Курс № 91 Деловые люди XIX векаЛекции

Расшифровка Хлудовы: от кушака до текстильной империи

Как одна семья управляла крупнейшим бумагопрядильным предприятием России и почему его чуть не погубила Гражданская война в США

Когда мы говорим об истории российского предпринимательства, мы сталкиваемся с некоторыми стереотипами, существующими у современных людей. Изучение экономической истории и истории российских фирм XIX века показывает, что эти стереотипы очень часто разрушаются, когда мы смотрим на конкретные факты. 

Для первой лекции по истории предпринимательства выбрана семья московских купцов Хлудовых, которые состояли в купечестве почти 100 лет, а бизнесом занимались еще дольше. И на примере этой династии мы можем увидеть, как менялся менеджмент, финансовые и экономические параметры бизнеса. И надо сказать, что когда в 1990-е годы историки начали изучать предпринимательство XIX века, они были полны восторга и обращали внимание только на положительные качества дореволюционного бизнеса. Погружение в архивные документы показало, что эта жизнь была полнокровной и очень поучительной, потому что сейчас нас интересуют не только триумфы и победы, но и кризисы, и сферы, в которых эти кризисы случались (например, в поставках сырья или в конфликтах с работниками предприятия), и то, как дореволюционные предприниматели из этих кризисов выходили. 

Начнем с первого поколения семьи Хлудовых. Как свидетельствуют ревизские сказки, Иван Иванович Хлудов числился экономическим крестьянином. В России было несколько категорий крестьянского населения. Помещичьи крестьяне подчинялись помещику, они могли работать в поле, а могли уйти в город или что-то производить — и платить помещику деньгами. Были так называемые казенные крестьяне, которые принадлежали казне, то есть государству, и они ни от кого не зависели и обладали личной свободой, но должны были ежегодно платить денежный оброк в казну. 

Когда мы говорим о бизнесе и о предпринимательстве, надо иметь в виду, что не каждый человек может ими заниматься. Нужно иметь определенные черты характера, какую-то дерзость, богатую фантазию, чтобы понимать, что ты хочешь создавать что-то свое. Обычно это общительные люди, которые легко устанавливают контакты и т. д. 

В семье Хлудовых сохранились очень интересные документы XIX века, в частности дневник сына Ивана Хлудова Герасима Ивановича, который он вел с юности и на протяжении почти 40 лет. И 20 лет  А именно — 22 года.  назад потомки опубликовали этот дневник, в нем Герасим Иванович так пишет о своем отце: «Еще в юности Иван Хлудов тяготился жизнью в деревне и не любил монотонную крестьянскую работу. Он в шутку говорил родителям: „Пойду в Москву — буду лучше торговать моченой грушей, чем здесь печься на солнце“». 

Примерно с 14-15 лет, а люди той эпохи начинали свою трудовую жизнь достаточно рано, Хлудов стал уходить из родных мест на заработки. Вначале он занимался пригоном скота, поскольку через Рязанскую губернию проходили скотопрогонные тракты, и, сопровождая гурты  Гурт — стадо рогатого скота, перегоняемое с места на место, например, на продажу или на убой., общался с другими предпринимателями, слушал их рассказы. Фантазия его развивалась и диктовала ему более интересные размышления о собственной жизни, чем могла ему предложить жизнь в деревне. Также его мировоззрение и кругозор определялись тем, что Егорьевский уезд был местностью с не очень развитым земледелием — за исключением того, что было нужно для личного потребления. Крестьяне очень активно занимались ткачеством, прядением, другими видами мелкого текстильного производства и изготовлением ткацких станков. То есть Иван Хлудов видит, с одной стороны, как ведут предпринимательскую деятельность прасолы  Прасол — перекупщик товаров в дореволюционной России. Прасолы скупали оптом рыбу, мясо, скот и другие сельскохозяйственные товары и везли на перепродажу., которые гнали скот из южных и юго-восточных губерний, и, с другой стороны, как можно развивать бизнес и производство на примере своих односельчан, которые зимой изготавливают ткани, производят ткацкие станки и продают их на ярмарках. 

По крестьянской традиции Иван Хлудов женился рано. Его сын Герасим писал в мемуарах: «Едва минуло моему батюшке 16 лет, он был женат немедленно на Меланье — одной из дочерей Захара Щукина». По некоторым свидетельствам, молодая семья стала производить тесемочный товар — пояса и кушаки. После свадьбы они прожили в Егорьевском уезде почти 15 лет, их маленький бизнес шел хорошо: кушаки пользовались успехом. 

У Меланьи был дядя Афанасий Щекин, который до этого уехал в Москву, поселился на берегу Яузы, где и стал купцом первой гильдии — у него был пивоваренный завод. И 26 ноября 1817 года, в день Георгия Победоносца, или Юрьев день, когда крестьяне, закончив полевые работы, могли переходить от хозяина к хозяину  Переход крестьян от одного землевладельца к другому ограничили в 1580-х годах, а окончательно Юрьев день был отменен в 1649 году Соборным уложением — кодексом законов, созданным при царе Алексее Михайловиче. (в данном случае хозяином было государство), семейство молодых Хлудовых отправилось в Первопрестольную, в столицу. 

Современному человеку непонятен механизм того, как крестьяне могли взять и переехать в такой большой город, как Москва. Давайте посмотрим, как выглядела бюрократическая процедура. Хлудов — экономический крестьянин, и он должен, во-первых, получить согласие купеческой корпорации в Москве, куда он желает поступить, а во-вторых, оформить переход в казенной палате своего региона. Бюрократическая процедура требовала подать в казенную палату следующие документы. Первый — заявление о желании причислиться к купечеству. Второй — справка о составе семьи и имуществе. Третий — удостоверение сельской общины, что на кандидате в купечество нет никаких поселянских  То есть крестьянских. повинностей и недоимки. И четвертый — обязательство внести в купеческое общество, куда он поступает, денежный залог в размере трехгодичной подати по новому званию. И еще — уехать можно было в любой год, однако окончательный переход был возможен только в годы ревизий, а они проводились редко — раз в 10–15 лет, и человек, который хотел переехать из Егорьевского уезда в Москву, должен был платить так называемый двойной оклад. То есть он платил налоги в деревне — и платил налоги в том городе, куда он переехал. Поэтому, чтобы стать свободным человеком, нужно было иметь деньги. Но даже это не останавливало людей с предпринимательской жилкой, желающих переехать в Москву. 

