Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

«Шехеразада» (1910)

«Шехеразаду» впервые показали в рамках Русских сезонов Сергея Дягилева в Париже. Забавно, что этот «русский балет» не имел ничего общего с тем ба­летом, что шел в самой России. Дягилев набрал гастрольную труппу из тан­цовщиков русских Императорских театров, но в Русских сезонах они должны были делать то, что в Императорских театрах было сделать невозможно. Рус­ские сезоны подчинялись не министерству, не директору, не аппарату бюро­кра­тов, а только лишь антрепренерскому чутью самого Дягилева и были эдакой «машиной быстрого реагирования». Дягилев сам подбирал художников, компо­зиторов, хореографов, а проекты новых балетов придумывались на интенсив­ных «мозговых штурмах» всеми сразу (потом это вылилось в яростные споры о том, кто подлинный автор того или иного балета). Хореографию «Шехераза­ды» сочинил Михаил Фокин, декорации и костюмы сделал Лев Бакст. Заказы­вать музыку специально не было ни времени, ни денег. Подходящее нашли сре­ди произведений Римского-Корсакова. Так «Шехеразада» свела Париж с ума.

Сложно сказать, о ком и о чем после премьеры говорили больше. О Фокине с его необычной хореографией, в которой он отказался от классического танца и пуантов, зато вдохновлялся узорами античных ваз, «свободным танцем» Айседоры Дункан и приемами французской борьбы. О Баксте с его невидан­ными цветовыми сочетаниями (оранжевый с зеленым и синим) и восточными костюмами. О танцовщике Вацлаве Нижинском в партии Раба, который летал над сценой и удивлял парижан пластикой дикого животного. Об Иде Рубин­штейн в роли султанши: Ида не была профессиональной танцовщицей, зато идеально отвечала модному типу женщины-вамп — высокая, худая, угловатая. О сюжете: одноактная «Шехеразада» была похожа на стремительное немое ки­но, с оргией невольниц и рабов, а потом не менее колоритной сценой массового убийства в гареме. «Шехеразада» одинаково потрясла и парижских интеллекту­алов (среди поклонников был, например, Марсель Пруст), и простую публику.

Эффект этого небольшого балетика был сильнейшим. Из просто антрепризы Русские сезоны превратились в ведущую европейскую труппу. Парижские мод­ницы, подражая героям «Шехеразады», немедленно надели шаровары, тюрба­ны, длинные бусы — балет определил моду 1910-х, а сам Бакст впоследствии рисовал для журнала Vogue. Но главное — именно «Шехеразада» в массовом сознании европейцев поставила знак равенства между «русскими» и «балетом»: лучший балет, истинный балет отныне был для всех только русским.

Другие выпуски
Балет дня
микрорубрики
Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года
Архив
Антропология

12 слов, позволяющих понять эстонскую культуру

Электронное государство, снег с дождем, мыза, катание на качелях и другие важные понятия