Пушкинский музейМатериалы
Материалы
Голосование: статуэтка юноши с петухом
Выберите предмет из запасников ГМИИ — и он окажется в экспозиции
Голосование
Выбирайте сами, что должно быть в музее
Как устроены шедевры XIX–XX веков
Разбор 10 картин
Как устроена картина Винсента Ван Гога
Разбор 10 шедевров XIX–XX веков
Голосование: фрагменты шумерской статуи
Выберите предмет из запасников ГМИИ им. А. С. Пушкина — и он окажется в экспозиции
Пазл: старые мастера
Сложите правильно четыре картины из коллекции ГМИИ им. А. С. Пушкина
Голосование: маска чехла мумии
Выберите предмет из запасников ГМИИ им. А. С. Пушкина — и он окажется в экспозиции
Голосование: портрет мужчины-атлета
Выберите предмет из запасников ГМИИ им. А. С. Пушкина — и он окажется в экспозиции
Голосование: пелика краснофигурная
Выберите предмет из запасников ГМИИ им. А. С. Пушкина — и он окажется в экспозиции
Голосование: плита с надписью Ашшурнацирапала II
Выберите предмет из запасников ГМИИ им. А. С. Пушкина — и он окажется в экспозиции
Как устроена картина Клода Моне
Разбор 10 шедевров XIX–XX веков
Как устроена картина Анри Матисса
Разбор 10 шедевров XIX–XX веков
Как устроена картина Пабло Пикассо
Разбор 10 шедевров XIX–XX веков
Как устроена картина Поля Сезанна
Разбор 10 шедевров XIX–XX веков
Как устроена картина Анри Руссо
Разбор 10 шедевров XIX–XX веков
Как устроена картина Мориса Дени
Разбор 10 шедевров XIX–XX веков
Как устроена картина Поля Гогена
Как устроена картина Поля Гогена
Как устроена картина Андре Дерена
Разбор 10 шедевров XIX–XX веков
Как устроена картина Филиппа Фейта
Разбор 10 шедевров XIX–XX веков

Как устроена картина Поля Гогена

Поль Гоген. «Кафе в Арле»

Увы!

К сожалению, этот материал не работает на мобильных устройствах, воспользуйтесь компьютером

Фигура на переднем плане — мадам Жину, жена владельца привокзального кафе, находившегося ровно напротив арльской квартиры Винсента Ван Гога, у которого на протяжении нескольких месяцев 1888 года гостил Поль Гоген. Именно после приезда Гогена мадам Жину согласилась позировать художникам, и в начале ноября Гоген сделал угольный набросок для ее портрета, а Ван Гог — первое полотно из серии «Арлезианки». Позже образ с наброска Гогена был разработан в его собственном «Кафе в Арле» и в серии портретов Ван Гога, созданных им уже в приюте для душевнобольных Сен-Реми: портретируемая везде предстает в одной и той же позе, а на ее губах блуждает слабая джокондовская улыбка. Формальный повод для улыбки — профессиональное гостеприимство мадам Жину: она, очевидно, только что подала художнику абсент и приглашает его к себе за стол. Однако мрачная атмосфера окутанной табачным дымом привокзальной забегаловки, в которой вечно собирались пьяницы и проститутки и о которой Ван Гог как-то сказал, что в ней можно совершить самоубийство, преступление или сойти с ума, намекает на иную трактовку выражения лица хозяйки: она улыбается невесело, слегка утомленно, как человек, который проводит за этим столом каждый вечер и заранее знает, кто что закажет, кто до какого времени досидит и кто как будет себя вести.

Поль Гоген. Мадам Жину. 1888 год

Мужчины, изображенные в левой части «Кафе в Арле», — своего рода эхо персонажей вангоговского полотна на тот же сюжет («Ночное кафе в Арле»): неподвижные, депрессивные фигуры, решенные предельно обобщенно — строго говоря, мы не видим даже их глаз. В целом атмосфера кафе у Гогена несколько живее, чем на картине Ван Гога, но именно левая пара посетителей трактована с вангоговской мрачной безнадежностью. Один из мужчин, по всей видимости, лейтенант Милье, опять-таки знакомый по портрету Ван Гога.

Винсент Ван Гог. Ночное кафе в Арле. 1888 год
Винсент Ван Гог. Поль Эжен Милле, второй
лейтенант Зуавского полка. 1888 год

Единственный намек на действие на картине «Кафе в Арле» происходит за спиной мадам Жину: группа из мужчины и трех женщин явно поглощена разговором. Мужчина вполне узнаваем — это арльский почтальон Рулен, в самом деле большой любитель поговорить: из свидетельств Ван Гога и Гогена мы знаем, что художники регулярно вступали с ним в споры на социально-политические темы. Его собеседницы, судя по костюмам, — местные проститутки, также знакомые художникам не понаслышке: когда Гоген расписывал их с Ван Гогом совместный бюджет, то включил в него статью расходов под названием «ночные гигиенические прогулки»; через несколько месяцев после написания картины Ван Гог принесет одной из них, девушке по имени Рашель, свое отрезанное ухо.

Примостившаяся под бильярдным столом кошка позволяет судить о манере работы Гогена, которая абсолютно чужда вангоговской. У последнего — в чистом виде фактурная живопись, торжество яркого цвета и густых, пастозных  Пастозный — написанный густой краской, наносимой толстым слоем. мазков; гогеновская же кошка практически бесплотна, в ней есть лишь обобщенный контур, а через ее тело просвечивает фон. Если присмотреться, сходным образом решены и многие другие фрагменты «Кафе в Арле»: цвет здесь хоть и местами ярок, но совсем не экспансивен и наносится тонким слоем, через который хорошо видно текстуру холста. Приглашая Гогена в Арль, Ван Гог надеялся обрести в нем своего союзника, человека, вместе с которым они затеют новую, южную школу живописи. В реальности же они не подходили друг другу ни по характеру, ни по эстетическим взглядам. «Мы с Винсентом редко соглашаемся в чем-нибудь, особенно когда дело касается живописи, — писал Гоген. — Он восхищается Домье, Добиньи, Зиемом и великим Руссо, то есть всеми, кого я не воспринимаю. И наоборот, презирает Энгра, Рафаэля, Дега — всех тех, кем восхищаюсь я… Он романтик, меня же скорее тянет к примитиву. Что до цвета, ему ближе причуды пастозности, как у Монтичелли, а я ненавижу эту мешанину фактуры».

Винсент Ван Гог. Фрагмент «Пейзажа с кроликами». 1889 год
Поль Гоген. Портрет мадам Рулен. 1888 год

Композиционно «Кафе в Арле» делится на три очевидные цветовые зоны: преимущественно красный дальний план, преимущественно зеленый средний — и ближний, в котором доминирует белый цвет (стол и фартук мадам Жину). Это дань Гогена клуазонизму — художественному направлению, которое придумали его коллеги по бретонской живописной школе, в частности Эмиль Бернар (Гоген прибыл в Арль как раз из Бретани). Клуазонизм представляет собой перенесение на холст декоративных принципов прикладного искусства, главным образом перегородчатой эмали: пространство картины делится на несколько цветовых плоскостей, ограниченных четкими контурами; соображения реалистической перспективы, а также светотени и цветовых градаций при этом игнорируются. Вместе с тем Гоген был не вполне доволен использованием локальных цветов в своей картине. «Я написал интерьер кафе, — сообщал он в письме, — который очень понравился Винсенту: намного больше, чем мне самому. Честно говоря, он не совсем в моем духе, и вульгарный локальный цвет мне не подходит. Точнее, в работах других художников он мне нравится, но сам я его побаиваюсь».

Поль Сезанн. Персики и груши. 1895 год

Полю Сезанну не нравились работы Гогена — он сравнивал их с раскрашенными китайскими открытками; Гоген, напротив, любил Сезанна, и оттого влияния сезанновской живописи подспудно проникали и в его картины, притом что форма как таковая — идея фикс Сезанна — его практически не интересовала. В «Кафе в Арле» это особенно заметно в натюрморте на переднем плане, который как будто бы живет своей, отдельной от прочей картины, жизнью, и в том, как решена поверхность стола, словно бы норовящего опрокинуться на зрителя. Очевидно также, что стол с напитками и, скажем, расположенный поодаль бильярдный стол, находятся в совершенно разных плоскостях — это тоже характерный сезанновский прием.

Скорее оставьте свой адрес — мы будем писать вам письма о самом важном

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях — вы всегда будете в курсе наших новостей

Курсы
Курс № 40 Человек против СССР
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Университет Arzamas
«Восток и Запад: история культур» — еженедельный лекторий в Российской государственной библиотеке
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Emoji Poetry
Заполните пробелы в стихах и своем образовании
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы

Подписка на еженедельную рассылку

Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости

Введите правильный e-mail