Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить
Курс № 75 Экономика пиратстваЛекцииМатериалы
Лекции
33 минуты
1/5

Пираты в Античности

Как пираты жили во времена Гомера, почему в Древней Греции и Риме грабить было выгоднее, чем торговать, и как пиратство способствовало экономическому сотрудничеству

Юлия Вымятнина

Как пираты жили во времена Гомера, почему в Древней Греции и Риме грабить было выгоднее, чем торговать, и как пиратство способствовало экономическому сотрудничеству

34 минуты
2/5

Морские грабежи в Средние века

Почему европейские государства были заинтересованы в пиратстве, как они боролись с чужими морскими разбойниками и поощряли своих

Юлия Вымятнина

Почему европейские государства были заинтересованы в пиратстве, как они боролись с чужими морскими разбойниками и поощряли своих

49 минут
3/5

Золотой век пиратства

Как в эпоху Великих географических открытий появились пираты, которые получали колоссальные доходы и стали знаменитыми, и как они зарабатывали для своих королей

Юлия Вымятнина

Как в эпоху Великих географических открытий появились пираты, которые получали колоссальные доходы и стали знаменитыми, и как они зарабатывали для своих королей

39 минут
4/5

Пираты в современном мире

Как устроены морские грабежи в Сомали, странах Азии и Латинской Америки и почему их не удается остановить

Юлия Вымятнина

Как устроены морские грабежи в Сомали, странах Азии и Латинской Америки и почему их не удается остановить

46 минут
5/5

Цифровое пиратство

Почему воровство потенциальных доходов — это тоже пиратство, кто от него страдает и когда оно может быть выгодно правообладателю

Юлия Вымятнина

Почему воровство потенциальных доходов — это тоже пиратство, кто от него страдает и когда оно может быть выгодно правообладателю

«Ето взято из моих стихов точно»: Пушкин, Чехов и Мандельштам — об авторском праве

Русские писатели жалуются на нарушения интеллектуальной собственности — своей и чужой

Сумароков против Ломоносова

«Послал в Россию Человека,
Каков не слыхан был от века.  Сумароков цитирует «Оду на день восше­ствия на Всерос­сийский престол Ея Вели­чества Государыни Императрицы 1747 года» Михаила Ломоносова.

Ето взято из моих стихов точно, которые за три года прежде сей оды сделаны и кото­рые так написаны о Петре ж Великом:

От начала перьва века.
Такового человека,
Не видало естество.

От начала перьва века — сказал я, кажется мне, ясно, а от века ничего не знаменует; иное бы было, ежели б было сказано: во всей вечности не слыхано; а от века, ето я не знаю что».

Александр Сумароков. Из «Критики на оду» (ок. 1747–1751)

Комментарий:

Русские поэты и писатели XVIII века часто прибегали к заим­ствованиям из дру­гих текстов, измененным или даже дословным. Как ни стран­но, никого из авто­ров того времени практика фактически открытого плагиата не смущала. Выпад Сумарокова против Ломоносова — одно из не­многих любопытных исключений: отстаивание оригинальности текста будет характерно только для следующей литературной эпохи.

Пушкин против переводчика

«Милостивый государь Александр Христофорович  Пушкин обращается к Александру Бенкен­дорфу, в то время — главному начальнику Третьего отделения Собственной Его Импе­ра­тор­ского Величества канцелярии.

В 1824 году г. статский советник Ольдекоп  Чиновник при Третьем отделении, издатель, переводчик. без моего согласия и ведома пере­печатал стихотворение мое „Кавказский пленник“ и тем лишил меня невоз­врат­но выгод второго издания, за которое уже предлагали мне в то время кни­гопродавцы 3000 рублей. Вследствие сего родитель мой, статский советник Сергей Львович Пушкин, обратился с просьбою к начальству, но не получил никакого удовлетворения, а ответствовали ему, что г. Ольдекоп перепечатал-де „Кавказ­ского пленника“ для справок оригинала с немецким переводом, что к тому же не существует в России закона противу перепечатывания книг, и что имеет он, статский советник Пушкин, преследовать Ольдекопа токмо разве яко мошенника, на что не смел я согласиться из уважения к его званию и опасения заплаты за бесчестие.

Не имея другого способа к обеспечению своего состояния, кроме выгод от по­силь­ных трудов моих, и ныне лично ободренный Вашим превосходитель­ством, осмеливаюсь наконец прибегнуть к высшему покрови­тельству, дабы и впредь оградить себя от подобных покушений на свою собственность».

Александр Пушкин. Из письма Александру Бенкендорфу. Санкт-Петербург, 20 июля 1827 года

Комментарий:

«Переведя несколько сочинений А. С. Пуш­кина, Ольдекоп в 1824 году, поль­зуясь, вероятно, с одной стороны, своим служеб­ным положением, а с другой — безвыходным положением поэта, находившегося в ссылке, напечатал одновре­менно с немецким переводом „Кавказского пленника“ русский текст его и вы­пу­стил это сочинение в прода­жу. Пушкин, обиженный таким бесцеремон­ным обращением с его собствен­но­стью, протестовал и даже обращался с жалобой в надлежащие ведомства, даже писал о том шефу жандармов гр. Бенкендорфу, но успеха не имел: Пушкину было категорически заявлено, что „перепечатка его сочинения была сделана с разрешением цензуры“».  Русский биографический словарь А. А. По­лов­­цова в 25 т. Т. 12. 1902.

Соображения Пушкина о правах на литера­тур­ную собственность были остав­лены без внимания. 10 сентября 1827 года он снова пишет Бенкендорфу: «Вы изво­лили весьма справедливо заметить, что и там, где находятся положительные законы насчет перепечатания книг, не возбраняется издавать переводы вместе с подлинниками. Но сие относится только к сочинениям древних или умерших писателей, если же допустить у нас, что перевод дает право на перепечатание подлинника, то невозмож­но будет оградить литературную собствен­ность от покушений хищника».

Гончаров против Тургенева

«…При появлении „Дворянского гнезда“, опираясь на наши старые приятель­ские отношения, откровенно выразил Вам мою мысль о сходстве этой повести с сюжетом моего романа, как он был Вам рассказан по программе. Вы тогда отчасти согласились в сходстве общего плана и отношений некоторых лиц между собой, даже исключили одно место, слишком живо напоминавшее одну сцену, и я удоволь­ствовался.

С появлением Вашей повести „Накануне“, прежде нежели я увидел и имел ее у себя в руках, уже кое-где говорили, и раза два, мне самому о том, что будто и в ней есть что-то сходное с продолжением моей программы. Тогда только, получив ее от Вас, я прочел страниц тридцать, и мне самому показалось, что есть что-то общее в идее Вашего худож­ника Шубина и моего героя. Крайний недосуг помешал мне дочитать повесть до конца, и я отослал ее Вам назад. Это предположение мое о сходстве обоих лиц состоялось уже после того, как со стороны дошли до меня слухи о сходстве.

Затем остается решить, каким образом могла родиться в голове других мысль о подобном сходстве. Я объясняю это так: я многим знакомым рассказывал сюжет своего романа, показывая и самую программу; и от некото­рых коротких лиц не скрыл и ту нашу переписку и объяснение, к которым подало повод „Дворянское гнездо“. Я не счи­тал этого тайной, тем более, что Вы предоста­вили мне право делать из письма Вашего какое я хочу употребление. Но я сде­лал это единственное только употребление с тою только целью, что намере­вался продолжать свой роман и хотел отчасти предупредить всякие толки не в свою пользу о тождестве сюжетов; а у некоторых спрашивал мнения, хотел узнать их взгляд, могут ли тот и другой сюжеты подать повод к мысли о каком-нибудь сходстве и стоит ли приниматься за это дело.

В том, что слух этот распространился и дошел уже до Вас, виноват не я. Я могу только выразить догадку, что мысль о внеш­нем сходстве „Дворянского гнезда“ с „Рай­ским“  Один из первоначальных вариантов названия романа Гончарова «Обрыв» — по фамилии главного героя., раз сделавшись известной, могла подать повод к разным предубеждениям и догадкам насчет сходства и между художниками…»

Иван Гончаров. Из письма Ивану Тургеневу. [Петербург], 27 марта 1860 года

Комментарий:

В 1860 году Иван Гончаров обвинил Ивана Тургенева в плагиа­те: якобы тот использовал в «Дворянском гнезде» и «Накануне» сюжет­ные линии «Обрыва». Спустя два дня после отправки письма, 29 марта 1860 года, состоялся третей­ский суд, в котором приняли участие Александр Дружинин, Павел Анненков, Александр Никитенко и Степан Дудышкин. Обвинения в плагиате были ими отвергнуты.

Достоевский против дедлайнов

«Прошлого года я был в таких плохих денеж­ных обстоятельствах, что принуж­ден был продать право издания всего прежде напи­санного мною, на один раз, одному спеку­лянту, Стелловскому, довольно плохому человеку и ровно ничего не пони­маю­щему издателю. Но в контракте нашем была статья, по которой я ему обещаю для его издания приготовить роман, не менее 12 печатных листов, и если не доставлю к 1 ноября 1866-го года (последний срок), то волен он, Стелловский, в продолжение девяти лет издавать даром и как вздумается всё, что я ни напишу, безо всякого мне вознаграждения. Одним словом, эта статья контракта совершенно походила на те статьи петербургских контрактов при найме квартир, где хозяин дома всегда требует, что если у жиль­ца в его доме произойдет пожар, то должен этот жилец вознаградить все пожарные убытки и, если надо, выстроить дом заново. Все такие контракты подписы­вают, хоть и смеются, так и я подписал. 1 ноября через четыре месяца; я думал отку­питься от Стел­ловского деньгами, заплатив неустойку, но он не хо­чет. Прошу у него на три месяца отсрочки — не хочет и прямо говорит мне: что так как он убежден, что уже теперь мне некогда написать роман в 12 листов, тем более что я еще в „Русский вестник“ написал только что разве половину, то ему выгоднее не соглашаться на отсрочку и неустойку, потому что тогда все, что я ни напишу впоследствии, будет его.

Я хочу сделать небывалую и эксцентриче­скую вещь: написать в четыре месяца 30 печатных листов, в двух разных романах, из которых один буду писать утром, а другой — вечером, и кончить к сроку».

Федор Достоевский. Из письма Анне Корвин-Круковской. Москва, 17 июня 1866 года

Комментарий:

В письме речь идет о кабальном контракте, который Достоевский заключил с издателем Федором Стелловским. По условиям догово­ра писатель должен был сдать новый роман («Игрок») к 1 ноября 1866 года, в противном случае Стелловский получал право в течение девяти лет безвозмездно издавать произ­ведения Достоевского. Несмотря на то что писатель параллельно работал над «Преступ­ле­нием и наказа­нием», роман «Игрок» был сдан в срок (благодаря помощи стеногра­фистки Анны Сниткиной, будущей жены Достоевского). С 1870 года Достоевский судился со Стелловским о взыскании с него неустойки. Процесс затянулся до смерти издателя в 1875 году. В тетради Досто­ев­ского записано: «Стелловский. Этот замечатель­ный литературный промыш­ленник кончил тем, что сошел с ума и умер».

Салтыков-Щедрин за самсебяиздат

«Что может быть проще: напечатать известное число в типографии в долг и потом продавать экземпляры с уступкою, хотя и большою. Все же лучше, нежели продавать право на издание».

Михаил Салтыков-Щедрин. Из письма Глебу Успенскому. Петербург, 17 октября 1881 года

Комментарий:

В XIX веке писатели часто выступали в качестве издателей своих собственных произведений. Для известных авторов такая практика самоиздания приносила больше прибыли, чем продажа авторских прав. Салтыков-Щедрин постоянно издавал свои книги сам — и, соответственно, сам получал всю прибыль.

Лев Толстой против авторского права

«М[илостивые] г[осудари]. Вследствие часто получаемых мною запросов о разрешении издавать, переводить и ставить на сцене мои сочинения, прошу вас поместить в издавае­мой вами газете следующее мое заявление.

Предоставляю всем желающим право безвозмездно издавать в России и за гра­ни­цей, по-русски и в переводах, а равно и ставить на сценах все те из моих сочине­ний, которые были написаны мною с 1881 года и напечатаны в XII томе моих полных сочинений издания 1886 года, и в XIII томе, изданном в нынеш­нем 1891 году, равно и все мои неизданные в России и могущие вновь появить­ся после нынешнего дня сочинения».

Лев Толстой. Письмо редакторам газет «Русские ведомости» и «Новое время». Ясная Поляна, 16 сентября 1891 года

Комментарий:

Толстой начал задумываться об отказе от лите­ратурной собственности еще в 1883 году, но не встретил тогда поддержки у жены. Без ее согласия писатель не решался на этот шаг. После нескольких безуспеш­ных попыток сделать заявление он наконец пишет в «Русские ведомости» и «Новое время» письмо, в котором отказывается от авторских прав на все написанное после 1881 года. Права на произведения, созданные до 1881 го­да, остаются у семьи. Сомнения по поводу повести «Смерть Ивана Ильича», которую писатель подарил жене Софье Андреевне в день ее именин в 1886 году, он все-таки разрешил в пользу оставления повести в общем пользовании.

Чехов против пассивности и нерешительности

«Я продал Марксу все — и прошедшее, и будущее, стал марксистом на всю жизнь. За каждые 20 листов уже напечатанной прозы я буду получать с него 5 тысяч; через 5 лет буду получать 7000 и т. д. — через каждые 5 лет прибавки, и, таким образом, когда мне будет 95 лет, я буду получать страшную уйму денег. За прошедшее я получу 75 тыс[яч]. Доход с пьес я вытор­говал себе и своим наследникам. <…> 25 тысяч уже тю-тю, а остальные 50 я получу не сразу, а в течение двух лет, так что не могу задать настоящий шик».

Антон Чехов. Из письма Ивану Орлову. Ялта, 22 февраля 1899 года

Комментарий:

В 1898 году Чехов вел затяжные переговоры о подготовке собрания сочинений с издате­лем Алексеем Сувориным, который проявлял «пассивность и нереши­тельность». В первые недели 1899 года писатель принял предложе­ние от друго­го издателя, Адольфа Маркса, и начал заниматься подготовкой своего собра­ния  «Я продаю свои произведения Марксу на веч­ные времена. Идут переговоры. Получу день­ги — и поеду играть в рулетку. Справь­тесь, пожалуйста, в редакции „Начала“: про­дав Марксу свои сочинения, буду ли я иметь право называться марксистом?» (из письма Михаилу Меньшикову. Ялта, 27 января 1899 года).. Эта работа отнимала у писателя очень много моральных и физических сил: «Переписка носила характер неприятных объяснений, где Чехов был стра­даю­щей стороной»  [Роскина Н. А.] Примечания // А. П. Чехов. Полное собрание сочинений и писем в 30 т. Письма в 12 т. Письма. Т. 8. М., 1980.. Однако выход в свет первых томов собрания имел ошелом­ляющий успех у читателей. В 1899 году Чехов уже жил в Ялте и строил там дачу.

Булгаков против рвачества

«Цель поездки за границу

Еду, чтобы привлечь к ответственности Захара Леонтьевича Каганского, объявив­шего за границей, что он якобы приобрел у меня права на „Дни Турбиных“, и на этом основании выпустившего пьесу на немецком языке, закрепившего за собой „права“ на Америку и т. д.

Каганский (и другие лица) полным темпом приступили к спекуляции моим литера­турным именем и поставили меня в тягост­ней­шее положение. В этом смысле мне необходимо быть в Берлине.

В Париж еду, чтобы вести переговоры с театром Mathurins (постановка „Дней Турбиных“), вести переговоры с Société des auteurs dramatiques, в которое я вступил.

Прошу отпустить со мной жену, которая будет при мне переводчиком. Без нее мне будет крайне трудно выполнить все мои дела (не говорю по-немецки).

В Париже намерен изучать город, обдумать план постановки пьесы „Бег“, принятой ныне в Московский Художественный театр (действие V „Бега“ в Париже происходит).

Поездка не должна занять ни в коем случае более 2-х месяцев, после которых мне необходимо быть в Москве (постановка „Бега“).

Надеюсь, что мне не будет отказано в разрешении съездить по этим важным и добросовестно изложенным здесь делам.

<…>

P. S. Отказ в разрешении на поездку поставит меня в тяжелейшие условия для дальнейшей драматургической работы».

Михаил Булгаков. Из письма администра­тивному отделу Моссовета. Москва, 21 февраля 1928 года

Комментарий:

Захар Леонтьевич Каганский — издатель журнала «Россия», в котором в 1925 го­ду публиковались главы романа Булгакова «Белая гвардия». Писатель сдал заключи­тельную часть романа в срок, однако номер журнала не вышел и рукопись не была возвращена автору. Каганский вместе с договором на изда­ние «Белой гвардии» и несколькими рукописями Булгакова уехал за границу, и писатель будет до конца жизни, на протяжении последую­щих 15 лет, безуспешно бороться с Каганским за восста­нов­ление авторских прав на издание своих произведений за рубежом. Каган­ский выве­ден Булгаковым в «Театраль­ном романе» (1936) под именем Макара Рвацкого.

Мандельштам против репутационного ущерба

«Мне приходится выступать в непривычной для меня роли — отчитываться по обвине­нию в использовании чужого литературного материала. Дело идет о письме критика Горнфельда в № 328 „Красной Вечерней Газеты“ по поводу моей обработки старых переводов „Уленшпигеля“, заказанной мне издательством ЗиФ.

К столкновению с Горнфельдом меня привела дурная практика издательств, выпускающих в явочном порядке и анонимно десятки отредактированных и обработанных переводов, причем соглашение между издательством и пере­водчиком достигается неизменно задним числом.

Несмотря на это, считая себя морально ответственным перед това­рищем по переводной работе, я, по выходе книги, первый известил ничего не подозре­вав­шего Горнфельда и заявил, что отвечаю за его гонорар всем своим литера­тур­ным заработком.

Горнфельд об этом почему-то умалчивает.

Ответом его явилось письмо в редакцию „Красной Вечерней Газеты“.

Оставляя на совести Горнфельда тон и выпады его письма с попытками изобра­зить дело в уголовном разрезе и с упомина­ния­ми о „толчках“ и „шубах“, отвечу почтенному критику-рецензенту по существу.

Позволю себе заговорить с Горнфельдом на несколько неожиданном для него производственном языке: мой переводческий стаж — свыше 30 томов за 10 лет — дает мне на это право. У нас нищенская смета на перевоплощение тех колоссальных культурных ценностей, которые мы должны протолкнуть в читательскую массу. Переводы иностранных классиков по плечу лишь крупным художникам слова. Издатель­ства пока что не в состоянии их мобили­зовать. Мы вынуждены работать на кустар­ном станке и все-таки выпускаем тексты лучше прежних. Педантическая сверка с подлинником отступает здесь на задний план перед несравненно более важной культурной задачей — чтобы каждая фраза звучала по-русски и в согласии с духом подлинника. Нам важно, чтобы молодежь не путала Тиля Уленшпигеля с Вильгельмом Теллем, а книжникам-фарисеям — „безгреш­ная книга“ на полке и пустое место в умах и сердцах читателей. Поэтому я не смуща­юсь, если при перечис­лении частей характерного костюма вместо чулок и юбок в текст проскользнут чепцы, ничуть не обидные для Костера и как следует надетые на голову фламандки.

„А король Филипп пребывал в неизменной тоске и злобе. В бессильном честолюбии молил он Господа…“ (перевод Горнфельда). Неужели так говорит Костер? Не верю: канцелярское „пребывал в неизменной тоске“, славянское „Господь“, двойное построение на одном предлоге с мертвящим параллелиз­мом прилагательных. Послу­шайте так: „…между тем, король Филипп тосковал и злобствовал. Честолюбивый недоумок молился Богу…“ Два разно­устремлен­ных глагола („тоскует“ и „злоб­ствует“), один ударный эпитет („честолю­бивый“) и брошенная вскользь характе­ристика Филиппа („недоумок“). Строением фразы определяется строй мысли (пример мой). Моя правка, вернее ломка, Карякина, из которой возникла подавляющая масса текста (18 листов), заключалась не в механи­ческом лавировании между его текстом и текстом Горнфельда, а в созна­тель­ном оживлении почти каждой фразы.

Я много и долго боролся с условным пере­водческим языком. Он страшен, въедлив, уродлив и всегда заслоняет автора. Кашеобразный синтаксис, отсут­ствие ритма прозы, резиновый язык — все это не счи­тается у нас отсебятиной. <…> „Мохнатые ноги с раздвоенными копытцами“ — (о черте) — это нельзя, а „раздвоенные ноги“ — это можно, как поправляет меня даже Горн­фельд, стоящий на целую голову выше большин­ства переводчиков, но давший в своем Уленшпигеле слишком грузный текст.

Но неважно, плохо или хорошо исправил я старые переводы или создал новый текст по их канве. Неужели Горнфельд ни во что не ставит покой и нравствен­ные силы писателя, приехавшего к нему за 2000 верст для объяснений, чтобы загладить нелепую, досадную оплошность (свою и издательства). Неужели он хотел, чтобы мы стояли на радость мещан, как вцепившиеся друг другу в волосы торгаши? Как можно отде­лять „черную“ повседневную работу писа­теля от его жизненной задачи? Из случайной безалаберности делать черный „литератур­ный скандал“ в духе мелкотравчатых „понедельничных“ газет доброго старого времени?

Неужели я мог понадобиться Горнфельду, как пример литературного хищничества?

А теперь, когда извинения давно уже принесены, — отбросив всякое миндаль­ничанье, я, русский поэт и литератор, подъявший за 20 лет гору самостоятель­ного труда, спрашиваю литературного критика Горнфельда, как мог он уни­зиться до своей фразы о „шубе“? Мой ложный шаг — следо­вало настоять о том, чтобы издательство своевременно договорилось с переводчи­ками — и вина Горнфельда, извратившего в печати весь мой писательский облик — несоиз­меримы. Избранный им путь нецелесообразен и мелочен. В нем такое равно­душие к литератору и младшему современнику, такое пренебрежение к его труду, такое омертвение социальной и товарищеской связи, на которой держится литература, что становится страшно за писателя и человека.

Дурным порядкам и навыкам нужно свер­тывать шею, но это не значит, что писатели должны свертывать шею друг другу».

Осип Мандельштам. Письмо в редак­цию газеты «Вечерняя Москва».
<До 12 декабря 1928 года>

Комментарий:

В 1926 году литературное издательство ЗИФ («Земля и фабрика») поручило Осипу Мандельштаму литературную обработку уже существующих русских переводов легенд о герое средневековых нидер­ландских и немецких сказаний и народных книг — Тиле Уленшпигеле. Мандельштам работал с переводами Горнфельда и Карякина, на три четверти переработав их заново. На титуль­ном листе опубликованной ЗИФ книги было ошибочно проставлено имя Мандель­штама как переводчика.

Первым, кто поднял тревогу, был сам Ман­дельштам, настоявший на печатном исправлении ошибки, что и было сделано. Одновременно Мандельштам теле­гра­фировал Горнфельду, взял на себя мораль­ную и материальную ответствен­ность за эту ошибку и за дурную практику издательств, выпускающих старые переводы без указания имен переводчиков в переработанном виде.

Однако литературный критик и фельетонист Давид Заславский успел обвинить Мандельштама в плагиате (в «Литературной газете» вышла статья «О скромном плагиате и о развязной халтуре»). Мандельштам пишет объясни­тельное письмо в «Литературную газету», следом за ним публикуется письмо за подпи­сями пятнадцати писателей, снимающее с Мандельштама обвинение. Письмо подпи­сали в том числе Всеволод Иванов, Борис Пастернак, Юрий Олеша, Михаил Зощенко и Эдуард Багрицкий.

Этот случай поднял проблему литературного перевода вообще и вопрос о способе исполь­зо­вания старых переводов в частности. 

Хотите быть в курсе всего?
Подпишитесь на нашу рассылку, вам понравится. Мы обещаем писать редко и по делу
Курсы
Курс № 75 Экономика пиратства
Курс № 74 История денег
Курс № 73 Как русские авангардисты строили музей
Курс № 72 Главные философские вопросы. Сезон 2: Кто такой Бог?
Курс № 71 Открывая Россию: Ямал
Курс № 70 Криминология:
как изучают преступность и преступников
Курс № 69 Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Курс № 68 Введение в гендерные исследования
Курс № 67 Документальное кино между вымыслом и реальностью
Курс № 66 Мир Владимира Набокова
Курс № 65 Краткая история татар
Курс № 64 Американская литература XX века. Сезон 1
Курс № 63 Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
Курс № 62 У Христа за пазухой: сироты в культуре
Курс № 61 Антропология чувств
Курс № 60 Первый русский авангардист
Курс № 59 Как увидеть искусство глазами его современников
Курс № 58 История исламской культуры
Курс № 57 Как работает литература
Курс № 56 Открывая Россию: Иваново
Курс № 55 Русская литература XX века. Сезон 6
Курс № 54 Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
Курс № 53 История завоевания Кавказа
Курс № 52 Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Курс № 51 Блокада Ленинграда
Курс № 50 Что такое современный танец
Курс № 49 Как железные дороги изменили русскую жизнь
Курс № 48 Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Курс № 47 Лев Толстой против всех
Курс № 46 Россия и Америка: история отношений
Курс № 45 Как придумать свою историю
Курс № 44 Россия глазами иностранцев
Курс № 43 История православной культуры
Курс № 42 Революция 1917 года
Курс № 41 Русская литература XX века. Сезон 5
Курс № 40 Человек против СССР
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Курс № 75 Экономика пиратства
Курс № 74 История денег
Курс № 73 Как русские авангардисты строили музей
Курс № 72 Главные философские вопросы. Сезон 2: Кто такой Бог?
Курс № 71 Открывая Россию: Ямал
Курс № 70 Криминология:
как изучают преступность и преступников
Курс № 69 Открывая Россию: Байкало-Амурская магистраль
Курс № 68 Введение в гендерные исследования
Курс № 67 Документальное кино между вымыслом и реальностью
Курс № 66 Мир Владимира Набокова
Курс № 65 Краткая история татар
Курс № 64 Американская литература XX века. Сезон 1
Курс № 63 Главные философские вопросы. Сезон 1: Что такое любовь?
Курс № 62 У Христа за пазухой: сироты в культуре
Курс № 61 Антропология чувств
Курс № 60 Первый русский авангардист
Курс № 59 Как увидеть искусство глазами его современников
Курс № 58 История исламской культуры
Курс № 57 Как работает литература
Курс № 56 Открывая Россию: Иваново
Курс № 55 Русская литература XX века. Сезон 6
Курс № 54 Зачем нужны паспорт, ФИО, подпись и фото на документы
Курс № 53 История завоевания Кавказа
Курс № 52 Приключения Моне, Матисса и Пикассо в России 
Курс № 51 Блокада Ленинграда
Курс № 50 Что такое современный танец
Курс № 49 Как железные дороги изменили русскую жизнь
Курс № 48 Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Курс № 47 Лев Толстой против всех
Курс № 46 Россия и Америка: история отношений
Курс № 45 Как придумать свою историю
Курс № 44 Россия глазами иностранцев
Курс № 43 История православной культуры
Курс № 42 Революция 1917 года
Курс № 41 Русская литература XX века. Сезон 5
Курс № 40 Человек против СССР
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Британская музыка от хора до хардкора
Все главные жанры, понятия и имена британской музыки в разговорах, объяснениях и плейлистах
Марсель Бротарс: как понять концептуалиста по его надгробию
Что значат мидии, скорлупа и пальмы в творчестве бельгийского художника и поэта
Новая Третьяковка
Русское искусство XX века в фильмах, галереях и подкасте
Видеоистория русской культуры за 25 минут
Семь эпох в семи коротких роликах
Русская литература XX века
Шесть курсов Arzamas о главных русских писателях и поэтах XX века, а также материалы о литературе на любой вкус: хрестоматии, словари, самоучители, тесты и игры
Детская комната Arzamas
Как провести время с детьми, чтобы всем было полезно и интересно: книги, музыка, мультфильмы и игры, отобранные экспертами
Аудиоархив Анри Волохонского
Коллекция записей стихов, прозы и воспоминаний одного из самых легендарных поэтов ленинградского андеграунда 1960-х — начала 1970-х годов
История русской культуры
Суперкурс Онлайн-университета Arzamas об отечественной культуре от варягов до рок-концертов
Русский язык от «гой еси» до «лол кек»
Старославянский и сленг, оканье и мат, «ѣ» и «ё», Мефодий и Розенталь — всё, что нужно знать о русском языке и его истории, в видео и подкастах
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Университет Arzamas. Запад и Восток: история культур
Весь мир в 20 лекциях: от китайской поэзии до Французской революции
Что такое античность
Всё, что нужно знать о Древней Греции и Риме, в двух коротких видео и семи лекциях
Как понять Россию
История России в шпаргалках, играх и странных предметах
Каникулы на Arzamas
Новогодняя игра, любимые лекции редакции и лучшие материалы 2016 года — проводим каникулы вместе
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Emoji Poetry
Заполните пробелы в стихах и своем образовании
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы