КурсТрудовые будни героев Пушкина, Лермонтова, Гоголя и ГрибоедоваАудиолекцииМатериалы

Расшифровка Регистраторы, секретари, асессоры

Как мелкие чиновники стали жертвой русской литературы

Композитор Александр Даргомыжский написал на слова поэта Петра Вейнберга знаменитый романс: 

Он был титулярный советник, 
Она — генеральская дочь; 
Он робко в любви объяснился, 
Она прогнала его прочь. 

Пошел титулярный советник 
И пьянствовал с горя всю ночь, 
И в винном тумане носилась 
Пред ним генеральская дочь. 

Что случилось в этом стихотворении, почему от него исходит такая волна безнадежности? Давайте попробуем разобраться. Титулярный советник — это чиновник 9-го класса по Табели о рангах, то есть на самом деле не столь уж обделенный по служебной части человек. Почему же все-таки он такой несчастный?

Мундиры чиновников 10–6-х классов гражданского ведомства Николаевской эпохи Музей самоваров и бульоток, частная коллекция Михаила Борщева

Кто шел в чиновники в Российской империи? Если обобщать, то было два варианта. Первый — дети вполне состоятельных родителей, естественно, дворян, которые шли либо для недолгой службы ради того, чтобы сказать потом, что они служили и вышли в отставку, либо для того, чтобы сделать серьезную карьеру и прославить таким образом свой род. В последнем случае самый привлекательный путь — дипломатическая служба. Он сродни гвардейскому: мест мало, а претендентов много. Соответственно, включается фактор устройства по знакомству. Попасть на такую службу, в общем, довольно сложно, тем не менее некоторым удавалось это сделать. Например, соученик Пушкина по лицею Александр Горчаков закончил свои дни в княжеском титуле — он его не имел при рождении, приобрел в процессе службы в качестве награды — и в чине канцлера Российской империи, наивысшем, первом по Табели о рангах. А Пушкин дальше чина 9-го класса не поднялся  Александр Пушкин получил по окончании лицея чин 10-го класса — коллежский секретарь, а в 1831 году был произведен в чин 9-го класса и стал титулярным советником.. Впрочем, он никогда и не стремился отличиться на служебном поприще и довольно рано решил, что будет славить свой дворянский род и себя иным образом. 

Второй вариант — в чиновники шли отпрыски небогатых, но знатных, или небогатых и незнатных дворянских семейств, или лишь недавно получивших дворянство. У этих молодых людей, строго говоря, практически не было альтернативы. Им приходилось идти на службу, чтобы зарабатывать себе на жизнь. В отличие от военной службы, гражданская служба — это всегда про заработок.

Первый чин. Сын дьячка, произведенный в коллежские регистраторы. Литография Василия Перова. 1860 год Государственный Русский музей

Очень часто на службу приходили совсем юными, иногда подростками 14–15 лет, не получив никакого образования, кроме начального. Такие юноши умели читать, писать, знали четыре действия арифметики и Закон Божий — собственно говоря, и все. Но многие учились в частных учебных заведениях, дома, а иногда и в университетах. Эти молодые люди, начиная свою службу, могли претендовать уже не на низшие ступеньки Табели о рангах.

Похоже, что коллежский регистратор Хлестаков из комедии Гоголя «Ревизор» то ли вообще ничему не учился дома, то ли настолько бездарен, что к своим 23 годам застрял на низшей ступеньке карьерной лестницы. По сюжету он едет к своему папеньке в Саратовскую губернию, где, судя по всему, его ждет взбучка за недостаточное рвение на службе.

Кому же на рынке труда Российской империи были нужны все эти чиновники? Тут стоит заметить, что этот рынок все-таки довольно условный, так как единственным работодателем является государство, а у него фиксированные ставки и оно довольно строго определяет карьерный путь. Тем не менее должностей в государстве довольно много. В Адрес-календаре, о котором мы говорили в первой лекции, числятся в основном чиновники (этот справочник состоит из двух довольно увесистых, пусть и небольших по формату томов). Деньги под все эти должности заложены в бюджете, значит, люди нужны, ставки необходимо заполнять. Как же люди попадали на эти ставки? В большинстве случаев по знакомству. Совсем с улицы получить место, тем более в столичных учреждениях, было практически невозможно.

Что нужно было делать на службе? Система была довольно сложной, и обязанности зависели от конкретной сферы. Опишем основные направления деятельности для чиновников низшего и среднего звена — от 14-го до 6-го класса включительно. Во-первых, они должны были работать множительной техникой, то есть переписывать документы. Это было востребовано в любой сфере, и, разумеется, больше ценились те, у кого был хороший почерк и кто писал грамотно. Хлестаков хвастается перед уездными чиновниками, которые слушают его с разинутыми ртами:

«Вы, может быть, думаете, что я только переписываю. Нет, начальник отделения со мной на дружеской ноге. <…> Я только на две минуты захожу в департамент с тем только, чтобы сказать: это вот так, это вот так, а там уж чиновник для письма, эдакая крыса, пером только — тр, тр… пошел писать».

То есть Хлестаков не хочет, чтобы про него думали как про чиновника для письма, хотя, конечно же, он был именно таким служащим.

Иллюстрация Бориса Кустодиева к повести Николая Гоголя «Шинель». 1909 годLiteraturus.ru

Во-вторых, нужно было составлять и редактировать тексты, как правило, взаимодействуя с начальством, по его указанию. Акакий Акакиевич Башмачкин, герой повести Гоголя «Шинель», с этим не справился:

«Один директор, будучи добрый человек и желая вознаградить его за долгую службу, приказал дать ему что-нибудь поважнее, чем обыкновенное переписыванье; именно из готового уже дела велено было ему сделать какое-то отношение в другое присутственное место; дело состояло только в том, чтобы переменить заглавный титул, да переменить кое-где глаголы из первого лица в третье. Это задало ему такую работу, что он вспотел совершенно, тер лоб и наконец сказал: „нет, лучше дайте я перепишу что-нибудь“. С тех пор оставили его навсегда переписывать».

В-третьих, нужно было вести учет: реестры, списки, перечни, бухгалтерские подсчеты, иногда сложные.

В-четвертых, осуществлять взаимодействие с другими ведомствами — вести служебную переписку, ездить на деловые встречи, в служебные командировки. Прибывший из Петербурга по именному повелению чиновник, который появляется в финале «Ревизора», — это как раз такой эмиссар столицы в провинции.

Все это в сумме и обеспечивало на низовом и среднем уровне функционирование государственного аппарата. Мы не можем говорить здесь о ветвях власти, ведь перед нами не демократическое государство. Власть в Российской империи одна — самодержавная. Тем не менее чиновники служили в законодательных, судебных, исполнительных органах и даже в той прессе, которая принадлежала государству (а это подавляющая часть печатных изданий). То есть, с нашей, современной точки зрения, они заполняли собой все ветви власти.

­­Чиновничий функционал — это ежедневная служба. За исключением воскресений, больших церковных праздников и тезоименитств  Дни празднования именин. членов императорской фамилии все дни рабочие, отпусков и больничных нет. Служебный день, особенно в провинции, начинается в семь утра, а иногда и раньше. Если офицер все-таки должен б­­­­ыть физически тренирован, он должен много времени проводить в седле, на открытом воздухе, за физическими упражнениями, иногда совершать длинные переходы, переезды, то чиновник ведет сидячий образ жизни, который таит свои ловушки. Наприме, Поприщин, герой гоголевских «Записок сумасшедшего», как раз не отличается потенциалом, нужным для чиновника:

«Я встал поутру довольно поздно, и когда Мавра принесла мне вычищенные сапоги, я спросил, который час. Услышавши, что уже давно било десять, я поспешил поскорее одеться. Признаюсь, я бы совсем не пошел в департамент, зная заранее, какую кислую мину сделает наш начальник отделения. Он уже давно мне говорит: „что это у тебя, братец, в голове всегда ералаш такой? Ты иной раз метаешься, как угорелый, дело подчас так спутаешь, что сам сатана не разберет, в титуле поставишь маленькую букву, не выставишь ни числа, ни номера“».

При этом Поприщин как раз титулярный советник, то есть до своей 9‑й ступеньки он все-таки дотянул. По всей видимости, он был к чему-то способен, но Поприщин то ли уже разочарован в своей службе, то ли просто устал от нее. Он довольно халатно относится к своим обязанностям, о чем и говорит его начальник.

Иллюстрация Василия Коновалова к повести Николая Гоголя «Записки сумасшедшего». 1902 год онлайн-читать.рф

Чиновники получали жалованье, к которому зачастую прибавлялись нетрудовые доходы. Взятки были распространены в судебной сфере, то есть там, где на кону стояли порой многотысячные выигрыши по судебным делам; в сфере распределения госзаказов, так называемых подрядов; там, где было взаимодействие с бизнесом, то есть купечеством; в строительной сфере; на погранслужбе. В последних двух областях как раз отличился такой прирожденный плут и умелец сколотить капитал, как Чичиков. Он начинал со строительства, которое длилось бесконечное количество лет: это было казенное здание, все участники там очень хорошо поживились. А потом Чичиков служил в таможне, где проворачивал самые разные аферы, в том числе с двойными шкурками овец, которых перегоняли через границу. Под верхней шкуркой лежали тончайшие кружева: ушлые чиновники сбывали их без оплаты таможенных пошлин.

Иллюстрация Алексея Лаптева к поэме Николая Гоголя «Мертвые души». До 1965 года © Алексей Лаптев / Издательство «Изобразительное искусство»
 
Фактчек: 12 самых популярных легенд о Гоголе
Сжег «Мертвые души»? Был похоронен без головы? Сошел с ума?

Такие служебные местечки, надо сказать, ценились высоко. Людей со стороны туда не пускали, тем более что при злоупотреблениях всегда действовала круговая порука: лишние люди и лишние глаза там не нужны. Тот же гоголевский Поприщин рассуждает так:

«Я не понимаю выгод служить в департаменте. Никаких совершенно ресурсов. Вот в губернском правлении, гражданских и казенных палатах совсем другое дело: там, смотришь, иной прижался в самом уголку и пописывает. Фрачишка на нем гадкий, рожа такая, что плюнуть хочется, а посмотри ты, какую он дачу нанимает! Фарфоровой вызолоченной чашки и не неси к нему: „это“, говорит, „докторский подарок“; а ему давай пару рысаков, или дрожки, или бобер рублей в триста. С виду такой тихенький, говорит так деликатно: „одолжите ножичка починить перышко“, а там обчистит так, что только одну рубашку оставит на просителе. Правда, у нас зато служба благородная, чистота во всем такая, какой вовеки не видеть губернскому правлению: столы из красного дерева, и все начальники на вы. Да, признаюсь, если бы не благородство службы, я бы давно оставил департамент».

Благородство службы, о котором толкует Поприщин, — это корпоративное сознание: ощущение себя дворянином, винтиком механизма, который осуществляет, вообще-то говоря, благородную задачу управления огромной и не слишком цивилизованной страной, в которой правительство, по удачному выражению Пушкина, единственный европеец. У чиновников мелкой и средней руки возникает свой быт, своя субкультура. Они ходят друг к другу в гости, на прогулки, вместе снимают дачи, соединяются брачными и крестильными узами, то есть фактически превращаются в сословие внутри сословия.

У чиновников были и легитимные дополнительные источники дохода — это переписка бумаг для других ведомств или частных лиц; ведение бухгалтерии для частных лиц или компаний. То, что мы называем сейчас совместительством. Причем тот, кто такое совместительство практиковал, старался, чтобы начальство на основной работе не узнало об этом.

Иллюстрация Кукрыниксов к рассказу Антона Чехова «Анна на шее». 1954 год © Кукрыниксы / chehov-lit.ru

Важный источник дохода — это продвижение по службе, денежные награды. Для этого нужны хорошие отношения с начальством. В любом случае продвижение происходит небыстро. Это путь для терпеливых, нравственно гибких, готовых подстроиться, стерпеть начальственную шуточку, может быть, не очень щадящую, улыбнуться тогда, когда не тянет улыбаться, а, может быть, хочется ответить какой-нибудь дерзостью. Кроме того, существует потолок — нельзя рассчитывать, что ты обязательно дослужишься до самых верхних ступенек. Нужно быть готовым довольствоваться малым.

Для людей спокойных, погруженных в свою жизнь, эта ситуация нормальна. Так ведет себя Евгений, герой пушкинского «Медного всадника». Пушкин специально подчеркивает, что Евгений из родовитой семьи, но для него это не имеет значения. Наш герой

...где-то служит,
Дичится знатных и не тужит
Ни о почиющей родне,
Ни о забытой старине.

Евгений приходит домой:

О чем же думал он? о том,
Что был он беден, что трудом
Он должен был себе доставить
И независимость, и честь;
Что мог бы бог ему прибавить
Ума и денег.

Когда он обдумывает планы женитьбы, то сам с собой разговаривает так (Пушкин вводит здесь внутреннюю речь):

Жениться? Ну… зачем же нет?
Оно и тяжело, конечно,
Но что ж, он молод и здоров,
Трудиться день и ночь готов…
<…>
Пройдет, быть может, год-другой —
Местечко получу — Параше
Препоручу хозяйство наше
И воспитание ребят…
И станем жить, и так до гроба
Рука с рукой дойдем мы оба,
И внуки нас похоронят…

Почти идиллическая картина.

Но для людей темпераментных, амбициозных такое приниженное положение, жизнь в ожидании продвижения на следующую ступеньку может привести к фатальным результатам. Когда Поприщин узнает, что дочка его начальника, к которой он, как ему кажется, испытывает самые нежные романтические чувства, просватана за другого, он приходит в неистовство:

«Свадьбе не бывать! Что ж из того, что он камер-юнкер. Ведь это больше ничего, кроме достоинство; не какая-нибудь вещь видимая, которую бы можно взять в руки. Ведь через то, что камер-юнкер, не прибавится третий глаз на лбу. <…> Я несколько раз уже хотел добраться, отчего происходят все эти разности. Отчего я титулярный советник и с какой стати я титулярный советник? Может быть, я какой-нибудь граф или генерал, а только так кажусь титулярным советником? <…> Вдруг, например, я вхожу в генеральском мундире: у меня и на правом плече эполета, и на левом плече эполета, через плечо голубая лента — что? как тогда запоет красавица моя? <…> Да разве я не могу быть сию же минуту пожалован генерал-губернатором, или интендантом, или там другим каким-нибудь? Мне бы хотелось знать, отчего я титулярный советник? Почему именно титулярный советник?»

