чива — у них другие обычаи.

Так и в жизни: настоящим человеком, неней ненече, может быть и тот, кто вовсе не ненец по крови, но хорошо знает обычаи. При этом могут быть различия между ненцами разных групп и может не быть различий между ненцем и не ненцем. Например, Дмитрий Арзютов, исследователь-антрополог, пишет: «Сама остановка у чума и заход в чум — это своеобраз­ный ритуал. Подъехав к чуму со сторо­ны, где стоит священная нарта, и заглу­шив двигатель, мы со­шли на снег». И это очень важный момент: здесь люди подъезжают со сто­роны священ­ной части, си’, и это хороший знак. Подъехать к чуму со стороны входа, нё, не очень хорошо: это означает для хозяев, что гости приехали с какими-то неприятными разговорами. Возвра­щаясь к цитате: «Оленеводы, подъехав к чуму, тут же присматри­ваются к деталям, говорящим о том, есть ли кто-то внутри, стоят ли нарты, занесе­ны ли они снегом, закрыт ли вход присло­ненной снаружи палкой. Знакомый ненец сказал, что в дороге он всегда обращает внимание на то, как меняется у каждого чума расстановка нарт. Он как житель севера полуострова Ямал считает, что именно северные рас­ставляют нарты наиболее правиль­но: нет хаотичности, все нарты стоят на своих местах. А чем южнее, с его точки зрения, тем этот порядок все более и более нарушается. Такая микротопография вещей для него была связана с признанием настоящести, то есть ненецкости»  Д. Арзютов. Олени и/или бензин: эссе об обменах в северо-ямальской тундре. 2017..

Принадлежность к традиции, конечно, отражается и во внешнем облике человека, но не столько в чертах лица, разрезе глаз или цвете волос, сколько в антропогенной морфологии — в одежде, в манерах, в мимике, в том числе и в умении обращаться со словом. В ненецком языке есть слово луцеймзь, что означает «обрусеть, стать русским». В то же время стать ненцем (своим, родным, «настоящим человеком») может и иной по крови — лишь бы уважал народ, понимал его душу и соблюдал обычаи.

В заключение я хочу вспомнить роман ненецкой писательницы Анны Неркаги «Анико из рода Ного». В этом романе есть персонаж Павел. Он русский, геолог, живет в тундре. При этом он носит ненецкую одежду, у него есть своя оленья упряжка, он записывает у стариков сказания ярабц, молодежь приглашает его на свадьбу дружкой, и в целом он хотел бы остаться навсегда среди ненцев: очень ему тут нравится. Когда главная героиня романа Анико спрашивает ста­рого ненца, у которого квартирует Павел, зачем ему записы­вать ярабц (он же русский), старик ненец отвечает ей: «При чем тут рус­ский или не рус­ский? Я тебе так скажу: не всякий ненец — ненец!» Антипод Павла — Анико с детства училась в интернате, теперь учится на геолога в Тюмени. Она при­ехала в тундру впервые за 14 лет на похороны матери, и все ей кажется здесь чужим. Она одета по-городскому, в руке у нее вместо сумки-тучейки  Сумка-тучейка — женская сумка для рукоделия. порт­фель, она стесняется ненцев, она забывает язык, она брезгует тундровыми запахами и пищей. И как только похороны закончились, она уезжает обратно в город.

Она улетает, а Павел остается. В ре­зультате Павел становится ненцем — потому что не кровь важна, а дух, — а Анико ненкой быть перестает. 

