Курс № 7 Как понимать живопись XIX векаЛекцииМатериалы
Лекции
17 минут
1/8

«Клятва Горациев» Жака Луи Давида

Как художник поднялся на волне патриотизма и создал эталон гражданской доблести

Илья Доронченков

Как художник поднялся на волне патриотизма и создал эталон гражданской доблести

14 минут
2/8

«Плот „Медузы“» Теодора Жерико

Как сенсационное кораблекрушение обросло политическими и общечеловеческими смыслами

Илья Доронченков

Как сенсационное кораблекрушение обросло политическими и общечеловеческими смыслами

16 минут
3/8

«Свобода, ведущая народ» Эжена Делакруа

Как абстрактная свобода воплотилась в живой полуобнаженной красавице

Илья Доронченков

Как абстрактная свобода воплотилась в живой полуобнаженной красавице

14 минут
4/8

«Расстрел повстанцев» Франсиско Гойи

Как художник остановил мгновение перед казнью и сделал из предсмертного выкрика историческое событие

Илья Доронченков

Как художник остановил мгновение перед казнью и сделал из предсмертного выкрика историческое событие

11 минут
5/8

«Возрасты жизни» Каспара Давида Фридриха

Как меланхолическая природа прорвалась в инобытие

Илья Доронченков

Как меланхолическая природа прорвалась в инобытие

15 минут
6/8

«Утро стрелецкой казни» Василия Сурикова

Как художник написал главную трагедию истории, разделил народ и государство и стал русской гордостью

Илья Доронченков

Как художник написал главную трагедию истории, разделил народ и государство и стал русской гордостью

12 минут
7/8

«Похороны в Орнане» Гюстава Курбе

Как парижан шокировала провинция — неизвестная, необъятная и неприукрашенная

Илья Доронченков

Как парижан шокировала провинция — неизвестная, необъятная и неприукрашенная

17 минут
8/8

«Бар в „Фоли-Бержер“» Эдуарда Мане

Как нарушить законы пространства, превратить девушку в товар и научить всех любить современность

Илья Доронченков

Как нарушить законы пространства, превратить девушку в товар и научить всех любить современность

Материалы
Знаете ли вы живопись XIX века?
Простой тест по курсу Ильи Доронченкова
Илья Доронченков: «Художники — орден, который понимает друг друга»
Что умеет компьютерное искусствоведение
Удалить с картины лишнего Аполлона и узнать Ван Гога по мазку
Художник Давид — изобретатель зиги
Откуда на картине «Клятва Горациев» вскинутые руки
Как сон разума стал рождать чудовищ
Мрачный Гойя переизобрел уютный жанр каприччо
«Похороны в Орнане»: кто все эти люди
Интерактивная схема картины Курбе
Как Наполеон создал нации Европы
Историк — о появлении национализма, образе врага, мамлюках и казаках
Все измы XIX века
Течения в живописи от классицизма до постимпрессионизма
Альтернативная история живописи XIX века
Восемь очень странных картин
Арт-директор сожжения
врагов народа
Патриотизм по Жаку Луи Давиду
«Меня не заставят
делать что-либо
в ущерб славе»
Признания зазнайки Давида
Лувр за 554 секунды
Герои Годара, Бертолуччи и другие участники пробежек по музеям
Что не попало на картину Давида
Эпизод из классической римской истории как образец гражданского патриотизма
Гибель «Медузы» в цифрах
Человеческие жизни, стоящие за картиной Жерико
Как Парижский салон вершил судьбы художников
Скандалы, интриги и изобретение платы за вход
Богиня Свободы
История актрисы, ставшей символом Французской революции
Французская революция 1830 года в десяти картинах
История «Трех славных дней»
Где Делакруа?
Игра: найдите среди персонажей «Плота „Медузы“» юного Эжена
Жизнь Гойи в автопортретах
От придворного художника до пожилого эмигранта
Как избавиться от меланхолии
Медицинские советы из 1621 года
Правила жизни немецкого романтика
Зачем нужны польки, что общего у честности с супом и о чем говорить с англичанами
Романтическая дружба
немецкого художника
с русским поэтом
Жуковский и Фридрих
Радио романтика
Треки, которые могли оказаться в плеере Байрона и Гофмана
За что любить Сурикова?
Объясняет искусствовед Галина Ельшевская
Что мешало Сурикову
написать нормальную картину
Жилищный вопрос испортил «Утро стрелецкой казни»
Русский бунт
в 18 картинах
Восстание Пугачева, хованщина и другие кровавые события русской истории
«Боже мой, как это безобразно!»
Шокированные критики о Гюставе Курбе
Размер имеет значение
«Похороны в Орнане» в ряду самых больших картин мира
Как быть современным
Что делать, чтобы не потерять ощущение фантастичности жизни: совет Бодлера
Как правильно, Моне или Мане?
Путаница, скандал, поиски денег: подробности отношений художников-омофонов
Как стать искусствоведом
Восемь книг, без которых немыслимо заниматься историей искусства
Семиотика революции
Словарь бунтарской символики: от петуха до Марсельезы
«Возлюбленный души моей...»
Пять писем Гойи влюбленному в него другу детства
«Черная живопись» из Дома глухого
История самых необычных картин Гойи
Проститутки, котики и дедушка Дуров
Чем заняться в «Фоли-Бержер», если вы Мане или Золя
Плагиаты Мане
Найдите десять отличий
Каннибализм, скорбь и другие подступы
к «Плоту „Медузы“»
Генезис картины Жерико
Руки, головы и другие отходы производства художника
Наброски к «Плоту „Медузы“»
Детство, отрочество, юность
Живописный сюжет «Возрасты жизни»: Фридрих и не только
От Делакруа до «Родины-матери»
Инфографика: путешествие женщины‑воительницы по изобразительному искусству
Музыка на руинах Помпеев
Концерт Pink Floyd в невероятном пейзаже

Как правильно, Моне или Мане?

Путаница имен, скандал вокруг «Олимпии», поиски двадцати тысяч франков и другие подробности отношений двух художников-омофонов

Олимпия. Картина Эдуарда Мане. 1863 год © Wikimedia Commons

Эдуард Мане собирался выставить на Парижском салоне 1865 года две новые картины — «Осмеяние Христа» и «Олимпию». Однако члены жюри, формировавшие выставку, сославшись на то, что перед ними «гнусные выверты», отказались давать картинам место в зале. Через некоторое время запрет был снят — это был демонстративный жест в споре с прессой и общественным мнением: члены жюри будто показывали, что случится, если убрать «нравственный фильтр», против которого так сильно выступало общество.

Карикатура на «Олимпию», опубликованная в Le Salon 2 июня 1865 года © olympia1865.wordpress.com

Салон проходил во Дворце промышленности, больше известном как Дворец на Елисейских Полях и построенном двенадцатью годами раньше, в 1853 году. Это здание стоит вдоль одноименного проспекта, и зал с художниками на букву М находился в самом торце — чтобы попасть в него, нужно было пройти весь дворец. Главный вход находился со стороны улицы Мариньи. Именно им воспользовался Эдуард Мане, явившийся в понедельник, 1 мая, в три часа дня на официальное открытие вернисажа.


Пока Мане шел через весь зал к своим картинам, критики и первые посетители выставки старались пожать ему руку, поздравляя с невероятным успехом его пейзажей, — несмотря на то что ни «Олимпия», ни «Осмеяние Христа» пейзажами не являются.

Два морских пейзажа действительно висели рядом с картинами Мане, и, хотя эти работы были явно чужой кисти, подписаны они были его именем, да еще и с ошибкой — «Monet». В Париже про существование Клода Моне еще ничего не знали, поэтому появление картин, подписанных схожей с Мане фамилией, было воспринято заслуженным художником как провокация и способ нажиться на заработанном им авторитете.

Карикатура на «Олимпию», опубликованная в Le Journal Amusant 5 мая 1865 года © Commons Wikimedia

Клода Моне в тот момент во дворце не было. Но он, конечно, услышал о ярости Мане: в Париже об этом было много разговоров. Салон вообще вышел чрезвычайно громким и скандальным. Мане обвиняли в аморальности и вульгарности. Антонен Пруст (журналист, первый министр культуры Франции) позднее вспоминал, что «Олимпия» уцелела лишь благодаря мерам предосторожности, принятым администрацией выставки.

«Никогда и никому еще не приходилось видеть что-либо более циничное, чем эта «Олимпия». Это — самка гориллы, сделанная из каучука и изображенная совершенно голой, на кровати. Ее руку как будто сводит непристойная судорога… Серьезно говоря, молодым женщинам в ожидании ребенка, а также девушкам я бы советовал избегать подобных впечатлений».

Амеде Канталуб, арт-критик Le Grand Journal

Напуганная администрация поставила у полотна двух охранников, но и этого было недостаточно. Толпа, хохоча, завывая и угрожая тростями и зонтами, не боялась и военного караула. Несколько раз солдатам приходилось обнажать оружие. «Олимпия» собирала сотни людей, пришедших на выставку лишь для того, чтобы обругать картину и плюнуть на нее.

Карикатура Оноре Домьера, опубликованная в Le Charivari 19 июня 1865 года«— Какого черта эту толстую красную женщину в ночнушке зовут Олимпией?
— Постой, дорогой, вдруг это имя кошки?» © www.leidenanthropologyblog.nl

«Мне кажется, будто посреди улицы я встретил ватагу мальчишек, швыряющих камни в спину Эдуарду Мане. Художественные критики — то бишь полицейские — плохо выполняют свои обязанности: вместо того чтобы прекратить беспорядок, они поощряют его, и — да простит меня бог! — мне даже кажется, что в руках у них я вижу увесистые камни. В самом этом зрелище есть что-то оскорбительное, что глубоко удручает меня, человека постороннего, спокойно идущего по своим делам».

Эмиль Золя, писатель

Эдуард Мане был совершенно обескуражен подобной реакцией и на несколько месяцев прекратил работать; чтобы прийти в себя, уехал в Испанию. Вернувшись через несколько месяцев в Париж, он встретил в гостях у друзей своего невольного обидчика — Клода Моне и увидел его новую картину «Дама в зеленом платье». 

Камилла (Дама в зеленом платье). Картина Клода Моне. 1866 год © Wikimedia Commons

Эта встреча стала началом многолетней дружбы между художниками, автор «Олимпии» неоднократно помогал своему младшему другу и другим импрессионистам. Осталось множество писем, в которых Моне просит у Мане в долг. Так, в июне 1875 года он писал прославленному коллеге:

«Жизнь становится с каждым днем все труднее. С позавчерашнего дня в доме хоть шаром покати. Никто больше ничего не дает в кредит, ни мясник, ни булочник. Я не теряю веры в будущее, но настоящее, как вы сами понимаете, к нам сурово. Не могли бы вы с ответным письмом выслать мне двадцатифранковую банкноту? Это сослужит мне добрую службу на ближайшие четверть часа…»

Мане ни разу не отказал в денежной помощи; более того, когда в конце 1870-х он узнал, что жена Моне Камилла смертельно больна, списал предыдущие долги друга. 

Семья Моне в их саду в Аржантёе. Картина Эдуарда Мане. 1874 год © The Metropolitan Museum of Art
Клод Моне в своей мастерской. Картина Эдуарда Мане. 1874 год © Neue Pinakothek, Munich

Эта дружба продолжались почти двадцать лет, вплоть до 30 апреля 1883 года — дня смерти Эдуарда Мане. Но в истории отношений двух художников начинался новый волнительный эпизод. 

Моне решил добиться того, чтобы картины Мане хранились в Лувре вместе с полотнами главных художников мира. Для этого он обратился с просьбами к влиятельным деятелям культуры. Художница Берта Моризо, жена Эжена Мане (брата Эдуарда), писала Клоду Моне: 

«Мне рассказали, что некто, чье имя мне неизвестно, отправился к Кэмпфену (директору департамента изящных искусств), дабы выяснить его настроение, что Кэмпфен пришел в ярость, словно „взбесившийся баран“, и заверил, что, пока он занимает эту должность, Мане в Лувре не бывать».

Клод Моне принял решение действовать сам: найти деньги и приобрести у вдовы Мане «Олимпию», а затем подарить ее государству. Таким образом картина гарантированно попадет в государственный музей — Моне надеялся, что этим музеем станет Лувр. К этой идее многие отнеслись скептически, даже ближайшие друзья покойного художника. Антонен Пруст не только отказался участвовать в этом начинании, но и выразил сомнение, стоит ли именно «Олимпия» почестей Лувра; он дошел до того, что заявил в одном интервью, будто подписка не преследует никакой другой цели, кроме как «помочь вдове великого живописца». 

Ответ Эмиля Золя, объясняющего, почему он не считает возможным принять участие в подписке, по свидетельствам современников, «ошеломил Моне»:

«Я глубоко опечален, но… я раз и навсегда зарекся покупать картины — даже для Лувра… Я достаточно защищал Мане своим пером, чтобы опасаться сегодня упрека, будто пытаюсь умалить его славу. Мане войдет в Лувр, но нужно, чтобы он вошел туда сам в результате полного национального признания его таланта, а не окольным путем, как результат подарка, что все-таки отдает рекламной шумихой определенной группировки художников».

Для покупки картины нужно было собрать двадцать тысяч франков. После многочисленных отказов Моне решил открыть общественную подписку: деньги на покупку картины мог перечислить любой парижанин. Таким способом собрать необходимые деньги удалось довольно скоро — для необходимой суммы не хватало лишь несколько сотен франков. «Я купил маленький кусочек «Олимпии», — пишет Тулуз-Лотрек, приложив к письму сто франков.

Расписка Клода Моне «Получено от Роджера Журдена 100 франков в рамках подписки на покупку „Олимпии“ Мане. Живерни. 14 февраля 90. Клод Моне». Подобные письма Моне отправил каждому, кто прислал ему деньги © www.liveauctioneers.com

В феврале 1890 года Клод Моне вступил в переговоры с парижской администрацией; переговоры длились несколько месяцев — представители государства были готовы принять «Олимпию», не давая при этом твердых обязательств относительно места ее хранения. В результате «Олимпия» была передана Люксембургскому музею в ожидании возможной, но не окончательно решенной передачи в Лувр. 

Моне добился своего через семнадцать лет: в феврале 1907 года по распоряжению Жоржа Клемансо, председателя совета министров и друга Моне, картину перевезли в Лувр. В 1986 году вся коллекция импрессионистов, в том числе «Олимпия», была передана в музей Орсе, где выставлена
и сейчас.  

Скорее оставьте свой адрес — мы будем писать вам письма о самом важном

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях — вы всегда будете в курсе наших новостей

Курсы
Курс № 40 Человек против СССР
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Университет Arzamas
«Восток и Запад: история культур» — еженедельный лекторий в Российской государственной библиотеке
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Emoji Poetry
Заполните пробелы в стихах и своем образовании
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы

Подписка на еженедельную рассылку

Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости

Введите правильный e-mail