Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

Искусство, История

9 советских мозаик

Специально для Arzamas историк, экскурсовод и автор Telegram-канала «Архитектурные излишества» Павел Гнилорыбов рассказывает о советских мозаиках и о том, где их можно увидеть

В 1960-е годы в Москве началась эпоха «великого переселения народов»: чтобы город вместил всех приезжих из провинции, требовалась новая градострои­тель­ная политика. Москва разрастается до границ современного МКАДа, поглотив пять отдельных городов: Кунцево, Люблино, Бабушкин, Перово, Тушино. С 1959 по 1971 год, когда приняли новый Генплан, население города выросло с пяти до семи миллионов.

После того как Хрущев отправляется в Гавану и видит там FOCSA Building, возведенный в 1956 году, запускается проект строительства Нового Арбата (не случайно московские дома-книжки так напоминают гаванскую высотку). На месте бывших деревень со своей локальной памятью отстраиваются плеяды панельных районов, особенно на юго-западе и юго-востоке. Старая модель мира сменяется новой, «общемосковской». 

FOCSA Building. Гавана, 2017 год © Delphinidaesy / CC BY-NC 2.0

В это время архитекторы мыслят целыми городами, охватывая своими проектами пространство от горизонта до горизонта. Небо пронзают новые шпили — Останкинская телебашня, монумент «Покорителям космоса»  Это третье перерождение московской иглы, сильного вертикального акцента. Архитек­торы любого времени, даже самого безбож­ного, возвращались к нему снова и снова. Многие сталинские дома в этот период руга­ют именно за увлечение шпилями. Первая игла — колокольня. Вторая игла — сталин­ская высотка. Третья игла — модернистская..

В новых домах — как снаружи, так и внутри — появляются мозаики, ставшие важнейшим слагаемым советского искусства. Несмотря на региональную специфику, набор сюжетов в основном был один и тот же — от Калининграда до Владивостока.

Советская мозаика стала одним из редких инструментов украшения города. По ней легко проследить эволюцию идеологии, разглядеть элементы повсе­днев­ности и даже понять, о чем думали и мечтали в ту эпоху. Это самый свободный из декоративно-прикладных жанров СССР (так, есть легенда, что в Зеленограде выложили мозаику в виде сперматозоида).

Часто мозаика рассказывает о перемене политического курса: например, на московской станции метро «Доб­ры­нинская», на мозаике с изображением парада 1945 года, вместо Сталина появился Гагарин. При этом мозаики нельзя рассматривать в отрыве от функции здания, на котором они размещены (хотя есть случаи, когда сюжет к этому никак не привязан). На музыкальной школе с большей вероятностью будет изображена лира, автомобильный завод снабдят «комиксом», который иллюстрирует весь производственный процесс, а научный институт, скорее всего, получит молодых ученых с колбами и ретортами.

Расцвет советской мозаики пришелся на 1960–70-е, и в ней отразились раз­ные темы: покорение космоса, научная фантастика, передовые медицинские технологии, героизм строителей предприятий и железных дорог. Как только концепция освоения и завоевания пространства стала рушиться, как карточный домик, перестали появляться новые песни про «Голубые города», БАМ и бод­рые репортажи про новые целлюлозно-бумажные комбинаты, исчезли и мо­заи­ки. К тому же в 1980-е дома становятся выше, покрывать их мозаи­ками — бессмысленно.

Любое осознание ценности приходит через отрицание. Сегодня мозаики кажутся элементами повседневности и государство, кажется, не воспринимает их всерьез. Об этом говорят не только ценители архитектуры, но и создатели панно. Недавно в Калуге начали разбирать одну из лучших мозаик города. Уничтожена мозаика на одном из рынков Краснодара. Закрыто мусорными контейнерами панно на стене НИИ дальней радиосвязи в Москве. Едва не по­стра­дали мозаики в Перми. «Пловец» в Нижнем Новгороде тоже претерпел удивительные трансформации: минувшей осенью одной из самых популярных тем в сетевых сообществах стало «преображение» советского панно в резуль­тате небрежной реставрации. Сначала панно закрасили, потом решили восстановить, но второй вариант с искаженными пропорциями и полным игнорированием художест­вен­ных законов воспринимался как манифест примитивизма.

1. Лента Мёбиуса в Москве

Нахимовский проспект, 47

© Retradazia / CC BY-SA 4.0 / Wikimedia Commons

В 1976 году блестящему архитектору Леониду Павлову поручили разнообра­зить парадный фасад здания Центрального экономико-математического института РАН. Павлов не подвел и вместе с художниками водрузил на входе в институт объемную ленту Мёбиуса, испещренную формулами. Композиция находится довольно высоко, и, для того чтобы как следует ее рассмотреть, понадобится бинокль или хороший фотообъектив. В народе здание прозвали «домом с ухом». Как раз с этого примера, в котором лаконичность «стеклян­ного» модернизма сочетается с мастерством Павлова, пожалуй, и стоит начи­нать знакомство с советской мозаикой.

2. Тюбетейка в Казани

Улица Декабристов, 133

Раньше торговый центр «Тюбетейка» был украшен мозаикой, линии которой повторяли орнамент традиционного татарского головного убора (отсюда название). Позднесоветское здание, отсылающее к тюбетейке, отдаленно напоминает утопические проекты 1920-х годов, когда строились дома-трак­торы и дома-самолеты. После пожара, случившегося в 2015 году, и последую­щего за ним двухлетнего ремонта мозаику заменили фотобаннером с таким же орнаментом.

3. Фонтан во Владивостоке

Океанский проспект, 43

Дно фонтана при Дворце пионеров, открывшемся в 1980 году (автор про­екта Антонио Михе получил за эту работу престижную государственную премию), украшала абстрактная композиция. Как раз в этом ценность советской мозаики: она позволяла разнообразить городскую среду, где все было построено по единым лекалам, и была ярким пятном на ткани города. Осенью 2018 года фонтан уничтожили: власти решили, что ремонт «экономически нецелесообразен». Архитектурный ансамбль Дворца пионеров, включавший в себя и фонтан, оставался одним из последних нетронутых модернистских зданий Владивостока.

4. Фонтан в Зеленограде

Площадь Юности

© Группа «Спасем чудесную мозаику фонтана на пл. Юности» в социальной сети «Вконтакте» / Fair use

Центр электронной промышленности СССР строился по единому плану. Здесь все однообразно: дом-флейта, ансамбль Центральной площади, кинотеатр «Электрон», заводские помещения. Однако, не разрешая вольностей в боль­ших формах, власти сквозь пальцы смотрели на детали оформления, и именно в них архитектор мог проявить себя. Специалистам, строившим «город юно­сти», едва исполнилось 30 лет, и в абстрактной мозаике, украшавшей фон­тан, выразилась их свобода и стремление реализовать свои творческие амби­ции. Фонтан снесли в 2017 году во время реконструкции площади, несмотря на протесты защитников исторического наследия.

5. Сталевары и человек с молнией в Кирове

Октябрьский проспект, 97

На мозаике, созданной художником-монументалистом Виталием Удовым в 1960-е, изображены опоры ЛЭП, рабочие-сталевары, человек с молнией в руке, серп и молот. Местные газеты писали, что «монументальная роспись», украшавшая Кировский авиационный техникум, «вошла накрепко в городской пейзаж, стала неотъемлемой его частью»  «Кировская правда» за 9 марта 1965 года.. В городе шли долгие дискуссии о том, сохранять ли мозаику. В итоге здание решили наглухо закрыть вентиляционным фасадом

6. Панно с историей ушедшей цивилизации в Тольятти

Юбилейная, 42

Тольятти строился с нуля, и грандиозное панно «Радость труда» площадью 530 квадратных метров на стеле в центре города рассказывает историю ушед­шей цивилизации, в эпоху которой строился комплекс ВАЗ. Мозаика конспек­тивно пересказывает основные вехи советской истории — от Октябрь­ской революции до полета Гагарина в космос и возведения завода. Стелу делали четыре года — с 1977-го по 1981-й. Отдельные элементы доставляли с заводов Ростова, Лисичанска и из других городов, поэтому в народе дорогой памятник прозвали «золотым брусом». Отливали и собирали в Москве. Автором был Юрий Королев, в 1980–1992 годах директор Третья­ков­ской галереи и действительный член Академии художеств. Сейчас мозаика осыпается, и с 2015 года идет борьба за ее реставрацию.

7. Читающие дети в Москве

Сущевский Вал, 49

© Russia Wikitravel

Мозаика середины 1960-х годов украшает торец бывшей фабрики «Детская книга». Здесь соединились детские и вполне себе взрослые мотивы — космиче­ские корабли и радуга, вертолеты и искусно выполненные башенные краны, красноармеец со знаменем и Спасская башня, а также читающие дети. Ниже — цитата из Ленина: «Надо, чтобы все дело воспитания, образования и учения молодежи было воспитанием в ней коммунистической морали». Новый застрой­щик, который перестраивает фабричное здание в жилой комплекс, намерен сохранить гигантское панно: это действительно одна из самых впечатляющих мозаик советской Москвы.

8. Дипломная работа на стене художественной школы в Иваново

Проспект Ленина, 25

© Фонд сохранения исторического наследия «Внимание»

Выпускная работа студентов Суриковского института под названием «Искус­ство принадлежит народу» появилась на здании ивановской художественной школы в 1971 году. Эта работа интересна не только из-за потрясающей детали­зации и возраста ее авторов, но и из-за масштаба: смальта покрывает весь брандмауэр здания. Иваново можно назвать столицей советской мозаики: она встречает туриста уже на железнодорожном вокзале. В последние годы за со­стоя­нием панно никто не следит, оно начало осыпаться, поэтому его закрыли фальшфасадом. На печальное состояние мозаики обращали внимание местные активисты и фонд сохранения исторического наследия «Внимание».

9. Мозаика по мотивам Брэдбери в Петербурге

Тихорецкий проспект, 4

© 2gis.ru / Foursquare / Fair use

Редкий случай, когда мозаика появляется в эпоху перестройки, в 1987 году, и уж совсем неожиданно, что в творчестве автора явно просматриваются мотивы произведений Рэя Брэдбери. Художнику Владимиру Лащинину пору­чили придумать панно для одного из корпусов Института цитологии РАН. В композиционном смысле мозаика безупречна: здесь и рыбы, и ласточки, и ракушки, и разрываемая клетка, обрамленная растительными мотивами. Мозаика находится в хорошем состоянии, и в последние годы на нее никто не покушался.

История, Литература

Как заключенные сбежали из Собибора

История единственного успешного восстания в нацистском лагере смерти