Курс № 19 Что скрывают архивыЛекцииМатериалы
Лекции
13 минут
1/5

Как развлекались офицеры

Детективная история поиска двух офицеров, один из которых перевел с итальянского сборник анекдотов, а другой переписал перевод

Александр Лифшиц

Детективная история поиска двух офицеров, один из которых перевел с итальянского сборник анекдотов, а другой переписал перевод

12 минут
2/5

Невероятные приключения невеликого писателя

Жизнь прожектера, журналиста, плохого переводчика и неудачливого чиновника Николая Страхова

Андрей Костин

Жизнь прожектера, журналиста, плохого переводчика и неудачливого чиновника Николая Страхова

13 минут
3/5

Интимный дневник императрицы

Как императрица Елизавета Алексеевна полюбила кавалергарда Алексея Охотникова и описала это в своем тайном дневнике

Ольга Эдельман

Как императрица Елизавета Алексеевна полюбила кавалергарда Алексея Охотникова и описала это в своем тайном дневнике

17 минут
4/5

Самодопрос в ожидании ареста

Зачем драматург Александр Афиногенов сочинил свой гипотетический разговор со следователем

Илья Венявкин

Зачем драматург Александр Афиногенов сочинил свой гипотетический разговор со следователем

16 минут
5/5

Дело Бродского как политическая интрига

Как найденные в архиве прокуратуры документы меняют наше представление о знаменитом процессе

Ольга Эдельман

Как найденные в архиве прокуратуры документы меняют наше представление о знаменитом процессе

Материалы
Весь курс за 5 минут
Архивные находки и расследования в самом кратком изложении
Чего не следует делать в архивах
23 совета начинающему исследователю
Случайные находки и трагические пропажи
Самые примечательные архивные находки — и самые печальные архивные утраты
Как выглядит архив изнутри
Видеоэкскурсия из Российского государственного архива литературы и искусства
Соберите кирасира-трансформера
Вы можете собрать гусара, гренадера или мушкетера, а можете сделать химеру на свой вкус
Массовое чтение
в XVIII веке
Масонские сочинения, любовные романы, немецкие моралисты и другая популярная литература
Исторические анекдоты XVIII века
Фобии Петра I, честь мавра, щедрость императора и другие истории из книг 1780–90-х годов
Краткая история прапорщика
Биография ключевого героя русской культуры, родившегося в 1630 году и ставшего анекдотом
О чем писали журналы XVIII века
От «Почты духов» до «Детского чтения для сердца и разума»
Сикофант и коцебятина
Как провести время со словарем русских писателей
Жизнь Андрея Чеботарева
Невероятные приключения еще одного непримечательного писателя
Что надо знать о словарях
10 захватывающих фактов о старых биографических словарях
Генератор женских дневников
Расскажите о себе, и мы найдем для вас в женских дневниках XIX века подходящий пост
Дневник глазами литературоведа
Почему интимный дневник императрицы Елизаветы Алексеевны можно читать как высокую прозу
Кавалергардские забавы
Шампанское в гробах, прогулки в простынях, засады в женских купальнях и другие выходки
Чахотка в XIX веке
Что думали люди о самой романтической болезни XIX века, как ее определяли, предотвращали и лечили
Приключения одного концерта
Как нашелся потерянный концерт, написанный в России в начале XIX века
Разговор со следователем
Текст воображаемого допроса, вложенный Александром Афиногеновым в свой дневник
Последние записи перед арестом
Что записывали в своих дневниках люди накануне обыска и ареста
История дневников Ольги Берггольц
Обыск, погоня, изъятие, суд и другие загадочные события
Лексикон тунеядства
Что объединяет шабашников, проституток, священников, самогонщиков и инвалидов
Эллендея Проффер Тисли: «Иосиф считал, что его мнение так же важно, как мнение Брежнева»
Как на самом деле выглядит запись суда над Бродским
Arzamas сфотографировал блокнот Фриды Вигдоровой
Как сместили Хрущева
Краткий путеводитель по смене власти, не потребовавшей ни насилия, ни смерти правителя

Приключения одного концерта

Музыкант и художественный руководитель оркестра Pratum Integrum Павел Сербин рассказывает, что особенного в концертах XVIII и начала XIX века и как он чудесным образом нашел, издал и исполнил один из них