Поприщин, влюбленный в генеральскую дочь, сбивается с предназначенного ему пути и сходит с ума. Как только человек сходит с протоптанной дороги и начинает с философской точки зрения размышлять о том, что такое чин, ему не суждена счастливая жизнь.

Иллюстрация Станислава Косенко к роману Федора Достоевского «Бедные люди». 1983 год © Станислав Косенко / Белгородский государственный художественный музей

Мы возвращаемся к атмосфере неблагополучия из романса на стихи Вейнберга. Так ли были несчастны мелкие чиновники на самом деле? По всей видимости, не более и не менее, чем другие люди. Почему же русская литература привязала к ним это бремя несчастий? Самсон Вырин из пушкинского «Станционного смотрителя» теряет дочь, спивается и умирает. Евгений из «Медного всадника» теряет возлюбленную, сходит с ума, становится бездомным и умирает. Башмачкин теряет шинель — в сущности, это его возлюбленная или жена, — получает взбучку от начальника, сходит с ума, заболевает, умирает. Макар Девушкин из «Бедных людей» Достоевского теряет свою возлюбленную, пьет. Хотя финал романа открытый, совершенно очевидно, что счастлив Девушкин точно не будет. Вероятно, потому так происходит в русской литературе, что этот тип, пресловутый «маленький человек», появился уже после того, как литература научилась сочувствовать тем, кто не является хозяином жизни. Это научил всех делать Карамзин в повести «Бедная Лиза». Несчастье, крушение, преждевременная смерть отлично выстраивают сюжет — несчастные люди необходимы в литературе. И куда как легко выстроить такое несчастье, если героя поселить в большой город, сделать одиноким, небогатым, с неинтересным маленьким бытом, зависимым от службы и, соответственно, от вышестоящих лиц. Мелкий и средний чиновник — это жертва русской литературы. Она его либо унижает и убивает, чтобы заставить читателя пролить слезы, либо выставляет на посмешище, подчеркивая алчность и бессовестность, показывая, как он погряз во взятках и фактически продал свою душу, чтобы получить материальный достаток.

ПАРТНЕР ПРОЕКТА
Курс подготовлен совместно с финтехкомпанией «Точка», которая делает сервисы для предпринимателей. В «Точке» легко оставаться собой и быть свободным — вы сможете сами решить, откуда работать и как добиваться поставленных целей. Вакансии в «Точке» можно посмотреть по ссылке.
Хотите быть в курсе всего?
Подпишитесь на нашу рассылку, вам понравится. Мы обещаем писать редко и по делу
Курсы
Неслабо!
Третьяковка после Третьякова
Как училась Россия
«Народная воля»: первые русские террористы
История сексуальности
Тьфу-тьфу-тьфу!
Скандинавия эпохи викингов
Языки архитектуры XX века
Точки опоры
Николай Гумилев в пути
Портрет художника эпохи СССР
Мир Толкина. Часть 1
Что мы знаем об этрусках
Английская литература XX века. Сезон 2
Джаз для начинающих
Ощупывая
северо-западного
слона
Ученый совет
Трудовые будни героев Пушкина, Лермонтова, Гоголя и Грибоедова
Взлет и падение Новгородской республики
История русской эмиграции
Как придумать город
Вашими молитвами
Остап Бендер: история главного советского плута
Мир Даниила Хармса
Найман читает «Рассказы о Анне Ахматовой»
Главные идеи Карла Маркса
Олег Григорьев читает свои стихи
История торговли в России
Зачем я это увидел?
Жак Лакан и его психоанализ
Мир средневекового человека
Репортажи с фронтов Первой мировой
Главные философские вопросы. Сезон 8: Где добро, а где зло?
Сказки о любви
Веничка Ерофеев между Москвой и Петушками (18+)
Япония при тоталитаризме
Рождественские песни
Как жили обыкновенные люди и императоры в Древнем Риме
Хотелось бы верить
Немецкая музыка от хора до хардкора
Главные философские вопросы. Сезон 7: Почему нам так много нужно?
Довлатов и Ленинград
Главные философские вопросы. Сезон 6: Зачем нам природа?
История московской архитектуры. От Василия Темного до наших дней
Личный XX век
Берлинская стена. От строительства до падения
Страшные истории
Нелли Морозова. «Мое пристрастие к Диккенсу». Аудиокнига
Польское кино: визитные карточки
Зигмунд Фрейд и искусство толкования
Деловые люди XIX века
«Эй, касатка, выйди в садик»: песни Виктора Коваля и Андрея Липского
Английская литература XX века. Сезон 1
Культурные коды экономики: почему страны живут по-разному
Главные философские вопросы. Сезон 5: Что такое страсть?
Золотая клетка. Переделкино в 1930–50-е годы
Как исполнять музыку на исторических инструментах
Как Оптина пустынь стала главным русским монастырем
Как гадают ханты, староверы, японцы и дети
Последние Романовы: от Александра I до Николая II
Отвечают сирийские мистики
Как читать любимые книги по-новому
Как жили обыкновенные люди в Древней Греции
Путешествие еды по литературе
За что мы любим кельтов?
Стругацкие: от НИИЧАВО к Зоне
Легенды и мифы советской космонавтики
Гитлер и немцы: как так вышло
Как Марк Шагал стал всемирным художником
«Безутешное счастье»: рассказы о стихотворениях Григория Дашевского
История русской еды
Лесков и его чудные герои
Песни о любви
Культура Японии в пяти предметах
5 историй о волшебных помощниках
Главные философские вопросы. Сезон 4: Что есть истина?
Что придумал Бетховен
Первопроходцы: кто открывал Сибирь и Дальний Восток
Сирийские мистики об аде, игрушках, эросе и прокрастинации
Что такое романтизм и как он изменил мир
Финляндия: визитные карточки
Как атом изменил нашу жизнь
Данте и «Божественная комедия»
Шведская литература: кого надо знать
Я бы выпил (18+)
Кто такой Троцкий?
Теории заговора: от Античности до наших дней
Зачем люди ведут дневники, а историки их читают
Помпеи до и после извержения Везувия
Народные песни русского города
Метро в истории, культуре и жизни людей
Идиш: язык и литература
Кафка и кафкианство
Кто такой Ленин?
Что мы знаем об Антихристе
Джеймс Джойс и роман «Улисс»
Стихи о любви
Главные философские вопросы. Сезон 3: Существует ли свобода?
«Молодой папа»: история, искусство и Церковь в сериале
Безымянный подкаст Филиппа Дзядко
Антропология Севера: кто и как живет там, где холодно
Как читать китайскую поэзию
Экономика пиратства
Как русские авангардисты строили музей
Милосердие на войне
Как революция изменила русскую литературу
Главные философские вопросы. Сезон 2: Кто такой Бог?
Гутенберг позвонит
Композитор Владимир Мартынов о музыке — слышимой и неслышимой
Лунные новости
Открывая Россию: Ямал
Криминология: как изучают преступность и преступников
Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Введение в гендерные исследования
Документальное кино между вымыслом и реальностью
Из чего состоит мир «Игры престолов»
Мир Владимира Набокова
Краткая история татар
Как мы чувствуем архитектуру
Письма о любви
Американская литература XX века. Сезон 2
Американская литература XX века. Сезон 1
Холокост. Истории спасения
Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
У Христа за пазухой: сироты в культуре
Антропология чувств
Первый русский авангардист
Как увидеть искусство глазами его современников
История исламской культуры
Как работает литература
Несогласный Теодор
История Византии в пяти кризисах
Открывая Россию: Иваново
Комплекс неполноценности
История Великобритании в «Аббатстве Даунтон»
Самозванцы и Cмута
Поэзия как политика. XIX век
Иностранцы о России
Особенности национальных эмоций
Русская литература XX века. Сезон 6
10 секретов «Евгения Онегина»
Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
История завоевания Кавказа
Открывая Россию: Сахалин
Сталин. Вождь и страна
Ученые не против поп-культуры
В чем смысл животных
Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Мир Эйзенштейна
Блокада Ленинграда
Что такое современный танец
Как железные дороги изменили русскую жизнь
Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Лев Толстой против всех
Россия и Америка: история отношений
Как придумать свою историю
Россия глазами иностранцев
История православной культуры
Революция 1917 года
Русская литература XX века. Сезон 5
Человек против СССР
Мир Булгакова
Как читать русскую литературу
Что такое
Древняя Греция
Блеск и нищета Российской империи
Мир Анны Ахматовой
Жанна д’Арк: история мифа
Любовь при Екатерине Великой
Русская литература XX века. Сезон 4
Социология как наука о здравом смысле
Кто такие декабристы
Русское военное искусство
Византия для начинающих
Закон и порядок
в России XVIII века
Как слушать
классическую музыку
Русская литература XX века. Сезон 3
Повседневная жизнь Парижа
Русская литература XX века. Сезон 2
Как понять Японию
Рождение, любовь и смерть русских князей
Что скрывают архивы
Русский авангард
Петербург
накануне революции
«Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Антропология
коммуналки
Русская литература XX века. Сезон 1
Архитектура как средство коммуникации
История дендизма
Генеалогия русского патриотизма
Несоветская философия в СССР
Преступление и наказание в Средние века
Как понимать живопись XIX века
Мифы Южной Америки
Неизвестный Лермонтов
Греческий проект
Екатерины Великой
Правда и вымыслы о цыганах
Исторические подделки и подлинники
Театр английского Возрождения
Неслабо!
Третьяковка после Третьякова
Как училась Россия
«Народная воля»: первые русские террористы
История сексуальности
Тьфу-тьфу-тьфу!
Скандинавия эпохи викингов
Языки архитектуры XX века
Точки опоры
Николай Гумилев в пути
Портрет художника эпохи СССР
Мир Толкина. Часть 1
Что мы знаем об этрусках
Английская литература XX века. Сезон 2
Джаз для начинающих
Ощупывая
северо-западного
слона
Ученый совет
Трудовые будни героев Пушкина, Лермонтова, Гоголя и Грибоедова
Взлет и падение Новгородской республики
История русской эмиграции
Как придумать город
Вашими молитвами
Остап Бендер: история главного советского плута
Мир Даниила Хармса
Найман читает «Рассказы о Анне Ахматовой»
Главные идеи Карла Маркса
Олег Григорьев читает свои стихи
История торговли в России
Зачем я это увидел?
Жак Лакан и его психоанализ
Мир средневекового человека
Репортажи с фронтов Первой мировой
Главные философские вопросы. Сезон 8: Где добро, а где зло?
Сказки о любви
Веничка Ерофеев между Москвой и Петушками (18+)
Япония при тоталитаризме
Рождественские песни
Как жили обыкновенные люди и императоры в Древнем Риме
Хотелось бы верить
Немецкая музыка от хора до хардкора
Главные философские вопросы. Сезон 7: Почему нам так много нужно?
Довлатов и Ленинград
Главные философские вопросы. Сезон 6: Зачем нам природа?
История московской архитектуры. От Василия Темного до наших дней
Личный XX век
Берлинская стена. От строительства до падения
Страшные истории
Нелли Морозова. «Мое пристрастие к Диккенсу». Аудиокнига
Польское кино: визитные карточки
Зигмунд Фрейд и искусство толкования
Деловые люди XIX века
«Эй, касатка, выйди в садик»: песни Виктора Коваля и Андрея Липского
Английская литература XX века. Сезон 1
Культурные коды экономики: почему страны живут по-разному
Главные философские вопросы. Сезон 5: Что такое страсть?
Золотая клетка. Переделкино в 1930–50-е годы
Как исполнять музыку на исторических инструментах
Как Оптина пустынь стала главным русским монастырем
Как гадают ханты, староверы, японцы и дети
Последние Романовы: от Александра I до Николая II
Отвечают сирийские мистики
Как читать любимые книги по-новому
Как жили обыкновенные люди в Древней Греции
Путешествие еды по литературе
За что мы любим кельтов?
Стругацкие: от НИИЧАВО к Зоне
Легенды и мифы советской космонавтики
Гитлер и немцы: как так вышло
Как Марк Шагал стал всемирным художником
«Безутешное счастье»: рассказы о стихотворениях Григория Дашевского
История русской еды
Лесков и его чудные герои
Песни о любви
Культура Японии в пяти предметах
5 историй о волшебных помощниках
Главные философские вопросы. Сезон 4: Что есть истина?
Что придумал Бетховен
Первопроходцы: кто открывал Сибирь и Дальний Восток
Сирийские мистики об аде, игрушках, эросе и прокрастинации
Что такое романтизм и как он изменил мир
Финляндия: визитные карточки
Как атом изменил нашу жизнь
Данте и «Божественная комедия»
Шведская литература: кого надо знать
Я бы выпил (18+)
Кто такой Троцкий?
Теории заговора: от Античности до наших дней
Зачем люди ведут дневники, а историки их читают
Помпеи до и после извержения Везувия
Народные песни русского города
Метро в истории, культуре и жизни людей
Идиш: язык и литература
Кафка и кафкианство
Кто такой Ленин?
Что мы знаем об Антихристе
Джеймс Джойс и роман «Улисс»
Стихи о любви
Главные философские вопросы. Сезон 3: Существует ли свобода?
«Молодой папа»: история, искусство и Церковь в сериале
Безымянный подкаст Филиппа Дзядко
Антропология Севера: кто и как живет там, где холодно
Как читать китайскую поэзию
Экономика пиратства
Как русские авангардисты строили музей
Милосердие на войне
Как революция изменила русскую литературу
Главные философские вопросы. Сезон 2: Кто такой Бог?
Гутенберг позвонит
Композитор Владимир Мартынов о музыке — слышимой и неслышимой
Лунные новости
Открывая Россию: Ямал
Криминология: как изучают преступность и преступников
Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Введение в гендерные исследования
Документальное кино между вымыслом и реальностью
Из чего состоит мир «Игры престолов»
Мир Владимира Набокова
Краткая история татар
Как мы чувствуем архитектуру
Письма о любви
Американская литература XX века. Сезон 2
Американская литература XX века. Сезон 1
Холокост. Истории спасения
Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
У Христа за пазухой: сироты в культуре
Антропология чувств
Первый русский авангардист
Как увидеть искусство глазами его современников
История исламской культуры
Как работает литература
Несогласный Теодор
История Византии в пяти кризисах
Открывая Россию: Иваново
Комплекс неполноценности
История Великобритании в «Аббатстве Даунтон»
Самозванцы и Cмута
Поэзия как политика. XIX век
Иностранцы о России
Особенности национальных эмоций
Русская литература XX века. Сезон 6
10 секретов «Евгения Онегина»
Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
История завоевания Кавказа
Открывая Россию: Сахалин
Сталин. Вождь и страна
Ученые не против поп-культуры
В чем смысл животных
Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Мир Эйзенштейна
Блокада Ленинграда
Что такое современный танец
Как железные дороги изменили русскую жизнь
Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Лев Толстой против всех
Россия и Америка: история отношений
Как придумать свою историю
Россия глазами иностранцев
История православной культуры
Революция 1917 года
Русская литература XX века. Сезон 5
Человек против СССР
Мир Булгакова
Как читать русскую литературу
Что такое
Древняя Греция
Блеск и нищета Российской империи
Мир Анны Ахматовой
Жанна д’Арк: история мифа
Любовь при Екатерине Великой
Русская литература XX века. Сезон 4
Социология как наука о здравом смысле
Кто такие декабристы
Русское военное искусство
Византия для начинающих
Закон и порядок
в России XVIII века
Как слушать
классическую музыку
Русская литература XX века. Сезон 3
Повседневная жизнь Парижа
Русская литература XX века. Сезон 2
Как понять Японию
Рождение, любовь и смерть русских князей
Что скрывают архивы
Русский авангард
Петербург
накануне революции
«Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Антропология
коммуналки
Русская литература XX века. Сезон 1
Архитектура как средство коммуникации
История дендизма
Генеалогия русского патриотизма
Несоветская философия в СССР
Преступление и наказание в Средние века
Как понимать живопись XIX века
Мифы Южной Америки
Неизвестный Лермонтов
Греческий проект
Екатерины Великой
Правда и вымыслы о цыганах
Исторические подделки и подлинники
Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Путеводитель по благотвори­тельной России XIX века
27 рассказов о ночлежках, богадельнях, домах призрения и других благотворительных заведениях Российской империи
Колыбельные народов России
Пчелка золотая да натертое яблоко. Пятнадцать традиционных напевов в современном исполнении, а также их истории и комментарии фольклористов
История Юрия Лотмана
Arzamas рассказывает о жизни одного из главных ученых-гуманитариев XX века, публикует его ранее не выходившую статью, а также знаменитый цикл «Беседы о русской культуре»
Волшебные ключи
Какие слова открывают каменную дверь, что сказать на пороге чужого дома на Новый год и о чем стоит помнить, когда пытаешься проникнуть в сокровищницу разбойников? Тест и шесть рассказов ученых о магических паролях
Наука и смелость. Второй сезон
Детский подкаст о том, что пришлось пережить ученым, прежде чем их признали великими
«1984». Аудиоспектакль
Старший Брат смотрит на тебя! Аудиоверсия самой знаменитой антиутопии XX века — романа Джорджа Оруэлла «1984»
История Павла Грушко, поэта и переводчика, рассказанная им самим
Павел Грушко — о голоде и Сталине, оттепели и Кубе, а также о Федерико Гарсиа Лорке, Пабло Неруде и других испаноязычных поэтах
История игр за 17 минут
Видеоликбез: от шахмат и го до покемонов и видеоигр
Истории и легенды городов России
Детский аудиокурс антрополога Александра Стрепетова
Путеводитель по венгерскому кино
От эпохи немых фильмов до наших дней
Дух английской литературы
Оцифрованный архив лекций Натальи Трауберг об английской словесности с комментариями филолога Николая Эппле
Аудиогид МЦД: 28 коротких историй от Одинцова до Лобни
Первые советские автогонки, потерянная могила Малевича, чудесное возвращение лобненских чаек и другие неожиданные истории, связанные со станциями Московских центральных диаметров
Советская кибернетика в историях и картинках
Как новая наука стала важной частью советской культуры
Игра: нарядите елку
Развесьте игрушки на двух елках разного времени и узнайте их историю
Что такое экономика? Объясняем на бургерах
Детский курс Григория Баженова
Всем гусьгусь!
Мы запустили детское
приложение с лекциями,
подкастами и сказками
Открывая Россию: Нижний Новгород
Курс лекций по истории Нижнего Новгорода и подробный путеводитель по самым интересным местам города и области
Как устроен балет
О создании балета рассказывают хореограф, сценограф, художники, солистка и другие авторы «Шахерезады» на музыку Римского-Корсакова в Пермском театре оперы и балета
Железные дороги в Великую Отечественную войну
Аудиоматериалы на основе дневников, интервью и писем очевидцев c комментариями историка
Война
и жизнь
Невоенное на Великой Отечественной войне: повесть «Турдейская Манон Леско» о любви в санитарном поезде, прочитанная Наумом Клейманом, фотохроника солдатской жизни между боями и 9 песен военных лет
Фландрия: искусство, художники и музеи
Представительство Фландрии на Arzamas: видеоэкскурсии по лучшим музеям Бельгии, разборы картин фламандских гениев и первое знакомство с именами и местами, которые заслуживают, чтобы их знали все
Еврейский музей и центр толерантности
Представительство одного из лучших российских музеев — история и культура еврейского народа в видеороликах, артефактах и рассказах
Музыка в затерянных храмах
Путешествие Arzamas в Тверскую область
Подкаст «Перемотка»
Истории, основанные на старых записях из семейных архивов: аудиодневниках, звуковых посланиях или разговорах с близкими, которые сохранились только на пленке
Arzamas на диване
Новогодний марафон: любимые ролики сотрудников Arzamas
Как устроен оркестр
Рассказываем с помощью оркестра musicAeterna и Шестой симфонии Малера
Британская музыка от хора до хардкора
Все главные жанры, понятия и имена британской музыки в разговорах, объяснениях и плейлистах
Марсель Бротарс: как понять концептуалиста по его надгробию
Что значат мидии, скорлупа и пальмы в творчестве бельгийского художника и поэта
Новая Третьяковка
Русское искусство XX века в фильмах, галереях и подкастах
Видеоистория русской культуры за 25 минут
Семь эпох в семи коротких роликах
Русская литература XX века
Шесть курсов Arzamas о главных русских писателях и поэтах XX века, а также материалы о литературе на любой вкус: хрестоматии, словари, самоучители, тесты и игры
Детская комната Arzamas
Как провести время с детьми, чтобы всем было полезно и интересно: книги, музыка, мультфильмы и игры, отобранные экспертами
Аудиоархив Анри Волохонского
Коллекция записей стихов, прозы и воспоминаний одного из самых легендарных поэтов ленинградского андеграунда 1960-х — начала 1970-х годов
История русской культуры
Суперкурс Онлайн-университета Arzamas об отечественной культуре от варягов до рок-концертов
Русский язык от «гой еси» до «лол кек»
Старославянский и сленг, оканье и мат, «ѣ» и «ё», Мефодий и Розенталь — всё, что нужно знать о русском языке и его истории, в видео и подкастах
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Университет Arzamas. Запад и Восток: история культур
Весь мир в 20 лекциях: от китайской поэзии до Французской революции
Что такое античность
Всё, что нужно знать о Древней Греции и Риме, в двух коротких видео и семи лекциях
Как понять Россию
История России в шпаргалках, играх и странных предметах
Каникулы на Arzamas
Новогодняя игра, любимые лекции редакции и лучшие материалы 2016 года — проводим каникулы вместе
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Европейский университет в Санкт-Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы
Аудиолекции
15 минут
1/6

На службе государю и отечеству

Типичная карьера русского дворянина

Читает Екатерина Лямина

Типичная карьера русского дворянина

16 минут
2/6

Гвардейцы, гусары, юнкера

Почему военная служба — это престижно

Читает Екатерина Лямина

Почему военная служба — это престижно

18 минут
3/6

Регистраторы, секретари, асессоры

Как мелкие чиновники стали жертвой русской литературы

Читает Екатерина Лямина

Как мелкие чиновники стали жертвой русской литературы

19 минут
4/6

Вельможи, тузы и другие значительные лица

Откуда берется мистика и харизма власти

Читает Екатерина Лямина

Откуда берется мистика и харизма власти

22 минуты
5/6

Поэты и писатели

Как сочинительство стало профессией

Читает Екатерина Лямина

Как сочинительство стало профессией

19 минут
6/6

Живописцы, скульпторы и архитекторы

Почему творчество — неблагородное занятие

Читает Екатерина Лямина

Почему творчество — неблагородное занятие