Семья Хлудовых — Иван, Меланья и трое детей (два сына, Тарас и Савелий, и пятилетняя дочь Таня) — приезжает в Москву. У них нет жилья, и они поселяются у Афанасия Щекина. Чтобы содержать семейство, Иван Хлудов начал изготавливать кушаки. Что такое кушаки? В XVIII и первой половине XIX века у простонародной одежды не было пуговиц: одну полу запахивали на другую и обматывались кушаком — поясом, который в ширину был 30–50 сантиметров, а в длину мог достигать трех или пяти метров. Повседневные узенькие кушаки были шириной шесть — восемь сантиметров и длиной три метра. В холодное время года кушак придерживал всю одежду. Поэтому кушаки были очень востребованы, добротный товар пользовался успехом у покупателей, и за несколько лет жизни в Москве Хлудов стал желанным поставщиком кушаков в лавки Китай-города на Красной площади  Красная площадь раньше считалась частью Китай-города.

Постепенно он увеличивал количество станов  В данном случае — ткацких станков.. Вначале он ткал на стане один — как пишет его сын Герасим, «сам был ткач и красильщик, сам ходил на реку смывать бумагу». Бумагой называлась хлопчатобумажная пряжа, ткани, то есть он промывал в воде хлопчатобумажную пряжу после окрашивания. 

Когда сыновья Тарас и Савелий подросли, они тоже начали заниматься ткачеством, помогали отцу. И, накопив денег, Иван Хлудов снимает палатку в Гостином дворе, чтобы торговать своей продукцией. В основном к нему приезжали оптовики из других губерний. Он постепенно начинает богатеть, но он еще не купец — он еще числится крестьянином Егорьевского уезда: в архиве есть документ, согласно которому в 1822 году Хлудов взял в Егорьевском уездном казначействе свидетельство на право вести торг. 

Интересно, как платили налоги. Хлудов берет свидетельство на право вести торг в столичном городе Москве и уезде, указывает предположительный объем торговли — 2000 рублей, платит двухпроцентный взнос — 40 рублей. Он уже начинает ездить на Ирбитскую ярмарку на Урале — это торговля с Азией, и можно сказать, что Ирбитская ярмарка была второй по значению после Нижегородской. За право торговли на Ирбитской ярмарке Хлудов платит еще 60 рублей. То есть он заплатил уже 100 рублей за право на торговлю — это свидетельствует о том, что он уже хорошо зарабатывает, что его предпринимательская деятельность перспективна, хотя он еще считается торгующим крестьянином, а не купцом. 

Хлудов прожил в Москве семь лет и понял, что созрел для поступления в купечество: и психологически созрел, и уже приобрел какие-то связи в среде московского купечества. И у него уже было достаточно денег, чтобы купить гильдейское свидетельство — сертификат на право ведения предпринимательской деятельности в Москве. 

В 1824 году Иван Хлудов с семейством поступает в третью гильдию московского купечества. Вместо присяги он дает расписку, а в расписке написано так: 

«Быть мне с детьми моими Тарасом и Савелием московского купечества по третьей гильдии и со оным купечеством всякие государственные подати платить и гражданские службы служить в равенстве. Купечеству же убытка никакого не доставлять и ничего неблагоприятного и законопротивного не чинить». 

По существующим правилам при поступлении в купечество за Хлудова поручились его знакомые купцы. Эти купцы подтвердили, что «Иван Хлудов с детьми Тарасом и Савелием жительство имеет здесь в Москве с давних лет и к свойственному купечеству промыслу приобвык, и поведение хорошее». Дело в том, что подписавшиеся и поручившиеся за него должны были расплачиваться за налоги и подати в случае банкротства Хлудова. То есть здесь появляется мотив доверия, и мы видим, что купцы, уже видевшие, как он работает, видевшие, что он честный и добросовестный человек, поручились за него. Поэтому нужно было иметь большой запас финансовой и предпринимательской прочности.

Что же говорят дальнейшие документы о предпринимательстве Ивана Хлудова? Я нашла в архиве список торговцев Гостиного двора 1825 года, там указано, что он торгует бумажным товаром в арендованном им амбаре братьев Василия и Петра Усачевых. Бумажный товар — это хлопчатобумажные изделия. Также в списке купцов 1827 года находим очень важное свидетельство — Хлудов имеет кушашную фабрику, то есть у него уже свое небольшое предприятие. Далее он богатеет и приобретает две лавки в Китай-городе: одну в Гостином дворе и другую в Торговых рядах. 

В 1835 году представитель первого поколения семьи Иван Хлудов умирает и оставляет значительное наследство, оцененное в 200 тысяч рублей ассигнациями. Умер он неожиданно, ему еще не было 50 лет. И сыновьям было очень важно, чтобы семейное дело, которое отец строил 20 лет, не рухнуло. Что можно сказать о втором поколении?

Во втором поколении семьи Хлудовых были две очень яркие фигуры — Алексей Иванович и Герасим Иванович. Алексей родился в 1818 году и, как писал его брат Герасим, уже в 18 лет обнаружил недюжинные коммерческие способности. Полтора года после смерти отца он хорошо вел дела, и, по финансовым документам, фирма получила 43 тысячи рублей чистой прибыли. Но неожиданно в возрасте 32 лет скончался старший брат Тарас, который в семейной фирме заведовал сбытом. Таким образом, во главе фирмы остаются два наиболее активных брата из пяти — Алексей Иванович и потом Герасим Иванович, когда он подрос. 

Чем занимались Хлудовы? Они раздавали хлопчатобумажную пряжу ткачам-надомникам в некоторых уездах Московской губернии и Рязанской губернии, ткачи-надомники делали ткани, Хлудовы собирали эти ткани и продавали в Москве и на ярмарках. Делали хлопчатобумажные ткани: нанку, саржу, плис. 

Развитие текстильного производства увеличивало богатство семьи, и в 1842 году, через несколько лет после смерти Ивана, Хлудовы переходят в первую гильдию купечества. Это очень существенное повышение социального статуса. В том же году им разрешается открыть торговый дом «А., Н., Г. и Д. Ивана Хлудова сыновья». Они все состоят в одном торговом свидетельстве, то есть не дробят свой бизнес. Таким образом, с 1817 года уже прошла примерно четверть века, они стали достаточно богатыми людьми и мечтали о большом предприятии. 

В это время в России начинает мощно развиваться текстильная промышленность. У Хлудовых возникает идея создания бумагопрядильной фабрики. Почему именно бумагопрядильной? Российские фабриканты нуждались в бумажной пряже хорошего качества. С 1810-х годов и в течение всей первой половины XIX века готовая хлопковая пряжа закупалась в основном в Англии, но в Англии не растет хлопок, и в России он тоже не растет. Из чего же производилась эта пряжа? Она делалась из американского хлопка-сырца. Своих бумагопрядилен в России было очень мало, в 1832 году насчитывалось всего семь, поэтому Хлудовы сделали ставку на товар, который в России пока производится в малом объеме. 

Но встает вопрос, о котором я говорила в начале лекции: как бизнесмен выбирает род своей деятельности? Конечно, он смотрит, что может быть востребовано народом, какой товар популярен и нужен. И дело в том, что в России не было сырья, которое было нужно Хлудовым. 

В 1840-е годы среди российских экономистов шли дискуссии о целесообразности полного цикла производства хлопковых изделий в России — стране, где хлопок как первичное сырье не произрастал. Один из чиновников Министерства финансов писал так: «Может ли вообще страна, не имея первого материала, выписывать оный из дальних мест? И не выгоднее ли нам разрабатывать только свои сырые произведения?» То есть сырье, которое имеется в России. Но в то же время хлопок не был очень дорогим сырьем, потому что для его добычи на плантациях южных штатов Америки использовали дешевый рабский труд. Но чиновник очень интересно посчитал прибыльность производства хлопковых изделий. Он писал, что «пуд сырого хлопка стоит 22 рубля ассигнациями. Если его переработать в бумажную пряжу, он стоит уже 65 рублей. Если пряжу переработать на некрашенную ткань, то он стоит уже 100 рублей. Если этот миткаль  Миткаль — простая и недорогая хлопчатобумажная ткань. набить рисунком или покрасить в какой-то один цвет, то он стоит уже 140 рублей. И если более сложный рисунок, то он стоит 240 рублей». И таким образом, даже с учетом краски, химикалий и денег, потраченных на перевозку (несколько тысяч километров на парусниках), цена готового продукта в сравнении с необработанным сырьем возрастает в шесть-семь раз. А для производителей пряжи — в два-три раза. Это было очень выгодно. 

Хлудовы решают устроить свою фабрику в родном Егорьевске. Это произошло именно в 1840-е годы, потому что английское правительство разрешило вывоз английских прядильных машин в Россию. Хлудовы купили участок земли в Егорьевске. Там была речка Гуслянка, а земля была очень недорогой — намного дешевле, чем в Москве, и по закону она могла отдаваться во владение в случае строительства промышленных предприятий по льготным ценам. Егорьевск был выбран и потому, что местное население имело навыки прядения и ткачества. 

Строительство фабрики началось в 1844 году, и в том же году старший брат Алексей Иванович поехал в Англию, чтобы посмотреть устройство фабрик, познакомиться с кем-то из промышленников и, возможно, закупить оборудование. Можно представить себе, насколько это было рискованное путешествие. Жена отговаривала Алексея Ивановича, но он уверенно сказал: «Решение наше бесповоротно — мы будем или богачами, или пойдем с сумами» — то есть побираться. Его путешествие длилось около четырех месяцев, и он вернулся домой в начале 1845 года, достигнув двух поставленных целей. Первая — найти мастера по прядильному делу, вторая — закупить прядильные машины. Алексей Иванович познакомился с Томасом Уотсоном, уговорил Уотсона приехать в Россию — в России его стали звать Фома Христофорович. Также были наняты несколько техников-англичан — Риг, Пристли и Вуд, они же купили английские станки. 

Транспорт с прядильными машинами прибыл в 1845 году, их установили в построенном корпусе и стали готовиться к открытию фабрики. На фабрику было нанято 300 рабочих из егорьевских крестьян, но найти рабочих на фабрику было очень трудно, потому что до отмены крепостного права в 1861 году люди неохотно шли работать на промышленные предприятия. Как написано в истории фабрики, «народ по непривычке к работам на фабриках и заводах чувствовал к ним отвращение, считая такое занятие чуть ли не позором». Свободных рабочих Хлудовы найти не смогли, они обратились к помещикам и наняли у них 300 человек из крепостных. Эти рабочие в народе получили прозвище «кабальные». 

Уже в конце 1840-х годов на фабрике было 15 тысяч веретен, паровая машина в 60 лошадиных сил, в сутки вырабатывалось 60 пудов пряжи. В последующие 70 лет фабрика будет основным источником богатства семьи Хлудовых. 

Сырье первоначально закупалось в Москве у знаменитого немца Людвига Кнопа, который был посредником между российскими фабрикантами и европейскими поставщиками. Хлопок был американский, из штатов Джорджия, Луизиана (из Нового Орлеана), так называемых сортов «георгий» и «орлеанский». Поступал он в Россию не напрямую, а через Англию, но уже через 10 лет Хлудовы наладят прямые связи с англичанами.

В «Коммерческой газете», где печатались сведения о том, какие суда приходят в Петербург и Кронштадт и какие товары они везут, я нашла очень интересные данные. Уже в 1850-е годы в петербургский порт приходили огромные объемы поставок Хлудовых, на 411 тысяч рублей, и в основном это был сырой хлопок из Ливерпуля. Сырье из Америки в это время составляло до 100–120 тысяч пудов. Хлудовы стали покупать и немного бухарского хлопка — в это время российские, в основном московские, промышленники начинают устраивать плантации в Средней Азии, но качество у бухарского хлопка было ниже. 

Хлудовы видели, что их дело идет просто блестяще. Они решают расширить фабрику, строят еще один новый четырехэтажный каменный корпус и называют его новой фабрикой. Они закупили новые паровые машины в Англии на заводе Гика, выписали новые прядильные машины. Станков и механизмов стало настолько много, что из Англии со знаменитого завода Генри Платта приехал монтер по фамилии Макгил. Завод Платта, основанный в 1770 году, был крупнейшим в мире производителем оборудования для текстильных предприятий. То есть происходят очень интересные вещи: фабрика Хлудовых, которая расположена в уездном городе Рязанской губернии, на тот момент имеет лучшее оборудование в мире. И это оборудование Хлудовы меняют каждые 10–15 лет, чтобы повысить производительность, чтобы качество продукции было хорошим. 

Фабрика все расширялась. Через 10 лет Хлудовы решают увеличить фабричную территорию. Они строят мост через речку Гуслянку, и в благодарность за постройку этого моста, которым пользовались все горожане, городская дума Егорьевска предоставила им еще один участок земли. 

В 1853 году Хлудовы повышают свой социальный статус и переходят в сословие почетных граждан. Об их успехах свидетельствует следующий момент: в 1857 году Министерство финансов дает Хлудовым право размещать государственный герб на вывесках, товарах и деловой документации — в XIX веке это было своеобразным знаком качества. 

Итак, Хлудовы проработали пять лет, производя только хлопчатобумажную пряжу. В 1851 году они решают расширить ассортимент продукции и выпускать также льняную пряжу, пускают льнопрядильный цех, для чего покупают в Англии льнопрядильные машины на 15 тысяч веретен, новые паровые котлы, паровую машину и возводят дымовую трубу. Если мы видим гравюры, изображающие фабрики XIX века, то это всегда корпуса и труба, из которой идет дым. 

Почему вдруг возник интерес к производству льна? Дело в том, что лен активно производился в России в XVIII веке для нужд мореплавания, очень поддерживал эту идею Петр I. Потом, в начале XIX века, многие предприятия закрываются, а в середине века начинают активно развиваться грузоперевозки. Для успешных грузоперевозок нужна упаковка. Ткани и другие товары упаковывают в так называемые сорочки из плотной ткани. В Европе это в основном джут, меньше лен, в России это лен — свой природный материал. Россия была крупнейшим в мире производителем льносырья. 

И в 1860 году в «Материалах для географии и статистики России» были опубликованы сведения о Егорьевской льнопрядильной фабрике. Согласно им, там выделялось до 100 тысяч пудов льняных изделий, для которых из Владимирской, Вологодской и Костромской губерний привозится большое количество льна. Этот льнопрядильный цех проработал 10 лет — до 1860 года. Хлудовы решают закрыть это прибыльное предприятие, но не закрыть насовсем, а перевести производство в Ярославскую губернию, где находятся их источники сырья. 

Возникает Норская мануфактура, и она прекратила существование только 10 лет назад. Дела в Норском посаде шли не очень гладко, потому что одним из директоров Хлудовы сделали Петра Ланина, зятя Алексея Хлудова, и понадеялись на опыт и порядочность этого человека. Тут важно поговорить о том, что в бизнесе должно быть доверие и честность партнеров. Факт недобросовестного поведения Ланина отражен в дневнике Герасима Ивановича, который писал: 

«Петр Николаевич Ланин за всю нашу неограниченную к нему доверенность заплатил самой грубой неблагодарностью. При проверке кассы правления у него не оказалось до 400 тысяч рублей, да прежде он должен был до 100 тысяч рублей, следовательно, за этот год нажил до 500 тысяч рублей. А всего он нас наказал до 700 тысяч рублей. И этот мерзавец не стыдился своего поступка, бывал везде во всех публичных местах — ему не было никакого горя, что он вор и подлец!» 

Со временем братья Хлудовы убрали воришку Ланина от семейных дел, и далее Норская мануфактура благополучно развивалась. 

В 1860-е годы Хлудовы выходят на международную арену. Льняную продукцию Норской мануфактуры они поставляют в российскую армию для нижних рубах. И на Всемирной выставке 1867 года в Париже они получают бронзовую медаль за качество полотна для палаток, фламского полотна и равентуха  Фламское полотно — тонкая версия равентуха, грубого льняного полотна. Равентух использовался в качестве парусины.. В отчете о выставке сказано, что «полотна эти ставятся для войск иностранных государств, и конкурентов у них немного. Едва ли где-либо найдется такая строгая ровность в производстве продукта, такая доброкачественность изделий и добросовестность в употребляемых материалах». 

То есть мы видим, что производство работает 15 лет, оно уже находится в двух местах, в Егорьевске и в Ярославле, и Хлудовы делают ставку на качество товара. И это стремление к высокому качеству и четкость в выстраивании бизнеса привели к признанию заслуг братьев Алексея и Герасима Хлудовых. В 1860 году они получают самое высокое звание мануфактур-советников, которое в Москве присуждалось одному-двум людям в год.

В 1860–70-е годы растет Егорьевская фабрика Хлудовых. Число веретен достигло 60 тысяч штук — это 4 % от всего количества веретен в России. Рабочих было уже 2000 человек. И казалось бы, дело идет великолепно. Но в 1860-е начинаются проблемы с поставками сырья. В Америке, откуда шло сырье для фабрики, в 1861 году разгорается междоусобная борьба, так называемая Война Севера и Юга. Боевые действия охватили рабовладельческие южные штаты, где произрастал хлопок. Порты, до этого работавшие на вывоз хлопка в Европу, были блокированы северянами.

Хлудовым не на чем было работать. Герасим Иванович обеспокоенно пишет в дневнике: «Торговые дела шли очень дурно. В Америке война продолжается. Мы работаем самую малость — около 70 пудов в сутки. Цены страшные». Таким образом, высокая закупочная цена делала бессмысленным дальнейшее производство. Но Хлудовы не останавливают фабрику, потому что их ждут покупатели на Нижегородской ярмарке. Они начинают покупать бухарский хлопок, который немного хуже по качеству, и персидский, достаточно дорогой хлопок — но нечего делать. На Нижегородскую ярмарку Хлудовы привозят пряжу, которая сделана на сырье по самым высоким ценам. В этот момент из газет становится известно, что Север и Юг ведут переговоры о мире, и цены буквально за пару недель падают — и на сырье, и на готовую продукцию. Получается, что Хлудовы вложили больше денег в производство, чем смогут получить. Ситуация была сложная, фабрика резко сократила выработку продукции, убытки были очень большими. 

Хлудовы богатые люди, мощные фабриканты, и они решают, что сын Алексея Иван должен лично поехать в Америку, там закупить хлопок у поставщиков, привезти его морем в Англию и оттуда — в Россию. Это была авантюра. Иван зафрахтовал в Англии крейсер, закупил хлопок, в Америке хлопок погрузили на корабль и повезли в Англию. Но война еще продолжается, корабль отходит от берега — и с берега начинается стрельба ядрами. Судно было блокировано судами северян. Хлудов попытался уйти, но ядра заставили его остановиться. Купленный хлопок стоил один миллион рублей, большая часть, оставшаяся на берегу, была сожжена, самого Ивана Хлудова захватили в плен, и только после вмешательства российского консула его удалось освободить. В общем, эта попытка оказалась неудачной. Но Иван Хлудов завоевал известность. Газеты называли его храбрым, предприимчивым и т. д. 

Дальше появилась еще одна рискованная идея, которая тоже ударила по бизнесу Хлудовых. Сыновья Алексея Ивановича Василий, Михаил и Иван решили самостоятельно привезти хлопковое сырье из Средней Азии и, в общем, дело провалилось. Герасим Иванович пишет: «Зачинщиком этого несчастного дела был Василий, который не внял моим просьбам и словам, предсказанным ему еще за два года перед сим. И вот урок самонадеянности и упрямству глупого Василия. Но жаль мне и не могу забыть милого и доброго Ваню. Он пал жертвою своих братьев, и дело это положило черное пятно на нашу фирму». Иван заразился какой-то инфекцией и умер в Самарканде.

Тем не менее трудолюбие привело к тому, что Хлудовы восстановили свою репутацию. На Мануфактурной выставке 1870 года их вновь ждал успех, они подтвердили свое право использования государственного герба на вывесках и изделиях. Очень интересна наградная формулировка, которая гласила: «Мануфактур-советники Алексей и Герасим Хлудовы в городе Егорьевске за отличное качество бумажной пряжи, отличное устройство фабрики, весьма обширное производство и заботливость владельцев об улучшении быта рабочих». Формулировка говорит о критериях оценки бизнеса современниками Хлудовых и чиновниками Министерства финансов. 

В 1870-е годы хлопчатобумажная промышленность в России получает огромное развитие. Хлудовы опять меняют оборудование и увеличивают производство, расширяют парк машин, усиливают энергетические ресурсы. Это очень интересный момент: в последней трети XIX века меняются источники питания, развиваются новые источники энергии. Хлудовы покупают паровую машину большей мощности на заводе Вуда в Англии и задумываются о выработке некрашеного миткаля: устраивают двухэтажный корпус и начинают производить и ткани.

Важно вот что: в экономической истории есть очень важный раздел, который изучается во всех странах, он называется «История семейных фирм». Дело в том, что большинство фирм XIX века, а частично и сейчас, являются семейными фирмами. И отношения там строятся немного по-другому: доверия больше, когда люди знают друг друга с рождения, знают характеры друг друга, знают деловые качества. Но взаимоотношения меняются при смене разных поколений. И мы знаем, что очень успешное предприятие на веку одного поколения может быть разорено и пущено под откос не такими способными представителями другого.

Как строили управление своей фирмой Хлудовы? В 1841 году, когда четырьмя братьями был устроен торговый дом «Ивана Хлудова сыновья», они заключили соглашение о том, как будут распределять обязанности и финансировать свою фирму. В 1846 году они заключают дополнительное соглашение с интересным распределением прав и обязанностей. Степень влияния на дела фабрики зависела от того, сколько средств в семейный бизнес внес каждый из братьев. Следующий момент: фабрика работает год, они подсчитывают доходы и определяют прибыли. Каждый из братьев получает свою долю прибыли капитала, но по правилам соглашения половину чистой годовой прибыли нужно оставить в обороте и только половину они имеют право забрать себе. Такие условия использовались при заключениях семейных договоров во многих семьях российских текстильщиков — надо развивать производство дальше, это незыблемое правило. И в этом мудром правиле лежал залог быстрого роста фабрики. 

У Хлудовых было и распределение обязанностей по менеджменту. Например, Савелий сидел все время в фабричной конторе и контролировал производство в Егорьевске — ему даже построили небольшой домик. Другие братья занимались в Москве в торговом амбаре и регулярно ездили в Егорьевск. Но в результате фабрикой стали руководить два брата — Алексей и Герасим. Два их брата умерли, принадлежавшие им доли были выкуплены у их семей — например, вдова и дети Назара Ивановича получили почти миллион рублей. А в 1861 году выходит из дела Давыд Иванович, ему выплачивают полагающиеся деньги, и остается двое владельцев. Алексей и Герасим заключают новый договор и становятся равноправными товарищами. 

Возвращаясь к вопросу о хлопковом сырье, надо сказать про очень интересный момент — это устройство конторы в Ливерпуле. Фактически Хлудовы были первыми русскими промышленниками, которые устроили собственную фирму в этом крупном британском порту, чтобы контролировать поступление хлопкового сырья на месте. Этим занимался сын Алексея Иван. Контора заработала в 1865 году, но, как мы говорили, он поехал в Среднюю Азию и там во время эпидемии умер от инфекции. Потом Хлудовы наняли Германа Деккера, англичанина из Ливерпуля, который уже работал по их заданиям и доставлял хлопок на фабрику. Их же фирма занималась поставками хлопка в Россию для других российских фирм. 

Если мы будем говорить о формах предприятия, институциональных формах, как говорят ученые, то фабрика совершенствует свою структуру и свой статус в соответствии с духом времени. В 1874 году высочайше утверждено товарищество на паях Егорьевской бумагопрядильной фабрики братьев Алексея и Герасима Хлудовых. Что такое паевые и акционерные товарищества? Во всем мире в последней трети XIX века возникает форма коллективного руководства фабрикой, при которой создается основной капитал и разделяется на паи или на акции, а эти паи или акции либо распределяются внутри семьи между ее членами, либо покупаются, в основном в акционерных компаниях, акции может купить практически любой человек при некоторых условиях.

Эта форма управления предприятием, согласно российскому законодательству, требовала, чтобы существовал директорат, правление товарищества и чтобы эти директора, которые могли меняться каждый год или раз в три года, собирали общие собрания и отчитывались перед пайщиками и друг перед другом. То есть это коллективное руководство предусматривало контроль, чтобы другие директора не делали никаких неосторожных шагов.

Алексей Иванович скончался в 1882 году, пробыв во главе семейного дела вместе с братом Герасимом 37 лет. Когда он умер, его паи по завещанию унаследовал его сын Михаил, он становится директором вместо отца. Вообще, в семейных фирмах, если, допустим, представители двух ветвей участвуют в руководстве, должно быть равное представительство, то есть потомки Алексея Ивановича должны быть в равных правах с потомками Герасима Ивановича. 

Но в дальнейшем руководство предприятием переходит целиком к Герасиму Ивановичу и его потомкам. Это было связано с тем, что Михаил Хлудов только два года после смерти отца держал паи, а потом решил устроить самостоятельное предприятие и продал свои паи дяде. Герасим становится держателем контрольного пакета акций, который дает ему возможность принимать все важные решения. 

Но, как говорит известная русская пословица, человек предполагает, а Бог располагает. Казалось бы, Герасим Иванович становится единоличным управителем семейной фирмы. Это очень умный человек, владеющий несколькими иностранными языками, меценат, коллекционер. У него благополучная семья, четверых дочерей очень удачно выдали замуж — за Александра Найденова, Дмитрия Вострякова, Константина Прохорова и Николая Лукутина  Дочерей Герасима Ивановича звали Александра, Клавдия, Прасковья и Любовь соответственно. Все их мужья принадлежали к династиям купцов и предпринимателей: например, Николай Лукутин (1853–1902) был владельцем фабрики лаковой миниатюры в Федоскино, а Константин Прохоров (1842–1888) происходил из семьи благотворителей и владельцев текстильной Трехгорной мануфактуры.. Но в семье Герасима Ивановича, как мне сказали потомки, видимо, был какой-то генетический слом — мальчики не выживали. Выжили четыре девочки и один мальчик, Павел, но Павел скончался в 21 год — умирает сын, наследник, на которого была сделана очень большая ставка, потому что жены уходят в род своих мужей, а желательно, чтобы предприятием все-таки руководил мужчина, который сохраняет фамилию. Смерть Павла очень подкосила супругов, Герасима Ивановича и Пелагею Давыдовну, и вскоре Герасим умирает. Он оставляет полмиллиона рублей на создание благотворительных заведений, богадельни для престарелых, к руководству фирмой приходят его четыре дочери.

Растерянный после смерти сына Герасим Иванович понимает, что дочери очень разные по характеру и нужно что-то сделать, чтобы их предприятие не пострадало и не прекратило существование. Он пишет завещание. Вообще, для историков завещание — это один из любимых источников, потому что в завещании можно найти детали жизни людей прежних времен. Видно, какое у Герасима Ивановича трепетное отношение к предприятию, которое он 40 лет пестовал, проводил через все бури сырьевого кризиса и других кризисов. Он пишет в завещании: 

«Главную имущественную ценность мою составляют паи товарищества Егорьевской бумагопрядильной фабрики Алексея и Герасима Хлудовых. Почему я обязываю наследников моих владеть означенным имением нераздельно в течение шести лет со дня смерти моей и вести все торговые дела под прежнею фирмою … заслужившею себе полное доверие и уважение в торговом мире в России и за границей». 

То есть в его представлении за эти шесть лет дочери должны были притереться друг к другу и установить отношения со своими мужьями, которые были директорами фирмы наравне со своими женами. Женщины в России имели полные права торговых действий и очень часто в семейных фирмах были директорами семейных предприятий. 

Но руководство предприятием и влияние на ход дел зависят не только от того, кто является директором, — существует еще владение паями. И Александра Герасимовна, единственная из четырех сестер, проявила невероятные предпринимательские качества. В течение нескольких лет она целенаправленно скупает все паи у других родственников. При этом у нее восемь детей, она ведет хозяйство, у нее есть имение, и она очень любит свое богатство, с наслаждением распоряжается им. Александра Герасимовна собрала великолепную коллекцию русского фарфора XVIII–XIX веков, одну из лучших в Москве, и у нее была хорошая очень коллекция живописи. Она была образованной женщиной, знала несколько иностранных языков. 

В архиве мне удалось найти документы, согласно которым она, например, является одним из трех директоров Егорьевской фабрики и владеет 1117 паями из 1200, то есть 93 %, — это уже сверхвысокий контрольный пакет акций, такое случается очень редко. Но она не остановилась только на монополизации владения Егорьевской фабрикой и была настолько энергична и способна к бизнесу, что постепенно сосредоточила в своих руках и паи Ярославской фабрики. 

Следует коротко сказать о техническом менеджменте. Я говорила, что на протяжении всех 72 лет дореволюционного существования у фабрики была такая особенность — Хлудовы приглашали английских инженеров-технологов для руководства производством. Некоторые фамилии удалось восстановить. Томас Уотсон, которого звали Фома Христофорович, проработал 15 лет. Потом два года работал Джон Макнил. По пять лет работали Джеймс Уотсон, Александр Ферветтер, Уильям Марсден, которого звали Василий Андреевич, Уильям Ротвелл (Василий Фомич), потом работал Джон Болтон и 10 лет — Джон Риг, Иван Андреевич. 

Джон Риг очень плохо себя зарекомендовал. Во время его работы Герасим Иванович умер, дочери нечасто ездили на фабрику, они не срастались с фабрикой так, чтобы наблюдать за ней изнутри, и хуже знали ее. На Джона Рига жаловались все рабочие, жалобы дошли до губернатора и министра финансов. Риг вел себя очень грубо, мог уволить рабочего, если тот жаловался, например, на плохое сырье или сломанный станок. Кроме того, Риг очень по-хамски себя вел: периодически он приставал к молодым девушкам, и ходили слухи, что нескольких он даже изнасиловал, затащив в свой кабинет. На фабрике начались волнения, были вызваны войска, рабочие требовали разобраться с Ригом. После того как Риг, которого просто выслали из России за такое безобразное поведение, потому что его, как иностранного гражданина, было сложно отдать под суд, исчез, такого больше не повторялось. 

Но, видимо, это происшествие заставило и владельцев фабрики во главе с Александрой Герасимовной пристальнее обращать внимание на отношения внутри предприятия, и уже в начале ХХ века семья Найденовых, фактически владельцы фабрики, уделяет ей больше внимания, чаще туда ездит и улучшает положение рабочих, например условия жизни в рабочих казармах и т. д. 

Мы подходим к Первой мировой войне, фабрике остается существовать недолго — вследствие революции форма собственности изменится. В 1914 году основной капитал — пять миллионов рублей, в 1915-м он повышается до шести миллионов — это крупнейшее предприятие России. 195 тысяч прядильных веретен, 8000 крутильных веретен и 2500 ткацких станков. Число рабочих составляло шесть с половиной тысяч человек. Выручка была очень высокой, и военная инфляция никак на нее не повлияла, потому что фабрика перестроилась на выпуск тканей и пряжи для военных нужд: гимнастерок, ватников (ватных пальто), тканей для палаток, ваты для медицинских целей — все это закупалось для армии. 

Мы выбрали для первой лекции именно Хлудовых, потому что во время экономического кризиса в 1990-е годы после распада Советского Союза большинство текстильных предприятий России прекратило свое существование, а Егорьевская фабрика — одно из предприятий со счастливой судьбой, оно существует до сих пор. В 2020 году фабрике исполнилось 175 лет. После революции 1917 года хлудовское предприятие называлось «Вождь пролетариата», а сейчас фабрика носит название «Общество с ограниченной ответственностью „Егорьевский текстиль“», и это одно из лучших и крупнейших текстильных предприятий России. Оно выпускает ткани военного и технического назначения для спецодежды нефтяников, пожарных, металлургов, для тентов и палаток, для униформы и рабочей одежды, и это отрадно. И конечно, это прекрасно, потому что эта фабрика — объект не только промышленности, но объект культурного индустриального наследия, если говорить высокопарным языком. 

Курс подготовлен совместно с Московской школой управления СКОЛКОВО
и приурочен к 15-летнему юбилею бизнес-школы
Логотип Сколково
Хотите быть в курсе всего?
Подпишитесь на нашу рассылку, вам понравится. Мы обещаем писать редко и по делу
Курсы
Польское кино: визитные карточки
Зигмунд Фрейд и искусство толкования
Деловые люди XIX века
Английская литература XX века. Сезон 1
Культурные коды экономики: почему страны живут по-разному
Главные философские вопросы. Сезон 5: Что такое страсть?
Золотая клетка. Переделкино в 1930–50-е годы
Как Оптина пустынь стала главным русским монастырем
Последние Романовы: от Александра I до Николая II
Как читать любимые книги по-новому
Как жили обыкновенные люди в Древней Греции
Путешествие еды по литературе
За что мы любим кельтов?
Стругацкие: от НИИЧАВО к Зоне
Гитлер и немцы: как так вышло
Как Марк Шагал стал всемирным художником
История русской еды
Лесков и его чудные герои
Культура Японии в пяти предметах
Главные философские вопросы. Сезон 4: Что есть истина?
Что придумал Бетховен
Первопроходцы: кто открывал Сибирь и Дальний Восток
Сирийские мистики об аде, игрушках, эросе и прокрастинации
Что такое романтизм и как он изменил мир
Финляндия: визитные карточки
Как атом изменил нашу жизнь
Данте и «Божественная комедия»
Шведская литература: кого надо знать
Кто такой Троцкий?
Теории заговора: от Античности до наших дней
Зачем люди ведут дневники, а историки их читают
Помпеи до и после извержения Везувия
Народные песни русского города
Метро в истории, культуре и жизни людей
Идиш: язык и литература
Кафка и кафкианство
Кто такой Ленин?
Что мы знаем об Антихристе
Джеймс Джойс и роман «Улисс»
Главные философские вопросы. Сезон 3: Существует ли свобода?
«Молодой папа»: история, искусство и Церковь в сериале
Антропология Севера: кто и как живет там, где холодно
Как читать китайскую поэзию
Экономика пиратства
Как русские авангардисты строили музей
Как революция изменила русскую литературу
Главные философские вопросы. Сезон 2: Кто такой Бог?
Композитор Владимир Мартынов о музыке — слышимой и неслышимой
Открывая Россию: Ямал
Криминология: как изучают преступность и преступников
Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Введение в гендерные исследования
Документальное кино между вымыслом и реальностью
Из чего состоит мир «Игры престолов»
Мир Владимира Набокова
Краткая история татар
Как мы чувствуем архитектуру
Американская литература XX века. Сезон 2
Американская литература XX века. Сезон 1
Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
У Христа за пазухой: сироты в культуре
Антропология чувств
Первый русский авангардист
Как увидеть искусство глазами его современников
История исламской культуры
Как работает литература
История Византии в пяти кризисах
Открывая Россию: Иваново
История Великобритании в «Аббатстве Даунтон»
Самозванцы и Cмута
Поэзия как политика. XIX век
Особенности национальных эмоций
Русская литература XX века. Сезон 6
10 секретов «Евгения Онегина»
Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
История завоевания Кавказа
Открывая Россию: Сахалин
Сталин. Вождь и страна
Ученые не против поп-культуры
В чем смысл животных
Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Мир Эйзенштейна
Блокада Ленинграда
Что такое современный танец
Как железные дороги изменили русскую жизнь
Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Лев Толстой против всех
Россия и Америка: история отношений
Как придумать свою историю
Россия глазами иностранцев
История православной культуры
Революция 1917 года
Русская литература XX века. Сезон 5
Человек против СССР
Мир Булгакова
Как читать русскую литературу
Что такое
Древняя Греция
Блеск и нищета Российской империи
Мир Анны Ахматовой
Жанна д’Арк: история мифа
Любовь при Екатерине Великой
Русская литература XX века. Сезон 4
Социология как наука о здравом смысле
Кто такие декабристы
Русское военное искусство
Византия для начинающих
Закон и порядок
в России XVIII века
Как слушать
классическую музыку
Русская литература XX века. Сезон 3
Повседневная жизнь Парижа
Русская литература XX века. Сезон 2
Как понять Японию
Рождение, любовь и смерть русских князей
Что скрывают архивы
Русский авангард
Петербург
накануне революции
«Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Антропология
коммуналки
Русская литература XX века. Сезон 1
Архитектура как средство коммуникации
История дендизма
Генеалогия русского патриотизма
Несоветская философия в СССР
Преступление и наказание в Средние века
Как понимать живопись XIX века
Мифы Южной Америки
Неизвестный Лермонтов
Греческий проект
Екатерины Великой
Правда и вымыслы о цыганах
Исторические подделки и подлинники
Театр английского Возрождения
Польское кино: визитные карточки
Зигмунд Фрейд и искусство толкования
Деловые люди XIX века
Английская литература XX века. Сезон 1
Культурные коды экономики: почему страны живут по-разному
Главные философские вопросы. Сезон 5: Что такое страсть?
Золотая клетка. Переделкино в 1930–50-е годы
Как Оптина пустынь стала главным русским монастырем
Последние Романовы: от Александра I до Николая II
Как читать любимые книги по-новому
Как жили обыкновенные люди в Древней Греции
Путешествие еды по литературе
За что мы любим кельтов?
Стругацкие: от НИИЧАВО к Зоне
Гитлер и немцы: как так вышло
Как Марк Шагал стал всемирным художником
История русской еды
Лесков и его чудные герои
Культура Японии в пяти предметах
Главные философские вопросы. Сезон 4: Что есть истина?
Что придумал Бетховен
Первопроходцы: кто открывал Сибирь и Дальний Восток
Сирийские мистики об аде, игрушках, эросе и прокрастинации
Что такое романтизм и как он изменил мир
Финляндия: визитные карточки
Как атом изменил нашу жизнь
Данте и «Божественная комедия»
Шведская литература: кого надо знать
Кто такой Троцкий?
Теории заговора: от Античности до наших дней
Зачем люди ведут дневники, а историки их читают
Помпеи до и после извержения Везувия
Народные песни русского города
Метро в истории, культуре и жизни людей
Идиш: язык и литература
Кафка и кафкианство
Кто такой Ленин?
Что мы знаем об Антихристе
Джеймс Джойс и роман «Улисс»
Главные философские вопросы. Сезон 3: Существует ли свобода?
«Молодой папа»: история, искусство и Церковь в сериале
Антропология Севера: кто и как живет там, где холодно
Как читать китайскую поэзию
Экономика пиратства
Как русские авангардисты строили музей
Как революция изменила русскую литературу
Главные философские вопросы. Сезон 2: Кто такой Бог?
Композитор Владимир Мартынов о музыке — слышимой и неслышимой
Открывая Россию: Ямал
Криминология: как изучают преступность и преступников
Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Введение в гендерные исследования
Документальное кино между вымыслом и реальностью
Из чего состоит мир «Игры престолов»
Мир Владимира Набокова
Краткая история татар
Как мы чувствуем архитектуру
Американская литература XX века. Сезон 2
Американская литература XX века. Сезон 1
Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
У Христа за пазухой: сироты в культуре
Антропология чувств
Первый русский авангардист
Как увидеть искусство глазами его современников
История исламской культуры
Как работает литература
История Византии в пяти кризисах
Открывая Россию: Иваново
История Великобритании в «Аббатстве Даунтон»
Самозванцы и Cмута
Поэзия как политика. XIX век
Особенности национальных эмоций
Русская литература XX века. Сезон 6
10 секретов «Евгения Онегина»
Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
История завоевания Кавказа
Открывая Россию: Сахалин
Сталин. Вождь и страна
Ученые не против поп-культуры
В чем смысл животных
Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Мир Эйзенштейна
Блокада Ленинграда
Что такое современный танец
Как железные дороги изменили русскую жизнь
Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Лев Толстой против всех
Россия и Америка: история отношений
Как придумать свою историю
Россия глазами иностранцев
История православной культуры
Революция 1917 года
Русская литература XX века. Сезон 5
Человек против СССР
Мир Булгакова
Как читать русскую литературу
Что такое
Древняя Греция
Блеск и нищета Российской империи
Мир Анны Ахматовой
Жанна д’Арк: история мифа
Любовь при Екатерине Великой
Русская литература XX века. Сезон 4
Социология как наука о здравом смысле
Кто такие декабристы
Русское военное искусство
Византия для начинающих
Закон и порядок
в России XVIII века
Как слушать
классическую музыку
Русская литература XX века. Сезон 3
Повседневная жизнь Парижа
Русская литература XX века. Сезон 2
Как понять Японию
Рождение, любовь и смерть русских князей
Что скрывают архивы
Русский авангард
Петербург
накануне революции
«Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Антропология
коммуналки
Русская литература XX века. Сезон 1
Архитектура как средство коммуникации
История дендизма
Генеалогия русского патриотизма
Несоветская философия в СССР
Преступление и наказание в Средние века
Как понимать живопись XIX века
Мифы Южной Америки
Неизвестный Лермонтов
Греческий проект
Екатерины Великой
Правда и вымыслы о цыганах
Исторические подделки и подлинники
Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
История игр за 17 минут
Видеоликбез: от шахмат и го до покемонов и видеоигр
Истории и легенды городов России
Детский аудиокурс антрополога Александра Стрепетова
Путеводитель по венгерскому кино
От эпохи немых фильмов до наших дней
Дух английской литературы
Оцифрованный архив лекций Натальи Трауберг об английской словесности с комментариями филолога Николая Эппле
Аудиогид МЦД: 28 коротких историй от Одинцова до Лобни
Первые советские автогонки, потерянная могила Малевича, чудесное возвращение лобненских чаек и другие неожиданные истории, связанные со станциями Московских центральных диаметров
Советская кибернетика в историях и картинках
Как новая наука стала важной частью советской культуры
Игра: нарядите елку
Развесьте игрушки на двух елках разного времени и узнайте их историю
Что такое экономика? Объясняем на бургерах
Детский курс Григория Баженова
Всем гусьгусь!
Мы запустили детское
приложение с лекциями,
подкастами и сказками
Открывая Россию: Нижний Новгород
Курс лекций по истории Нижнего Новгорода и подробный путеводитель по самым интересным местам города и области
Как устроен балет
О создании балета рассказывают хореограф, сценограф, художники, солистка и другие авторы «Шахерезады» на музыку Римского-Корсакова в Пермском театре оперы и балета
Железные дороги в Великую Отечественную войну
Аудиоматериалы на основе дневников, интервью и писем очевидцев c комментариями историка
Война
и жизнь
Невоенное на Великой Отечественной войне: повесть «Турдейская Манон Леско» о любви в санитарном поезде, прочитанная Наумом Клейманом, фотохроника солдатской жизни между боями и 9 песен военных лет
Фландрия: искусство, художники и музеи
Представительство Фландрии на Arzamas: видеоэкскурсии по лучшим музеям Бельгии, разборы картин фламандских гениев и первое знакомство с именами и местами, которые заслуживают, чтобы их знали все
Еврейский музей и центр толерантности
Представительство одного из лучших российских музеев — история и культура еврейского народа в видеороликах, артефактах и рассказах
Музыка в затерянных храмах
Путешествие Arzamas в Тверскую область
Подкаст «Перемотка»
Истории, основанные на старых записях из семейных архивов: аудиодневниках, звуковых посланиях или разговорах с близкими, которые сохранились только на пленке
Arzamas на диване
Новогодний марафон: любимые ролики сотрудников Arzamas
Как устроен оркестр
Рассказываем с помощью оркестра musicAeterna и Шестой симфонии Малера
Британская музыка от хора до хардкора
Все главные жанры, понятия и имена британской музыки в разговорах, объяснениях и плейлистах
Марсель Бротарс: как понять концептуалиста по его надгробию
Что значат мидии, скорлупа и пальмы в творчестве бельгийского художника и поэта
Новая Третьяковка
Русское искусство XX века в фильмах, галереях и подкасте
Видеоистория русской культуры за 25 минут
Семь эпох в семи коротких роликах
Русская литература XX века
Шесть курсов Arzamas о главных русских писателях и поэтах XX века, а также материалы о литературе на любой вкус: хрестоматии, словари, самоучители, тесты и игры
Детская комната Arzamas
Как провести время с детьми, чтобы всем было полезно и интересно: книги, музыка, мультфильмы и игры, отобранные экспертами
Аудиоархив Анри Волохонского
Коллекция записей стихов, прозы и воспоминаний одного из самых легендарных поэтов ленинградского андеграунда 1960-х — начала 1970-х годов
История русской культуры
Суперкурс Онлайн-университета Arzamas об отечественной культуре от варягов до рок-концертов
Русский язык от «гой еси» до «лол кек»
Старославянский и сленг, оканье и мат, «ѣ» и «ё», Мефодий и Розенталь — всё, что нужно знать о русском языке и его истории, в видео и подкастах
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Университет Arzamas. Запад и Восток: история культур
Весь мир в 20 лекциях: от китайской поэзии до Французской революции
Что такое античность
Всё, что нужно знать о Древней Греции и Риме, в двух коротких видео и семи лекциях
Как понять Россию
История России в шпаргалках, играх и странных предметах
Каникулы на Arzamas
Новогодняя игра, любимые лекции редакции и лучшие материалы 2016 года — проводим каникулы вместе
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы
Лекции
55 минут
1/3

Хлудовы: от кушака до текстильной империи

Как одна семья управляла крупнейшим бумагопрядильным предприятием России и почему его чуть не погубила Гражданская война в США

Галина Ульянова

Как одна семья управляла крупнейшим бумагопрядильным предприятием России и почему его чуть не погубила Гражданская война в США

37 минут
2/3

Эйнем и Гейс: от маленькой кондитерской до шоколадной фабрики

Как немецкие кондитеры, которые знали толк в маркетинге, покорили рынок сладостей в России и почему их производство не разгромили в революцию 1905 года

Галина Ульянова

Как немецкие кондитеры, которые знали толк в маркетинге, покорили рынок сладостей в России и почему их производство не разгромили в революцию 1905 года

30 минут
3/3

Поповы: от трактира до чайного торгового дома

Как сирота из костромской деревни создал один из самых мощных брендов чая в России и почему интересы его фирмы защищал легендарный адвокат Федор Плевако

Галина Ульянова

Как сирота из костромской деревни создал один из самых мощных брендов чая в России и почему интересы его фирмы защищал легендарный адвокат Федор Плевако