Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

Антропология

11 слов, помогающих понять бретонскую культуру

Где находится задняя голова? Хорошо ли иметь лицо как блин из Кемпера? Что значит надеть красную шапку? И как отличить синий от зеленого? В новой серии цикла — язык жителей Бретани

Бретонцы — жители региона Бретань на северо-западе Франции. Свои язык и культуру они унаследовали от переселенцев с Британских островов, кото­рых в Античности и раннем Средневековье называли бриттами. Современ­ные бретонцы продолжают по мере возможности сохранять свой язык, относящийся к кельтским  Ближайшие его родственники — корнский и валлийский., и самобытную культуру, во многом отличаю­щуюся от французской. 

1. Doare

Некий чаще всего правильный способ действия, манера, приличие

Паломничество в Бретани. Картина Паскаля Даньяна-Бувре. 1886 год The Metropolitan Museum of Art

Бретонцы любят делать все правильно и действовать согласно приличиям и установленному порядку. Поэтому их считают упрямцами: разуверить бре­тон­ца в том, что он считает правильным, и заставить свернуть с прото­ренной колеи практически невозможно. Но дело не в упрямстве, а в том, что у бретон­цев есть идея правильного, чаще всего общепринятого образа действия, кото­рому в принципе не нужна альтернатива.

Про приличного, соблюдающего все общественные установки человека скажут, что он un den a-zoare В некоторых позициях начальная d перехо­дит в z (подобные переходы, характерные для кельтских языков, называют мутациями)., то есть человек такого, как надо, образа. Если кто-то хорошо знаком с человеком, его привычками и образом жизни, он скажет: Gouzout a ran e zoare — «Я знаю его doare (знаю, каков он)». А вот не быть в курсе какого-нибудь doare означает не знать вообще ничего о человеке, предмете или явлении. Выражение n’ouzon doare переводится как «я ничего не знаю».

2. Menhir

Длинный камень 

Менгир. Картина Фердинанда дю Пюигадо. До 1930 года Частное собрание / Liveauctioneers.com

Менгир, мегалитический памятник непонятного назначения, представляющий собой огромный столб из грубо обработанного камня, считается визитной карточкой Бретани. Предположительно, он использовался в ритуальных целях — по крайней мере, культ поклонения менгирам как символам плодо­родия суще­ствовал в Бретани вплоть до ХХ века. Женщины, безуспешно пытавшиеся родить детей, приходили к менгирам, прикасались к ним и тер­лись о них.

Менгиры распространены во многих странах мира, причем неизвестно, кто именно и как поставил такие глыбы. В Бретани менгиров особенно много: в одном только местечке Карнак их без малого три тысячи. Слово «менгир» вошло во многие языки, став официальным научным названием. Как и слово «дольмен», обозначающее мегалитическое сооружение другого типа, это слово бретонское по происхождению, но изначально в бретонском языке его не было. Когда Бретань открыли для себя парижане, приезжавшие на полуостров Армо­ри­ка  Арморика — историческая область на северо-западе нынешней Франции. Часто это название употребляется и для Бретани. за свежим воздухом и новыми впечатлениями, они спра­шивали у мест­ных жителей, что это такое. Недоумевающие местные жители объясня­ли: это камень, он длинный. Так из двух бретонских слов m (a)en и hir было составлено новое. Оно вошло во французский язык, а оттуда во все осталь­ные под видом исконно бретонского названия. А бретонцы называли и продол­жа­ют называть этот предмет peulvan (от peul, «столб»).

другие слова других культур
 
10 белорусских слов
Памяркоўнасць, шуфлядка и самые правильные драники
 
12 польских слов
«Мать-полька», «молочный бар», «котлетник» и «курва»
 
11 чешских слов
Кнедлик, погода, сранда, вечерничек и «бархатная революция»

3. Hiraezh

Меланхолия, тоска

Бретонка. Пастель Марии Бланшар. 1928–1930 годы Museo Nacional Centro de Arte Reina Sofía

Это слово также образовано от прилагательного hir, однако обозначает не длин­­ный предмет, а состояние, когда время кажется долгим. Оно описы­вает чувство меланхолии, тоски, наплыва ностальгических воспоминаний, из-за которых время становится тягучим. В бретонском языке существует выра­жение kavout hir an amzer, буквально «находить время длинным», то есть ску­чать, тосковать по кому-то или чему-то, находиться в томительном ожидании, когда время тянется медленно. Для другого оттенка того же состояния суще­ствует слово hirvoud — это меланхолия, депрессивное состояние, а также тяжелый вздох, жалоба, горестное причитание. A образованным от него прилагательным hirvoudus обозначают нечто крайне скучное и монотонное. 

Бретонцы имеют репутацию задумчивых меланхоликов, склонных к мисти­ческим переживаниям. Возможно, это хроническое состояние задумчивости связано с довольно сложным климатом: несмотря на его мягкость и отсутствие морозов зимой, дожди, плавно переходящие в туман, могут зарядить надолго. В ноябре и декабре солнечные дни случаются редко, а весной погода меняется так стремительно, что окружающий мир кажется нереальным. Добавьте к это­му постоянную влажность от океана, и станет понятно: есть с чего призаду­маться о бренности бытия. Впрочем, это не означает, что бретонцы не умеют веселиться.

 
Как избавиться от меланхолии
Медицинские советы из 1621 года

4. Fest-noz

Буквально «ночной праздник» 

Свадьба в Бретани. Фрагмент картины Адольфа Пьера Лелё. 1863 годMusée des beaux-arts de Quimper

Традиция фестнозов родилась в бретонских деревнях. Летом, когда ночи теплые, парни и девушки собирались вместе, разжигали костры и под звуки традиционных народных инструментов водили хороводы, играли, смеялись. Это был повод покрасоваться перед проти­воположным полом, завязать знакомство и просто повеселиться, разбавив монотонные трудовые будни. Родители и священники не особо одобряли подобное времяпрепровождение: в числе прочего участники играли в тактиль­ные игры вроде нашего «Колечко, колечко, выйди на крылечко», что казалось не вполне приличным. 

Во второй половине ХХ века бретонцы начали массово переселяться в города. Казалось, что традиция фестнозов постепенно сойдет на нет, но в 1960-е возникла мода на этническую музыку, в том числе бретонскую. Молодежь кинулась исполнять танцы бабушек и дедушек под традиционную музыку в современной обработке. Сегодня фестнозы популярны не только в Бретани, но и за ее пределами, и современный фестноз — один из символов того, что бретонская культура успешно приспособилась к новым условиям. 

5. Barzh 

Бард, поэт-сказитель у древних кельтов, а также современный поэт

Портрет Теодора Эрсара де ля Виллемарке PHystorique- Les Portes du Temps

Несмотря на то что слово «бард», заимствованное многими языками, в том числе и русским, встречалось еще в древних кельтских языках (например, в галльском), современное бретонское barzh было создано искусственно и вошло в обиход только в XIX веке. О древних кельтских бардах, поэтах и сказителях, писали античные авторы. Известно о бардах раннесредневековой Ирландии и Уэльса, причем многие их произведения дошли до наших дней. История сохранила имена бардов, служивших при дворах королей и военных предводителей и славивших их. Барды были больше чем поэтами. Считалось, что они обладали магическими способностями: например, в случае несправед­ливого обхождения или недостаточного гонорара могли наслать порчу на заказчика. Традиция бардической поэзии на кельтских окраинах Европы расцвела пышным цветом в Средние века, а кое-где, например в Шотландии, продержалась вплоть до Нового времени. 

Только бретонцам не повезло: до нашего времени не дошло ни одного упо­минания о бретонских бардах, не говоря уж об их произведениях. Даже само слово, обозначавшее барда, потерялось. О том, что оно когда-то существовало, говорит довольно распространенная в Бретани фамилия Barzic, где -ic является уменьшительным суффиксом. То есть не «поэт», а «поэтишко». И это ужасно обидно: у валлийцев, ближайших родственников бретонцев, сохранилось слово bardd, как и память о бардах прошлого, знаменитых Талиесине и Анейрине. Не желая отставать, бретонские патриотически настроенные литераторы также решили вернуться к предполагаемым истокам. Слово barz — в современной орфографии barzh — было введено в обиход Теодором Эрсаром де ля Виллемар­ке, опубликовавшем бретонские баллады в собственной обработке и интер­пре­тации. Оно было восстановлено с учетом фонетических процессов, в ре­зультате которых бриттское [d] перешло в [z], и получилось понятие, которое, скорее всего, действительно существовало и могло дожить до наших дней. Неудиви­тельно, что, в отличие от множества других неологизмов, оно прижи­лось в языке и отлично себя чувствует, равно как и современная бретонская поэзия. 

6. Lakaat e voned ruz

Надеть красную шапку, то есть сильно рассердиться 

Протестующие в красных шапочках, символе протеста в Бретани, на баррикадах в Кемпере. 2013 год © Stephane Mahe / REUTERS / Diomedia

Протестное движение, которое в Бретани называют восстанием красных шапок, или красных колпаков, никак не связано со сказкой про Красную Шапочку и волка. Выражение lakaat e voned ruz, то есть «надеть красную шапку», означает «не на шутку рассердиться». 

Протестующие бретонцы впервые надели красные колпаки во время крестьян­ского восстания XVII века. Тогда недовольные представители третьего сословия выступили против налогов, установленных Людовиком XIV. Король вел беско­неч­ные разорительные войны, казна опустела, и пополнить ее было решено за счет введения новых податей. В 1674 году был введен налог на гербовую бумагу  Гербовая бумага в обязательном порядке использовалась для написания и оформле­ния любых документов, как-то: завещания, любого договора или акта гражданского состояния., что переполнило чашу терпения налогоплательщиков. Таким обра­зом, плата за совершение любой сделки или выдачу официального документа увеличивалась до неприличия. И без того разоренный налогами народ не вы­держал. В городах, а потом и в деревнях вспыхнули восстания, причем требо­вания протестующих не ограничивались отменой новых налогов, а затрагивали политическое устройство Франции и представляли вполне реальную угрозу для власти короля. Поскольку протестующие носили красные колпаки, их называли bonnedou ruz, а красный головной убор стал в Бретани символом борьбы против несправедливого налогообложения. Это не случайно: красный цвет бретонцы считают цветом злости, агрессии. Восстание было жестоко подавлено, предво­дители восставших казнены, а церкви, чей колокольный звон призывал прихо­жан выступить против короля, лишились своих колоколен. 

Эта история не была забыта и получила продолжение в XXI веке. В октябре 2013 года по бретонским городам прокатилась волна протестных демонстраций против налогов и прочих мер, тормозивших развитие сельского хозяйства, одной из важных сфер экономики Бретани. Митингующие носили красные вязаные шапочки, которые выглядели бы мило, если бы не означали: настрой у демонстрантов более чем серьезный и они готовы к борьбе. К счастью, протест закончился мирно: правительство Франции прислушалось к требо­ваниям налогоплательщиков и пошло им на уступки. 

7. Glas

Зеленый, синий, голубой и вообще любой холодный цвет

Туманная погода в Бретани. Картина Анри Море. 1907 годЧастное собрание / MutualArt

Несмотря на то что в бретонском языке существует множество названий для различных цветовых оттенков, синий, голубой и зеленый цвета обозначаются одним словом. И если синий и голубой не рассматриваются как отдельные цвета во многих культурах, то неразличение синего и зеленого — более редкое явление (хотя и не единичное). Для бретонца море, небо и трава с листьями одного и того же цвета. Тем же самым словом можно обозначить бледность лица человека. Впрочем, glas используется только для природной зелени: это цвет растений, глаз, окрас животных и так далее. Когда же понадобилось слово для искусственно окрашенных в зеленый цвет предметов, бретонцы заимство­вали его из французского. Поэтому для обозначения зеленой краски или любо­го зеленого предмета, произведенного человеком, будет использоваться прила­га­тельное gwer от французского vert

Впрочем, это не единственное значение слова glas. Оно осталось в бретонской истории также как прозвище французских солдат. Солдаты в синих мунди­рах — ar re c’hlas — стали героями бретонских баллад, основанных на истори­ческих событиях: синие мундиры подавляли бретонские восстания, в том числе восстание шуанов, оказавших сопротивление новой власти после Французской революции. Сейчас ar re c’hlas — это название бретонской экологической пар­тии, партии зеленых. 

 
Инфографика недели: цвета
64 оттенка треугольника, 12 оттенков Клее, а также моча цвета чернил, капусты и верблюжьей кожи

8. Krampouez

Блин из пшеничной или гречневой муки

Блинная Морле. Гравюра Фелиси Херр. Около 1940 года © Félicie Herr / Musée des Beaux-Arts de Pont-Aven

Кулинарный символ Бретани — блины. С одной стороны, блюдо банальное, простое, известное многим народам, с другой — именно в Бретани приготов­ление и поедание блинов возведено в культ, а самый популярный вид рестора­нов — это блинная (ti krampouez). Особенно это касается несладких блинов из гречневой муки, которые бретонцы считают национальным изобретением. От привычных нам блинов бретонские отличаются тем, что они тонкие, как лист бумаги, и выпекаются на специальной сковороде без бортиков, называе­мой pillig. Когда одна сторона блина пропеклась, его переворачивают специаль­ной деревянной лопаткой и, пока греется вторая сторона, кладут сверху ломтик ветчины, разбивают яйцо, которое тут же превращается в яичницу, и посыпают тертым сыром (это классический рецепт, но с начинкой можно эксперименти­ровать как душе угодно). Потом блин снимают со сковороды, складывают конвертом и подают на стол. Разумеется, в каждом уголке Бретани у хозяек свои излюбленные рецепты блинов, которые считаются самыми правильными на свете. Например, в городе Кемпере предпочитают лишь слегка поджарить тесто, а совсем неподалеку, в Дуарнене, — как следуют подрумянить. Поэтому жители Дуарнене скажут о бледном человеке, что у него лицо как блины из Кемпера — liv krampouez Kemper eo e zremm.

9. Penn 

Голова и не только 

Овечий рынок в Бретани. Картина Сиприена Ле Вавассёра. 1908 год Invaluable

Бретонское слово penn в первую очередь обозначает голову, а также главу, то есть начальника, и начало чего-либо. Но во вторую и в последующие очереди оно может обозначать практически все что угодно. Например, предметы и части тела, прямо противоположные голове как логически, так и анатомически. Оба конца палки будут penn. Зад человека или животного называют penn a-dreñv, буквально «задняя голова». И начало, и конец какого-то процесса — тоже penn, а также причина случившегося, кульминация, расцвет, наивысшая точка. Penn — это совокупность составных частей или, наоборот, единичное существо: например, одна овца может обозначаться как ur penn dañvad, то есть «одна голова овцы». То же слово обозначает настроение: например, про хмурого и унылого человека скажут, что у него темная голова — teñval eo e benn

Слово penn можно также встретить на карте Бретани: там это мыс, оконеч­ность. В другом значении оно входит в название департамента, который переводится как «Край света» и на русских картах именуется на латинский манер Финистером (Finis terrae), а по-бретонски называется Penn ar Bed.

10. BZH (Breizh)

Бретань

Граффити с аббревиатурой BZH. Бретань, 2010 год © Med PhotoBlog / CC BY-NC-SA 2.0

Аббревиатура, обозначающая Бретань, Breizh, появилась в 1967 году: изна­чально она использовалась для наклеек на автомобили и стала элементом граффити. Современное Breizh происходит от названия острова Britania, откуда бритты, предки современных бретонцев, переселились на континент. Как это часто бывает, новую родину, полуостров Арморика, назвали в честь старой. 

Однако долгое время это сочетание букв было под запретом, так как, во-пер­вых, не было признано официальным сокращением для обозначения региона, а во-вторых, ассоциировалось с бретонским национализмом и сепа­ратизмом. К тому же диграф zh, изобретенный для того, чтобы создать единую для всех диалектов орфографию  По замыслу авторов, в трех схожих между собой диалектах — корнуайский, леонский и трегьерский — это сочетание букв должно читаться как [z], а в ванноском — как [h]., вызывал у многих нерадостные воспоми­нания о радикальном крыле бретонских политических партий, так как именно представители радикальных националистов и разработали этот вариант орфо­графической нормы. Вплоть до начала XXI века практически все, что было связано с бретонским патриотизмом, вызывало некоторую настороженность. Однако постепенно ситуация изменилась. В наши дни этот символ стал политически нейтральным и признан официально: в интернете существует домен .bzh

11. Ankou

Анку, один из любимейших персонажей бретонского фольклора 

Анку и его повозка. Гравюра «Чудеса рождественской ночи» из фольклорного сборника Эмиля Сувестра «Le Foyer breton». 1844 годMusée de Bretagne, Rennes

Анку одновременно олицетворение смерти, ее вестник и орудие. Изображается в виде скелета, полуразложившегося трупа либо обычного бретонского кре­стья­нина в широкополой шляпе, штанах до колен и с косой в руках. Лезвие косы закреплено режущей стороной наружу, так как Анку не косит траву, а собирает души умерших. Передвигается Анку либо пешком, либо на скри­пучей повозке, запряженной скелетообразными лошадьми.

Имя Ankou восходит к индоевропейскому корню *neku- , *nek- («умирать», «исчезать») и имеет этимологические параллели в других кельтских языках. Однако именно в бретонском языке это слово, изначально обозначавшее и смерть, и покойника, превратилось в имя собственное.

Несмотря на некоторую мрачность этого персонажа, бретонцы относятся к нему с уважением и даже отчасти душевной теплотой. Причин тому немало: во-первых, ни один из фольклорных персонажей, включая даже народных святых, не может похвастаться абсолютной справедливостью и непредвзято­стью. Анку же забирает в мир иной всех, невзирая на богатство, чины и заслу­ги. Порядочному человеку Анку является незадолго до его смерти, чтобы предупредить о дате этого события. Таким образом, у праведника появляется время, чтобы привести в порядок все свои дела, вернуть долги и написать завещание. Забирая человека с этого света, Анку не желает ему зла и не наказы­вает — он всего лишь добросовестно выполняет свою работу. Однако шутить и ним и пытаться обмануть не следует: ничего личного, но суровые санкции последуют незамедлительно. 

Несмотря на то что Анку вроде бы покойник, он вполне может жить среди людей и даже жениться на живой женщине. Правда, судя по тому, что расска­зывается в сказках, детей у Анку нет. 

Еще больше слов других культур
 
12 корейских слов
Прогулки в горах, умильное поведение и «доширак»
 
10 китайских слов
Женские истерики, любовь к толпе и вера в судьбу
 
12 итальянских слов
Bello! Porca miseria! А также старушки-кошатницы и другие cose
 
12 эстонских слов
Электронное государство, снег с дождем и катание на качелях
 
11 персидских слов
Добрая репутация, продажа мудрости и настоявшееся блюдо
Изображения: Хоровод бретонских девочек. Картина Поля Гогена. 1888 год
National Gallery of Art, Washington, D.C.
микрорубрики
Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года
Архив