Хотите быть в курсе всего?
Подпишитесь на нашу рассылку, вам понравится. Мы обещаем писать редко и по делу
Курсы
Польское кино: визитные карточки
Зигмунд Фрейд и искусство толкования
Деловые люди XIX века
Английская литература XX века. Сезон 1
Культурные коды экономики: почему страны живут по-разному
Главные философские вопросы. Сезон 5: Что такое страсть?
Золотая клетка. Переделкино в 1930–50-е годы
Как Оптина пустынь стала главным русским монастырем
Последние Романовы: от Александра I до Николая II
Как читать любимые книги по-новому
Как жили обыкновенные люди в Древней Греции
Путешествие еды по литературе
За что мы любим кельтов?
Стругацкие: от НИИЧАВО к Зоне
Гитлер и немцы: как так вышло
Как Марк Шагал стал всемирным художником
История русской еды
Лесков и его чудные герои
Культура Японии в пяти предметах
Главные философские вопросы. Сезон 4: Что есть истина?
Что придумал Бетховен
Первопроходцы: кто открывал Сибирь и Дальний Восток
Сирийские мистики об аде, игрушках, эросе и прокрастинации
Что такое романтизм и как он изменил мир
Финляндия: визитные карточки
Как атом изменил нашу жизнь
Данте и «Божественная комедия»
Шведская литература: кого надо знать
Кто такой Троцкий?
Теории заговора: от Античности до наших дней
Зачем люди ведут дневники, а историки их читают
Помпеи до и после извержения Везувия
Народные песни русского города
Метро в истории, культуре и жизни людей
Идиш: язык и литература
Кафка и кафкианство
Кто такой Ленин?
Что мы знаем об Антихристе
Джеймс Джойс и роман «Улисс»
Главные философские вопросы. Сезон 3: Существует ли свобода?
«Молодой папа»: история, искусство и Церковь в сериале
Антропология Севера: кто и как живет там, где холодно
Как читать китайскую поэзию
Экономика пиратства
Как русские авангардисты строили музей
Как революция изменила русскую литературу
Главные философские вопросы. Сезон 2: Кто такой Бог?
Композитор Владимир Мартынов о музыке — слышимой и неслышимой
Открывая Россию: Ямал
Криминология: как изучают преступность и преступников
Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Введение в гендерные исследования
Документальное кино между вымыслом и реальностью
Из чего состоит мир «Игры престолов»
Мир Владимира Набокова
Краткая история татар
Как мы чувствуем архитектуру
Американская литература XX века. Сезон 2
Американская литература XX века. Сезон 1
Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
У Христа за пазухой: сироты в культуре
Антропология чувств
Первый русский авангардист
Как увидеть искусство глазами его современников
История исламской культуры
Как работает литература
История Византии в пяти кризисах
Открывая Россию: Иваново
История Великобритании в «Аббатстве Даунтон»
Самозванцы и Cмута
Поэзия как политика. XIX век
Особенности национальных эмоций
Русская литература XX века. Сезон 6
10 секретов «Евгения Онегина»
Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
История завоевания Кавказа
Открывая Россию: Сахалин
Сталин. Вождь и страна
Ученые не против поп-культуры
В чем смысл животных
Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Мир Эйзенштейна
Блокада Ленинграда
Что такое современный танец
Как железные дороги изменили русскую жизнь
Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Лев Толстой против всех
Россия и Америка: история отношений
Как придумать свою историю
Россия глазами иностранцев
История православной культуры
Революция 1917 года
Русская литература XX века. Сезон 5
Человек против СССР
Мир Булгакова
Как читать русскую литературу
Что такое
Древняя Греция
Блеск и нищета Российской империи
Мир Анны Ахматовой
Жанна д’Арк: история мифа
Любовь при Екатерине Великой
Русская литература XX века. Сезон 4
Социология как наука о здравом смысле
Кто такие декабристы
Русское военное искусство
Византия для начинающих
Закон и порядок
в России XVIII века
Как слушать
классическую музыку
Русская литература XX века. Сезон 3
Повседневная жизнь Парижа
Русская литература XX века. Сезон 2
Как понять Японию
Рождение, любовь и смерть русских князей
Что скрывают архивы
Русский авангард
Петербург
накануне революции
«Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Антропология
коммуналки
Русская литература XX века. Сезон 1
Архитектура как средство коммуникации
История дендизма
Генеалогия русского патриотизма
Несоветская философия в СССР
Преступление и наказание в Средние века
Как понимать живопись XIX века
Мифы Южной Америки
Неизвестный Лермонтов
Греческий проект
Екатерины Великой
Правда и вымыслы о цыганах
Исторические подделки и подлинники
Театр английского Возрождения
Польское кино: визитные карточки
Зигмунд Фрейд и искусство толкования
Деловые люди XIX века
Английская литература XX века. Сезон 1
Культурные коды экономики: почему страны живут по-разному
Главные философские вопросы. Сезон 5: Что такое страсть?
Золотая клетка. Переделкино в 1930–50-е годы
Как Оптина пустынь стала главным русским монастырем
Последние Романовы: от Александра I до Николая II
Как читать любимые книги по-новому
Как жили обыкновенные люди в Древней Греции
Путешествие еды по литературе
За что мы любим кельтов?
Стругацкие: от НИИЧАВО к Зоне
Гитлер и немцы: как так вышло
Как Марк Шагал стал всемирным художником
История русской еды
Лесков и его чудные герои
Культура Японии в пяти предметах
Главные философские вопросы. Сезон 4: Что есть истина?
Что придумал Бетховен
Первопроходцы: кто открывал Сибирь и Дальний Восток
Сирийские мистики об аде, игрушках, эросе и прокрастинации
Что такое романтизм и как он изменил мир
Финляндия: визитные карточки
Как атом изменил нашу жизнь
Данте и «Божественная комедия»
Шведская литература: кого надо знать
Кто такой Троцкий?
Теории заговора: от Античности до наших дней
Зачем люди ведут дневники, а историки их читают
Помпеи до и после извержения Везувия
Народные песни русского города
Метро в истории, культуре и жизни людей
Идиш: язык и литература
Кафка и кафкианство
Кто такой Ленин?
Что мы знаем об Антихристе
Джеймс Джойс и роман «Улисс»
Главные философские вопросы. Сезон 3: Существует ли свобода?
«Молодой папа»: история, искусство и Церковь в сериале
Антропология Севера: кто и как живет там, где холодно
Как читать китайскую поэзию
Экономика пиратства
Как русские авангардисты строили музей
Как революция изменила русскую литературу
Главные философские вопросы. Сезон 2: Кто такой Бог?
Композитор Владимир Мартынов о музыке — слышимой и неслышимой
Открывая Россию: Ямал
Криминология: как изучают преступность и преступников
Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Введение в гендерные исследования
Документальное кино между вымыслом и реальностью
Из чего состоит мир «Игры престолов»
