Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

История

10 дореволюционных имений и дач

Шато с гобеленами, мавританские башни, рыцарский замок, английское поместье, пряничный домик… В третьем выпуске цикла об утраченном наследии Александр Можаев рассказывает, что осталось от летних домов, построенных в России незадолго до революции

1. Шато с гобеленами и доспехами во Владимирской области

Усадебные дома времени эклектики в русской архитектуре  1830–90-е годы. строились по подо­бию европейских дворцов и замков, редко дотягивали до них по качеству, но со временем превратились в довольно зрелищные романтические руины. Особенно выразителен в роли забытого замка дворец в Муромцево Владимир­ской области.

Имение принадлежало крупному лесопромышленнику и предводителю губернского дворянства Владимиру Семеновичу Храповицкому. Главный дом начал строиться в 1884 году по проекту архитектора Петра Бойцова как подо­бие французского шато с регулярным парком и каскадными прудами. На пар­ко­вой территории было сооружено множество служб и павильонов, театр с музыкальной школой для окрестных сирот, дендрарий с электрической подсветкой. Дом имел 80 помещений с роскошным убранством интерьеров, с коллекцией картин, гобеленов и рыцарских доспехов. В 1906 году по проекту неизвестного архитектора к дому пристроили тяжеловесный корпус-замок с пятиэтажной башней.

После революции хозяева срочно уехали во Францию, а имение было национа­лизировано. С 1921 по 1977 год в нем располагался лесной техникум, парк постепенно застраивался. После дом был брошен и несколько раз горел. В 2014 году останки усадьбы были переданы Владимиро-Суздальскому музею-заповеднику, не раз сообщалось о разработке концепции музея и проекта реставрации, но аварийные работы все еще не начаты.

2. Английское поместье с фруктовым садом под Нижним Новгородом

Имение Ветошкино Нижегородской области в XIX веке принадлежало Алек­сандру Васильевичу Пашкову, преуспевающему купцу, ветерану войны 1812 года. В 1860-е годы на берегу реки Пьяны он выстроил дом о 150 комнатах, внешне добросовестно имитирующий архитектуру старинного английского поместья. Все как у людей: фруктовый сад, статуи великих философов, мощеные кирпи­чом террасы для любования бескрайними запьянскими далями. В отличие от большинства других памятников русской эклектики, дом имел не штука­турный, а полноценно каменный декор фасадов.

С 1920 по 1992 год во дворце размещался сельхозтехникум, а в 1994 году неохраняемый дом выгорел дотла — по распространенной версии, подожжен с нескольких сторон, чтобы прикрыть хищение отделки из резного дуба и тисненой кожи. Далее усадьбе вроде бы повезло: в 2006 году нашелся частный инвестор в лице Пешеланского гипсового завода «Декор-1». Территорию привели в порядок, в подвалах открылась крохотная музейная экспозиция, а в небольшом хозяйственном флигеле был обустроен гостевой дом с громким названием «Зимний дворец Пашковых». Реставрация самого дворца слишком затратна, так что новые владельцы поступили с бесперспек­тивными руинами оригинальным образом: выдрали из стен белокаменные порталы и ступени лестницы и украсили ими восстановленный флигель.

3. Подольский особняк московского булочника Филиппова

На территории так называемого поселка Спортбазы Подольского района, вошедшего в границы Новой Москвы, расположено бывшее имение Роднево. В центре парка, окруженного валами средневекового городища, с 1904 года стоит особняк московского булочника Дмитрия Ивановича Филиппова. Предполагают, что сложносочиненное эклектичное здание со смотровой башней выстроил Николай Эйхенвальд — архитектор, спроектировавший знаменитую Филипповскую булочную на Тверской улице. Особый интерес представляют интерьеры парадной лестницы и залов, сохранившие богатый лепной декор на стенах и потолках.

С 1953 года здесь прописана учебно-спортивная база Олимпийской подготовки. Не так давно главный дом занимал ее медицинский центр, но сейчас особняк совершенно запущен. Прохудившаяся крыша разрушает лепнину, по потолкам ползет плесень.

4. «Лесная дача» со статуями-оленями в деревне Павлищев Бор

Попытка построить подобие итальянской виллы в 40 км к западу от Калуги — усадьба Степановское, принадлежавшая Елизавете Платоновне Степановой. Имение досталось ей по наследству, и вместе с мужем Василием Ярошенко в 1880–90-е годы она придумала и выстроила лесную дачу со статуями оленей на пилонах ворот, с террасным парком и домом с целым лабиринтом комнат. Фасад дома также был устроен путано и асимметрично. Брутальность упрощенных архитектурных деталей оттеняли мелкие элементы оформле­ния — балюстрады, вазоны, статуи.

