Курс № 19 Что скрывают архивыЛекцииМатериалы
Лекции
13 минут
1/5

Как развлекались офицеры

Детективная история поиска двух офицеров, один из которых перевел с итальянского сборник анекдотов, а другой переписал перевод

Александр Лифшиц

Детективная история поиска двух офицеров, один из которых перевел с итальянского сборник анекдотов, а другой переписал перевод

12 минут
2/5

Невероятные приключения невеликого писателя

Жизнь прожектера, журналиста, плохого переводчика и неудачливого чиновника Николая Страхова

Андрей Костин

Жизнь прожектера, журналиста, плохого переводчика и неудачливого чиновника Николая Страхова

13 минут
3/5

Интимный дневник императрицы

Как императрица Елизавета Алексеевна полюбила кавалергарда Алексея Охотникова и описала это в своем тайном дневнике

Ольга Эдельман

Как императрица Елизавета Алексеевна полюбила кавалергарда Алексея Охотникова и описала это в своем тайном дневнике

17 минут
4/5

Самодопрос в ожидании ареста

Зачем драматург Александр Афиногенов сочинил свой гипотетический разговор со следователем

Илья Венявкин

Зачем драматург Александр Афиногенов сочинил свой гипотетический разговор со следователем

16 минут
5/5

Дело Бродского как политическая интрига

Как найденные в архиве прокуратуры документы меняют наше представление о знаменитом процессе

Ольга Эдельман

Как найденные в архиве прокуратуры документы меняют наше представление о знаменитом процессе

Материалы
Весь курс за 5 минут
Архивные находки и расследования в самом кратком изложении
Чего не следует делать в архивах
23 совета начинающему исследователю
Случайные находки и трагические пропажи
Самые примечательные архивные находки — и самые печальные архивные утраты
Как выглядит архив изнутри
Видеоэкскурсия из Российского государственного архива литературы и искусства
Соберите кирасира-трансформера
Вы можете собрать гусара, гренадера или мушкетера, а можете сделать химеру на свой вкус
Массовое чтение
в XVIII веке
Масонские сочинения, любовные романы, немецкие моралисты и другая популярная литература
Исторические анекдоты XVIII века
Фобии Петра I, честь мавра, щедрость императора и другие истории из книг 1780–90-х годов
Краткая история прапорщика
Биография ключевого героя русской культуры, родившегося в 1630 году и ставшего анекдотом
О чем писали журналы XVIII века
От «Почты духов» до «Детского чтения для сердца и разума»
Сикофант и коцебятина
Как провести время со словарем русских писателей
Жизнь Андрея Чеботарева
Невероятные приключения еще одного непримечательного писателя
Что надо знать о словарях
10 захватывающих фактов о старых биографических словарях
Генератор женских дневников
Расскажите о себе, и мы найдем для вас в женских дневниках XIX века подходящий пост
Дневник глазами литературоведа
Почему интимный дневник императрицы Елизаветы Алексеевны можно читать как высокую прозу
Кавалергардские забавы
Шампанское в гробах, прогулки в простынях, засады в женских купальнях и другие выходки
Чахотка в XIX веке
Что думали люди о самой романтической болезни XIX века, как ее определяли, предотвращали и лечили
Приключения одного концерта
Как нашелся потерянный концерт, написанный в России в начале XIX века
Разговор со следователем
Текст воображаемого допроса, вложенный Александром Афиногеновым в свой дневник
Последние записи перед арестом
Что записывали в своих дневниках люди накануне обыска и ареста
История дневников Ольги Берггольц
Обыск, погоня, изъятие, суд и другие загадочные события
Лексикон тунеядства
Что объединяет шабашников, проституток, священников, самогонщиков и инвалидов
Эллендея Проффер Тисли: «Иосиф считал, что его мнение так же важно, как мнение Брежнева»
Как на самом деле выглядит запись суда над Бродским
Arzamas сфотографировал блокнот Фриды Вигдоровой
Как сместили Хрущева
Краткий путеводитель по смене власти, не потребовавшей ни насилия, ни смерти правителя

Жизнь Андрея Чеботарева

Как автор биографической статьи восстанавливал жизнь мечтателя и неудачливого авантюриста Андрея Чеботарева

Дагерротип неизвестного автора с картины Жана Огюста Энгра «Луиджи Керубини и муза». 1841–1842 годы © The J. Paul Getty Museum, Los Angeles

Когда начинаешь работать над словарной статьей для словаря русских писателей (а именно для Словаря русских писателей XVIII века или «Русские писатели. 1800–1917»), не всегда понимаешь, зачем тебя вообще попросили написать ту или иную биографическую статью, потому что ее герой, по большому счету, как писатель совершенно непримечателен. Но постепенно, по крупицам и зернышкам собирая сведения из документов (которые, вообще говоря, сами по себе чаще всего скучны), при удаче (удача в словарной работе очень важна) получаешь вдруг образ совершенно живого человека — и жизнь, которую этот человек прожил, а иногда даже просто его характер (порой очень странный и не всегда приятный) в некоторых случаях оказывались совершенно невероятными.

Примером может служить Андрей Харитонович Чеботарев (1784–1833).

Он был сыном блистательного московского профессора, первого избранного ректора Московского университета Харитона Андреевича Чеботарева, и, соответственно, принадлежал к образованной золотой молодежи Москвы: у него было замечательное образование, он был награжден в университете золотой медалью, учился за границей, получил степени в Москве и в Кенигсберге и начал преподавание в Московском университете, где читал лекции по химии, технологии, металлургии, а также белильному и красильному производствам. В общем, жизнь его начиналась блестяще.

Но вел он себя дурно, как это и бывает зачастую с золотой молодежью. Николай Иванович Тургенев Николай Тургенев (1789–1871) — экономист и публицист, член тайных обществ, оказавшийся в эмиграции после заочного осуждения по делу декабристов. Был амнистирован Александром II, но в Россию не вернулся. в дневниках часто записывал, что ему бывает стыдно находиться рядом с Андреем Чеботаревым, потому что он, по сути, скотина: напивается, буянит. Ситуация осложнялась тем, что у Харитона Андреевича (отца героя) были проблемы с попечителем Московского университета Павлом Ивановичем Голенищевым-Кутузовым. И в результате в 1812 году Андрей Чеботарев был вынужден уйти из университета и поступить на настоящую, государственную службу.

Писать он начал очень рано, с маленьких переводов в журнальчиках. Анонимный критик, сравнивая один его перевод с другим переводом того же романа, говорил, что «первый очень нехорош, а второй не очень хорош». И это самая большая похвала его труду, которую мы знаем. Но известен он был в Москве совсем не своими писательскими занятиями и даже не столько своим бурным образом жизни, а тем, что он был персоной невероятно увлекающейся.

Так, например, в конце 1805 года Степан Жихарев  Степан Жихарев (1787–1860) — писатель, драматург и переводчик, в 1828–1839 — обер-прокурор московского департамента сената. Знаменит прежде всего своими дневниками, которые он вел с 1805 по 1817 год. писал о нем:

«Вот хоть бы и наш Альберт Великий  Альберт Великий (1200–1280) — доминиканец, ученый, теолог, преподаватель богословия в Парижском университете, учитель Фомы Аквинского. Помимо прочего, занимался естественными науками — в частности, систематизацией. Написал трактаты «О животных», «О растениях», «О минералах», «О небе и мире» и др., а также комментарии к сочинениям Аристотеля по физике. Был удостоен звания Doctor universalis («всеобъемлющий доктор») и учителя Церкви., физик и химик Андрей Харитонович Чеботарев, прочитав в какой-то иностранной газете, что двум механикам, Полю и Лемерсье, удалось наконец разрешить задачу управления полетом воздушных шаров, находится в величайшем отчаянии, уверяя, что эта тайна давно уже им открыта и что он „обокраден, кругом обокраден, даже фигура шара самая та, какую изобрел я (говорит он): форма птицы в пропорциях 10 сажен ширины и 3 сажен вышины с крыльями по бокам!“».

Единственным сочинением Чеботарева, опубликованным за последние годы, была маленькая заметочка, вышедшая в газете «Комсомольская правда» под шапкой «НЛО летали над Кремлем еще 200 лет назад»: Чеботарев увидел некое воздушное явление, описал его очень живым языком, послал свое сочинение в Академию наук и в Московский университет, и эта бумага сохранилась в Государственном историческом архиве и в петербургском архиве Академии наук. И вот мне приходится в научной статье в серьезном справочнике ссылаться на публикацию в современной желтой прессе. Для автора, о котором пишется статья, это совсем не случайно.

Альбер Шарль Тиссандье. Иллюстрация к «Путешествию из Фландрии» (фрагмент). Не позднее 1906 года © The Metropolitan Museum of Art

Приехав в 1812 году из Москвы в Петербург, Чеботарев был принят на службу пробирером при Департаменте горных и соляных дел, где отвечал за определение чистоты драгоценных металлов, которые поступали в государственную казну. Но в 1817 году его служба вдруг прекращается, почему — не очень понятно.

В 1820 году он опять поступает на службу и, наконец, в 1823 году подходит к пику своей карьеры: его назначают председателем Херсонской гражданской палаты, а это очень высокий пост: теперь он отвечает за финансы Херсонской губернии. Но, добравшись до Херсона, он выясняет, что решение о его назначении уже отозвали и его просят вернуться в Петербург. Сам он объяснял это событие по-разному. В одном письме он рассказывал, что долго хорошо служил, а это все случилось «из-за каких-то старых, еще в 1817 году произошедших дел». В другом письме он пишет:

«Три года назад я оставил царскую службу, поскольку понял, что настало время сделать что-либо для собственного благосостояния. Я совершил путешествие по России, дабы найти что-либо стоящее»  Перевод с немецкого Андрея Костина..

Наконец, в третьем месте сказано, что его больше не определяли на службу «по причине некоторых обстоятельств, записанных в его формулярном списке» (а формулярный список — это такое подобие трудовой книжки, куда записывалось имя чиновника, как и где он проходил службу, а также все бывшие за ним взыскания). В поздних формулярных списках Чеботарева действительно содержится указание о том, что Государственный совет решил отказать ему в этом месте в Херсоне, но почему — не проясняется.

Для автора биографической статьи упоминание в формулярном списке Государственного совета как высшей инстанции с хорошо организованной бюрократией — большая удача. Это значит, что дело, скорее всего, хорошо сохранилось и обещает подробности. Так и вышло. Документ из фонда Государственного совета в РГИА полностью прояснил, что же с Чеботаревым произошло.

Еще во время службы в университете он вступал во всевозможные торговые коммерческие предприятия, связанные с химическим производством или, например, поисками руды, вкладывал туда свои знания, какие-то деньги и надежды. В 1814 году он писал родителям:

«С божьей помощью надеюсь я будущим годом обезопасить и свою, и вашу, любезные родители, участь на следующие времена от всякого недостатка. Я вступил в компанию с людьми, получившими от Государя привилегию на разработки в Старой Финляндии открытых ими рудников. Прекрасные надежды. Демидов  Никита Демидович Антуфьев (1656–1725) — основатель знаменитой династии промышленников Демидовых. Сын кузнеца, работавшего при тульском оружейном заводе. Благодаря своей предприимчивости стал владельцем железоделательного завода, во время Северной войны поставлял оружие для русского войска и таким образом обрел покровителя в лице Петра I и других влиятельных людей. Построил и получил множество оружейных и горнодобывающих предприятий. За заслуги в развитии промышленности Екатерина I возвела его сыновей в потомственное дворянство. , Твердышев  Яков Борисович Твердышев (ок. 1710–1783) — владелец нескольких металлургических заводов на Урале. и Походяшин также прежде ничего не имели».

В документе, который я нашел, сообщается, что в 1817 году рядом с Петербургом были задержаны крестьяне без паспортов. Зато у них было письмо от Чеботарева к некому финскому купцу, в котором объяснялось, что это беглые крестьяне и что Чеботарев предложил переправить их в город Сердоболь (нынешняя Сортавала), а оттуда — в Великое княжество Финляндское, где не действовало крепостное право. Там он собирался приписать этих крестьян к своим финским заводам, чтобы они таким образом перешли из крепостного состояния в вольное и стали работниками в Финляндии.

Дело это разбиралось уголовным судом. Чеботарев сумел не попасть под приговор, но карьера его оказалась разрушенной. При этом можно задаться вопросом, что им двигало: придумал ли он эту схему сам или его просто уговорили другие, более предприимчивые купцы. Как бы то ни было, Чеботарев очень разозлился на Аракчеева, который руководил Государственным советом и принял решение остановить продвижение Чеботарева по службе. И, получив через два года известие о смерти Александра I, Чеботарев написал сестре: «Отъя Бог поношение мое! Хвала неисповедимым судьбам его! Змей Горыныч Аракчеев не будет теснить более никого».

С тех пор Чеботарев продолжал мечтать о том, что вот-вот заработает свой капитал. Сначала он искал золото в Оренбургской губернии и писал сестре:

«Ты напрасно, любезная сестрица, беспокоишься насчет товарищеского контракта. Кто образовал компанию? Кто начертал план ее действий? Кто исходатайствовал содействие правительства и местного начальства? Кто открыл золото, кто трактовал с башкирцами и заключил с ними откупной контракт? Кто платил им деньги?»

Но все снова закончилось без всякого успеха.

Потратив все деньги, Чеботарев прибился к своему зятю, мужу сестры, врачу и профессору Московского университета Матвею Яковлевичу Мудрову, и долгое время просто жил у них в доме.

В 1830 году разразилась эпидемия холеры. Медицинский совет должен был разработать средство для борьбы с заболеванием. Мудров стал председателем этого совета и взял Чеботарева в качестве секретаря. Они долгое время писали соответствующий труд, в котором в том числе рассматривали сочинения Николая Страхова. Для этого труда Чеботарев написал большую историческую часть о том, как холеру лечили раньше. И опять с такой же восторженностью писал сестре: «Вместо подарка на новый год посылаю тебе один экземпляр только лишь отпечатанного трактата... Моя история холеры будет напечатана особою книгою и выйдет немногим чем потонее самого трактата». Но книжку не издали.

Питер Клас. Натюрморт с черепом и пером (фрагмент). 1628 год © The Metropolitan Museum of Art

В 1832 году он был вынужден пойти на службу простым учителем в артиллерийском корпусе. Он очень надеялся на встречу с великим князем Михаилом Павловичем — что тот поможет, и его назначат директором Императорского фарфорового завода, но место отдали другому. Чеботарев все же надеялся закрепиться на государственной службе и наконец получил должность инспекторского помощника при директоре того же завода. Можно было успокоиться и начать думать о старости. Но через два месяца он умер от все еще продолжавшейся в Петербурге холеры.

В одном из ранних писем к Тургеневу Пушкин выражает надежду, что вот-вот уедет из Одессы и вернется в Петербург. Он пишет: «Когда мы свидимся, вы не узнаете меня: я стал <...> благоразумен, как Чеботарев». Эта фраза, конечно, иронична, потому что Чеботарев представляет собой редкий случай человека, который на протяжении своей практически пятидесятилетней жизни оставался таким же увлекающимся мальчишкой, каким был, когда, будучи, по сути, аспирантом, надеялся построить управляемый воздушный шар. 

Скорее оставьте свой адрес — мы будем писать вам письма о самом важном

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях — вы всегда будете в курсе наших новостей

Курсы
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Университет Arzamas
«Восток и Запад: история культур» — еженедельный лекторий в Российской государственной библиотеке
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Emoji Poetry
Заполните пробелы в стихах и своем образовании
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы

Подписка на еженедельную рассылку

Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости

Введите правильный e-mail