Мир Владимира Набокова
Краткая история татар
Как мы чувствуем архитектуру
Американская литература XX века. Сезон 2
Американская литература XX века. Сезон 1
Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
У Христа за пазухой: сироты в культуре
Антропология чувств
Первый русский авангардист
Как увидеть искусство глазами его современников
История исламской культуры
Как работает литература
История Византии в пяти кризисах
Открывая Россию: Иваново
История Великобритании в «Аббатстве Даунтон»
Самозванцы и Cмута
Поэзия как политика. XIX век
Особенности национальных эмоций
Русская литература XX века. Сезон 6
10 секретов «Евгения Онегина»
Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
История завоевания Кавказа
Открывая Россию: Сахалин
Сталин. Вождь и страна
Ученые не против поп-культуры
В чем смысл животных
Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Мир Эйзенштейна
Блокада Ленинграда
Что такое современный танец
Как железные дороги изменили русскую жизнь
Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Лев Толстой против всех
Россия и Америка: история отношений
Как придумать свою историю
Россия глазами иностранцев
История православной культуры
Революция 1917 года
Русская литература XX века. Сезон 5
Человек против СССР
Мир Булгакова
Как читать русскую литературу
Что такое
Древняя Греция
Блеск и нищета Российской империи
Мир Анны Ахматовой
Жанна д’Арк: история мифа
Любовь при Екатерине Великой
Русская литература XX века. Сезон 4
Социология как наука о здравом смысле
Кто такие декабристы
Русское военное искусство
Византия для начинающих
Закон и порядок
в России XVIII века
Как слушать
классическую музыку
Русская литература XX века. Сезон 3
Повседневная жизнь Парижа
Русская литература XX века. Сезон 2
Как понять Японию
Рождение, любовь и смерть русских князей
Что скрывают архивы
Русский авангард
Петербург
накануне революции
«Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Антропология
коммуналки
Русская литература XX века. Сезон 1
Архитектура как средство коммуникации
История дендизма
Генеалогия русского патриотизма
Несоветская философия в СССР
Преступление и наказание в Средние века
Как понимать живопись XIX века
Мифы Южной Америки
Неизвестный Лермонтов
Греческий проект
Екатерины Великой
Правда и вымыслы о цыганах
Исторические подделки и подлинники
Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
История игр за 17 минут
Видеоликбез: от шахмат и го до покемонов и видеоигр
Истории и легенды городов России
Детский аудиокурс антрополога Александра Стрепетова
Путеводитель по венгерскому кино
От эпохи немых фильмов до наших дней
Дух английской литературы
Оцифрованный архив лекций Натальи Трауберг об английской словесности с комментариями филолога Николая Эппле
Аудиогид МЦД: 28 коротких историй от Одинцова до Лобни
Первые советские автогонки, потерянная могила Малевича, чудесное возвращение лобненских чаек и другие неожиданные истории, связанные со станциями Московских центральных диаметров
Советская кибернетика в историях и картинках
Как новая наука стала важной частью советской культуры
Игра: нарядите елку
Развесьте игрушки на двух елках разного времени и узнайте их историю
Что такое экономика? Объясняем на бургерах
Детский курс Григория Баженова
Всем гусьгусь!
Мы запустили детское
приложение с лекциями,
подкастами и сказками
Открывая Россию: Нижний Новгород
Курс лекций по истории Нижнего Новгорода и подробный путеводитель по самым интересным местам города и области
Как устроен балет
О создании балета рассказывают хореограф, сценограф, художники, солистка и другие авторы «Шахерезады» на музыку Римского-Корсакова в Пермском театре оперы и балета
Железные дороги в Великую Отечественную войну
Аудиоматериалы на основе дневников, интервью и писем очевидцев c комментариями историка
Война
и жизнь
Невоенное на Великой Отечественной войне: повесть «Турдейская Манон Леско» о любви в санитарном поезде, прочитанная Наумом Клейманом, фотохроника солдатской жизни между боями и 9 песен военных лет
Фландрия: искусство, художники и музеи
Представительство Фландрии на Arzamas: видеоэкскурсии по лучшим музеям Бельгии, разборы картин фламандских гениев и первое знакомство с именами и местами, которые заслуживают, чтобы их знали все
Еврейский музей и центр толерантности
Представительство одного из лучших российских музеев — история и культура еврейского народа в видеороликах, артефактах и рассказах
Музыка в затерянных храмах
Путешествие Arzamas в Тверскую область
Подкаст «Перемотка»
Истории, основанные на старых записях из семейных архивов: аудиодневниках, звуковых посланиях или разговорах с близкими, которые сохранились только на пленке
Arzamas на диване
Новогодний марафон: любимые ролики сотрудников Arzamas
Как устроен оркестр
Рассказываем с помощью оркестра musicAeterna и Шестой симфонии Малера
Британская музыка от хора до хардкора
Все главные жанры, понятия и имена британской музыки в разговорах, объяснениях и плейлистах
Марсель Бротарс: как понять концептуалиста по его надгробию
Что значат мидии, скорлупа и пальмы в творчестве бельгийского художника и поэта
Новая Третьяковка
Русское искусство XX века в фильмах, галереях и подкасте
Видеоистория русской культуры за 25 минут
Семь эпох в семи коротких роликах
Русская литература XX века
Шесть курсов Arzamas о главных русских писателях и поэтах XX века, а также материалы о литературе на любой вкус: хрестоматии, словари, самоучители, тесты и игры
Детская комната Arzamas
Как провести время с детьми, чтобы всем было полезно и интересно: книги, музыка, мультфильмы и игры, отобранные экспертами
Аудиоархив Анри Волохонского
Коллекция записей стихов, прозы и воспоминаний одного из самых легендарных поэтов ленинградского андеграунда 1960-х — начала 1970-х годов
История русской культуры
Суперкурс Онлайн-университета Arzamas об отечественной культуре от варягов до рок-концертов
Русский язык от «гой еси» до «лол кек»
Старославянский и сленг, оканье и мат, «ѣ» и «ё», Мефодий и Розенталь — всё, что нужно знать о русском языке и его истории, в видео и подкастах
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Университет Arzamas. Запад и Восток: история культур
Весь мир в 20 лекциях: от китайской поэзии до Французской революции
Что такое античность
Всё, что нужно знать о Древней Греции и Риме, в двух коротких видео и семи лекциях
Как понять Россию
История России в шпаргалках, играх и странных предметах
Каникулы на Arzamas
Новогодняя игра, любимые лекции редакции и лучшие материалы 2016 года — проводим каникулы вместе
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы
Лекции
18 минут
1/5