Партитура концерта для фортепиано с оркестром op. 50. Автограф Иоганна Вильгельма Гесслера  © Библиотека Московской государственной консерватории

Я уже много лет занимаюсь историей русской музыки XVIII века, причем не как музыковед, у которого задача написать на эту тему книжку, а именно как музыкант-практик. Потому что в один прекрасный момент я понял, что если у нас в России есть оркестры, которые занимаются старинной музыкой, то у них на первом месте должен быть русский репертуар — потому что это наша зона ответственности. Но и этот репертуар, и история этих композиторов до сих пор, в общем-то, серьезно не разработаны.

Так получилось в первую очередь из-за плохой сохранности документов. В начале XIX века, когда появился интерес к более раннему периоду, оказалось, что сгорели какие-то конторы, в которых хранились письма музыкантов, пропали их личные архивы — и работать с этим материалом уже было очень сложно. После революции началась архивная чехарда, и для исследователей XX века оказалось недоступным даже то, что нашли в XIX веке.

Поэтому мне пришлось самостоятельно, в таких «военно-полевых» условиях, делать то, что не сделали музыковеды до меня. И я стал работать по многим композиторам сразу.

В России до XVIII века музыкальные инструменты из церкви изгонялись, а в быту существовали очень ограниченно. Поэтому здесь существовала певческая традиция, были сочинения для хора. Но в том, что касается инструментальной музыки, нам в XVIII веке приходилось нагонять все то, что было упущено (по сравнению с Европой) за предыдущее столетие. И надо сказать, что Россия двигалась семимильными шагами — успех в этом у нее действительно был. Первое время в России писали инструментальную музыку либо российские композиторы, которые учились за границей, а потом вернулись сюда, либо иностранцы, которые часто сюда приезжали, кто-то за длинным рублем, кто-то по зову сердца (и многие из них в результате жили в России по двадцать-тридцать лет). Так продолжалось и при Петре III, и при Екатерине II, и при Павле, и при Александре I.

Иоганн Вильгельм Геслер. Гравюра по портрету Йожефа Фридьеша Вагнера. Помещена на титульном листе Шести сонатин ор. 45, издания Карла Венцеля. 1818 год

Одной из таких фигур был композитор Иоганн Вильгельм Гесслер. Он был родственником и учеником одного из последних учеников Иоганна Себастьяна Баха, Иоганна Христиана Киттеля. Затем учился у сына Баха, Карла Филиппа Эммануила Баха, а потом в Англии — у Гайдна. В Россию он приехал в 1792 году и вскоре стал придворным композитором и учителем фортепиано великого князя Александра Павловича (все дети Павла, тогда еще наследника престола, учились играть на разных музыкальных инструментах). Несколько лет Гесслер проработал там, потом ему все надоело, и в 1794 году он переехал в Москву — стал органистом лютеранских церквей и самым популярным и востребованным преподавателем фортепиано: все аристократы старались отдать своих детей Гесслеру. В общем, он был буквально царь и бог.

Поскольку у Гесслера благодаря его популярности были кое-какие деньги, он издавал свои сочинения — и эти ноты покупали, на них даже организовывались подписки. Гесслер был самым активно публиковавшимся композитором в России в конце XVIII — начале XIX века. Он даже несколько раз объявлял о том, что готов продать полное собрание своих сочинений. Но в действительности полным оно не являлось — потому что публиковал он только фортепианную музыку и изредка — сочинения для голоса и фортепиано, а серьезную оркестровую музыку, написанную для концертов в Москве и Санкт-Петербурге, не издавал — она вся оставалась в рукописях. Когда Гесслер умер, его сын увез его архив в Гамбург, и по преданию там все погибло в пожаре. По крайней мере, до сих пор этот архив нигде не всплыл — к огромному сожалению для русской культуры, да и для немецкой тоже.

Меня, естественно, в первую очередь интересовали именно оркестровые сочинения. Выяснилось, что один его концерт, видимо, написанный в районе 1810-х годов, все-таки был опубликован. До нас дошло очень немного концертов, написанных в России в XVIII и первой половине XIX века, поэтому я стал за этим концертом охотиться.

