Детская комната ArzamasМатериалы
Материалы
От «Дикой собаки динго» до «Тимура и его команды»
Что нужно знать о главных советских книгах для детей и подростков
Путеводитель по детской поэзии ХХ века
От Агнии Барто до Михаила Яснова: детские стихи на русском языке
10 книг художников
Страницы из кальки — миланский туман, а переплет — граница между реальностью и фантазией
Как выбрать современную детскую книжку
«Как „Пеппи“, только про любовь»: объясняем новые книги через старые
Словесные игры
«Шляпа», «телеграммы», «МПС» и другие старые и новые игры
Игры из классических книг
Во что играют герои произведений Набокова, Линдгрен и Милна
Пластилиновая анимация: российская школа
От «Пластилиновой вороны» до пластилиновой «Сосиски»
Мультфильмы — победители фестивалей
Лучшая фестивальная анимация последних лет
Нон-фикшен для детей
Как бьется сердце кита, что внутри ракеты и кто играет на диджериду — 60 книг о мире вокруг
Путеводитель по зарубежной популярной музыке
200 артистов, 20 жанров и 1000 песен, которые помогут разобраться в музыке 1950–2000-х
Домашние игры
Театр теней, поделки и бумажные куклы из детских книг и журналов XIX–XX веков
Книжки для самых маленьких
Современная литература от 0 до 5: читать, разглядывать, учиться
Кукольная анимация: российская школа
«Влюбчивая ворона», «Чертенок № 13», «Лёля и Минька» и другие старые и новые мультфильмы
Умные раскраски
Музеи и библиотеки предлагают разрисовать свои коллекции
Что можно услышать в классической музыке
Шаги по льду, голос кукушки и звуки ночного леса в великих композициях XVIII–XX веков
Советские познавательные мультфильмы
Архимед, динозавры, Антарктида и космос — научно‑популярные мультфильмы в СССР
Армянская школа анимации
Самые бунтарские мультфильмы Советского Союза
Коллекция мультфильмов Дины Годер
Программный директор Большого фестиваля мультфильмов советует, что посмотреть с ребенком
Мультфильмы про искусство
Как рассказать детям о Пикассо, Поллоке и Татлине с помощью анимации
Дворовые игры
«Светофор», «Штандер», «Колечко» и другие игры для большой компании
Как устроены детские считалки
«Энэ, бэнэ, раба, квэнтэр, мантэр, жаба»: что всё это значит

Что можно услышать в классической музыке

Шаги по льду, голос кукушки и звуки ночного леса: какие понятные ребенку образы можно найти в великих композициях XVIII–XX веков

Музыка — это искусство интонируе­мого смысла. То есть слов нет — а смысл есть. Извлекая из музыкаль­ных инструментов комбинации звуков раз­ной высоты и длительно­сти, человек способен говорить еще одним, отличным от вербального, способом — выражать свои мысли и чувства, делиться своими фантазиями.

Мы выбрали популярные инструмен­тальные композиции, созданные знамени­тыми музыкантами прошлого, и дали небольшие комментарии. У многих из этих сочинений есть авторские на­зва­ния, эпиграфы и словесные пояснения, которые отсылают к литературному первоисточнику, раскрывают содержание музыки или хотя бы намекают на не­го (все-таки композиторы сами хотели быть понятыми!), — такая музыка называ­ется программной. В других случаях подсказки можно обнаружить в самом музыкальном звучании — их интересно обсуждать и стараться расслышать. Это может стать ключом к классической музыке для ребенка. 

Токката и фуга ре минор

Иоганн Себастьян Бах

Святая Цецилия играет на органе. Миниатюра из антифонария. Нидерланды, 1510 годFree Library of Philadelphia

Орган был одним из главных инструментов в церковной музыке эпохи барокко (XVII — первая половина XVIII века). И даже больше, чем просто инструмен­том: органы не изготавливали, а строили как величе­ственные архитектурные сооружения. Несколько рядов клавиш для рук, ряд педалей для ног и сотни сверкающих труб — по мощи звучания орган напоминает огромный оркестр: меняя тембры, он может подражать флейте, гобою, трубе, тромбону… За это многообразие орган так любил Бах. Прикасаешься к клавишам органа («токка­та» — от итальянского toccare, «касаться»), и мощный возглас сотрясает всё вокруг — звучание токкаты иногда сравнивают с голосом Бога.

Исполнение: Карл Рихтер

Прелюдия до мажор из цикла «Хорошо темперированный клавир», том 1

Иоганн Себастьян Бах

Благовещение. Картина Фра Беато Анджелико. Флоренция, около 1426 года Museo del Prado / Wikimedia Commons

Прелюдия — вступление перед чем-то важным. Музыкант как будто пробует инструмент: перебирает струны лютни, арфы, гитары, клавиши клавесина, пианино, рояля. Так рождается музыка. Знатоки символики старинной музыки связывают Прелюдию до мажор со сценой Благо­вещения и говорят, что Бах изобразил в ней взмахи крыльев ангела. Точнее, архангела Гавриила, который спускается на землю, чтобы сообщить юной Деве Марии о том, что она станет матерью Христа.

