Курс № 7 Как понимать живопись XIX векаЛекцииМатериалы
Лекции
17 минут
1/8

«Клятва Горациев» Жака Луи Давида

Как художник поднялся на волне патриотизма и создал эталон гражданской доблести

Илья Доронченков

Как художник поднялся на волне патриотизма и создал эталон гражданской доблести

14 минут
2/8

«Плот „Медузы“» Теодора Жерико

Как сенсационное кораблекрушение обросло политическими и общечеловеческими смыслами

Илья Доронченков

Как сенсационное кораблекрушение обросло политическими и общечеловеческими смыслами

16 минут
3/8

«Свобода, ведущая народ» Эжена Делакруа

Как абстрактная свобода воплотилась в живой полуобнаженной красавице

Илья Доронченков

Как абстрактная свобода воплотилась в живой полуобнаженной красавице

14 минут
4/8

«Расстрел повстанцев» Франсиско Гойи

Как художник остановил мгновение перед казнью и сделал из предсмертного выкрика историческое событие

Илья Доронченков

Как художник остановил мгновение перед казнью и сделал из предсмертного выкрика историческое событие

11 минут
5/8

«Возрасты жизни» Каспара Давида Фридриха

Как меланхолическая природа прорвалась в инобытие

Илья Доронченков

Как меланхолическая природа прорвалась в инобытие

15 минут
6/8

«Утро стрелецкой казни» Василия Сурикова

Как художник написал главную трагедию истории, разделил народ и государство и стал русской гордостью

Илья Доронченков

Как художник написал главную трагедию истории, разделил народ и государство и стал русской гордостью

12 минут
7/8

«Похороны в Орнане» Гюстава Курбе

Как парижан шокировала провинция — неизвестная, необъятная и неприукрашенная

Илья Доронченков

Как парижан шокировала провинция — неизвестная, необъятная и неприукрашенная

17 минут
8/8

«Бар в „Фоли-Бержер“» Эдуарда Мане

Как нарушить законы пространства, превратить девушку в товар и научить всех любить современность

Илья Доронченков

Как нарушить законы пространства, превратить девушку в товар и научить всех любить современность

Материалы
Знаете ли вы живопись XIX века?
Простой тест по курсу Ильи Доронченкова
Илья Доронченков: «Художники — орден, который понимает друг друга»
Что умеет компьютерное искусствоведение
Удалить с картины лишнего Аполлона и узнать Ван Гога по мазку
Художник Давид — изобретатель зиги
Откуда на картине «Клятва Горациев» вскинутые руки
Как сон разума стал рождать чудовищ
Мрачный Гойя переизобрел уютный жанр каприччо
«Похороны в Орнане»: кто все эти люди
Интерактивная схема картины Курбе
Как Наполеон создал нации Европы
Историк — о появлении национализма, образе врага, мамлюках и казаках
Все измы XIX века
Течения в живописи от классицизма до постимпрессионизма
Альтернативная история живописи XIX века
Восемь очень странных картин
Арт-директор сожжения
врагов народа
Патриотизм по Жаку Луи Давиду
«Меня не заставят
делать что-либо
в ущерб славе»
Признания зазнайки Давида
Лувр за 554 секунды
Герои Годара, Бертолуччи и другие участники пробежек по музеям
Что не попало на картину Давида
Эпизод из классической римской истории как образец гражданского патриотизма
Гибель «Медузы» в цифрах
Человеческие жизни, стоящие за картиной Жерико
Как Парижский салон вершил судьбы художников
Скандалы, интриги и изобретение платы за вход
Богиня Свободы
История актрисы, ставшей символом Французской революции
Французская революция 1830 года в десяти картинах
История «Трех славных дней»
Где Делакруа?
Игра: найдите среди персонажей «Плота „Медузы“» юного Эжена
Жизнь Гойи в автопортретах
От придворного художника до пожилого эмигранта
Как избавиться от меланхолии
Медицинские советы из 1621 года
Правила жизни немецкого романтика
Зачем нужны польки, что общего у честности с супом и о чем говорить с англичанами
Романтическая дружба
немецкого художника
с русским поэтом
Жуковский и Фридрих
Радио романтика
Треки, которые могли оказаться в плеере Байрона и Гофмана
За что любить Сурикова?
Объясняет искусствовед Галина Ельшевская
Что мешало Сурикову
написать нормальную картину
Жилищный вопрос испортил «Утро стрелецкой казни»
Русский бунт
в 18 картинах
Восстание Пугачева, хованщина и другие кровавые события русской истории
«Боже мой, как это безобразно!»
Шокированные критики о Гюставе Курбе
Размер имеет значение
«Похороны в Орнане» в ряду самых больших картин мира
Как быть современным
Что делать, чтобы не потерять ощущение фантастичности жизни: совет Бодлера
Как правильно, Моне или Мане?
Путаница, скандал, поиски денег: подробности отношений художников-омофонов
Как стать искусствоведом
Восемь книг, без которых немыслимо заниматься историей искусства
Семиотика революции
Словарь бунтарской символики: от петуха до Марсельезы
«Возлюбленный души моей...»
Пять писем Гойи влюбленному в него другу детства
«Черная живопись» из Дома глухого
История самых необычных картин Гойи
Проститутки, котики и дедушка Дуров
Чем заняться в «Фоли-Бержер», если вы Мане или Золя
Плагиаты Мане
Найдите десять отличий
Каннибализм, скорбь и другие подступы
к «Плоту „Медузы“»
Генезис картины Жерико
Руки, головы и другие отходы производства художника
Наброски к «Плоту „Медузы“»
Детство, отрочество, юность
Живописный сюжет «Возрасты жизни»: Фридрих и не только
От Делакруа до «Родины-матери»
Инфографика: путешествие женщины‑воительницы по изобразительному искусству
Музыка на руинах Помпеев
Концерт Pink Floyd в невероятном пейзаже