Опубликован он был не в виде партитуры (в то время партитуры не публиковались), а в виде отдельных партий (или голосов) для каждого музыканта. В специальной международной базе RISM (Repertoire International des Sources Musicales, это существующая с 1952 года база, в которой накапливаются сведения обо всех нотных изданиях мира) я увидел, что в мире сохранилось пять экземпляров оркестровых голосов этого фортепианного концерта, но ни один из них не находится в Москве. Правда, в отделе редких изданий и рукописей библиотеки Московской консерватории мне показали фортепианную партию этого концерта — я ее посмотрел, но сделать с ней без оркестрового материала ничего не мог.

Я уже собрался где-то заказывать эти ноты, как вдруг мне звонит хранитель отдела редкостей консерваторской библиотеки и говорит: «Ой, Паша, знаете, я тут рылась у нас в подвале — кажется, нашелся полный набор этих голосов». Я прихожу — действительно, лежат голоса на весь оркестр. На руки они никогда не выдавались — то есть их до меня фактически никто не видел. Тогда я их взял и стал восстанавливать по ним партитуру, сводить их все вместе. Это очень интересный издательский процесс, но в какой-то момент мне стало интересно уйти чуть в сторону. Я спросил, есть ли у них еще что-нибудь интересное этого времени — хотя вообще-то я их каталог знал почти наизусть. Они говорят: «У нас есть фортепианный концерт Геништы». Иосиф Геништа был учеником Гесслера, и я решил этот концерт посмотреть. Мне вынесли какую-то рукопись, я ее открыл — и понял, что музыка-то та же самая. Фамилия на рукописи не стоит, но стало ясно, что эта рукопись и есть концерт Гесслера в партитуре.

Поскольку в тот момент ни одного автографа Гесслера известно не было, мне было не с чем сравнить эту рукопись, чтобы выяснить, сделал ли ее композитор собственноручно. На рукописи были исправления, сделать которые мог только сам композитор — и я предполагал, что это может быть автограф, но поскольку доказательств не было, склонялся к тому, что это авторизованная копия: то есть Гесслер заказал ее какому-то копиисту, а затем сам ее скорректировал.

Ариетта. Автограф Иоганна Вильгельма Гесслера из собрания Берлинской государственной библиотеки 

Опубликовав концерт, я подарил издание Берлинской государственной библиотеке. А буквально через полтора месяца через ту же самую систему RISM увидел, что они у себя выявили рукопись небольшой ариетты и атрибутируют ее Гесслеру. В Берлинской библиотеке всегда сканируют и вывешивают в общий доступ образцы всех почерков, чтобы исследователи могли сравнивать — и тут я увидел, что это точно такой же почерк, как в партитуре, которую мы нашли в Консерватории. То есть оказалось, что эту партитуру концерта он написал сам. Видимо, некоторые его рукописи все-таки осели на руках у людей, может быть, были куплены или подарены и случайно сохранились.

Но поиск — это еще не конец. Все то, что мы разрыли и восстановили, нужно вывести на концертную сцену. И в этом смысле у концерта Гесслера снова оказалась счастливая судьба: после того как была подготовлена партитура, мы его два раза сыграли в Москве, в Консерватории и в Доме музыки, а потом возили его в Германию, на фестиваль старинной музыки в Херне. Последний шаг — сделать студийную запись диска. Собственно, ее мы тоже уже сделали, но диск еще не вышел — теперь мы ждем, когда он выйдет и наши люди услышат, что, оказывается, в Москве жил такой замечательный композитор.

И. В. Гесслер. Финал концерта для фортепиано с оркестром op. 50 Фестиваль Tage Alter Musik, Херне (Германия), 15 ноября 2013 года. Оркестр Pratum Integrum. Солист — Ольга Мартынова (молоточковое фортепиано). Дирижер — Павел Сербин.

Послушать весь концерт целиком можно здесь. 

Скорее оставьте свой адрес — мы будем писать вам письма о самом важном

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях — вы всегда будете в курсе наших новостей

Курсы
Курс № 40 Человек против СССР
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Университет Arzamas
«Восток и Запад: история культур» — еженедельный лекторий в Российской государственной библиотеке
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Emoji Poetry
Заполните пробелы в стихах и своем образовании
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы

Подписка на еженедельную рассылку

Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости

Введите правильный e-mail