Исполнение: Тон Копман

«Кукушка»

Луи Клод Дакен

Семья у клавесина. Картина Корнелиса Троста. 1739 годRijksmuseum

Один из лучших примеров звукопод­ражания в музыке. Композитор сам дал этой пьесе название и таким образом подсказал, что в ней изображено: шум леса, голос кукушки вдалеке. Помимо этого, в «Кукушке» можно услышать и отголоски времени, когда композиция была создана. Первая половина XVIII века во Франции — эпоха рококо (рокайль — декоративный элемент в виде за­витка ракушки). На королев­ских приемах  Известно, что Луи Клод Дакен еще мальчи­ком шести лет выступал перед самим Людо­виком XIV — «королем-солнце»., в гостиных, украшен­ных по вкусам эпохи (завитки орна­ментов на стенах, изящная мебель на гнутых ножках), звучал клавесин — кружевная мелодия с таким же обилием украше­ний. Конку­рируя с изысканными блюдами и занимательной беседой, музыкант пытался привлечь внимание слушателей забавными выдум­ками. «Кукушка» Дакена, как и пьесы других великих французских клавесинистов («Бабочки» и «Маленькие ветряные мельницы» Франсуа Куперена, «Тамбурин» Жан-Филиппа Рамо), со­от­ветствовала атмосфере «роскоши и веселой красоты».

Исполнение: Роберт Олдуинкл (клавесин)

Концерт № 4 фа минор («Зима») из цикла «Времена года»

Антонио Вивальди

Зимний пейзаж. Картина неизвестного художника. Италия, XVIII век© Mondadori Portfolio / Getty Images

Итальянский композитор Антонио Вивальди написал более 500 концер­тов  Концерт — музыкальное произведение, обычно для солирующего инструмента с оркестром.. Примерно половина из них — для струнного оркестра с солирующей скрипкой. Неудивительно: ведь он сам был блистательным, очень темпераментным скрипачом-виртуозом. Наиболее популярными стали четыре концерта, к кото­рым, предположительно, самим композитором были написаны стихотворные комментарии в виде сонетов. Из сонетов мы узнаём, что музыка изображает картины природы и сценки из жизни людей, соответствующие четырем време­нам года  Сонет к концерту «Зима»:
Закоченев над свежими снегами,
Под резким ветром, дующим в дуду,
Бежать, притопывая сапогами,
И ежась, и дрожа на холоду.

И всё ж найти спасительное пламя
И, обогревшись, позабыть беду.
И вновь спешить неверными шагами,     Скользить, пока не упадешь на льду.

Барахтаться, вставать и падать снова
На плоскости покрова ледяного,
И всё стремиться к очагу, домой.

И слышать там, в уюте душу грея,
Как из железных врат летят бореи…
Бывает всё же радость и зимой!
(пер. Давида Самойлова)
. Поскольку в каждом концерте по три части (быстрая, медленная, снова быстрая), всего Вивальди изобразил двенадцать таких сценок. С одной стороны, эту музыку можно воспринимать как чистую экспрессию, выражение эмоций. Но любо­пытно, что композитор предполагал более конкретное содер­жание и, помимо сонетов, сопроводил ноты ремарками. Так, в первой части концерта «Зима» прямо указано: вот зубы от холода стучат, а вот топаешь нога­ми, чтобы согреться. Вторая часть — тепло уютного дома, огонь в камине и по­гру­жение в сон. Третья часть — в небе теснят друг друга холодный и теплый ветер.

Исполнение: Берлинский филармонический оркестр, Найджел Кеннеди (скрипка)

Соло флейты из оперы «Орфей и Эвридика»

Кристоф Виллибальд Глюк

Орфей и Эвридика. Картина Эдварда Джона Пойнтера. Англия, 1862 годWikimedia Commons

Миф об Орфее и Эвридике — не только о силе любви, пытающейся победить смерть, но еще и о могу­щественной силе музыки. Владыки царства мертвых покорены чарующей красотой голоса Орфея и звуками его лиры и позволяют ему невероятное — забрать свою юную жену, погибшую от укуса змеи, обратно в мир живых. Нежнейшая мелодия для флейты звучит в тот момент, когда перед Орфеем наконец открывается вход в Элизиум — античный рай, где бес­плотная тень прекрасной Эвридики печалится в разлуке с любимым. В отли­чие от мифа, в опере счастли­вый конец, что характерно для эпохи классициз­ма.

Исполнение: Камерный оркестр Ленинградской филармонии, дирижер Виктор Федотов

Симфония № 40 соль минор, часть 1

Вольфганг Амадей Моцарт

В чем секрет этой музыки, такой запоми­нающейся и популярной? Во многих мелодиях можно услышать интонации человеческой речи, здесь это речь взволнованного человека. Так мы говорим — сбиваясь, повторяясь, — когда нас переполняют чувства. И начинается эта симфония удивительно. Без вступле­ния, без подготовки, без громких аккордов, призывающих к вниманию, а сразу, вдруг — с доверчивостью и искренностью, свойственной детям и влюбленным (неслучайно эта мелодия близка арии Керубино — юного влюбленного пажа из оперы Моцарта «Свадьба Фигаро»).

Исполнение: камерный оркестр English Baroque Soloists, дирижер Джон Элиот Гардинер

Увертюра из оперы «Свадьба Фигаро»

Вольфганг Амадей Моцарт

Сцена из «Свадьбы Фигаро». Рисунок Тома Шарль Ноде. Конец XVIII векаBibliothèque nationale de France

Увертюра — это оркестровое вступление к опере, она настраивает нас на пред­стоя­щий спектакль. В опере-буффа  Опера-буффа (итал. opera buffa — «шуточная опера») — итальянское обозначение комиче­ской оперы. «Свадьба Фигаро» увертюра задает атмо­сферу радостной суеты, предвкушения праздника. В ней множество героев, у каждого свой характер и свои намерения — романтические или меркантиль­ные. Сюжет запутан, но развивается стремительно — так же стремительна увер­тюра. В этой музыке отражен и характер главного героя, который настой­чиво и нетерпеливо подталкивает действие, чтобы привести его к счастливому концу.

Исполнение: камерный оркестр English Baroque Soloists, дирижер Джон Элиот Гардинер

Симфония № 5 до минор, часть 1

Людвиг ван Бетховен

Людвиг ван Бетховен. Картина Йозефа Карла Штилера. 1820 годBeethoven-Haus / Wikimedia Commons

Знаменитое начало симфонии — самое яркое воплощение конфликта в музыке. В нем и повеление, и мольба. Диалог возобнов­ляется вновь и вновь: мольба сменяется жалобной просьбой, настойчивым увещеванием, отчаянным несо­гла­сием, героическим усилием, но грозная сила не отступает. Определить ге­роев этого противо­стояния каждый может сам: мрак и свет, неумолимая судь­ба и человек. Борьба длится, не ослабевая, на протяжении всей первой части симфонии, и последнее слово остается (пока!) за Повелевающим. Но всё изме­нится к финалу симфонии  Классический сонатно-симфонический цикл состоит из четырех частей.: «через страдание к радости» — позиция Бетхове­на и в жизни, и в творчестве.

Исполнение: Камерный оркестр Европы, дирижер Николаус Арнонкур

Симфония № 7 ля мажор, часть 2 (Allegretto)

Людвиг ван Бетховен

Среди четырех частей этой радостной симфонии вторая часть выделяется стран­­ной печалью. Но именно она стала настолько популярной, что часто испол­няется как отдельное произведение. Загадку притяга­тельности этой музыки сложно разгадать. Что это — марш? шествие? танец? Ни то, ни другое, ни третье — или, наоборот, и то, и другое, и третье. Четкий ритм подчиняет себе с самого начала и не отпу­скает, как будто вовлекая в неторопливое мерное движение. Кажется, что ты участник необычной процессии, какого-то стран­ного, но значительного ритуала. Мелодия проста, но так выразительна, что сразу запоми­нается. Много раз повторяясь, она обрастает подголосками, как будто к удивительному хору присоединяются всё новые участники.

Исполнение: Венский филармонический оркестр, дирижер Карлос Клайбер

Соната № 14 до-диез минор, ор. 27, № 2 («Лунная»), часть 1

Людвиг ван Бетховен

Предположительно, портрет Джульетты Гвиччарди. Миниатюра, принадлежавшая Бетховену. Около 1810 годаWikimedia Commons

Бетховен не называл Лунную сонату «Лунной», такое имя она получила уже после смерти автора. Однако компози­тор выделил это произведение особым образом: определением sonata quasi una fantasia — соната в духе фантазии (что­бы подчеркнуть, что форма частей отличается от класси­ческой сонатной формы) — и посвящением графине Джуль­етте Гвиччарди на титульном листе. Конечно, можно подробнее узнать об отношениях композитора и юной графи­ни, его ученицы и воз­люб­ленной, — тогда это будет история о глухоте, которая подбиралась всё бли­же и мешала Бетховену не только заниматься музыкой, но и любить и жить. Но более известная трактовка и романтическое название появились благодаря писателю и музыкальному критику Людвигу Рельштабу, который в новелле «Теодор» (1823) сравнил му­зы­ку первой части сонаты с лун­ным све­том над одним из швейцарских озер. На берегу этого озера, в развали­нах ста­рого замка — эолова арфа, которая поет о неразделенной любви: удивите­ль­ный музыкальный инструмент, чьи струны начинают звучать сами, как только их тронет дуновение ветра.

См. также материал «Как слушать Лунную сонату».

Исполнение: Клаудио Аррау

Мазурка ля минор, ор. 68, № 2

Фредерик Шопен

Мазурка. Цветная литография. Германия, 1850-е годыNew York Public Library

Мазурка — польский народный танец, быстрый, энергичный, с кружением и прыжками. В XIX веке его стали исполнять на всех европейских балах. Ребен­ком, живя в Польше, Шопен не раз наблюдал, как под звуки небольшого дере­венского оркестра танцуют мазурку во время сельских праздников. Судьба композитора сложилась так, что всю свою взрослую жизнь он провел в отрыве от родины и очень по ней тосковал. Вспоминая Польшу, он сочинял всё новые и новые мазурки; всего их около 60, и они очень разные по характеру — то по­дражают ансамблю деревенских инструментов, то бальному оркестру. Но мно­гие мазурки Шопена глубоко печальны, как, например, Мазурка ля минор. Это уже не столько танец, сколько лирическое воспоминание о нем.

Исполнение: Григорий Соколов

Увертюра «Сон в летнюю ночь» по комедии Уильяма Шекспира

Феликс Мендельсон

Оберон, Титания и Пак с танцующими феями. Гравюра Уильяма Блейка. Англия, около 1786 года CC-BY-NC-ND 3.0 / © Tate

Увертюра задумывалась как законченное произведение. Небольшая по разме­рам, она вмещает в себя всё разнообразие содержания шекспировской пьесы и передает ее колорит. Первые аккорды увертюры — начало сказки, ожидание чуда. Действие происходит в волшебном ночном лесу, полном таинственных шорохов. Ветер шелестит в листве? Нет, это кру­жат­ся, мелькают прозрачными крылышками маленькие эльфы — их движение передает главная тема увертю­ры и задает этим тон всему произведению. Вот и их величественные повели­тели — лесной царь Оберон и его супруга Титания. Есть в увертюре и лириче­ские образы: две пары юных влюбленных заплутали в чаще — и в сво­их отно­шениях, кажется, тоже запутались. Лирика уступает место комедии: неуклю­жие простолюдины, приплясывая, репетируют в ноч­ном лесу спектакль для утреннего представления. Почему-то один из них с го­ловой осла и кричит как осел — это лесной дух Пак, известный шалун и проказ­ник, заморочил всех своим колдовством; его смех можно угадать в музыке. Ничего, в конце концов он всё исправит — на этом и закончится сказка и увер­тюра.

Исполнение: Бостонский симфонический оркестр, дирижер Сейджи Озава

Пьесы «Пьеро» и «Арлекин» из цикла «Карнавал»

Роберт Шуман

Пьеро и Арлекин. Картина Поля Сезанна. Франция, 1888–1890 годыГосударственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина

Шуман — мастер создания музыкальных портретов. В цикле фортепианных миниатюр  Миниатюра — короткая одночастная пьеса. «Карнавал» он представил целую череду персонажей, характеры которых выражены в том числе через манеру двигаться. Вот идет Пьеро — он так задумчив и печален, что не замечает, как снова и снова спотыкается о свои длинные рукава. А вот Арлекин — ловкий, быстрый, и мелькает то здесь, то там, успевая кувыркаться на бегу. С персонажами-масками соседствуют ре­альные люди. В цикле есть пьесы «Шопен» и «Паганини», в которых Шуман передал образы своих выдающихся современников, подражая их музыкальному стилю.

Исполнение: Евгений Кисин

Увертюра к опере «Кармен»

Жорж Бизе

Эскиз декорации к опере «Кармен». Рисунок Александра Головина. 1908 годГосударственный Русский музей / © DIOMEDIA

Ослепительный свет полуденного солнца, Испания. Нарядная толпа, собрав­шая­ся на корриду, шумит в ожидании главного участника событий. И вот он идет — красавец тореадор, герой и любимец публики: уже в первой, быстрой части увертюры заявлена знаменитая тема его марша. Праздник жизни ощу­ща­ется еще острее, когда граничит со смертельным риском — вторая, медлен­ная часть знаменует вторжение трагедии.

Исполнение: Венский симфонический оркестр, дирижер Герберт фон Караян

Пьеса «В пещере горного короля» из сюиты «Пер Гюнт» по драме Генрика Ибсена

Эдвард Григ

Иллюстрация Артура Рэкема к пьесе Генрика Ибсена «Пер Гюнт». Англия, 1936 годWikimedia Commons

Тролли, горные духи — главные персонажи фольклора Норвегии, родины ком­позитора Эдварда Грига. Тролли свирепы, жестоки, упрямы и враждебны чело­веку. Именно такими предстают они в самом знаменитом оркестровом произ­ведении композитора «В пещере горного короля».

Повелитель троллей шествует в окружении свиты к своему трону. Процессия движется издалека. По пути к ней присоединяются всё новые и новые тролли, они появляются из каждой расщелины, из-за каждого выступа скалы. В темно­те пещеры разго­рается пламя факелов. И вот это уже не шествие, а неистовая пляска. Дикими криками славят тролли своего короля. Жутковато… А ведь как просто сделано: мелодия повторяется неизменно, но прибав­ляется количество инструментов, нарастает громкость, ускоряется темп.

Исполнение: Берлинский филармонический оркестр, дирижер Герберт фон Караян

Пьеса «Облака» из цикла «Ноктюрны»

Клод Дебюсси

Луг. Картина Альфреда Сислея. Франция, 1875 год National Gallery of Art, Washington

К этой небольшой оркестровой пьесе Дебюсси написал краткую литературную программу  Программа (в инструментальной музыке)  словесное изложение содержания музыкаль­ного произведения.. В ней отсутствуют сюжет и герои, ничего не говорится о челове­ческих переживаниях: «„Облака“ — это неподвижный образ неба с медленно и меланхолически проплывающими и тающими серыми облаками; удаляясь, они гаснут, нежно оттененные белым светом». Дебюсси искал способ передать музыкой смену цвета, разницу освещения, он пробовал сблизить музыку с жи­вописью импрессионистов. В пьесе не стоит искать красивых протяженных ме­лодий (ведь мелодия выражает человеческие чувства, а человека здесь нет). Короткие мотивы-зовы — словно голоса самой природы. Импрессионистиче­ское звучание возникает за счет красочных сочетаний аккордов и своеобразно­го распределения тембров инструментов: струнные выступают в непривыч­ной для них роли фона, короткие мотивы поручены деревянным духовым и валтор­не. Унисон флейты и арфы в середине пьесы выделяется как белое облако.

Исполнение: Бостонский симфонический оркестр, дирижер Клаудио Аббадо

Марш Черномора из оперы «Руслан и Людмила»

Михаил Глинка

Эскиз костюма Черномора к опере «Руслан и Людмила». Рисунок Виктора Гартмана. 1871 годГосударственный музей А. С. Пушкина / © DIOMEDIA

Марш Черномора в опере «Руслан и Людми­ла» сопровождает торжественный выход злого волшебника-карлика (и вынос его чудодейственной бороды!). Фантастический пушкинский образ получил совершенное воплощение в музы­ке Глинки. В марше происходят удивительные превращения: преувеличенно грозное вдруг оборачивается маленьким и смешным, и снова грозным, и снова смешным. За страшное отвечает мощное звучание всего оркестра (tutti — от итал. «все») и фанфары труб, за волшеб­ное — колокольчики, а за комич­ное — «то­щие» аккорды высоких деревянных духовых и писк флейты-пикколо. Бояться или не бояться — вот в чем вопрос!

Исполнение: Государственный академический симфонический оркестр CCCР, дирижер Евгений Светланов

«Половецкие пляски» из оперы «Князь Игорь»

Александр Бородин

«Половецкие пляски» в постановке Большого театра. Москва, 1964 год© Леон Дубильт / РИА «Новости»

«Половецкие пляски» — сцена из оперы «Князь Игорь», которая часто испол­ня­ется отдельно как концертное произведение. По сюжету хан Кончак устраи­вает праздник в честь плененного князя Игоря, чтобы пре­кра­тить вражду с Русью. Ночь. Постепенно спадает летний зной, и перед рус­ским князем разворачи­вается действо невиданной красоты и роскоши. Оболь­стите­льно-томный танец невольниц с плавными, гибкими движе­ниями сме­няется неистовой пляской мужчин, демонстрирующей их необуз­данную силу (сам автор назвал эту пля­ску «дикой»), а затем еще более стремительным, лег­ким танцем мальчиков. Танцовщики сменяют друг друга вновь и вновь, чтобы в конце концов объеди­ниться в общей пляске с криками восхваления хана. Из череды всемирно изве­стных мелодий этого фрагмента особенно выде­ляется первая, сопровождающая танец невольниц, — образец уникального соче­тания стилей. Печальный напев с обилием гибких поворотов мог бы быть русской народной песней (что согла­суется с сюжетом — ведь танцуют не поло­вецкие красавицы, а пленницы: в опе­­ре танец сопровождается пением женского хора со словами «Улетай на крыль­ях ветра ты в край родной, родная песня наша…»). Однако аккомпане­мент с синкопированным ритмом  Синкопа — смещение акцента с сильной до­ли такта на слабую. и пряны­ми со­звучиями выдержан в под­черк­ну­то восточном стиле. 

Исполнение: Берлинский филармонический оркестр, дирижер Герберт фон Караян

«Прогулка», «Гном», «Старый замок», «Балет невылупившихся птенцов», «Два еврея, богатый и бедный», «Баба-яга» и другие пьесы из цикла «Картинки с выставки»

Модест Мусоргский

Эскиз костюмов к балету «Трильби». Рисунок Виктора Гартмана. 1871 годWikimedia Commons

Фортепианный цикл «Картинки с выставки» Мусоргский написал после посе­щения посмертной выставки одного из своих друзей-художников, Виктора Гартмана. Отсюда исключительное разнообразие содержания (портреты ска­зочных персонажей чередуются с зарисовками реальной жизни, комичные сценки — с размышлениями о смерти, а из римских катакомб в Париже мы пе­ре­носимся к «Богатырским воротам» Киева). Цикл начинается с «Прогулки», которая повторяется после каждой следующей пьесы: в этой теме композитор изобразил себя, переходящего от картины к картине. Если слушать вниматель­но, можно заметить, что характер «Прогулки» меняется в зависимости от впе­чатлений автора от увиденного. Поскольку живопись запечатлевает останов­ленные мгновения, а музыка разворачивается во времени, Мусоргский делает из картинок сценки. Баба-яга с усилием отталкивает свою ступу от земли, раз­го­няется, летит. Гном ковыляет, прихрамывая. Под стенами старого замка Трубадур поет песню. Смешно суетятся и щебечут птенцы — или переодетые в птенчиков дети (на эскизах Гартмана к детскому балету Большого театра  Балет Юлия Гербера «Трильби» в постановке Мариуса Петипа в Большом театре (1871 год). — костюмы в виде нераскрытых скорлупок). А в пьесе «Самуэль Гольденберг и Шмуйле» (в советских изданиях — «Два еврея, богатый и бедный») Мусорг­ский объединил двух героев отдельных портретов Гартмана: здесь можно ус­лышать жалобный лепет просителя, прерываемый грубой отповедью богача.

Существуют десятки обработок «Картинок» для оркестров самых разных соста­вов, джаз-бандов и рок-групп. Самая известная принадлежит Морису Равелю — созданная спустя почти 50 лет после оригинала, именно она способствовала все­мирной популярности сочинения Мусоргского.

Исполнение: Святослав Рихтер

Симфония № 1 («Зимние грезы»), часть 1

Петр Чайковский

Зимняя дорога. Картина Льва Каменева. 1866 годWikimedia Commons

Свою Первую симфонию Чайковский назвал «Зимние грезы», а ее первой части дал чуть более развернутое обозначение — «Грезы зимнею дорогой». За обра­зом «грез» — и личные воспоминания, и целая череда «зимних» стихотворений русских поэтов  Перед прослушиванием можно прочитать «Зимнюю дорогу» и «Бесов» Пушкина — то­гда музыка Чайковского обретет необходи­мый подтекст., народных песен и романсов о бескрайних снежных просто­рах, мчащейся по ним тройке и щемящем лирическом чувстве, в которое по­гружается душа под тихий «утомительный» звон колокольчика. Образ безгра­ничного пространства передают фагот и флейта, дублирующие друг друга с расстоянием в две октавы. «Сердечная тоска» начальной мелодии сменяется вьюжными созвучиями: в плавное движение вторгается колкий стаккатный мотив  Стаккато — отрывистое исполнение звуков..

Исполнение: Российский национальный оркестр, дирижер Михаил Плетнев

Танец Феи Драже из балета «Щелкунчик»

Петр Чайковский

Танец Феи Драже из балета «Щелкунчик» в постановке New York City Ballet. 1974 год© Martha Swope / New York Public Library

Танец Феи Драже — один из самых известных фрагментов балета, он получил отдельную от спектакля жизнь, звучит в симфонических концертах, мульт­филь­мах и телевизионных передачах. Фея Драже — повелительница страны сладостей, хозяйка волшебного дворца в Конфитюренбурге. С первых звуков ее танца мы переносимся в зача­рованный сказочный мир, где нет места ничему темному, мрачному и злому. Нежный хрустальный звон челесты обещает чуде­са и счастье (даже название этого инструмента с итальянского celesta перево­дит­ся как «небесная»). На премьере балета эффект чуда был еще усилен тем, что челесту в России до того никто не слышал: Чайковский привез этот новый по тем вре­ме­нам инструмент из Парижа и больше года просил знакомых хранить тайну. Похожая на миниа­тюрное фортепиано, но с метал­лическими или стеклянными пластинками внутри, челеста прижилась в симфоническом оркестре. Звучание, напоминаю­щее перезвон колокольчиков, стало символом сказочно-прекрасно­го, незем­ного.

Исполнение: Государственный академический симфонический оркестр СССР, дирижер Евгений Светланов

Симфоническая сюита «Шехеразада», часть 1

Николай Римский-Корсаков

Эскиз костюма Синей султанши к балету «Шехеразада». Рисунок Льва Бакста. 1910 годWikimedia Commons

Литературный прообраз сочинения — собрание арабских сказок «Тысяча и од­на ночь». Любопытно, что Римский-Корсаков сначала озаглавил все четыре части сюиты  Сюита — музыкальное произведение из не­скольких самостоятельных частей, контраст­ных друг другу, но объединенных общим за­мыслом., а потом названия снял, не желая лишать слушателя свободы вообра­жения. Компо­зитор оставил вступительный комментарий, в котором кратко пересказан сюжет о Шехеразаде и султане Шахрияре.

В начале и в конце каждой части звучит узнаваемая мелодия солирующей скрипки, напоминающая своим витиеватым узором и причудливые орнаменты роскошных восточных тканей, и гибкие движения восточной танцовщицы, и украшенную многочисленными эпитетами неспешную восточную речь — это лейтмотив  Лейтмотив (от нем. Leitmotiv  «главный, ве­дущий мотив»)  мотив, неоднократно воз­вра­щающийся на протяжении произведения в связи с характеристикой персонажа, чув­ства, ситуации, предмета и т. п. Шехеразады. Лейтмотив Шахрияра, грозный и повелительный, открывает произведение. И он же, успокоенный, звучит в самом конце — Ше­хе­разада нашла как усмирить гневный нрав султана.

Сегодня названия частей, известные из книги воспоминаний Римского-Кор­сакова «Летопись моей музыкальной жизни», почти всегда сообщаются слу­ша­телю, хотя живо­писность музыки позволяет обходиться и без пояснений. Пер­вая часть — первая сказка, «Море и Синдбадов корабль». Водная стихия в ней предстает живой и изменчивой. Волны перекатываются медленно и ле­ни­во, вспе­ниваются на гребне, рассыпаются мелкими брызгами, искрящимися на солнце, по глади скользит корабль. Но кажущееся поначалу ласковым, море в любой момент может показать свою грозную силу — и вот уже накатывают и рушатся вал за валом, волна за волной. Римский-Корсаков, в прошлом гар­демарин, изображал море как никто другой.

Исполнение: Государственный академический симфонический оркестр СССР, дирижер Евгений Светланов

Симфоническая сказка «Кикимора»

Анатолий Лядов

Кикимора. Рисунок Ивана Билибина. 1934 годWikimedia Commons

Анатолий Лядов очень любил все вол­шебное и фантастическое. Чем причуд­ли­вее был сказочный персонаж, тем бо­льше он ему нравился. Развлекая сво­их детей, композитор даже сам при­­думывал и рисовал забавных ска­зочных урод­цев. Вдохновившись опи­санием Кикиморы из книги «Сказания русско­го наро­да», Лядов решил изобра­зить ее в музыке  Лядов предпослал своей оркестровой пьесе следующий текст, заимствованный из «Сказа­ний русского народа» Ивана Сахарова: «Жи­вет, растет Кикимора у кудесника в каменных горах. От утра до вечера тешит Кикимору кот Баюн, говорит сказки заморские. С вечера до бела света качают Кикимору во хрусталь­чатой колыбельке. Ровно через семь лет вы­растает Кикимора. Тонешенька, чернешенька та Кикимора, а голова-то у ней малым-мале­шенька, со наперсточек, а туловища не спо­знать с соломиной. Стучит, гремит Кикимора от утра до вечера; свистит, шипит Кикимора со вечера до полудни; со полуночи до бела света прядет кудель конопельную, сучит пря­жу пеньковую, снует основу шелковую. Зло на уме держит Кикимора на весь люд чест­ной».. В небольшой пьесе для оркестра композитор рассказал це­лую биографию сказочного существа. Мед­ленный начальный раздел — это дет­ство Кикиморы. Сумрачный горный пейзаж, куда почти никогда не прони­кает солнце. Колдовской колыбельный мотив кота Баюна — покой, который, кажется, может длиться вечно. Но ма­лышка Кики­мора уже дает о себе знать: от ее пронзительного писка (флейта-пикколо и го­бой) все вокруг вздрагива­ет… И вновь замирает. Слышен только легкий звон хрустальной колыбельки, в которой качают Кикимору (звучит та самая челес­та, что и в танце Феи Драже Чайковского). Быстрая, стремитель­ная музыка второго раздела изображает повзрослевшую Кикимору. Она снует по ле­­су и проказничает: стучит, гремит (здесь композитор использует редкий для ор­кестра ксилофон), пугает всех, кто ей попадется… И все-таки лядовская Кики­мора — не злая. Просто причудливая и странная, как и тот мир, в котором она обитает.

Исполнение: Российский национальный оркестр, дирижер Михаил Плетнев

Музыка к балету «Петрушка»

Игорь Стравинский

Эскиз декорации к балету «Петрушка». Рисунок Александра Бенуа. 1911 годWikimedia Commons

Балет «Петрушка» — это единство музыки Стравинского, сценографии Алек­сан­дра Бенуа, хореографии Михаила Фокина и исполнения Вацлава Нижин­ского. Хотя слушать музыку отдельно не менее интересно, чем смотреть балет, знать сюжет всё же желательно. Петербург начала прошлого века. Гулянье на Масленицу — нарядная, шумная, радостная толпа. Множество увеселений на просторной площади Марсово поле: играют шарманки, танцуют механичес­кие балерины, с разных сторон доносятся крики зазывал, пытающихся завлечь зрителей в свои балаганчики, — колорит массовых народных сцен призван от­тенить драматическую суть произведения. Появление Фокусника приковывает всеобщее внимание, пестрый шум затихает, и играет таинственная музыка: Фокусник оживляет своих кукол, и зритель попадает в другую историю. Разы­грывается спектакль в спектакле: Петрушка страдает от неразделенной любви к Балерине (горестным лирическим криком звучит его лейтмотив). Красивая бесчувственная куколка предпочитает ему нарядного, хотя и грубого Арапа. В сражении с Арапом Петрушка погибает. Но ведь это всего лишь кукольный спектакль — народное гулянье продолжается. Слышатся переборы гармошки и обрывки городских песен («Вдоль по Питерской», «Ах вы, сени, мои сени»). Мужик играет на дудке, показывая дрессированного медведя, ряженый в маске черта в шутку пугает гуляющих, купец пошел в пляс с цыганами. Всё это зримо, ощутимо. По-прежнему жалко Петрушку? Не стоит переживать! Фокусник уносит сломанную куклу, но забавная рожица Петрушки появляется в толпе, показывая всем нос: лейтмотив героя завершает балет.

Исполнение: Columbia Symphony Orchestra. Дирижер: Игорь Стравинский

Марш из оперы «Любовь к трем апельсинам»

Сергей Прокофьев

Обложка театрального журнала «Любовь к трем апельсинам». 1915 годWikimedia Commons

Этот марш лучше всего выражает характер сказочной комедии — вызывающе яркой, эксцентричной, безудержно веселой, как и нрав одного из ее героев — никогда не унывающего шута Труффа­льдино: по сюжету он должен непремен­но рассме­шить и растормошить Прин­ца. И действи­тельно, упругий ритм мар­ша таков, что усидеть на месте невозможно: дерз­кий мотив трубы, отчет­ли­вая дробь мало­го барабана — сложно представить себе более жизнеутвер­ждаю­щую музы­ку. Она точно отражала мироощущение Сергея Сергеевича Прокофьева  «Как-то в солнечный день я шел по Арбату и увидел необычного человека. Он нес в себе вызывающую силу и прошел мимо меня, как явление. В ярких желтых ботинках, клетча­тый, с ярко-оранжевым галстуком. Я не мог не обернуться ему вслед — это был Прокофь­ев», — так вспоминал случайную встречу с ком­позитором пианист Святослав Рихтер., которое не изменилось, несмотря на все пери­петии жизни в самой гуще собы­­тий XX столетия.

Исполнение: Philharmonia Orchestra, д­­ирижер Николай Малько

Детская комната
Спецпроект
Детская комната Arzamas

Скорее оставьте свой адрес — мы будем писать вам письма о самом важном

Курсы
Курс № 46 Россия и Америка: история отношений
Курс № 45 Как придумать свою историю
Курс № 44 Россия глазами иностранцев
Курс № 43 История православной культуры
Курс № 42 Революция 1917 года
Курс № 41 Русская литература XX века. Сезон 5
Курс № 40 Человек против СССР
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Детская комната Arzamas
Как провести время с детьми, чтобы всем было полезно и интересно: книги, музыка, мультфильмы и игры, отобранные экспертами
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Университет Arzamas. Запад и Восток: история культур
Весь мир в 20 лекциях: от китайской поэзии до Французской революции
Что такое античность
Всё, что нужно знать о Древней Греции и Риме, в двух коротких видео и семи лекциях
Как понять Россию
История России в шпаргалках, играх и странных предметах
Каникулы на Arzamas
Новогодняя игра, любимые лекции редакции и лучшие материалы 2016 года — проводим каникулы вместе
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Emoji Poetry
Заполните пробелы в стихах и своем образовании
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы