Курс № 15 Антропология коммуналкиЛекцииМатериалы
Лекции
13 минут
1/6

Правила жизни в коммуналке

Почему в коммунальной жизни так много ограничений, законов и норм и кто их придумывает

Илья Утехин

Почему в коммунальной жизни так много ограничений, законов и норм и кто их придумывает

13 минут
2/6

Где справедливость?

Как по-честному разделить коммунальные блага и что связывает справедливость с завистью

Илья Утехин

Как по-честному разделить коммунальные блага и что связывает справедливость с завистью

11 минут
3/6

Ничего личного

Что такое личное пространство жителя коммунальной квартиры и возможно ли его сберечь

Илья Утехин

Что такое личное пространство жителя коммунальной квартиры и возможно ли его сберечь

10 минут
4/6

Коммунальная паранойя

Что общего между логикой коммуналки и клиническим безумием

Илья Утехин

Что общего между логикой коммуналки и клиническим безумием

15 минут
5/6

Разговор с государством

Зачем жители коммунальных квартир пишут письма в Кремль и что это говорит нам о мышлении советского человека

Илья Утехин

Зачем жители коммунальных квартир пишут письма в Кремль и что это говорит нам о мышлении советского человека

12 минут
6/6

Психология доноса

Как устроены доносы и почему люди продолжают их писать

Илья Утехин

Как устроены доносы и почему люди продолжают их писать

Материалы
Весь курс за 5 минут
Жизнь коммунальных квартир в самом кратком изложении
Илья Утехин: «Я попытался взглянуть на повседневность взглядом иностранца»
Краткая история жилищного вопроса
Как советская власть решала вопрос с жильем — от уплотнения до приватизации
Коммунальная жизнь в дневниках XX века
Как жили в коммунальных квартирах Блок, Тынянов, Чуковский, Ахматова и Можаев
Известные жители коммуналок
Что рассказывали о своем коммунальном опыте Пугачева, Путин, Норштейн и другие знаменитости
Фильм «Уплотнение»
Кто и как снимал первые советские агитки и почему они не имели успеха у публики
Что нам насаждали:
от абортов до видеопрокатов
Хроника того, как государство меняло советский быт
Коммунальная жизнь в прозе Булгакова
Уплотнение, прописка и шумные соседи в «Мастере и Маргарите», «Собачьем сердце» и других сочинениях
Что такое «параноид жилья»
При каких заболеваниях возникает бред ущерба и как понять, бредит ли ваш сосед
Зачем человеку личное пространство
Приватность и пространственное поведение у людей и животных
Коммунальная жизнь до коммуналок
Доходные дома, избы, трущобы и ночлежки в сочинениях русских и французских писателей XIX века
Кабаков —
о коммунальном мире
Высказывания художника Ильи Кабакова о коммунальных квартирах
9 фильмов про коммуналки
Семейное гнездо, тюрьма народов или дом счастливых людей в фильмах Михалкова, Германа и Попогребского
Коммуналки глазами иностранцев
Впечатления граждан США, Великобритании и Италии
Как вместить 10 семей в одну квартиру
Большая московская квартира до и после уплотнения
Коммунальный быт в фельетонах
Отрывки из рассказов писателей и жалобы горожан в сатирических журналах 1818–1829 годов
Хорошо ли вы знаете советский быт?
Опознайте предметы из коллекции Политехнического музея
Словарь коммунального быта
Краткий словарь терминов для тех, кто ничего не знает о жизни в коммунальных квартирах
Соседская переписка
О чем пишут друг другу жильцы коммунальных квартир
Коммунальные квартиры в 2015 году
Три петербургские квартиры, до сих пор остающиеся коммунальными, и их жители
Как поменять лампочку в туалете
Сможете ли вы договориться с соседями по коммунальной квартире?

Коммунальный быт в фельетонах

Arzamas собрал отрывки из рассказов писателей, а также жалобы горожан, опубликованные в разгар жилищного кризиса в московских и ленинградских сатирических журналах

Обложка журнала «Красный ворон» за 1923 год«— И что это такое? Пока в доме сидит, в двадцати комнатах ему тесно, а в нарсуд приведешь, и одной скамьи для него совершенно достаточно!»

В начале 1920-х годов Москву и Петроград поразил жилищный кризис: по сравнению с довоенным временем площадь жилого фонда Москвы сократилась почти на четверть, а население, наоборот, на четверть увеличилось. Став одной из важнейших примет эпохи, нехватка жилья отразилась на страницах сатирических журналов, массово открывавшихся в этот период. В конце десятилетия большая их часть была закрыта.

1918 год

К. «Забыли»

«Сокращать» решили кухни:
— Ставь заслонку! Печь, потухни!
Прочь, с обедом канитель!
Квартирант, спеши в артель!
В каждом доме лишь одна
Кухня будет всем дана!
Так решило совещанье,
Что блюдет у нас питанье,
Но забыто им одно:
Ведь огонь в печах давно
Сам собой уже погас!..
Что готовить в них сейчас?!

«Заря». № 1. 1918

1920 год

Пантелеймон Романов. «В темноте»

«Швейцар сходил за спичками и осветил лестницу. Заблудший стоял на площадке лестницы, в нише, лицом к стене и шарил по ней руками.

— Фу ты, чёрт! Вон куда, оказывается, попал. Всё правой стороны держался. Лестница-то вся обледенела, как хороший каток… того и гляди.

— Воду носим, — сказал швейцар, — да, признаться сказать, и плеснули еще вчерась маленько, а то что ни день, то какая-нибудь комиссия является — кого уплотнять, кого выселять  В ноябре 1917 года было предписано подселять людей из рабочего класса в петроградские квартиры, где число комнат равнялось или превышало число душ населения. Владельцы двух квартир должны были освободить одну из них «на нужды бедного населения столицы».. Тем и спасаемся. Нижних уплотнили, а до нас не дошли — так вся комиссия и съехала на собственном струменте.

— Надо как-нибудь исхитряться.

Все спустились в квартиру.

— Ну и страху набрался, — говорил гость, — думал, ума решаюсь: где ни хвачу рукой — везде стенка…

— Спервоначалу тоже так-то путались, — сказала жена швейцара, — зато много спокойней. Сами попривыкли, а чужому тут делать нечего.

— Это верно. А то какой-нибудь увидит, что чисто, сейчас тебя под статью подведет, и кончено дело».

П. Романов. Полное собрание сочинений. Т. 2. 1928–1929

Карикатура из журнала «Красный ворон» за 1923 год«— А ну сколько у тебя тут полезной площади?
— И-и, родименький! Нашел где искать! Ежели правду сказать, так она тут уся — вредная!»

1922 год

Сергей Гарин. «Нарсуд не выдаст — НЭП не съест»

«— Комнатку? Можно!  В 1922 году вслед за новой экономической политикой была принята новая жилищная политика. В частности, инструкцией НКВД РСФСР от 14 ноября 1921 года было разрешено сдавать квартиры в аренду. А вы кто?

— Рабочий!

Дама полная, пожилая. <…>

Улыбается „по-дворянски“.

— Пойдемте покажу!

Привела. Обстановочка не ахти, но рабочему человеку и эта хороша. Лишь бы было где ночевать да читать газетку в праздничный день.

— Сколько?

Сказала. Подходяще.

— Только… — она оглянулась и добавила: — Я сдаю комнату тем жильцам, которые… Одним словом, у вас мускулы сильные?

— Я вас не понимаю!

— Сколько пудов поднимаете?

— Я-то? Да не пробовал… Пудов шесть-семь вытяну!

— Вот прекрасно! — воскликнула дама и зашептала: — У меня, видите ли, в квартире живут девушки… Так. Племянницы! Иногда у них собираются гости. Так вот и требуется мне такой жилец… на случай… если кто из гостей не платит. Понимаете?

— Так тебе вышибалу нужно, старая ведьма?! — возмутился тов. Иванов.

— Ну зачем так грубо! Просто… оказать содействие… Бывают…

Тов. Иванов не слышал…

Он бежал…

В Нарсуд…»

«Красные огни». № 6. 1922


Н. Пичуга. «Петухи и торговцы» (с натуры)

«Собрание жилищного товарищества дома № 3 по Тихвинскому пер. <…>

— Слово предоставляется товарищу Тарасову.

„Товарищ“ Тарасов — торговец.

— Граждане, — заявляет Тарасов, — всем вам хорошо известно, что у гр. С. — гуси. Понимаете, граждане, эти гуси до того громко гогочут, что хоть беги из дома! Но пуще всего — это петух. За день так намаешься, устанешь — рад до постели. А тут почти над самым ухом вдруг кричат кукареку! Какой уж тут отдых, какой уж тут сон! Нельзя ли, граждане, чтобы потише?

— Ладно, прикажу петуху не беспокоить. Он ведь не знал, с кем имеет дело, — утешает С. обиженного „товарища“.

Вопрос ставится на голосование.

Постановляют:

— Признать за гусями и петухом право на свободу слова и притязания торговца Тарасова необоснованными.

Собрание закрывается».

«Крокодил». № 4. 1922

1923 год

«Скотный двор в квартире»

«Пишут мне  В сатирических журналах под рубрикой или без нее печатали письма читателей с жалобами. Журнал призывал власти разобраться. жильцы дома № 68 по улице Марата:

„Член правления жилтоварищества  Право добровольно объединяться в жилищные кооперативные товарищества было предоставлено гражданам СССР постановлением ЦИК, СНК СССР от 19 августа 1924 года. нашего дома гр. Иванов развел в кварт. № 4 целый скотный двор. В одной из комнат у него помещается коза и поросята. Нельзя ли выселить скот из нашего дома, заселенного исключительно рабочими?“».

«Красный ворон». № 15. 1923


«Оказия»

«Жалуется гр. Н.:

„Еще летом пр. года Губрозыск запечатал комнату некоего громилы Юрьева (кв. 10, д. 123 по Обв.). Беда в том, что в комнате осталась незапертой форточка: холод, что из ледника, по всей квартире. И вот хожу хлопочу. Обещают, квартира все более выстуживается!

‚Кр. ворон‘, долбани Губрозыск легонько!“».

«Красный ворон». № 16. 1923


«Управдом… по ванной части»

«Пишет мне один из жильцов дома № 43а по наб. Пряжки:

„Наш управдом отобрал у всех жильцов металлические ванны, якобы нужные для ремонта дома. Мы не знаем, собирается ли он их продать или же пустит в качестве материала для ремонта, но, во всяком случае, разрушать исправные ванные комнаты в квартирах и ремонтировать дом по способу тришкиного кафтана — не дело. Я, обремененный большой семьей, отказался отдать ванну, но управдом грозится отобрать у меня ее насильно“».

«Красный ворон». № 26. 1923


Исидор Гуревич. «Дневник управдома»

«Суббота.

У Митрохова на мизинце кольцо с бриллиантом — прибавил ему за квартиру, хотя декрет  13 июня 1923 года постановлением ВЦИК, СНК РСФСР были установлены нормы квартирной платы, разные для разных категорий граждан: самая высокая — для «лиц, живущих на нетрудовые доходы». кольца на мизинце не предусматривает… и вышел скандал: бриллиант оказался самого настоящего оконного стекла. Перевели на старую квартирную плату.

Воскресенье.

Кувалдин написал в „Жалобную книгу“ „Красной газеты“, что я с него за прописку взял лишку. Ах так! Так ты, скажу ему, не рабочий, а корреспондент — значит, гражданин свободной профессии, и квартирную плату на следующий месяц исчислю ему как журналисту. Не задирай управдома!.. А лишку верну — подавись».

«Красные огни». № 11. 1923

Карикатура из журнала «Бегемот» за 1924 год«— Не пустить ли нам, Пульхерия Ивановна, в этот чуланчик жильцов? В газетах вон пишут, что сюда наркоматы из Москвы переводятся. Неровен час, вселят в наш чуланчик наркомпрос
какой-нибудь…»

1924 год

Михаил Булгаков. «Воспоминание…»

«И вот тут в безобразнейшей наготе предо мной встал вопрос… о комнате. Человеку нужна комната. Без комнаты человек не может жить. Мой полушубок заменял мне пальто, одеяло, скатерть и постель. Но он не мог заменить комнаты, так же как и чемоданчик. Чемоданчик был слишком мал. Кроме того, его нельзя было отапливать. И кроме того, мне казалось неприличным, чтобы служащий человек жил в чемодане.

Я отправился в жилотдел и простоял в очереди шесть часов. В начале седьмого часа я в хвосте людей, подобных мне, вошел в кабинет, где мне сказали, что я могу получить комнату через два месяца.

В двух месяцах приблизительно 60 ночей, и меня очень интересовал вопрос, где я их проведу. Пять из этих ночей, впрочем, можно было отбросить: у меня было пять знакомых семейств в Москве. Два раза я спал на кушетке в передней, два раза — на стульях и один раз — на газовой плите. А на шестую ночь я пошел ночевать на Пречистенский бульвар. Он очень красив, этот бульвар, в ноябре месяце, но ночевать на нем нельзя больше одной ночи в это время».

«Железнодорожник». № 1–2. 1924

1925 год

Валентин Катаев. «Фантомы»

«Человек, к которому я вошел в комнату, с ужасом посмотрел на мою дорожную корзинку и на сапоги. Он побледнел.

<…>

Я спрятал свои некрасивые сапоги под стул и жизнерадостно развлекал хозяев украинскими новеллами. В то же время я лихорадочно прикидывал, где бы мне расположиться на ночь. За печкой было бы, конечно, самое приятное, но, на худой конец, я бы не отказался и в сенях. Три стакана чаю — пора и честь знать. Однако хозяин тягостно молчал. Тогда я развязно встал и потянулся.

— Эх-эх-хе. Пора бы и на боковую.

Хозяин побледнел.

— Да, — сказал он, — уже того… Десятый час. А вы что же, квартиру-то имеете?

Конечно, это была пустая формальность. Он знал, что у приезжих в Москву комнаты быть не может. Знал это и я. Но в лице хозяина я усмотрел нечто заставившее содрогнуться мое очерствевшее за пять лет сердце. Нет, положительно, у меня не хватило сил зарезать его, этого лихого хлебосола.
<…> Я небрежно зевнул.

— Квартиру? Да, имею.

Он обалдел. Это была настоящая победа. Первая московская победа, она же, впрочем, и поражение.

Он весело встрепенулся.

— Так что же вы, голубчик? Еще стаканчик? Или хотите бай-бай? Ну, доброй вам ночи. Не буду задерживать, дуся, поезжайте, отдохните с дороги».

В. Катаев. «Бездельник Эдуард». 1925

Карикатура из журнала «Бузотер» за 1925 год«— И сказал он мне тут, гражданин народный судья, оскорбительные слова, что будто морда моя кирпича просит.
— Это, матушка, не оскорбление: вот, по данным Госстроя, вся Москва теперь кирпича просит… Любые деньги дает».

1926 год

Михаил Зощенко. «Вонючий случай»

«Пошел тут один рабочий квартирку себе подыскать.

Ходил-ходил, похудел и поседел, сердечный, но квартирку все-таки нашел.

<…>

Ну, одним словом, не сошлись в цене.

Очень расстроился от этого рабочий.

Идет домой в сильных грустях и думает: „Прохвачу этого прохвоста в газете. Мыслимое ли дело — такие деньги драть!“

И на другой день действительно появилась в газете за подписью рабкора обличительная заметка. Крепко так обложили арендателя.

Это, говорят, паук, а не муха. Шесть червонцев драть за такую квартирку — это же прямо скучно. И откуда могут быть такие бешеные деньги у рабочего человека?

Словом, вот как обложили арендателя. И адрес указали. Чтоб в случае чего хвост могли накрутить ядовитому арендателю.

И батюшки-светы, чего было в тот же день на этой вышеуказанной улице! Очередь. Огромадная то есть очередь образовалась. Давка. Галдеж. Все граждане стоят и в руках газеты держат. И пальцами в заметку тычут.

— Да это же, — говорят, — граждане, квартира! За шестьдесят рублей цельная квартира. Да мы очень слободно сто дадим в случае ежели чего».

«Бегемот». № 12. 1926
 

Новые пословицы

На жилстроительство надейся, а с домкомом не спорь.

Был дураком, да прошел в домком.

Коль нет удачи, не сыщешь и дачи.

«Бузотер». № 8. 1926

1927 год

Михаил Зощенко. «Мелочи жизни» («Колпак»)

«У нас в коммунальной квартире в передней колпак разбился. На электрической лампочке.

Один из жильцов, сукин сын, явился домой под мухой и начал что-то со столиком делать, играть, что ли. Подкидывать, что ли, начал. И сбил колпак. Хороший такой был, плоский матовый колпачок.

А после, не желая платить за этот колпак, съехал с квартиры.

Целый год жильцы собирали деньги на колпак. И когда собрали, то единогласно поручили мне приобрести эту вещицу».

«Пушка». № 37. 1927
 

Илья Свэн Илья Свэн — псевдоним писателя Ильи Шехтмана.. «Мое гнездо»

«Пришел день, когда московская комнатная жизнь мне окончательно осточертела. Шестнадцать законных квадратных аршин исшарканного, расшатанного паркета; картонная перегородка слева, за которой неизвестный, но пролетарский поэт с утра и до ночи сличал Марш Буденного с мелко­буржуазной «Сильвой»; такая же перегородка справа — и за ней один и тот же бесконечный рассказ о мануфактуре, все это как-то сделалось ненавистным мне. Ожиданье в очереди у уборной вызывало у меня нервные припадки. Неистовое бешенство охватило меня при виде знакомой шеренги воющих примусов. Скромная дощечка на двери, указывающая, кому и сколько раз следует звонить, приводила меня в ярость, и я с трудом сдерживался, чтобы не позвонить сразу во все звонки.

И вот тогда, как некий змий-искуситель, один из моих приятелей предложил мне:

— А почему бы вам не записаться в жилищно-строительный кооператив?

<…>

Теперь я почти комфортабельно устроился в котле для варки асфальта.
Постоянные соседи мои — беспризорные Ванька Стул, Сенька Шпингалет и Федька Моржовый — совсем не плохие ребята. Жить — можно.

Одна беда. Словно муха какая укусила неуемного Сеньку. Все время, сукин сын, за стройкооп агитирует. Хочет, подлец, на кооперативных началах навес над котлом устраивать. И уже и остальных ребят уговорил.

Значит, амба! Опять без крова останемся».

«Бузотер». № 23. 1927
 

Борис Левин. «Раковина»

«Утром, когда жилец коммунальной квартиры, комнаты № 3, умывался, согнувшись над раковиной водопровода, он заметил, что вода не проходит, и со злостью заговорил:

— Какой-то идиот засорил, а теперь вода потечет через край.

В кухню вошла жилица из комнаты № 5.

— Смотрите, — сказал он ей, — раковину засорили. Не ваша ли это работа? Почистили бы.

— Это еще что за новость! — вскрикнула обиженно жилица. — Что я вам, прислуга? Может быть, сами засорили, а на других взваливаете.

Фыркнула с презрением и выплеснула в раковину вчерашние щи.

— Что это у вас здесь за шум? — спросил вошедший жилец комнаты № 2.

— Да вот кто-то раковину засорил, а он взваливает на меня.

— Вечные дрязги, — проговорил жилец комнаты № 2 и кое-как умылся.
Его очередь занял жилец комнаты № 1.

— Даже с такой вещью, как раковина, обращаться не умеют. Черт знает что такое! — прошипел он и ушел не умывшись».

«Бузотер». № 38. 1927

1928 год

Михаил Зощенко. «Пустое дело»

«А тут тихо и смирно поругались два частника по семейному делу и один другого немного подколол. И спасибо, у того были надеты, ввиду холодного времени, ватник, жилетка и три рубахи. А то так бы и помер в страшных мучениях.

Ну, ясное дело, вызвали скорую помощь. Милицию. Одного туда. Другого сюда. Рассовали. И на этом дело окончилось.

Хотя как сказать.

Начали жильцы высказывать свои первые впечатления насчет убийства — кому, дескать, теперича комната достанется. Дескать, частник Костя Пономарев, дай бог ему добра, арестован и тем самым, так сказать, очищает свою жилплощадь. Так вот — кому ее дать? Кандидатов чересчур много. Все в нетерпении. И у некоторых стаж, может, с семнадцатого года.

А тут еще сам убитый начал встревать в это дело. Прислал фельдшера из больницы. И просит Костину комнату за ним оставить. И мало того — вскоре сам появляется на нашем горизонте. Ему там в больнице подправили его дырку, и вот он снова заявляется, набравшись сил. И начинает предъявлять разные немыслимые требования. Дескать, кого подкололи, тому и комната. Дескать, такой декрет есть.

Председатель товарищества говорит: я извиняюсь, хотя такого декрета определенного нету и это есть чистая демагогия, но, говорит, надо войти в положение потерпевшего объекта. Тем более он, сукин сын, проживает на кухне и дышит разным вредным перегаром и все-таки его подкололи, а не другого.

А тот, холера, нарочно ходит сгорбленно, охает и все время берется ручкой за свое подколотое место, дескать, он чересчур страдает. Ну, жильцы вроде как отступились. Потому видят: убитый совершенно осатанел и своего добра не выпустит».

«Чудак». № 1. 1928


Пантелеймон Романов. «Кошка»

«Сосед всегда выглянет из своей двери, если услышит, что к обитателю или особенно обитательнице смежной комнаты кто-то пришел, или послышится осторожное звяканье бутылок и незнакомый мужской голос в одинокой до того женской келье, — тогда он непременно выйдет в коридор, сделав при этом вид, что он что-то ищет, и с бьющимся от запретного интереса сердцем пройдет несколько раз мимо двери соседки, если окажется, что дверь осталась неплотно прикрытой, в расчете, что ему удастся подсмотреть кусочек, может быть, незаконной и достойной осуждения жизни.

Тогда он возвратится к своей строгой и благообразной жене и, чтобы она не учла как-нибудь по-своему его излишний интерес к соседней комнате, скажет с презрением спокойного и добродетельного человека: „Уж и соседку нам бог послал: настоящий веселый дом. Сейчас нарочно вышел посмотреть, что там делается“.

На что супруга, покосившись на него, скажет с явным недоверием к его добродетели: „Ты на других-то поменьше смотри, а то каждый вечер мимо двери шныряешь“».

П. Романов. Полное собрание сочинений. Т. 2. 1928–1929

1929 год

Михаил Зощенко. «Летняя передышка»

«Конечно, заиметь собственную отдельную квартирку — это все-таки как‑никак мещанство.

Надо жить дружно, коллективной семьей, а не запираться в своей домашней крепости.

Надо жить в коммунальной квартире. Там все на людях. Есть с кем поговорить.

Посоветоваться. Подраться.

Конечно, имеются свои недочеты.

Например, электричество дает неудобство.

Не знаешь, как рассчитываться. С кого сколько брать.

Конечно, в дальнейшем, когда наша промышленность развернется, тогда можно будет каждому жильцу в каждом углу поставить хотя по два счетчика.

И тогда пущай сами счетчики определяют отпущенную энергию. И тогда, конечно, жизнь в наших квартирах засияет как солнце.

Ну а пока действительно имеем сплошное неудобство.

Для примеру, у нас девять семей. Один провод. Один счетчик. В конце месяца надо к расчету строиться. И тогда, конечно, происходят сильные недоразумения и другой раз мордобой».

«Ревизор» «Ревизор» — еженедельный сатирический журнал, выходил в Ленинграде
в 1929–1930 годах. Cреди его авторов были М. Зощенко, Л. Никулин, М. Слонимский, К. Федин и др.
. № 7. 1929

Иллюстрация из журнала «Красный ворон» за 1923 год«Алчущий: Вот тут напечатано: „сдается квартира с небольшим ремонтом…“ Покажите мне ее!
Управдом (с приятной готовностью): Да вот — пожалуйста. Возведете стеночки, крышечку поставите, фундаментик подкрепите, печечки велите поставить, паркетик положите — ну, да оштукатурите малость — и живите на здоровьице! А в будущем можно и водопроводик в исправность привести…»

Василий Лебедев-Кумач. «Житье Глуховское»

О кризисе жилищном

В общежитии фабричном
Около трехсот семей —
Комнат — двести,
Вот и влезьте!
Поживи-ка, брат, сумей!
Комнатушка —
Как клетушка,
Нет и трех квадратных сажен —
А туда, гляди, посажен
Прямо форменный ковчег —
Десять-двадцать человек.
Муж с женой да муж с женой;
Дядя, тетка, дед больной
Да десяток ребятишек,
И девчонок, и мальчишек.
А уж пес и старый кот —
Это вроде и не в счет!
Где ж тут, сами посудите,
Говорить о новом быте!
От одних от нечистот
Задыхается народ.
О житье-бытье приличном,
О строительстве жилищном
Говорят — который год.
Но… строительство нейдет,
А народ, известно, пьет,
И у глуховских ткачей
Водка льется как ручей.

«Крокодил». № 9. 1929 

Скорее оставьте свой адрес — мы будем писать вам письма о самом важном

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях — вы всегда будете в курсе наших новостей

Курсы
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Университет Arzamas
«Восток и Запад: история культур» — еженедельный лекторий в Российской государственной библиотеке
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Emoji Poetry
Заполните пробелы в стихах и своем образовании
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы

Подписка на еженедельную рассылку

Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости

Введите правильный e-mail