КурсТрудовые будни героев Пушкина, Лермонтова, Гоголя и ГрибоедоваАудиолекцииМатериалы

Расшифровка Гвардейцы, гусары, юнкера

Почему военная служба — это престижно

Начнем с немного загадочной цитаты из комедии Грибоедова «Горе от ума». Чацкий, который вечно всем возмущается, говорит: 

И в женах, дочерях — к мундиру та же страсть!
Я сам к нему давно ль от нежности отрекся?!
Теперь уж в это мне ребячество не впасть;
Но кто б тогда за всеми не повлекся?
Когда из гвардии, иные от двора
Сюда на время приезжали:
Кричали женщины: ура!
И в воздух чепчики бросали!

Давайте попробуем разобраться, что здесь происходит, почему женщины приходят в такой экстаз и бросают чепчики. 

Первое и основное деление военной службы в Российской империи — это даже не деление на морскую и сухопутную службу, а на гвардейскую и армейскую. В императорской России гвардия — это до известной степени аналог закрытой частной школы в Англии. Гвардия — это эксклюзивно, это особое самоощущение, это служба в столице или крупных городах, это близко к императору и двору, это круг знакомств и, что самое важное, связи. Служба в гвардии предполагала финансирование со стороны семьи, отсутствие денежных затруднений, а также то, что называлось славными традициями: мужчины одной семьи поколение за поколением могли служить в одном и том же полку, например в гвардейском Семеновском, считая его своим вторым домом. И тогда их личные заслуги суммировались со славой полка и преумножали ее, внушая корпоративное сознание.

Армия — это совсем другое. К первой главе романа «Капитанская дочка» Пушкин ставит эпиграфом диалог двух персонажей из комедии Якова Княжнина «Хвастун»: 

— Был бы гвардии он завтра ж капитан.
— Того не надобно; пусть в армии послужит.
— Изрядно сказано! пускай его потужит…

Гвардия — это служба беспечная, а армия — настоящая. В армии нужно, что называется, тянуть лямку и тужить, то есть переносить множество тягот и трудностей. 

Иллюстрация Дементия Шмаринова к повести Александра Пушкина «Выстрел». 1937 год © Дементий Шмаринов / онлайн-читать.рф

С этим материалом Пушкин работает не только в исторической прозе, но и в чистой беллетристике. Например, в знаменитом зачине «Выстрела» (это первая из «Повестей Белкина»):

«Мы стояли в местечке ***. Жизнь армейского офицера известна. Утром ученье, манеж; обед у полкового командира или в жидовском трактире; вечером пунш и карты. В *** не было ни одного открытого дома, ни одной невесты; мы собирались друг у друга, где, кроме своих мундиров, не видали ничего».

Так Пушкин описывает рутину армейской службы.

В «Метели», второй из «Повестей Белкина», противопоставлены два избранника главной героини Марьи Гавриловны, очаровательной наследницы довольно большого состояния. Первый — ее возлюбленный — «бедный армейский прапорщик, находившийся в отпуску в своей деревне». Это абсолютно нежеланный жених для родителей, и, собственно, вся интрига «Метели» — таинственный увоз, выход замуж в полуосвещенной церкви — из этого и проистекает. И второй ее избранник, перед которым отступают, как пишет Пушкин, иные «искатели», это раненый гусарский полковник Бурмин «с Георгием  Орден Святого Георгия, высшая военная награда Российской империи. в петлице». Перед нами два принципиально разных офицера, принципиально разных жениха для состоятельной невесты: один решительно не годится, он бедный, перед ним бесконечно долгая служба, из которой, в сущности, он ничего особенного не выслужит; другой — завидный жених, гусарский полковник. Не гвардеец, но полковник — это очень высокий чин. К тому же кавалерийские полки, в особенности легкая кавалерия — гусары, драгуны, находятся в более привилегированном положении. Они, если угодно, заметнее, их больше любит император, они красивее выглядят на параде, и поэтому их предпочитают артиллерийским частям, военно-инженерным соединениям и, конечно, армейской пехоте. 

Иллюстрация Дементия Шмаринова к повести Александра Пушкина «Метель». 1937 год © Дементий Шмаринов / онлайн-читать.рф

Прежде чем попасть в тот или иной полк и начать службу, будущие офицеры должны были где-то учиться. Иногда они оканчивали специальные военно-учебные заведения. Так называемые кадетские корпуса в основном находились в Петербурге, но были они и в провинции. Чему же там учили? Самым разным дисциплинам, но, разумеется, в первую очередь точным наукам — математике, геометрии, планиметрии, фортификации. Учили ездить верхом, фехтовать. Учили также иностранным языкам и танцам, поскольку офицер — это все-таки светский человек.

Довольно часто молодой человек сразу поступал в полк, но, как правило, не офицером на младшие должности, как прапорщик, первый жених Марии Гавриловны, а юнкером. Юнкер — это не солдат, но еще и не офицер. Вот так Печорин в романе Лермонтова «Герой нашего времени» описывает Грушницкого, которому «едва ли 21 год»: «Грушницкий — юнкер. Он только год в службе, носит, по особенному роду франтовства, толстую солдатскую шинель. У него георгиевский солдатский крестик». Дело происходит на Кавказе, Грушницкому предстоит еще некоторое время послужить в юнкерах, солдатскую шинель он носит потому, что хочет показать, что спокойно относится к тяготам юнкерской службы, хотя на самом деле в голове у него только одно — чтобы как можно скорее его произвели в офицеры. И, как только это происходит, Печорин дает себе волю и издевается над дешевым лоском, который наводит на себя новоиспеченный офицер: эполеты, то есть офицерское отличие, у Грушницкого были огромными и загнутыми кверху наподобие крылышек Амура.

Иллюстрация Михаила Врубеля к роману Михаила Лермонтова «Герой нашего времени». 1890–1891 годы онлайн-читать.рф
 
Как написать «Героя нашего времени»: инструкция

Что же должен был делать офицер, каков его круг обязанностей? В мирное время, во-первых, учить солдат, то есть общаться с ними в повседневной жизни, а значит, знать русский язык и понимать солдат, не проявлять бессмысленной жестокости и взыскательности. Про русский язык я сказала совершенно не случайно, потому что в гвардейских полках часто служили аристократы, для которых родным языком, на котором они говорили дома и в своем кругу, был французский. Следовательно, поступая на службу, им приходилось выучивать русский язык и общаться на нем с солдатскими чинами. Во-вторых, совершенствовать собственные офицерские навыки — об этом Пушкин говорит в начале «Выстрела»: утром ученье, манеж. В-третьих, и это, может быть, самое важное, подчиняться кодексу чести. Офицер практически не воспринимает себя индивидуально — он часть корпорации, сословия внутри сословия.

Офицеры не всегда оставались в одном и том же полку до конца службы, можно было переходить из полка в полк, когда открывались более выигрышные с карьерной точки зрения вакансии. О переводах можно было просить или их предусматривало начальство.

Сколько служили? В принципе, пока не надоест. Многие выходили в отставку рано, достигнув некоторых чинов. Всегда можно было сказать: я служил в таком-то полку, а потом счел нужным выйти в отставку, — и дальше заниматься уже чем душе было угодно. Впрочем, чтобы заниматься чем душе угодно, нужно было все-таки иметь некоторое состояние, так что занимались в основном тем, что было необходимо, — собственным имением, чтобы не протянуть ноги с голоду. Были те, кто после военной службы шел в статскую, то есть гражданскую. Но были и те, кто связывал себя с военными силами практически на всю жизнь и выходил в отставку уже довольно пожилым человеком, а иногда и умирал на службе. Вообще умирали на службе довольно часто, в особенности, конечно же, в периоды военных действий. 

Иллюстрация Ральфа Штейна к пьесе Николая Гоголя «Женитьба». 1893 год онлайн-читать.рф

Мы все говорим про сухопутные войска, но был и морской флот, более того, он составлял особую гордость России. Во флоте, как и в гвардии, дворяне служили целыми родами: Римские-Корсаковы, Лазаревы, Нахимовы — это традиционно флотские фамилии. Это были в основном семейства небогатые. Морскую службу нередко выбирали люди, стремившиеся повидать мир за государственный счет, — понятно, что морской офицер не сидит в порту, а путешествует, ходит на кораблях с той или иной миссией и представляет за границей свою страну. В отставке они, как правило, не могли похвастаться значительным материальным достатком, зато рассказами о виденном — вне всякого сомнения. В комедии Гоголя «Женитьба» моряк, лейтенант в отставке Балтазар Балтазарович Жевакин беден как церковная мышь. Сваха рассказывает, как выглядит его квартира: «...Уж на квартире одна только трубка и стоит  Такие длинные трубки курили сидя, они почти доставали до пола.. Больше ничего нет, никакой мебели». И даже если сваха немного преувеличивает, несомненно, что Балтазар Балтазарович беден. Он и сам об этом говорит — мундир, который на нем так замечательно сидит и сукно которого он нахваливает изо всех сил, был сшит несколько десятилетий назад. Зато рассказы Балтазара Балтазаровича о Сицилии, где он был вместе со своей эскадрой, замечательно колоритны:

«Анучкин. А как, позвольте узнать, Сицилия — вот вы изволили сказать: Сицилия, — хорошая это земля Сицилия?
Жевакин. А прекрасная! Мы тридцать четыре дня там пробыли; вид, я вам доложу, восхитительный. Эдакие горы, эдак деревцо какое-нибудь гранатное, и везде италианочки, такие розанчики, так вот и хочется поцеловать.
Анучкин. И хорошо образованы?
Жевакин. Превосходным образом! Так образованные, как вот у нас только графини разве. Бывало, пойдешь по улице — ну, русский лейтенант  В лейтенантском чине Жевакин и выйдет в отставку, то есть никакой карьеры во флоте он не сделал.... Натурально, здесь эполеты (показывает на плеча), золотое шитье, и эдак красоточки черномазенькие — у них ведь возле каждого дома балкончики и крыши вот, как этот пол, совершенно плоски. Бывало, эдак смотришь и сидит эдакой розанчик…»В лейтенантском чине Жевакин и выйдет в отставку, то есть никакой карьеры во флоте он не сделал.

Жевакин рассказывает о своих похождениях на Сицилии, совершенно зачаровывая аудиторию.

Что же получали офицеры? Жалованье. Все офицеры, согласно штатному расписанию, обязательно получали некоторые суммы, как правило ежеквартально, то есть четыре раза в год. Другое дело, что в гвардейских полках на жалованье никто не жил — всем присылали из дома, а кое-кто и вовсе жил дома. Да и расходы гвардейского офицера на мундир, на разного рода аксессуары, нужные для военной службы, на лошадей, экипаж, квартиру были таковы, что жалованьем никак не покрывались. Армия — другое дело: там при практически бесплатной кормежке, квартире, которая финансируется государством, и денщике — бесплатном слуге, который вербуется из солдат, можно было прожить на жалованье, тем более в провинции. Но шикарной эту жизнь назвать было никак нельзя. Многие письма офицеров рефреном повторяют просьбу к родным прислать денег. Плюс, разумеется, случались экстраординарные расходы — прежде всего это карточные проигрыши, бич скучной жизни, которую нужно чем-то разнообразить. Отсюда часто проистекали заимствования из полковой кассы и весьма печальные последствия, когда нечем было эти заимствования покрыть. Для многих оставался единственный выход — самоубийство, потому что позор уголовного дела невозможен и несовместим со статусом офицера. 

Унтер-офицеры Лейб-гвардии Гусарского полка. Акварель Александра Клюндера. 1838 год Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи, Санкт-Петербург

Возвращаясь к грибоедовским чепчикам и экзальтированным московским дамам, поговорим немножко о престиже военной службы. По умолчанию она престижней практически любой статской или, как о ней еще говорили, штатской, то есть гражданской. Военные профессии связаны не только с опасностями, которые нужно бесстрашно преодолевать, но и с постоянными перемещениями, в том числе в другие страны. К тому же военные профессии, можно сказать, более бескорыстные. Военные служат государю и отечеству, а статские — не только государю и государству, но еще и своему карману. Это совершенно не значит, что в реальности военные чины не воровали из государственной казны, безусловно, это тоже было. Но репутация и молва упорно приписывают взяточничество именно чиновникам гражданской сферы.

Чиновники и офицеры оказываются на разных полюсах социального поля, на что очень наглядно реагирует литература. Вот небольшой фрагмент из неоконченного романа Лермонтова «Княгиня Лиговская»: 

«Итак, по Вознесенской шел один молодой чиновник, и шел он из департамента, утомленный однообразной работой… <…> …Вдруг слышит он крик: „берегись, поди!..“ Прямо на него летел гнедой рысак; из-за кучера мелькал белый султан, и развевался воротник серой шинели. — Едва он успел поднять глаза, уж одна оглобля была против его груди, и пар, вылетавший клубами из ноздрей бегуна, обдал ему лицо; машинально он ухватился руками за оглоблю и в тот же миг сильным порывом лошади был отброшен несколько шагов в сторону на тротуар… <…>
     Когда чиновник очнулся, боли он нигде не чувствовал, но колена у него тряслись еще от страха… горькие думы овладели его сердцем, и с этой минуты перенес он всю ненависть, к какой его душа только была способна, с извозчиков на гнедых рысаков и белые султаны».

Иллюстрация Леонида Фейнберга к роману Михаила Лермонтова «Герой нашего времени». 1941–1945 годы © Леонид Фейнберг / Государственный музей истории российской литературы имени В. И. Даля

Кто же сбил чиновника на улице? Этого человека звали Григорий Александрович Печорин, а между родными на французский лад — просто Жорж. Ему 23 года, у его родителей 3000 душ в Саратовской, Воронежской и Калужской губерниях. Как видим, Печорин — аристократ: белый султан указывает на гвардейский полк, скорее всего кавалергардский. Он вообще не видит в чиновнике человека. Лермонтов этот роман не дописал и даже не довел хотя бы до середины, но, судя по всему, конфликт здесь должен был проходить именно по линии напряжения между блестящим гвардейцем и сереньким чиновником, который ходит по Петербургу пешком.

ПАРТНЕР ПРОЕКТА
Курс подготовлен совместно с финтехкомпанией «Точка», которая делает сервисы для предпринимателей. В «Точке» легко оставаться собой и быть свободным — вы сможете сами решить, откуда работать и как добиваться поставленных целей. Вакансии в «Точке» можно посмотреть по ссылке.
Хотите быть в курсе всего?
Подпишитесь на нашу рассылку, вам понравится. Мы обещаем писать редко и по делу
Курсы
Неслабо!
Третьяковка после Третьякова
Как училась Россия
«Народная воля»: первые русские террористы
История сексуальности
Тьфу-тьфу-тьфу!
Скандинавия эпохи викингов
Языки архитектуры XX века
Точки опоры
Николай Гумилев в пути
Портрет художника эпохи СССР
Мир Толкина. Часть 1
Что мы знаем об этрусках
Английская литература XX века. Сезон 2
Джаз для начинающих
Ощупывая
северо-западного
слона
Ученый совет
Трудовые будни героев Пушкина, Лермонтова, Гоголя и Грибоедова
Взлет и падение Новгородской республики
История русской эмиграции
Как придумать город
Вашими молитвами
Остап Бендер: история главного советского плута
Мир Даниила Хармса
Найман читает «Рассказы о Анне Ахматовой»
Главные идеи Карла Маркса
Олег Григорьев читает свои стихи
История торговли в России
Зачем я это увидел?
Жак Лакан и его психоанализ
Мир средневекового человека
Репортажи с фронтов Первой мировой
Главные философские вопросы. Сезон 8: Где добро, а где зло?
Сказки о любви
Веничка Ерофеев между Москвой и Петушками (18+)
Япония при тоталитаризме
Рождественские песни
Как жили обыкновенные люди и императоры в Древнем Риме
Хотелось бы верить
Немецкая музыка от хора до хардкора
Главные философские вопросы. Сезон 7: Почему нам так много нужно?
Довлатов и Ленинград
Главные философские вопросы. Сезон 6: Зачем нам природа?
История московской архитектуры. От Василия Темного до наших дней
Личный XX век
Берлинская стена. От строительства до падения
Страшные истории
Нелли Морозова. «Мое пристрастие к Диккенсу». Аудиокнига
Польское кино: визитные карточки
Зигмунд Фрейд и искусство толкования
Деловые люди XIX века
«Эй, касатка, выйди в садик»: песни Виктора Коваля и Андрея Липского
Английская литература XX века. Сезон 1
Культурные коды экономики: почему страны живут по-разному
Главные философские вопросы. Сезон 5: Что такое страсть?
Золотая клетка. Переделкино в 1930–50-е годы
Как исполнять музыку на исторических инструментах
Как Оптина пустынь стала главным русским монастырем
Как гадают ханты, староверы, японцы и дети
Последние Романовы: от Александра I до Николая II
Отвечают сирийские мистики
Как читать любимые книги по-новому
Как жили обыкновенные люди в Древней Греции
Путешествие еды по литературе
За что мы любим кельтов?
Стругацкие: от НИИЧАВО к Зоне
Легенды и мифы советской космонавтики
Гитлер и немцы: как так вышло
Как Марк Шагал стал всемирным художником
«Безутешное счастье»: рассказы о стихотворениях Григория Дашевского
История русской еды
Лесков и его чудные герои
Песни о любви
Культура Японии в пяти предметах
5 историй о волшебных помощниках
Главные философские вопросы. Сезон 4: Что есть истина?
Что придумал Бетховен
Первопроходцы: кто открывал Сибирь и Дальний Восток
Сирийские мистики об аде, игрушках, эросе и прокрастинации
Что такое романтизм и как он изменил мир
Финляндия: визитные карточки
Как атом изменил нашу жизнь
Данте и «Божественная комедия»
Шведская литература: кого надо знать
Я бы выпил (18+)
Кто такой Троцкий?
Теории заговора: от Античности до наших дней
Зачем люди ведут дневники, а историки их читают
Помпеи до и после извержения Везувия
Народные песни русского города
Метро в истории, культуре и жизни людей
Идиш: язык и литература
Кафка и кафкианство
Кто такой Ленин?
Что мы знаем об Антихристе
Джеймс Джойс и роман «Улисс»
Стихи о любви
Главные философские вопросы. Сезон 3: Существует ли свобода?
«Молодой папа»: история, искусство и Церковь в сериале
Безымянный подкаст Филиппа Дзядко
Антропология Севера: кто и как живет там, где холодно
Как читать китайскую поэзию
Экономика пиратства
Как русские авангардисты строили музей
Милосердие на войне
Как революция изменила русскую литературу
Главные философские вопросы. Сезон 2: Кто такой Бог?
Гутенберг позвонит
Композитор Владимир Мартынов о музыке — слышимой и неслышимой
Лунные новости
Открывая Россию: Ямал
Криминология: как изучают преступность и преступников
Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Введение в гендерные исследования
Документальное кино между вымыслом и реальностью
Из чего состоит мир «Игры престолов»
Мир Владимира Набокова
Краткая история татар
Как мы чувствуем архитектуру
Письма о любви
Американская литература XX века. Сезон 2
Американская литература XX века. Сезон 1
Холокост. Истории спасения
Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
У Христа за пазухой: сироты в культуре
Антропология чувств
Первый русский авангардист
Как увидеть искусство глазами его современников
История исламской культуры
Как работает литература
Несогласный Теодор
История Византии в пяти кризисах
Открывая Россию: Иваново
Комплекс неполноценности
История Великобритании в «Аббатстве Даунтон»
Самозванцы и Cмута
Поэзия как политика. XIX век
Иностранцы о России
Особенности национальных эмоций
Русская литература XX века. Сезон 6
10 секретов «Евгения Онегина»
Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
История завоевания Кавказа
Открывая Россию: Сахалин
Сталин. Вождь и страна
Ученые не против поп-культуры
В чем смысл животных
Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Мир Эйзенштейна
Блокада Ленинграда
Что такое современный танец
Как железные дороги изменили русскую жизнь
Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Лев Толстой против всех
Россия и Америка: история отношений
Как придумать свою историю
Россия глазами иностранцев
История православной культуры
Революция 1917 года
Русская литература XX века. Сезон 5
Человек против СССР
Мир Булгакова
Как читать русскую литературу
Что такое
Древняя Греция
Блеск и нищета Российской империи
Мир Анны Ахматовой
Жанна д’Арк: история мифа
Любовь при Екатерине Великой
Русская литература XX века. Сезон 4
Социология как наука о здравом смысле
Кто такие декабристы
Русское военное искусство
Византия для начинающих
Закон и порядок
в России XVIII века
Как слушать
классическую музыку
Русская литература XX века. Сезон 3
Повседневная жизнь Парижа
Русская литература XX века. Сезон 2
Как понять Японию
Рождение, любовь и смерть русских князей
Что скрывают архивы
Русский авангард
Петербург
накануне революции
«Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Антропология
коммуналки
Русская литература XX века. Сезон 1
Архитектура как средство коммуникации
История дендизма
Генеалогия русского патриотизма
Несоветская философия в СССР
Преступление и наказание в Средние века
Как понимать живопись XIX века
Мифы Южной Америки
Неизвестный Лермонтов
Греческий проект
Екатерины Великой
Правда и вымыслы о цыганах
Исторические подделки и подлинники
Театр английского Возрождения
Неслабо!
Третьяковка после Третьякова
Как училась Россия
«Народная воля»: первые русские террористы
История сексуальности
Тьфу-тьфу-тьфу!
Скандинавия эпохи викингов
Языки архитектуры XX века
Точки опоры
Николай Гумилев в пути
Портрет художника эпохи СССР
Мир Толкина. Часть 1
Что мы знаем об этрусках
Английская литература XX века. Сезон 2
Джаз для начинающих
Ощупывая
северо-западного
слона
Ученый совет
Трудовые будни героев Пушкина, Лермонтова, Гоголя и Грибоедова
Взлет и падение Новгородской республики
История русской эмиграции
Как придумать город
Вашими молитвами
Остап Бендер: история главного советского плута
Мир Даниила Хармса
Найман читает «Рассказы о Анне Ахматовой»
Главные идеи Карла Маркса
Олег Григорьев читает свои стихи
История торговли в России
Зачем я это увидел?
Жак Лакан и его психоанализ
Мир средневекового человека
Репортажи с фронтов Первой мировой
Главные философские вопросы. Сезон 8: Где добро, а где зло?
Сказки о любви
Веничка Ерофеев между Москвой и Петушками (18+)
Япония при тоталитаризме
Рождественские песни
Как жили обыкновенные люди и императоры в Древнем Риме
Хотелось бы верить
Немецкая музыка от хора до хардкора
Главные философские вопросы. Сезон 7: Почему нам так много нужно?
Довлатов и Ленинград
Главные философские вопросы. Сезон 6: Зачем нам природа?
История московской архитектуры. От Василия Темного до наших дней
Личный XX век
Берлинская стена. От строительства до падения
Страшные истории
Нелли Морозова. «Мое пристрастие к Диккенсу». Аудиокнига
Польское кино: визитные карточки
Зигмунд Фрейд и искусство толкования
Деловые люди XIX века
«Эй, касатка, выйди в садик»: песни Виктора Коваля и Андрея Липского
Английская литература XX века. Сезон 1
Культурные коды экономики: почему страны живут по-разному
Главные философские вопросы. Сезон 5: Что такое страсть?
Золотая клетка. Переделкино в 1930–50-е годы
Как исполнять музыку на исторических инструментах
Как Оптина пустынь стала главным русским монастырем
Как гадают ханты, староверы, японцы и дети
Последние Романовы: от Александра I до Николая II
Отвечают сирийские мистики
Как читать любимые книги по-новому
Как жили обыкновенные люди в Древней Греции
Путешествие еды по литературе
За что мы любим кельтов?
Стругацкие: от НИИЧАВО к Зоне
Легенды и мифы советской космонавтики
Гитлер и немцы: как так вышло
Как Марк Шагал стал всемирным художником
«Безутешное счастье»: рассказы о стихотворениях Григория Дашевского
История русской еды
Лесков и его чудные герои
Песни о любви
Культура Японии в пяти предметах
5 историй о волшебных помощниках
Главные философские вопросы. Сезон 4: Что есть истина?
Что придумал Бетховен
Первопроходцы: кто открывал Сибирь и Дальний Восток
Сирийские мистики об аде, игрушках, эросе и прокрастинации
Что такое романтизм и как он изменил мир
Финляндия: визитные карточки
Как атом изменил нашу жизнь
Данте и «Божественная комедия»
Шведская литература: кого надо знать
Я бы выпил (18+)
Кто такой Троцкий?
Теории заговора: от Античности до наших дней
Зачем люди ведут дневники, а историки их читают
Помпеи до и после извержения Везувия
Народные песни русского города
Метро в истории, культуре и жизни людей
Идиш: язык и литература
Кафка и кафкианство
Кто такой Ленин?
Что мы знаем об Антихристе
Джеймс Джойс и роман «Улисс»
Стихи о любви
Главные философские вопросы. Сезон 3: Существует ли свобода?
«Молодой папа»: история, искусство и Церковь в сериале
Безымянный подкаст Филиппа Дзядко
Антропология Севера: кто и как живет там, где холодно
Как читать китайскую поэзию
Экономика пиратства
Как русские авангардисты строили музей
Милосердие на войне
Как революция изменила русскую литературу
Главные философские вопросы. Сезон 2: Кто такой Бог?
Гутенберг позвонит
Композитор Владимир Мартынов о музыке — слышимой и неслышимой
Лунные новости
Открывая Россию: Ямал
Криминология: как изучают преступность и преступников
Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Введение в гендерные исследования
Документальное кино между вымыслом и реальностью
Из чего состоит мир «Игры престолов»
Мир Владимира Набокова
Краткая история татар
Как мы чувствуем архитектуру
Письма о любви
Американская литература XX века. Сезон 2
Американская литература XX века. Сезон 1
Холокост. Истории спасения
Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
У Христа за пазухой: сироты в культуре
Антропология чувств
Первый русский авангардист
Как увидеть искусство глазами его современников
История исламской культуры
Как работает литература
Несогласный Теодор
История Византии в пяти кризисах
Открывая Россию: Иваново
Комплекс неполноценности
История Великобритании в «Аббатстве Даунтон»
Самозванцы и Cмута
Поэзия как политика. XIX век
Иностранцы о России
Особенности национальных эмоций
Русская литература XX века. Сезон 6
10 секретов «Евгения Онегина»
Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
История завоевания Кавказа
Открывая Россию: Сахалин
Сталин. Вождь и страна
Ученые не против поп-культуры
В чем смысл животных
Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Мир Эйзенштейна
Блокада Ленинграда
Что такое современный танец
Как железные дороги изменили русскую жизнь
Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Лев Толстой против всех
Россия и Америка: история отношений
Как придумать свою историю
Россия глазами иностранцев
История православной культуры
Революция 1917 года
Русская литература XX века. Сезон 5
Человек против СССР
Мир Булгакова
Как читать русскую литературу
Что такое
Древняя Греция
Блеск и нищета Российской империи
Мир Анны Ахматовой
Жанна д’Арк: история мифа
Любовь при Екатерине Великой
Русская литература XX века. Сезон 4
Социология как наука о здравом смысле
Кто такие декабристы
Русское военное искусство
Византия для начинающих
Закон и порядок
в России XVIII века
Как слушать
классическую музыку
Русская литература XX века. Сезон 3
Повседневная жизнь Парижа
Русская литература XX века. Сезон 2
Как понять Японию
Рождение, любовь и смерть русских князей
Что скрывают архивы
Русский авангард
Петербург
накануне революции
«Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Антропология
коммуналки
Русская литература XX века. Сезон 1
Архитектура как средство коммуникации
История дендизма
Генеалогия русского патриотизма
Несоветская философия в СССР
Преступление и наказание в Средние века
Как понимать живопись XIX века
Мифы Южной Америки
Неизвестный Лермонтов
Греческий проект
Екатерины Великой
Правда и вымыслы о цыганах
Исторические подделки и подлинники
Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Путеводитель по благотвори­тельной России XIX века
27 рассказов о ночлежках, богадельнях, домах призрения и других благотворительных заведениях Российской империи
Колыбельные народов России
Пчелка золотая да натертое яблоко. Пятнадцать традиционных напевов в современном исполнении, а также их истории и комментарии фольклористов
История Юрия Лотмана
Arzamas рассказывает о жизни одного из главных ученых-гуманитариев XX века, публикует его ранее не выходившую статью, а также знаменитый цикл «Беседы о русской культуре»
Волшебные ключи
Какие слова открывают каменную дверь, что сказать на пороге чужого дома на Новый год и о чем стоит помнить, когда пытаешься проникнуть в сокровищницу разбойников? Тест и шесть рассказов ученых о магических паролях
Наука и смелость. Второй сезон
Детский подкаст о том, что пришлось пережить ученым, прежде чем их признали великими
«1984». Аудиоспектакль
Старший Брат смотрит на тебя! Аудиоверсия самой знаменитой антиутопии XX века — романа Джорджа Оруэлла «1984»
История Павла Грушко, поэта и переводчика, рассказанная им самим
Павел Грушко — о голоде и Сталине, оттепели и Кубе, а также о Федерико Гарсиа Лорке, Пабло Неруде и других испаноязычных поэтах
История игр за 17 минут
Видеоликбез: от шахмат и го до покемонов и видеоигр
Истории и легенды городов России
Детский аудиокурс антрополога Александра Стрепетова
Путеводитель по венгерскому кино
От эпохи немых фильмов до наших дней
Дух английской литературы
Оцифрованный архив лекций Натальи Трауберг об английской словесности с комментариями филолога Николая Эппле
Аудиогид МЦД: 28 коротких историй от Одинцова до Лобни
Первые советские автогонки, потерянная могила Малевича, чудесное возвращение лобненских чаек и другие неожиданные истории, связанные со станциями Московских центральных диаметров
Советская кибернетика в историях и картинках
Как новая наука стала важной частью советской культуры
Игра: нарядите елку
Развесьте игрушки на двух елках разного времени и узнайте их историю
Что такое экономика? Объясняем на бургерах
Детский курс Григория Баженова
Всем гусьгусь!
Мы запустили детское
приложение с лекциями,
подкастами и сказками
Открывая Россию: Нижний Новгород
Курс лекций по истории Нижнего Новгорода и подробный путеводитель по самым интересным местам города и области
Как устроен балет
О создании балета рассказывают хореограф, сценограф, художники, солистка и другие авторы «Шахерезады» на музыку Римского-Корсакова в Пермском театре оперы и балета
Железные дороги в Великую Отечественную войну
Аудиоматериалы на основе дневников, интервью и писем очевидцев c комментариями историка
Война
и жизнь
Невоенное на Великой Отечественной войне: повесть «Турдейская Манон Леско» о любви в санитарном поезде, прочитанная Наумом Клейманом, фотохроника солдатской жизни между боями и 9 песен военных лет
Фландрия: искусство, художники и музеи
Представительство Фландрии на Arzamas: видеоэкскурсии по лучшим музеям Бельгии, разборы картин фламандских гениев и первое знакомство с именами и местами, которые заслуживают, чтобы их знали все
Еврейский музей и центр толерантности
Представительство одного из лучших российских музеев — история и культура еврейского народа в видеороликах, артефактах и рассказах
Музыка в затерянных храмах
Путешествие Arzamas в Тверскую область
Подкаст «Перемотка»
Истории, основанные на старых записях из семейных архивов: аудиодневниках, звуковых посланиях или разговорах с близкими, которые сохранились только на пленке
Arzamas на диване
Новогодний марафон: любимые ролики сотрудников Arzamas
Как устроен оркестр
Рассказываем с помощью оркестра musicAeterna и Шестой симфонии Малера
Британская музыка от хора до хардкора
Все главные жанры, понятия и имена британской музыки в разговорах, объяснениях и плейлистах
Марсель Бротарс: как понять концептуалиста по его надгробию
Что значат мидии, скорлупа и пальмы в творчестве бельгийского художника и поэта
Новая Третьяковка
Русское искусство XX века в фильмах, галереях и подкастах
Видеоистория русской культуры за 25 минут
Семь эпох в семи коротких роликах
Русская литература XX века
Шесть курсов Arzamas о главных русских писателях и поэтах XX века, а также материалы о литературе на любой вкус: хрестоматии, словари, самоучители, тесты и игры
Детская комната Arzamas
Как провести время с детьми, чтобы всем было полезно и интересно: книги, музыка, мультфильмы и игры, отобранные экспертами
Аудиоархив Анри Волохонского
Коллекция записей стихов, прозы и воспоминаний одного из самых легендарных поэтов ленинградского андеграунда 1960-х — начала 1970-х годов
История русской культуры
Суперкурс Онлайн-университета Arzamas об отечественной культуре от варягов до рок-концертов
Русский язык от «гой еси» до «лол кек»
Старославянский и сленг, оканье и мат, «ѣ» и «ё», Мефодий и Розенталь — всё, что нужно знать о русском языке и его истории, в видео и подкастах
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Университет Arzamas. Запад и Восток: история культур
Весь мир в 20 лекциях: от китайской поэзии до Французской революции
Что такое античность
Всё, что нужно знать о Древней Греции и Риме, в двух коротких видео и семи лекциях
Как понять Россию
История России в шпаргалках, играх и странных предметах
Каникулы на Arzamas
Новогодняя игра, любимые лекции редакции и лучшие материалы 2016 года — проводим каникулы вместе
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Европейский университет в Санкт-Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы
Аудиолекции
15 минут
1/6

На службе государю и отечеству

Типичная карьера русского дворянина

Читает Екатерина Лямина

Типичная карьера русского дворянина

16 минут
2/6

Гвардейцы, гусары, юнкера

Почему военная служба — это престижно

Читает Екатерина Лямина

Почему военная служба — это престижно

18 минут
3/6

Регистраторы, секретари, асессоры

Как мелкие чиновники стали жертвой русской литературы

Читает Екатерина Лямина

Как мелкие чиновники стали жертвой русской литературы

19 минут
4/6

Вельможи, тузы и другие значительные лица

Откуда берется мистика и харизма власти

Читает Екатерина Лямина

Откуда берется мистика и харизма власти

22 минуты
5/6

Поэты и писатели

Как сочинительство стало профессией

Читает Екатерина Лямина

Как сочинительство стало профессией

19 минут
6/6

Живописцы, скульпторы и архитекторы

Почему творчество — неблагородное занятие

Читает Екатерина Лямина

Почему творчество — неблагородное занятие