Курс № 32 Любовь при Екатерине ВеликойЛекцииМатериалы
Лекции
15 минут
1/4

Проект воспитания чувств

Как Екатерина II и Иван Бецкой создавали в Смольном институте европейского человека Нового времени

Андрей Зорин

Как Екатерина II и Иван Бецкой создавали в Смольном институте европейского человека Нового времени

12 минут
2/4

Странная любовь

Как попечитель Смольного института любил и мучил свою воспитанницу, но так и не сделал ей предложения

Андрей Зорин

Как попечитель Смольного института любил и мучил свою воспитанницу, но так и не сделал ей предложения

12 минут
3/4

Роли старого вельможи

Как комедии Вольтера помогают реконструировать чувства, пережитые больше 200 лет назад

Андрей Зорин

Как комедии Вольтера помогают реконструировать чувства, пережитые больше 200 лет назад

15 минут
4/4

Интрига императрицы

Как Екатерина II поставила спектакль, чтобы выдать замуж актрису

Андрей Зорин

Как Екатерина II поставила спектакль, чтобы выдать замуж актрису

Материалы
Как культура влияет на чувства
Андрей Зорин — о подравшихся механиках, мужских слезах и роковой ошибке любителя Хемингуэя
Откуда взялось русское дворянство
Появление дворянского сословия, служба Отечеству, роль чинов и корни дворянской фронды
Императорский тиндер
Найдите императрицам правильных фаворитов
Как ухаживать за девушкой
10 советов человеку, решившему устроить свою личную жизнь в XVIII веке
Что такое любовная магия
О заговорах XVII–XVIII веков, любовной болезни и целях приворота
Чувства широких масс
Что мы знаем о переживаниях тех, кто не умел писать
Любовь и эротика в сталинских комедиях
Советский кинематограф как учебник чувств
Как правильно чувствовать
Размышления Карамзина об эмоциях, вырванные из контекста
Love is…
Что такое любовь по мнению философов, писателей и исторических деятелей
Как изучают любовь антропологи
Является ли романтическая любовь свойством человеческой природы

Расшифровка Проект воспитания чувств

Содержание первого эпизода из курса Андрея Зорина «Любовь при Екатерине Великой»

В 1769 году в журнале «Всякая всячина», издававшемся по инициативе и под контролем императрицы Екатерины II, появилось стихотворение неизвестного автора, в котором есть одна из самых известных и часто цитируемых строчек русской поэзии XVIII века: «Петр дал нам бытие, Екатерина — душу».

Это очень сильное высказывание. Оно так популярно, потому что в нем заложены две базовые предпосылки, на которых в значительной степени строилась культурная политика императрицы. Во-первых, подразумевалось, что само существование человека или народа зависит от его принадлежности к европейскому культурному ареалу. Все, что находится за пределами Европы, все неевропейское, просто не существует физически. Во-вторых, приобретя с Петром европейскую манеру одеваться, внешность, привычки и бытовые традиции, образованная часть русского общества (а речь, естественно, шла только о ней) обрела лишь физическое бытие, стала существовать. Но нравственная, душевная жизнь в этом отношении еще не началась, и еще только предстояло создать систему мыслей, ценностей, мотивировок, чувств, которыми должен жить образованный человек. Выражаясь современным языком, был сформирован хард, в который предлагалось еще закладывать софт человека — европейского человека Нового времени. 

Собственно говоря, это и была задача всего екатерининского царствования, не менее важная для государыни, чем военные завоевания или государственная административная реформа. В 1762 году вышел Указ о вольности дворянства, по которому государственная служба перестала быть обязанностью, а стала делом сознательного выбора. И, соответственно, государство взяло на себя ответственность не прямо приказывать, где находиться тому или иному члену элиты, а мотивировать его на служение, на выполнение своего долга и своих задач, как государство это видело. 

Формы этого воспитания, и прежде всего воспитания чувств, способностей человека чувствовать и переживать по-европейски, были многообразны. Я уже упомянул дидактический нравоучительный журнал «Всякая всячина». Он начал издаваться после неудачи Уложенной комиссии, которая должна была, по замыслу Екатерины и на основе ее Наказа, создать новые русские законы. Екатерина увидела, что депутаты комиссии совершенно не способны к выполнению задачи, которую она на них возложила. Она распустила комиссию под благовидным предлогом, а в журнале, в одном из первых номеров, появилась статья, в которой было написано: «Для чего законы, если нравы испорчены?» Надо было исправлять нравы, об этом говорил и первый публичный акт ее царствования, колоссальный маскарад «Торжествующая Минерва», устроенный в Москве в 1763 году. 

Одной из центральных фигур в создании маскарада «Торжествующая Минерва» был Иван Иванович Бецкой, главный советник Екатерины по педагогическим вопросам. Из его фамилии понимающее ухо, конечно, слышит, что он был незаконным сыном князя Трубецкого: это стандартное оформление фамилии внебрачных детей, отрицание первого слога. Бецкой провел первую половину жизни в Европе, где изучал педагогические теории.

Воспитание нового человека было одной из главных задач, которую он должен был решить по заданию императрицы. Сам Бецкой говорил о «новой породе людей». И в 1764 году, через два года после начала своего царствования, государыня конфирмовала составленный им доклад «Генеральное учреждение о воспитании обоего пола юношества», где ставилась задача полной переделки человеческой природы подданных российской монархини.

Как писал Бецкой,

«…единое токмо средство остается, то есть произвести сперва способом Воспитания, так сказать, новую породу, или новых отцов и матерей, которые могли бы детям своим те же прямые и основательные воспитания правила в сердце вселить, какие получили они сами, и от них дети предали бы паки своим детям, и так следуя из родов в роды в будущие века. Великое сие намерение исполнить нет совсем иного способа, как завести воспитательные училища для обоего пола детей, которых принимать отнюдь не старее, как по пятому и по шестому году. Излишно было бы доказывать, что в те самые годы начинает дитя приходить в познание… И так о воспитании юношества пещися должно неусыпными трудами, начиная, как выше показано, от пятого и шестого до осьмнадцати и двадцати лет безвыходного в училищах пребывания. Во все же то время не иметь им ни малейшего с другими сообщения, так что и самые ближние сродники хотя и могут их видеть в назначенные дни, но не инако как в самом училище, а то в присутствии их начальников. Ибо неоспоримо, что частое с людьми без разбору обхождение вне и внутре оного весьма вредительно, а наипаче во время воспитания такого юношества, которое долженствует непрестанно взирать на подаваемые примеры и образцы добродетелей».

То есть речь шла о программе, поразительной по своей радикальности. Молодых людей от шеcти до двадцати лет надо было просто вырвать из их семей насильно и посадить в колбу, где они должны были быть от семей полностью изолированы, пребывая в училище безвыездно. Видеться даже с родителями им предполагалось только в стенах училища и только под наблюдением надзирателей. То есть их надо было переформатировать полностью и совершенно. Предполагалось, что эта новая порода людей и станет новыми отцами и матерями, которые уже потом смогут передавать из рода в род те правила, которые будут им внушены.

Эта задача находилась в контексте громадных социокультурных изменений, которые в то же время и несколько раньше происходили в Европе. Более полувека назад американский социолог Дэвид Рисмен писал о разных культурных типах людей. И он писал, что исторически первым типом, на который он обратил внимание, был так называемый традиционно ориентированный тип людей, tradition-oriented. Людей этих не надо было специально чему-то учить, потому что все, что им надо было знать для жизни, они усваивали из повседневной среды, из общения с родителями. Они перенимали те практические навыки, образцы поведения и чувствования, которые им в дальнейшем требовались. Где-то на границе Средневековья и Нового времени, начиная с элитного общества и постепенно спускаясь вниз, этот tradition-oriented тип постепенно сменяется тем, что Рисмен называл inner-oriented — внутренне ориентированным человеком, который руководствуется не только тем, что он видел и чему он точно подражает, но и некоторыми правилами, некоторыми способами, параметрами, программами поведения, которые ему в детстве оказались внушены. Это существенный психологический сдвиг. Почему он происходит? Потому что жизнь человека перестала быть однозначно детерминированной обстоятельствами его рождения. Неизвестно, что с человеком станет в жизни. Поэтому его надо научить не только практическим, бытовым навыкам, которые потом будут изо дня в день воспроизводиться, и роли, которую он заранее не знает, но которую ему надо сыграть. Но ему надо также иметь образцы, правила, внутреннюю систему ценностей и программу, которая будет его вести потом в дальнейшей жизни. И вот этой задаче были подчинены все педагогические инициативы Бецкого.

Те, кто помнит фонвизинского «Недоросля», помнят и знаменитый эпизод, где Софью, девушку, которая воспитывает себя по трактату Фенелона «О воспитании девиц», приходится в буквальном смысле этого слова силой отбивать у традиционно ориентированных персонажей.

«Я не знаю твоей книжки, — говорит Стародум Софье, увидев в ее руках трактат „О воспитании девиц“, — однако читай ее, читай. Кто написал „Телемака“, тот пером своим нравов развращать не станет».

Родственников, у которых надо отбирать молодых людей, Бецкой называл звероподобными и неистовыми. Он считал, что русские люди того времени, а речь шла об образованных людях, дворянах, это звероподобные и неистовые люди, у которых силой, как это и происходит в «Недоросле», надо вырывать молодых людей, чтобы воспитать их в соответствии с правилами и образцами, с тем, что можно почерпнуть из умных книжек.

Одной из самых любопытных педагогических инициатив Бецкого было общество воспитания благородных девиц, которое сейчас больше известно как Смольный институт. Грандиозное предприятие, куда набирали по 50 воспитанниц в год. Всего там должно было учиться до 250 девушек. Их выдирали из семей и в четырех классах, в закрытых стенах, учили всему, что им должно было быть необходимо для жизни. Институт был расположен за пределами Петербурга и отдельно от двора, но совсем недалеко от городской черты — так чтобы императрица, члены августейшей семьи, высшие сановники и прежде всего, конечно, сам Бецкой могли регулярно навещать девиц, следить за их успехами и присутствовать на их спектаклях и экзаменах.

Лучшие девушки в каждом выпуске должны были становиться фрейлинами. Одна из первых выпускниц, окончившая училище с золотой медалью Глафира Ивановна Алымова, писала в своих воспоминаниях:

«…постараюсь доказать мудрость основательницы заведения. Она с намерением поместила его вне города, дабы удалить воспитанниц от сношения с светом… Как многих других, природа одарила меня счастливыми наклонностями, основательным же развитием их я преимущественно и единственно обязана воспитанию. В свете нет ничего прочного, обычай берет верх над правилами. Видишь лишь обезьян и попугаев, а не встретишь самобытного характера, отличающего человека от других…»

Из смолянок, как она пишет,

«…вышли прекрасные супруги. Им приходилось бороться против существовавших предубеждений насчет институтского воспитания, встречаемых даже в собственной семье, и против общего нерасположения. Во всех испытаниях они действовали прямо, энергично защищая свои правила. Лишь немногие из них отступили от данного им хорошего направления».

Вот это слово — «направление». Алымова абсолютно точно и четко поняла те задачи, которые ставила перед ней и перед всем институтом императрица. За их воспитанием внимательнейшим образом следили. Смысл изоляции состоял в том, чтобы четко навязать им символические модели чувства, которым они должны были следовать.

Режим этот включал в себя, в частности, самый жесткий контроль за чтением воспитанниц. Им доставлялись исключительно книги исторического и нравоучительного содержания. И такое ограничение, конечно, должно было в первую очередь предохранять барышень от чтения любовных романов.

В то же время девицы постоянно, почти круглый год, играли в театре и репетировали. А весь театральный репертуар того времени вращался вокруг пьес с любовными интригами. Для императрицы, которая, конечно, следила за их воспитанием, театр, сама возможность участия в театре и в театральной жизни, был даже важней той самой охраны их от опасных чувств, которыми они могут там заразиться. Смысл этого хорошо понятен. Девицы, как и молодые люди в аналогичном параллельном мужском институте, должны были воспитываться при дворе. Двор сам по себе в высшей степени театрализованное предприятие. И театр представляет собой то самое искусство, в котором социально одобренные символические модели, те образцы поведения и чувств, на которые должен ориентироваться человек, представлены, с одной стороны, в наиболее очищенном от бытовой эмпирики виде, а с другой — телесными и наглядными. Кроме того, зрители имеют возможность сравнить свои собственные переживания и реакции с переживаниями и реакциями окружающих. Так возникает театральный зал — эмоциональное сообщество, включающее в себя и тех, кто на сцене.

И все это, конечно, происходило под пристальным оком самой государыни, у которой было в театральном зале Эрмитажа две ложи. Одна из них — напротив сцены, оттуда она могла демонстрировать свой статус и обозревать зал. Другая — прямо перед сценой, где она могла показывать сидящим, как реагировать на те или иные события. Свечи во время представления не гасились, чтобы всем было хорошо видно друг друга из зала и со сцены. И этот придворный театр становился центральным образом того мира, в котором должны были жить новые люди будущего.

Именно поразительный спектакль, разыгравшийся при дворе с участием Ивана Ивановича Бецкого, воспитателя и надзирателя этого двора, и его любимой воспитанницы Глафиры Ивановны Алымовой, будет составлять содержание моего следующего выступления.  

Скорее оставьте свой адрес — мы будем писать вам письма о самом важном

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях — вы всегда будете в курсе наших новостей

Курсы
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Университет Arzamas
«Восток и Запад: история культур» — еженедельный лекторий в Российской государственной библиотеке
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Emoji Poetry
Заполните пробелы в стихах и своем образовании
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы

Подписка на еженедельную рассылку

Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости

Введите правильный e-mail