«Меня не заставят
делать что-либо
в ущерб славе»

Признания зазнайки: как Жак Луи Давид собирался стать новым Леонардо да Винчи

«Клятву Горациев» Давид писал в Риме. Там же он впервые представил ее публике, прежде чем везти в Парижский салон. Беспокоясь о том, чтобы в Париже картине выделили самое выигрышное место, он написал письмо своему покровителю — мушкетеру и мастеру каламбуров маркизу де Бьевру. Из письма становится ясно, насколько внимательно Давид относился к исторической точности «Горациев», а также к своему успеху.

Вид Салона 1785 года. Гравюра Пьетро Антонио Мартини. 1785 год © The Metropolitan Museum of Art

Рим, 28 августа 1785 года

Надо уведомить вас, господин маркиз  Маркиз де Бьевр — мушкетер и драматург, известный как создатель моды на каламбуры во французском обществе 1770-х годов.
У Пушкина есть неоконченное стихотворение Конечно, презирать не трудно / Отдельно каждого глупца, в последних строках которого — Их эпиграммы площадные, / Из Бьеврианы занятые — речь идет о посмертном сборнике каламбуров де Бьевра. По некоторым данным, он также ввел моду на игрушку бильбоке.
, о неожиданном успехе моей картины. Надо принять во внимание неохоту, с которой римский народ соглашается признать какое-либо достоинство у французского живописца. Но на этот раз делают это от всего сердца, и стечение народа к моей картине столь же велико, как на представлении комедии «Обольститель»  «Обольститель» — пятиактная комедия в стихах авторства маркиза де Бьевра, на премьере которой в Фонтенбло присутствовал сам король Людовик XVI.. Каким удовольствием было бы для вас быть этому свидетелем; по крайней мере, опишу вам это. Начали прежде всех иностранные художники, а затем и итальянские, причем их преувеличенные похвалы дошли до сведения знати. Она толпами направилась туда, и в Риме сейчас только и говорят, что о французском живописце, о «Горациях».

Сегодня утром у меня беседа с венецианским посланником. Кардиналы желают видеть это редкое животное, и все устремляются ко мне, и, так как известно, что картина скоро будет отправлена, каждый торопится ее посмотреть.

Я знаю только одного человека, который настроен против меня. Это —
г. д’Азенкур  Д’Азенкур — возможно, Бертелеми Огустин Блондель д’Азенкур, известный коллекционер искусств, автор сочинения «Первое представление о редкостях» («La première idée de la curiosité») — о том, как правильно развешивать картины., недовольный тем, что я с ним не советовался, и в особенности тем, что я написал в моем архитектурном фоне арки, опирающиеся на колонны, которые, по его мнению, были в употреблении только во времена поздней империи. Но, как он ни учен, ему следовало бы быть еще ученее и знать, что в эпоху, к которой относится сюжет моей картины, в Италии задавала тон Этрурия, что римляне подражали этрускам, лишь позднее впавшим в величайшее невежество в отношении искусств. 

Но наконец другие взялись защищать меня, в результате чего я долгое время не видел его. Да я и не желал, чтобы он познакомился с моей картиной раньше, чем я выставлю ее для публики. Этим он был задет, и это-то и было причиной того, что кардинал де Берни  Кардинал де Берни — Франсуа Иоаким Пьер де Берни, кардинал и министр иностранных дел при Людовике XV, с 1769 года — французский посол в Риме, с 1774-го — епископ Альбанский. до сих пор не видел моей картины. Я поеду к нему завтра в Альбано, но не знаю, что он мне скажет. Однако г. д’Азенкур приехал смотреть картину вместе с г. де Сюффран  Де Сюффран — идентифицировать не удалось.; кажется, он высказал свое полное удовлетворение.

Итак, я удовлетворен своим успехом в Риме, превзошедшим все мои ожидания. У меня есть сонеты, которые я вам покажу. Но для полного счастья мне недостает уверенности, что картина будет хорошо выставлена в Париже (милость, которая мне еще не была оказана); причина заключается в моем возрасте, и льщу себя надеждой, что, когда я буду писать дрянь, буду помещен лучше. Если бы вы очутились в таком же положении, господин маркиз, и увидели бы, что вашу комедию дурно играют, — разве вы были бы довольны? Ну, хорошая или дурная экспозиция — это одно и то же. Вы проявили дружеское отношение ко мне, сказав, чтобы я предупредил вас о месте, которое мне казалось бы самым подходящим, — так вот оно. Это то место, где был четыре года назад Леонардо да Винчи  Имеется в виду картина художника Франсуа-Гийома Менажо «Смерть Леонардо да Винчи на руках у Франциска I», имевшая большой успех в Салоне 1781 года. и два года назад картина дю Рамо  Дю Рамо — французский художник Луи Жан-Жак Дюрамо. В 1757 году выиграл первый приз «Римской премии» — награду Академии, позволявшую художнику на протяжении четырех лет учиться во Французской академии в Риме, а в 1783-м стал хранителем королевской пинакотеки. Самое известное его произведение — изображение Аполлона, коронующего лавровым венком деятелей искусств, на главном плафоне Королевской оперы в Версале. Следов картины «Клоринда» обнаружить не удалось. «Клоринда». В величине моей картины, о чем вы меня спрашиваете, я превысил размеры, которые были мне предписаны при заказе для короля. Эти размеры мне были даны: 10 на 10. Но, переворачивая свою композицию на все лады, видя, что она теряет свою энергию, я перестал делать картину для короля, я делал ее для себя. Никогда меня не заставят делать что-либо в ущерб моей славе, и я написал ее размером 13 на 10 футов. Не сомневайтесь, что я был бы польщен, если бы она подошла для короля, так как я не знаю, сделаю ли я когда-либо подобную. Кроме того, предлагая ее г. Пьере  Пьере — Жан-Батист-Мари Пьер, художник, обладатель титула первого королевского живописца; в то время, когда Давид писал письмо Бьевру, — директор Королевской академии живописи и скульптуры., я сказал ему, что мной руководило не стремление к выгоде и что я написал ее размером в 13 футов за ту же цену, как если б я писал ее размером в 10. Он остался недоволен и сказал, что это значило бы отнестись пренебрежительно к моим сотоварищам. А я не смотрел на это так и принимал во внимание только необходимость создать произведение более совершенное. Прошу вас, г. маркиз, повидаться с г. д’Анживилле  Д’Анживилле — Шарль-Клод Фло де ля Бильядери, граф д’Анживилле, директор королевских построек, а также изящных искусств, садов и мануфактур при Людовике XVI. Именно он заказал Давиду картину «Клятва Горациев» для королевского двора., и ваша дружба подскажет вам остальное.

Имею честь быть с полным уважением, господин маркиз, вашим покорнейшим слугой.

Давид 

Скорее оставьте свой адрес — мы будем писать вам письма о самом важном

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях — вы всегда будете в курсе наших новостей

Курсы
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Университет Arzamas
«Восток и Запад: история культур» — еженедельный лекторий в Российской государственной библиотеке
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Emoji Poetry
Заполните пробелы в стихах и своем образовании
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы

Подписка на еженедельную рассылку

Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости

Введите правильный e-mail