В советское время богатые интерьеры здания были утрачены: сначала имение было детдомом, потом лагерем для военнопленных, туберкулезным санато­рием и наркодиспансером. С 1995 года дом был ничей, в 1997-м горел, а теперь пустует и медленно разрушается.

5. Рыцарский замок на западе Новгородчины

По-настоящему романтическая руина, расположенная в изрядной глуши и похожая на брошенный рыцарский замок, — Каменка на западе Новгородской области. 95 км от Великого Новгорода и 5 км грунтовки от деревни Горки, по аллее сильно заросшего усадебного парка. Главный дом был выстроен в конце XIX века льнозаводчиком Федором Ванюковым. Большой двухэтажный особняк имел сложную композицию фасадов, с балконами, фронтонами, угловыми башенками и парадным крыльцом. К заднему фасаду примыкала пятиярусная смотровая башня с балконами и флюгером над островерхой кровлей.

Обстоятельства гибели дома неизвестны. До Великой Отечественной он был цел; после, по слухам, разобран на кирпич, но так педантично, что основная часть здания исчезла почти без следа (уцелел только полуразру­шенный боковой фасад), а башня под флюгером оказалась целой. Сейчас деревья подступают к ней вплотную, кровля растеряла железо, и прогнозы на будущее не радуют. Хотя пока что даже простые ремонтные работы могли бы надолго продлить век этой диковинной достопримечательности.

6. Пряничный домик в Тверской области

Не лишено романтизма и более сохранное имение Ивановское в Тверской области, хотя дом скорее напоминает заброшенный пряничный домик, нежели замок. В середине XIX века Ивановское было обустроено помещиком Снази­ным, от этого времени сохранились позднеклассические служебные постройки. Офицер Владимир Гаслер, поначалу бывший управляющим усадьбы, унасле­довал ее, женившись на дочери хозяина. К 1914 году он перестроил главный дом, соорудив невысокую башню, балконы и нарядное парадное крыльцо.

Понятно, что красивая жизнь в новом доме длилась недолго. Его советская биография похожа на судьбы большинства других родовых гнезд: коммуна, детдом, свиносовхоз, санаторий, приватизация, банкротство. Конструкции дома пока что вполне сохранны, а интерьеры были утрачены в советские годы. Внутри дома наиболее интересна старая оранжерея с выходящим внутрь нее балконом, а снаружи — трогательные скульптуры львов в парке.

7. Летняя резиденция цесаревича Алексея

Еще одно владение, именуемое Каменкой, расположено в Пензенской области. Благородный неоклассический дворец был выстроен в 1912–1914 годах боль­шим военачальником и приближенным Николая II Владимиром Воейковым в качестве летней резиденции цесаревича Алексея. Предполагалось, что мине­ральные воды «Кувака», добываемые здесь Воейковым, будут полезны для здоровья наследника, а заодно станут основой новой всероссийской здравницы.

Однако царевич так и не посетил эти места, а дворец, побывав коммуной, больницей, домом отдыха, ПТУ, ЛТП и воинской частью, последнюю четверть века стоит пустым. После того как в 1990-е военная часть была расформиро­вана, Минобороны забыло о нем. В 2012 году поросшее деревьями здание было передано местному муниципалитету, но положения это пока что не изменило.

8. Мавританские башни в сосновом лесу под Ярославлем

Этот пример совсем печальный: единственный в своем роде деревянный памятник, дача Сорокиных, практически погибла в течение последних 20 лет. Согласно местной (пока не подтвержденной историками) легенде, необычность архитектуры объяснялась тем, что купец Сергей Сорокин выкупил один из павильонов Нижегородской промышленной выставки 1896 года, в разобран­ном виде перевез его по Волге и переделал в жилой дом в окрестностях Романова-Борисоглебска (нынешний город Тутаев Ярославской области).

Уникальное здание в мавританском стиле с башнями, куполами, широкой остекленной верандой и богатой резьбой фасадов в советские годы было домом отдыха и детским летним лагерем. Венчавшие дом беседки исчезли в середине ХХ века, а все остальное сохранялось еще в 1990-е. Настоящий упадок начался после появления в 2007 году формального собственника (ООО «Город 2010»), при этом свидетели фиксировали намеренное разрушение фундаментов, ускорившее обрушение памятника. Уже 10 лет назад о доме писали как о гибнущем или погибшем, хотя останки здания — часть сруба с четвериком завалившейся башни и фрагментами по-прежнему прекрасной резьбы — можно видеть и сейчас, в сосновом лесу у деревни Красный Бор.

В 2016 году экспертиза подтвердила невозможность научной реставрации дома как в силу утраты материала, так и из-за отсутствия информации об обмерах и фотофиксации. Ярославские активисты при этом утверждают, что, пока пациент все-таки немного жив, государство не имеет права выводить его из реестра. Хотя возможно, что снятие с охраны, наоборот, помогло бы разрешить противоречие — просто разобрать то, что осталось от сруба и резьбы, и хранить до лучших времен, чтобы использовать при строительстве ненаучной реплики уникального дома в этом или любом другом месте.

9. Петербургская дача Фаберже

Отдельная тема — богатые дачи предреволюционной поры в окрестностях Петербурга. Самая известная из них — дача Фаберже в Осиновой Роще. Несмотря на близость города, сейчас дом находится в глухих зарослях на обочине Песочного шоссе. Он был выстроен в 1900 году главой ювелирной династии Карлом Фаберже, но уже через семь лет его сын Агафон перестроил здание по проекту архитектора Ивана Гальнбека. Внешне дом очень прост, но внутри был обставлен со всем великолепием, подобающим знаменитой фамилии.

Впервые дом был разграблен в 1919 году, когда его отдали на постой красно­армейцам. После он стал домом отдыха НКВД, после — детским садом Минобороны. Запустение наступило в конце 1990-х, но настоящая катастрофа случилась после 2007 года, когда дом был передан Горному институту для реставрации и размещения музея учреждения. За период до 2016 года, когда памятник был изъят у недобросовестного пользователя и вновь передан в собственность Росимущества, из дома были похищены все печи и камины, дубовый паркет, оконный витраж бильярдной комнаты. Здание оказалось в критическом состоянии, и в 2016 году рухнула его угловая часть.

Замечательную модерновую столярку вестибюля, хитро изогнутую парадную лестницу под стеклянным фонарем и потолочную лепнину в нескольких комнатах рассыпающегося на глазах федерального памятника теоретически еще можно спасти.

10. Дача с каминами в Зеленогорске

Дача Мюзера расположена в городе Зеленогорске Ленинградской области — бывшем Терийоки, крупнейшем дачном поселке Финляндского княжества. Совладелец мануфактуры Генрих Мюзер построил дом на рубеже XIX–XX столетий; в 1930-е годы он был частным пансионатом, потом — клубом, военкоматом и загсом. Дача довольно проста внешне: средней руки пригородная постройка, фасад которой выделяют красивые фронтоны, украшенные то ли резными колесами, то ли штурвалами. Но внутри дома скрывается, во-первых, полностью сохранившаяся деревянная отделка стен и потолков, двери, перила лестницы, а во-вторых, внезапно великолепные, дворцовой роскоши камины в нескольких помещениях.

В 2010 году произошел пожар, по счастью вовремя потушенный, но повредив­ший кровлю. Здание быстро пришло в аварийное состояние, обвалившаяся потолочная балка повредила один из каминов. Сейчас здание огорожено и охраняется, но если реставрация не будет начата в скором времени, оно вполне может повторить судьбу вышеназванных памятников.

Источники
  • Воейков В. С царем и без царя. Воспоминания последнего дворцового коменданта государя императора Николая II.
    М., 1994.
  • Кошевая Ю. История усадьбы Степановское-Павлищево (Павлищев Бор).
    Русская усадьба. Вып. 16 (32). СПб., 2011.
  • Нащокина М. Архитекторы московского модерна. Творческие портреты.
    М., 1998.
  • Нащокина М. Русские усадьбы эпохи символизма.
    Русская усадьба. Вып. 4. М., 1998.
  • Свод памятников архитектуры и монументального искусства России. Владимирская область. Ч. 1.
    М., 2004.
  • Свод памятников архитектуры и монументального искусства России. Тверская область.
    М., 2015.
микрорубрики
Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года
Архив
История, Искусство

Хорошо ли вы помните «Аббатство Даунтон»?

Перед премьерой полнометражного фильма пройдите тест на знание знаменитого сериала