Кочевники Ямала: искусство бесконечного переезда

Зачем кочевники все время двигаются, как переезд может быть уютным и почему стадо должно парить

Андрей Головнёв

Зачем кочевники все время двигаются, как переезд может быть уютным и почему стадо должно парить

18 минут
2/5

Кочевники как часть природы: вселенная Ямала

Почему олень в тундре важнее человека, что такое сакральная нечистота и кто такие «беленький» и «лесной дедушка»

Александра Терёхина

Почему олень в тундре важнее человека, что такое сакральная нечистота и кто такие «беленький» и «лесной дедушка»

17 минут
3/5

Язык молчания: картина мира ямальца

Как ненцы общаются без слов, кто такой старик Микулай и почему на Ямале очень важно любить чай

Ольга Христофорова

Как ненцы общаются без слов, кто такой старик Микулай и почему на Ямале очень важно любить чай

17 минут
4/5

Ямальский эксперимент: как сделать школу для детей кочевников

Как за ненецкими детьми гонялась милиция, почему все школьники — бездельники и правда ли, что русские учителя на Ямале лохматые

Елена Лярская

Как за ненецкими детьми гонялась милиция, почему все школьники — бездельники и правда ли, что русские учителя на Ямале лохматые

17 минут
5/5

Ямальский ГУЛАГ: история «мертвой дороги»

Что такое Трансполярная магистраль, как можно быть самоохранником и зачем мужчинам на стройке женские чулки

Вадим Гриценко

Что такое Трансполярная магистраль, как можно быть самоохранником и зачем мужчинам на стройке женские чулки