Детская комната ArzamasМатериалы
Материалы
От «Дикой собаки динго» до «Тимура и его команды»
Что нужно знать о главных советских книгах для детей и подростков
Путеводитель по детской поэзии ХХ века
От Агнии Барто до Михаила Яснова: детские стихи на русском языке
10 книг художников
Страницы из кальки — миланский туман, а переплет — граница между реальностью и фантазией
Как выбрать современную детскую книжку
«Как „Пеппи“, только про любовь»: объясняем новые книги через старые
Словесные игры
«Шляпа», «телеграммы», «МПС» и другие старые и новые игры
Игры из классических книг
Во что играют герои произведений Набокова, Линдгрен и Милна
Пластилиновая анимация: российская школа
От «Пластилиновой вороны» до пластилиновой «Сосиски»
Мультфильмы — победители фестивалей
Лучшая фестивальная анимация последних лет
Нон-фикшен для детей
Как бьется сердце кита, что внутри ракеты и кто играет на диджериду — 60 книг о мире вокруг
Путеводитель по зарубежной популярной музыке
200 артистов, 20 жанров и 1000 песен, которые помогут разобраться в музыке 1950–2000-х
Домашние игры
Театр теней, поделки и бумажные куклы из детских книг и журналов XIX–XX веков
Книжки для самых маленьких
Современная литература от 0 до 5: читать, разглядывать, учиться
Кукольная анимация: российская школа
«Влюбчивая ворона», «Чертенок № 13», «Лёля и Минька» и другие старые и новые мультфильмы
Умные раскраски
Музеи и библиотеки предлагают разрисовать свои коллекции
Что можно услышать в классической музыке
Шаги по льду, голос кукушки и звуки ночного леса в великих композициях XVIII–XX веков
Советские познавательные мультфильмы
Архимед, динозавры, Антарктида и космос — научно‑популярные мультфильмы в СССР
Армянская школа анимации
Самые бунтарские мультфильмы Советского Союза
Коллекция мультфильмов Дины Годер
Программный директор Большого фестиваля мультфильмов советует, что посмотреть с ребенком
Мультфильмы про искусство
Как рассказать детям о Пикассо, Поллоке и Татлине с помощью анимации
Дворовые игры
«Светофор», «Штандер», «Колечко» и другие игры для большой компании
Как устроены детские считалки
«Энэ, бэнэ, раба, квэнтэр, мантэр, жаба»: что всё это значит

Игры из классических книг

Гляделки, пустяки, дуй-передуй и другие великие игры, правилам которых учат герои Набокова, Милна и Линдгрен

Алан Александр Милн. «Винни-Пух и все‑все‑все» (перевод Бориса Заходера)

Игра в Пустяки. Эскиз иллюстрации Э. Х. Шепарда к первому изданию повести о Винни-Пухе «Дом на Пуховой Опушке». 1928 годFA Bobo / PIXSELL / PA Images / ТАСС

Игра в Пустяки

Кто играет: сначала один Винни-Пух, а затем и все-все-все
Что нужно для игры: палочки или шишки, река или ручей и мост

«Тем временем Винни как раз подошел к мосту. И так как он не смотрел себе под ноги, он споткнулся, шишка выскользнула из его лап и упала в воду. 
     — Обидно! — сказал Пух, глядя, как шишка медленно проплывает в сторону моста. Он хотел сходить за новой шишкой… но потом подумал, что лучше он просто поглядит на Реку, потому что денек такой славный; Винни-Пух лег на пузо и стал смотреть на Реку, а она медленно, плавно скользила вдаль… 
     И вдруг из-под моста появилась его шишка, тоже медленно, плавно сколь­зившая вдаль. 
     — Как интересно! — сказал Пух. — Я уронил ее с той стороны, а она выплыла с этой! Интересно, все шишки так делают? 
     Он пошел и набрал еще шишек. 
     Да. Они все так делали. 
     Тогда он бросил две шишки сразу и стал ждать, какая из них выплывет пер­вой. И одна из них выплыла первой, но, так как они были одинакового размера, Пух не знал, была ли это та, которую он задумал, или другая. Тогда в следую­щий раз он бросил одну большую, а другую маленькую, и большая выплыла первой, как он и думал, а маленькая выплыла последней, как он тоже думал, так что он выиграл два раза!.. 

 <…> Так появилась на свет игра, которую потом назвали игрой в „Пушишки“, в честь Винни-Пуха, который ее изобрел и научил играть в нее своих друзей. Только потом они стали играть палочками вместо шишек, потому что палочки легче различать, а игру назвали просто „Игрой в Пустяки“, и в этом названии от Пуха осталось только „Пу“, а от шишек вообще ничего не осталось.

И вот однажды Пух, и Пятачок, и Кролик, и Крошка Ру играли в Пустяки; они бросали палочки по команде Кролика, а потом стремглав мчались на другую сторону моста, и все глядели вниз, ожидая, чья палочка выплывет первой. Ждать приходилось подолгу, потому что Река была в этот день очень ленива и, казалось, вообще не думала о том, чтобы двигаться к цели.

— А вот моя! — крикнул Крошка Ру. — Нет, не моя, это чья-то другая. Это не твоя, Пятачок? Я думал, это моя, а это не моя. Вот она! Нет, не она! Это не твоя, Пух?
     — Нет, — отвечал Винни-Пух.
     — Наверно, моя палка пропала, — сказал Ру. — Кролик, моя палка — пропалка! Пятачок, а твоя палка — пропалка?
     — Они всегда заставляют ждать дольше, чем вы думаете, — сказал Кролик.
     — А сколько, ты думаешь, они заставят ждать? — спросил Ру.
     — Вон твоя, Пятачок, — вдруг сказал Винни-Пух.
     — Моя такая сероватая, — сказал Пятачок, сам не решаясь высунуться дальше из боязни свалиться в Реку.
     — Да, да, ее я и вижу, она плывет в мою сторону.

Кролик высунулся дальше всех, высматривая свою палочку; Крошка Ру прыгал, как заводной, пища: „Палка, палка, поскорей! Палка, палка, поскорей!“ — и Пя­тачок тоже ужасно взволновался, потому что ведь показалась только его палоч­ка, а это означало, что он выигрывает». 

Лев Кассиль. «Кондуит и Швамбрания»

«Кондуит и Швамбрания». Иллюстрация Владимира Гальдяева РИА «Новости»

Гляделки

Кто играет: одноклассники гимназиста Лели, старшего из двух братьев — главных героев
Что нужно для игры: ничего

«Девочки ввели в класс много новшеств. Главным из них были „гляделки“. В эту увлекательную игру играл поголовно весь класс. Состояла она в том, что какая-нибудь пара начинала пристально глядеть друг другу в глаза. Если у игрока от напряжения глаза начинали слезиться и он отводил их, это засчи­тывалось ему как поражение. У нас были лупоглазые чемпионы и чемпионши. Был организован даже турнир — чемпионат „гляделок“. Весело и незаметно проходили уроки.

Матч на звание „зрителя-победителя“ всего класса длился подряд два урока и часть большой перемены. Состязались Лиза-Скандализа и Володька Лабанда. Два с половиной часа они не сводили друг с друга невидящих глаз. В этот день даже на уроке физики учитель был поражен необычайной тишиной в классе. Не понимая, что происходит, физик объяснил устройство ватерпаса. Потом он на цыпочках ушел. К концу большой перемены Володька Лабанда закрыл рукой воспаленные глаза. Он сдался. Лиза все глядела исподлобья, неподвиж­но. И девочки, торжествуя, предприняли „всеобщее визжание, или детский крик на лужайке“. А мы удрученно заткнули уши.

Но Лиза-Скандализа, странно наклонив голову, продолжала глядеть испод­лобья в одну точку. Обе Шпингалетки заглянули в ее лицо и испуганно отско­чили. И мы увидели, что глаза Лизы закачены под лоб. Лиза давно была в обмороке».

Лапки-тяпки

Кто играет: Оська, младший из братьев, и комиссар Чубарьков
Что нужно для игры: ничего

«Оська решил сам помериться силами с непобедимым комиссаром.      — А в „лапки-тяпки“ вы умеете играть? — спросил Оська.
     — Это как же — в „лапки-тяпки“? — удивился комиссар.
     — А вот так, — проговорил Оська, снова устраиваясь на колени к Чубарь­кову. — Вот вы положите сюда вашу руку, а я буду вас ударять. А вы должны руку убирать, чтобы я не попал. Как не попаду, тогда вы будете бить. У нас в классе все так играют.
     — А ну давай, давай, — охотно заинтересовался комиссар и положил на лом­берный столик свою широкую пятерню — руку грузчика.
     Оська прицелился. Он замахнулся левой рукой, но коварно ударил правой. Тяп! Комиссар не успел отдернуть руку.
     — Смотри ты! — удивился комиссар. — Подловил, подловил… А ну-ка еще! Понял я вас. На, бей!
     Оська проделал тот же маневр. Но ладонь его громко шлепнулась о стол. Комиссар на этот раз ловко убрал руку в последний миг.
     — То-то, — сказал Чубарьков, чрезвычайно довольный. — Ну, а теперь клади свою пятишку».

Владимир Набоков. «Ада, или Радости страсти» (перевод с английского Сергея Ильина)

Кубки с солнечным светом

Кто играет: брат и сестра, влюбленные друг в друга Ада и Ван
Что нужно для игры: солнечный день, участок земли под деревом, палка

«Итак, опустив глаза и взмахнув позаимствованным у пионов острым зеленым колышком, Ада объяснила распорядок первой игры. 

Тени листвы на песке по-разному перемежались глазками живого света. Игра­ющий выбирал глазок — лучший, ярчайший, какой только мог отыскать, — и острым кончиком палки крепко его обводил, отчего желтоватый кружок, мнилось, взбухал, будто поверхность налитой всклянь золотистой краски. Затем игрок палочкой или пальцами осторожно вычерпывал из кружка землю. Получался земляной кубок, в котором уровень искристого infusion de tilleul  Липовый настой (фр.). волшебным образом понижался, пока не оставалась одна драгоценная капля. Побеждал игрок, сумевший изготовить больше кубков, скажем, за двадцать минут.
     — И все? — с подозрением осведомился Ван. 
     Нет, не все. Взрывая крепкий кружок вокруг особенно красивого сгустка золота, Ада приседала на корточки, переступала, не подымаясь, на новое место, черные волосы лились на подвижные, гладкие, словно слоновая кость, коленки, трудились руки и ляжки, одна рука держала колышек, другая сметала назад надоевшие пряди. Легкий ветер внезапно затмил ее пятнышко. Когда это случается, игрок теряет очко, пусть даже листок или облачко поспешают убраться прочь».

Льюис Кэрролл. «Алиса в зазеркалье» (перевод Нины Демуровой)

Белый Король, Алиса и Зай Атс. Иллюстрация Джона Тенниела к книге «Алиса в Зазеркалье». 1871 годalice-in-wonderland.net

Мою любовь зовут на А

Кто играет: Алиса сама с собой
Что нужно для игры: ничего

«Но Алиса его не слушала: она не отрываясь смотрела из-под руки на дорогу.
     — Там кто-то идет! — сказала она наконец. — Только очень медленно. И как-то странно!
     (Гонец прыгал то на одной ножке, то на другой, а то извивался ужом, раски­нув руки, как крылья.) 
     — А-а! — сказал Король. — Это Англосаксонский Гонец со своими англосак­сонскими позами. Он всегда так, когда думает о чем-нибудь веселом. А зовут его Зай Атс.
     — „Мою любовь зовут на З“, — быстро начала Алиса. — Я его люблю, потому что он Задумчивый. Я его боюсь, потому что он Задира. Я его кормлю… Запе­канками и Занозами. А живет он…
     — Здесь, — сказал Король, и не помышляя об игре: пока Алиса искала город на З, он в простоте душевной закончил ее фразу.
     — А второго гонца зовут Болванс Чик, — прибавил Король. — У меня их два — один бежит туда, а другой — оттуда».  Комментарий Мартина Гарднера:
«Это популярная в викторианской Англии игра. Первый из играющих говорил:
„Мою любовь зовут на А…
Я его люблю, потому что он…
Я его боюсь, потому что он…
Он меня водил в…
Он меня кормил…
И живет он в…“, —
подставляя слова, начинающиеся на „А“. Второй из играющих повторял те же фразы, подставляя слова на „Б“, и так далее до кон­ца алфавита. Не нашедшие нужного слова выбывали из игры. Фразы бывали разные; выше цитировался вариант, приводимый в книге „Английские детские стихи и песен­ки“ Джеймса Орчарда Хэллиуэла, которая пользовалась успехом во времена Кэрролла».

Николай Помяловский. «Очерки бурсы»

Пряники, швычки, игра на белендрясах

Кто играет: ученики младших классов бурсы (духовной семинарии)
Что нужно для игры: ничего

«Посмотрел он, как играют в чехарду, — игра, вероятно, всем известная, а потому и не будем ее описывать. В другом месте два парня ломали пряники, то есть, встав спинами один к другому и сцепившись руками около локтей, поочередно взваливали себе на спину друг друга; это делалось быстро, отчего и составлялась из двух лиц одна качающаяся фигура. <…> На третьей парте играли в швычки: эта деликатная игра состоит в том, что одному игроку закрывают глаза, наклоняют голову и сыплют в голову щелчки, а он должен угадать, кто его ударил; не угадал — опять ложись; угадал — на смену ему ляжет угаданный. Семенов увидел, как его товарищу пустили в голову целый заряд швычков и как тот, вставая, схватился руками за голову.

<…> На следующей парте Митаха выделывал богородичен на швычках, то есть он пел благим гласом „Всемирную славу“ и в такт подщелкивал пальцами. Тут же Ерундия (прозвище) играл на белендрясах, перебирая свои жирные гу­бы, которые, шлепаясь одна о другую, по местному выражению, белендрясили. Третий артист старался возможно быстро выговаривать: „под потолком полком полколпака гороху“, „нашего пономаря не перепономаривать стать“, „сыворот­ка из-под простокваши“».

Краски

Кто играет: ученики младших классов бурсы
Что нужно для игры: ничего

«До прихода учителя ученики успели сыграть в краски. Выбрали из среды себя ангела и черта, выбрали хозяина: другим участникам в игре были розданы названия той или другой краски, которые не сообщались ни ангелу, ни черту. Вот приходит ангел, и стучит он в двери.
     — Кто тут? — спрашивает хозяин.
     — Ангел.
     — За чем?
     — За краской.
     — За какой?
     — За зеленой.
     — Кто зеленая краска, иди к ангелу.
     В свою очередь приходит к хозяину черт, выбирает себе краску и уводит ее.
     Так продолжается до тех пор, пока не разберутся все краски. Тогда сила ангела становится одесную  То есть по правую сторону. от хозяина, а сила дьявола ошуюю  То есть по левую сторону.. Каждая из партий образует из себя цепь, хватая друг друга сзади за животы. Ангел и черт сцепляются руками, — и вот взревели и ангелы и черти — и началась таскотня. Долго шла борьба, но черт-таки одолел».

Астрид Линдгрен. «Пеппи Длинныйчулок» (перевод Лилианны Лунгиной)

Кадр из сериала «Пеппи Длинныйчулок». В роли Пеппи — Ингер Нильссон. 1969 годBridgeman Images / Fotodom

Не ступать на пол

Кто играет: Пеппи и ее друзья Томми и Анника
Что нужно для игры: комната с мебелью

«И вот настало время веселиться. Пеппи предложила игру, которая называется „Не ступать на пол“. Играть в нее очень просто: надо обежать вокруг кухни, ни разу не коснувшись ногой пола. Кто первый обежит, тот и выиграл. Пеппи вмиг справилась с этим заданием, но для Томми и Анники выполнить его ока­залось куда труднее. Надо было очень широко расставлять ноги, передвигать табуретки и строить настоящие мосты, чтобы добраться от плиты до шкаф­чика, от шкафчика до водопроводной раковины и оттуда до стола, а затем, шагнув по двум стульям, перескочить на угловую полку. Между этой полкой и скамейкой было расстояние в несколько метров, но там, к счастью, стояла лошадь, и если суметь взобраться на нее и проползти от хвоста до головы, то можно было, наловчившись, прыгнуть на скамейку.

Так они играли, пока почти самое нарядное платье Анники не превратилось в далеко-далеко-далеко не самое нарядное, а Томми не стал черным как тру­бочист».

Зеркало Джона

Кто играет: Пеппи, Томми, Анника, другие дети и матросы во главе с капитаном Длинныйчулок
Что нужно для игры: ничего

«Когда все наелись до отвала, Томми предложил во что-нибудь поиграть. Например, в „Зеркало Джона“. Пеппи не знала, как в это играют, но Томми объяснил ей, что кто-нибудь должен быть Джоном и что-нибудь делать, а остальные — повторять за Джоном все его движения.
     — Прекрасно, — сказала Пеппи, — совсем не глупая игра. Я буду водить.
     Став Джоном, она прежде всего полезла на крышу сарая. Для этого надо было сперва забраться на забор сада, а оттуда можно было на животе пере­ползти на крышу. Пеппи, Томми и Анника столько раз это проделывали, что для них это не составляло никакого труда, но для других ребят это показалось очень трудным. Зато матросы с „Попрыгуньи“, привыкшие лазить на мачты, с легкостью справились с этой задачей. А вот капитан их был настолько толст, что для него это было делом нелегким. А кроме того, мочало набедренной по­вязки за все цеплялось. Все же он забрался на крышу сарая, но, правда, долго после этого не мог отдышаться.
     — Эту набедренную повязку я окончательно загубил, — сказал мрачно капи­тан Длинныйчулок.
     С крыши сарая Пеппи спрыгнула на землю. Многие ребята, особенно те, кто был поменьше, конечно, не решились этого сделать, но Фридольф помог им спуститься — он был очень добрый. Потом Пеппи шесть раз перекувырнулась на траве, и все принялись кувыркаться, но капитан сказал:
     — Тебе придется, дочка, подтолкнуть меня сзади, иначе мне не перекувыр­нуться. Так Пеппи и сделала. Но она не рассчитала своих сил и так толкнула своего папу, что он покатился кубарем и никак не мог остановиться: вместо шести раз он перекувырнулся четырнадцать раз!

Затем Пеппи помчалась к дому, взлетела по ступенькам на террасу, тут же вы­лезла назад через окно, затем на животе проползла к стремянке, которая была прислонена к стене. По стремянке она ловко взобралась на крышу, пробежала по ее гребешку, спрыгнула на трубу, поджала ногу и закукарекала как заправ­ский петух, а потом перепрыгнула на дерево, которое росло перед домом, опу­стилась по стволу на землю, побежала в дровяной сарай, схватила топор, выру­била в стене доску, пролезла сквозь эту узкую щель в сад, вскочила на забор, с трудом удерживая равновесие, прошла по нему метров пятьдесят, взобралась на дуб и на самой его верхушке уселась отдыхать».

Сергей Козлов. «Всё-всё-всё о Ёжике»

Ёжик и Медвежонок. Кадр из мультфильма Юрия Норштейна «Ёжик в тумане». 1975 год© Союзмультфильм

Наблюдать, как меняется небо

Кто играет: Ёжик и Медвежонок
Что нужно для игры: закат или рассвет

«Над горой туман и розовато-оранжевые отсветы. Весь день лил дождь, потом перестал, выглянуло солнце, зашло за гору, и вот теперь была такая гора.
     Было очень красиво, так красиво, что Ёжик с Медвежонком просто глядели и ничего не говорили друг другу.
     А гора все время менялась: оранжевое переместилось влево, розовое — впра­во, а голубое стало сизо-синим и осталось вверху.
     Ёжик с Медвежонком давно любили эту игру: закрывать глаза, а когда от­кроешь — все по-другому.
     — Открывай скорей, — шепнул Ёжик. — Очень здорово!
     Теперь оранжевое растеклось узкой каймой по всей горе, а розовое и голубое пропало.
     Туман был там, выше, а сама гора была будто опоясана оранжевой лентой.
     Они снова закрыли глаза, и, когда через мгновение открыли, вновь всё изме­нилось.
     Оранжевое вспыхивало кое-где слева и справа, розовое вдруг появилось справа, розово-голубое исчезло, и гора вся стала такой темной, торжественной, что от нее просто нельзя было отвести глаз, Ёжик с Медвежонком снова закры­ли и открыли глаза: гора была покойной, туманной, с легким розоватым отсве­том справа, но они не успели снова закрыть глаза, как этот отсвет пропал».

Шотландская баллада без музыки и слов

Кто играет: Ёжик, Медвежонок и Заяц
Что нужно для игры: ничего

«— Давай повеселимся! — сказал Медвежонок. — Давай будем веселиться и петь!
     — А что? — спросил Ёжик.
     — Что хочешь. Ты пой, а я буду играть.
     И Медвежонок достал из чулана балалайку, сдул пыль и сел, важный, у печки, закинув лапу на лапу.
     — Струны, — сказал Ёжик. — Струн нет.
     — Подумаешь! Со струнами кто хочешь сыграет, а ты попробуй без струн.
     И заиграл:
     — Ла-ла-ла! Ла-ла-ла! Ла-ла-ла — ла-ла — ла-ла!
     — Что это?
     — Песня.
     — А как же я буду петь, если ты — ла-ла-ла?
     — А я могу беззвучно, — сказал Медвежонок. — Я буду играть беззвучно, как оркестр, а ты пой.
     — Попробуй, — попросил Ёжик.
     И Медвежонок заиграл беззвучно.
     — Хорошо, — сказал Ёжик и беззвучно запел.
     — Ты что делаешь? — спросил Медвежонок, когда Ёжик спел первый куплет.
     — Пою.
     — А почему не слышно?
     — А я беззвучно пою, — сказал Ёжик. — Ты беззвучно играешь, я беззвучно пою, а вместе мы — веселимся!
     — Здорово! — крикнул Медвежонок. — Так еще никто не веселился!
     И неслышно заиграл, а Ёжик стал петь еще беззвучнее.
     И тут пришел Заяц.
     Он сперва постучал, но ему никто не ответил.
     Потом Заяц всунул уши в щелочку, но ничего не услышал.
     Потом — открыл дверь, и увидел беззвучно поющего Ёжика и беззвучно играющего Медвежонка.
     Глаза у Зайца стали большие и круглые. С большими и круглыми глазами Заяц простоял в дверях целую минуту, а потом крикнул: эй!
     Ему никто не ответил: Ёжик пел, Медвежонок играл.
     — Эй! — закричал Заяц. — Это я! Я пришел к вам в гости! Вы же меня звали!
     Ёжик допевал третью песню, от Медвежонка валил пар.
     — И-и-и-и!.. — будто его прищемили, заверещал Заяц. — Что вы делаете?
     — Веселимся, — тихо сказал Медвежонок, беззвучно играя на балалайке.
     — Пой с нами, — сказал Ёжик и приступил к балладе.
     — А что вы поете? — спросил Заяц.
     — Шотландскую балладу, — сказал Ёжик. — Не сбивай.
     — Я могу на барабане, — сказал Заяц. — Я мигом.
     И тут же вернулся с барабаном.
     — Палочек нет, — извиняясь, сказал Заяц. — Но я могу лапами.
     — Только неслышно, — сказал Медвежонок, играя.
     — Ты хоть про что поешь? — шепотом спросил Заяц у Ёжика, неслышно стуча в барабан.
     — Про Шотландию, — одними губами сказал Ёжик. — Это такая страна.
     — В Шотландии — балалаек нет, — шепотом сказал Заяц.
     — И барабанов — тоже, — негромко заметил Медвежонок.
     — А вот барабаны — есть, — вслух сказал Заяц. — Барабаны есть всюду!
     — Там бубны, — сказал Медвежонок. — Как у цыган.
     — Вы меня сбиваете, — сказал Ёжик. И неслышно запел про Шотландию, горную страну, в которой нет балалаек, есть бубны, как у цыган, но по краям все же стоят несколько барабанов.
     И Медвежонок с Зайцем, глядя на Ёжика, ничего не слышали, но почти все понимали, и были очень благодарны Ёжику за то, что он унес их в песне в эту чудесную страну.
     — И все-таки барабаны там есть, — прощаясь и благодаря за вечер, сказал Заяц. — Несколько штучек, а есть.
     — И балалайка, — сказал Медвежонок. — Одна и без струн.
     — Чудесная страна! — сказал Ёжик. — Удивительная страна, про которую можно почти и не петь, а песня льется».

Владислав Крапивин. «Застава на якорном поле»

Игра в шары

Кто играет: мальчик Ёжики и его друзья с Якорного поля
Что нужно для игры: шары (одинаковые по весу и размеру) и препятствия — ворота из проволоки, лунки

«Игра в шары оказалась похожей сразу на крокет, бильярд, гольф и кегельбан. Но правила и правда были нехитрые. Нужно было пустить по земле свой шар, попасть им по другому и тот, другой, загнать в лунку или воротца из проволоч­ки. Лунка — три очка, воротца — пять, а через воротца в лунку — сразу пятна­дцать. Кто сто очков набрал, тот и победитель.

Тяжелые, из небьющегося сплошного стекла шары без задержки летели сквозь траву, отряхивали одуванчики. И рикошетно стукались друг о друга — чак, чак… Все одного размера, блестящие, но такого красивого, как у Ёжики, вишне­вого, больше не было. Были белые, прозрачные, или бутылочно-зеленые, да еще два лимонных…

Ёжики увлекся игрой. Он купался в веселой беззаботности: как птаха, удравшая из клетки. Все вокруг было так непохоже на недавнюю жизнь, на лицей, на гро­мады и многолюдье мегаполиса. И дышалось так… ну будто долго-долго сидел он в духоте липкой желтой палатки, и вдруг кто-то с размаха распорол ткане­вый полог. И оказалось, что снаружи — чистота и свежесть… Ёжики сбросил капитанку. Он смеялся, отдувал от лица семена-парашютики и пускал сквозь траву скользкий шар. Научился он быстро…»

Астрид Линдгрен. «Приключения Эмиля из Лённеберги» (перевод Лилианны Лунгиной)

Обложка первого издания книги «Эмиль из Лённеберги». Иллюстрации Бьёрна Берга. 1963 год© Björn Berg / Bildmakarna Berg AB

Дуй-передуй

Кто играет: Эмиль и его младшая сестра Ида
Что нужно для игры: ничего

«Папа отмылся наконец дочиста и пошел, в ожидании картофельных оладьев, на поле косить рожь. Не успел он уйти, как мама отодвинула засов на сарае и выпустила Эмиля.
     — Давай играть в „Дуй-передуй“, — тут же предложил он сестренке Иде, чтобы размяться после долгого сидения.
     Ида от восторга запрыгала на одной ножке. „Дуй-передуй“ была замеча­тельная игра. Ее выдумал сам Эмиль.

Заключалась она вот в чем: надо было прыгать на одной ножке по особому маршруту. Со двора в прихожую, из прихожей на кухню, из кухни в спальню, из спальни снова на кухню, из кухни в прихожую, из прихожей во двор, со дво­ра снова в прихожую и так далее. Причем всякий раз, когда Эмиль встречался с сестренкой Идой, они должны были одновременно ткнуть друг друга в живот указательным пальцем и громко крикнуть „Дуй-передуй“.

Вот и вся игра. Но Эмилю и Иде она казалась очень увлекательной. Когда же Эмиль в восемьдесят восьмой раз прискакал на кухню, он столкнулся с Линой, которая шла к плите с полной миской натертого картофеля, чтобы начать печь оладьи. И так как Эмиль решил, что Лина обидится, если не принять ее в игру, а он не хотел никого обижать, он на скаку ткнул ее пальцем в живот и громко крикнул:
     — Дуй-передуй!
     По правде говоря, этого он, конечно, не должен был делать, ведь он отлично знал, что Лина больше всего на свете боится щекотки.
     — И-и-и-и-и! — завизжала Лина и стала извиваться, как гусеница. При этом миска — представь себе, какой ужас! — выскользнула у нее из рук…
     Никто, собственно, так и не понял, как это случилось, но папа, который, как назло, именно в этот момент распахнул дверь кухни, надеясь наконец пообедать, оказался опять с миской на голове.
     — Б-л-у-р-п! — снова взревел папа Эмиля, потому что сквозь тертую кар­тошку ничего более членораздельного никто на свете произнести не может».

Том Стоппард. «Розенкранц и Гильденстерн мертвы» (перевод Иосифа Бродского)

Игра в вопросы

Кто играет: Розенкранц и Гильденстерн
Что нужно для игры: ничего

«Розенкранц. Может, поиграем в вопросы?
Гильденстерн. А что это даст?
Розенкранц. Практику!
Гильденстерн. Не вопрос! Один — ноль.
Розенкранц. Свинство.
Гильденстерн. Почему?
Розенкранц. Я же еще не начал.
Гильденстерн. Не вопрос. Два — ноль.
Розенкранц. А это считается?
Гильденстерн. Что?
Розенкранц. Это считается?
Гильденстерн. Очко. За повторение. Три — ноль. Кон.
Розенкранц. Раз так, я не играю.
Гильденстерн. Чья очередь?
Розенкранц. А?
Гильденстерн. Очко. Не акай. Ноль — один.
Розенкранц. Кто теперь?
Гильденстерн. Почему?
Розенкранц. Почему нет?
Гильденстерн. Зачем?
Розенкранц. Очко. Без синонимов! Один — один.
Гильденстерн. Что, во имя неба, происходит?
Розенкранц. Очко. Без риторики! Два — один.
Гильденстерн. И чем все это кончится?
Розенкранц. Не догадываешься?
Гильденстерн. Это ты меня спрашиваешь?
Розенкранц. А тут есть другие?
Гильденстерн. Кто?
Розенкранц. Откуда мне знать?
Гильденстерн. Зачем же спрашиваешь?
Розенкранц. Ты это серьезно?
Гильденстерн. А это не риторический вопрос?
Розенкранц. Нет.
Гильденстерн. Не вопрос. Два — два. Поровну.
Розенкранц. Что это с тобой нынче?
Гильденстерн. Когда?
Розенкранц. Что?
Гильденстерн. Да ты не оглох ли?
Розенкранц. Не сдох ли?
Гильденстерн. Да или нет?
Розенкранц. А разве есть выбор?
Гильденстерн. А Бог есть?
Розенкранц. Очко. Не трепли всуе. Три — два. Кон.
Гильденстерн (серьезно). Как твое имя?
Розенкранц. А твое?
Гильденстерн. Я первый спросил.
Розенкранц. Не вопрос. Один — ноль.
Гильденстерн. Как тебя называют дома?
Розенкранц. А тебя?
Гильденстерн. Когда я дома?
Розенкранц. Дома тебя зовут по-другому?
Гильденстерн. Где — дома?
Розенкранц. У тебя нет дома?
Гильденстерн. Почему ты спрашиваешь?
Розенкранц. К чему ты клонишь?
Гильденстерн (с нажимом). Как тебя зовут?
Розенкранц. Уже было. Два — ноль. В мою пользу.
Гильденстерн (глядя на него с яростью). КЕМ ТЫ СЕБЯ ВООБРАЖАЕШЬ?!
Розенкранц. Риторика. Я выиграл. (Пауза.) Чем все это кончится?
Гильденстерн. Вот вопрос.
Розенкранц. Вопрос вопросов.
Гильденстерн. По-твоему, это имеет значение?
Розенкранц. А для тебя это ничего не значит?
Гильденстерн. А почему это должно значить?
Розенкранц. Какое имеет значение, что это значит?
Гильденстерн (поддразнивая). Значит, для тебя ничего не значит, какое это имеет значение?
Розенкранц (резко оборачиваясь). Что все это означает?!

Пауза.

Гильденстерн. Не имеет значения.
Розенкранц (голосом вопиющего в пустыне). …Что это за игра?
Гильденстерн. И какие у нее правила?

Из кулисы в глубине сцены появляется Гамлет, он бредет через сцену, читая книгу; Гильденстерн замечает его в последнюю минуту, когда он уже исчезает.

Гильденстерн (быстро). Розенкранц!
Розенкранц (подпрыгивает). Что?

Гамлет выходит. Гильденстерн и Розенкранц обмениваются довольными улыбками».  

Детская комната
Спецпроект
Детская комната Arzamas
Хотите быть в курсе всего?
Подпишитесь на нашу рассылку, вам понравится. Мы обещаем писать редко и с душой
Курсы
Курс № 47 Лев Толстой против всех
Курс № 46 Россия и Америка: история отношений
Курс № 45 Как придумать свою историю
Курс № 44 Россия глазами иностранцев
Курс № 43 История православной культуры
Курс № 42 Революция 1917 года
Курс № 41 Русская литература XX века. Сезон 5
Курс № 40 Человек против СССР
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Курс № 47 Лев Толстой против всех
Курс № 46 Россия и Америка: история отношений
Курс № 45 Как придумать свою историю
Курс № 44 Россия глазами иностранцев
Курс № 43 История православной культуры
Курс № 42 Революция 1917 года
Курс № 41 Русская литература XX века. Сезон 5
Курс № 40 Человек против СССР
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Детская комната Arzamas
Как провести время с детьми, чтобы всем было полезно и интересно: книги, музыка, мультфильмы и игры, отобранные экспертами
Что такое античность
Всё, что нужно знать о Древней Греции и Риме, в двух коротких видео и семи лекциях
Как понять Россию
История России в шпаргалках, играх и странных предметах
Каникулы на Arzamas
Новогодняя игра, любимые лекции редакции и лучшие материалы 2016 года — проводим каникулы вместе
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел