Курс № 26 Закон и порядок в России XVIII векаЛекцииМатериалы
Лекции
12 минут
1/5

Государев страх

За что наказывали в России XVIII века, почему преступлением было не выпить за государя и как власть держала в страхе народ

Евгений Анисимов

За что наказывали в России XVIII века, почему преступлением было не выпить за государя и как власть держала в страхе народ

12 минут
2/5

Жизнь в опале

Как попадали в немилость и почему это было самым страшным периодом в жизни любого придворного

Евгений Анисимов

Как попадали в немилость и почему это было самым страшным периодом в жизни любого придворного

14 минут
3/5

Культура доноса

Почему стукачами были все, как доносчика поощряли и наказывали и что такое «слово и дело государево»

Евгений Анисимов

Почему стукачами были все, как доносчика поощряли и наказывали и что такое «слово и дело государево»

15 минут
4/5

В тюрьме как на воле

Как дружили заключенные и охранники, из чего состоял тюремный быт и зачем Петр I шел с приговоренным до эшафота

Евгений Анисимов

Как дружили заключенные и охранники, из чего состоял тюремный быт и зачем Петр I шел с приговоренным до эшафота

14 минут
5/5

Казнь как развлечение

Почему на казнь собирались толпы, как выглядела церемония и кем были палачи

Евгений Анисимов

Почему на казнь собирались толпы, как выглядела церемония и кем были палачи

Для совершенного забвения

Река Яик, неприличные песни про Екатерину II и двухлетний император Иван VI — все, что власть приказала забыть навсегда

Начиная с древнейших времен правители государств активно применяли то, что в Древнем Риме получило название damnatio memoriae — «проклятие памяти». В Древнем Египте имена фараонов скалывали со стел, в Риме разбивали статуи неугодных, в Европе вычеркивали имена из хроник. Россия исключением не стала. На протяжении всей истории страны предпринимались попытки стереть кого-то или что-то из народной памяти.

Переименование Яика в Урал

Река Яик. Фрагмент карты из атласа «Хорографическая книга Сибири» Семена Ремезова.
1697–1711 годы
© Houghton Library / Harvard University 
Емельян Пугачев. XIX век © je_nny/Livejournal.com

Ранее ошибочно считалось, что это единственный прижизненный портрет Пугачева, выполненный в селе Илек в 1773 году поверх портрета Екатерины II. К сожалению, эта красивая история оказалась фальсификацией. Картина долго и успешно выставлялась в Государственном историческом музее, но, когда в 2011 году экспонат отправился на реставрацию, работники музея выяснили, что портрет Пугачева — подделка XIX века. В итоге картину упрятали в запасники музея.

Наказанию damnatio memoriae подвергались не только исторические персонажи, но и географические объекты. Такое случилось с рекой Яик  Название реки Яик — тюркское. В башкирском и казахском языках это слово означает «широко разливающийся, расширяющийся», что точно характеризовало реку. И даже после переименования в Урал башкиры и казахи продолжают называть реку «Яик» или «Жаик»., на которой вспыхнуло и распространилось по стране восстание под предводительством Емельяна Пугачева.

После подавления восстания, казней его зачинщиков и участников власти приступили к вытравливанию любых воспоминаний о бунте из народной памяти, дабы избежать новых волнений. В указе от 13 января 1775 года прямым текстом была отмечена причина — для «полного забвения».

Переименования коснулись всех мест, связанных с восстанием. Дом, в котором бунтовщик родился, сожгли, а его родная станица Зимовейская стала Потемкинской. Реку Яик переименовали в Урал — по имени гор, в которых она берет свое начало. Соответственно, претерпели изменения и все связанные с рекой наименования. Яицкое казачье войско стало Уральским, Яицкий городок — Уральском, а Верхне-Яицкая пристань — Верхнеуральском. Да и сам бунт в то время предпочитали называть максимально безобидными терминами — «известное народное замешательство» или «несчастное происшествие».

Потерянный Романов — Иван VI

Император Иоанн III. Гравюра 1740 года © Bildarchiv Austria
Иван VI Антонович. XVIII век © Wikimedia Commons

Во всех официальных документах Иван VI упоминался как Иван III, так как счет принято было вести от первого русского царя — Ивана Грозного. Однако позднее в исторической науке появилась традиция именовать царя-младенца Шестым, ведя счет от Ивана Калиты.

Иван (Иоанн) VI происходил из параллельной наследникам Петра I ветви Романовых — Брауншвейгской — и приходился брату Петра, Ивану V, правнуком. На престоле Иван VI пробыл недолго — чуть больше года, да и правлением это не было: императором он стал, едва родившись, а государственными делами управляли сначала регент Бирон, а после мать государя, Анна Леопольдовна.

За время царствования Ивана VI произошло сразу два государственных переворота. В результате первого гвардейцами под предводительством Миниха был отстранен от регентства Бирон, а затем Елизавета Петровна свергла и самого царя-младенца. Так русский престол вернулся к наследникам Петра I.

Предполагалось, что отстраненных от власти брауншвейгских Романовых вышлют из страны, однако Елизавета Петровна решила, что безопаснее будет заточить их в тюрьму, а всю память о царствовании Ивана VI предать забвению.

31 декабря 1741 года указом императрицы населению было предписано сдавать все монеты, на которых было вычеканено имя маленького царя. Сначала монеты принимали по номиналу, затем стоимость обмена снизилась, а в 1745 году хранить такие деньги стало и вовсе противозаконно: это приравнивалось к государственной измене. Все документы, на которых было имя Ивана VI, также следовало заменить. Портреты свергнутого царя сжигались, изымались опубликованные в честь Ивана VI оды Ломоносова, проповеди с именем царя. Борьба с именем Ивана Антоновича Романова продолжалась все правление Елизаветы Петровны, а эхо ее еще долго звучало в истории России: Ивана VI нет ни на Романовском обелиске в Александровском саду, ни на памятнике в честь трехсотлетия дома Романовых, ни на знаменитом яйце Фаберже «Трехсотлетие дома Романовых».

Забытые песни о Екатерине II

Портрет Екатерины Алексеевны. Гравюра Иоганна Штенглина. 1749 год © ГМИИ им. А. С. Пушкина

Жалобы Екатерины


Мимо рощи шла одинехонька,
Одинехонька, молодехонька,
Никого в роще не боялася,
Я ни вора, ни разбойничка,
Ни сера волка — зверя лютого.
Я боялася друга милого,
Своего мужа законного.
Что гуляет мой сердечный друг
В зеленом саду, в полусадничке,
Ни с князьями, мой друг,
                                  ни с боярами,
Ни с дворцовыми генералами,
Что гуляет мой сердечный друг
Со любимой своей фрейлиной
С Лизаветою Воронцовою.
Он и водит за праву руку,
Они думают крепку думушку,
Крепку думушку заединае.
Что не так у них дума сделалась,
Что хотят они меня срубить-сгубить,
Что на мне хотят женитися.

О Екатерине II даже до возведения ее на престол ходили самые разные слухи. И если аристократия предпочитала сплетничать о царице в кулуарах и шепотом, то простой народ слагал о приключениях и злоключениях государыни песни.

Разумеется, авторы и исполнители откровенно хулительных песен подвергались самому жестокому наказанию, а тексты этих произведений запрещались. Но в немилость царицы могли попасть даже куплеты, в которых ее жалели. Одним из таких произведений стала песня «Жалобы Екатерины» в которой рассказывалось о ее тоске и печали от того, что ее супруг Петр III гуляет по роще с фрейлиной Елизаветой Воронцовой и обдумывает план, как бы «срубить-сгубить» Екатерину.

Портрет Екатерины II в дорожном костюме. Гравюра Джеймса Уокера по оригиналу Михаила Шибанова. 1787 год © ГМИИ им. А. С. Пушкина

По просьбе Екатерины обер-прокурор Вяземский указывал графу Салтыкову:

«Хоть оная песня и не стоит большого уважения… но ее императорскому величеству благоугодно б было, чтобы оная… забвению предана была, с тем, однако, чтобы оное было удержано бесприметным образом, чтобы не почувствовал никто, что сие запрещение происходит от высшей власти».

Несмотря на это, текст песни, вопреки пожеланиям царицы, сохранился и дошел до наших дней. Чего не скажешь о более язвительных и откровенно хулительных произведениях.

Борьба с памятниками

Голова памятника Александру III, снесенного в Москве в 1918 году © Журнал «Московский пролетарий». №29, 1927 год
Петр Столыпин. 1910 год © Wikimedia Commons

В 1917 году, после Февральской революции, победители принялись расправляться с наследием старого режима, в том числе с памятниками видным «деятелям царизма» и защитникам самодержавия.

Одним из самых знаковых стал снос памятника Столыпину в Киеве. Демонтаж монумента по традиции того времени не мог пройти обыденно: собрался большой митинг, учинивший над Столыпиным «народный суд», по итогам которого было решено памятник «повесить» — демонтировали его с помощью устройства, похожего на виселицу. Простоял памятник недолго — с 1913 года по 1917-й.

После прихода к власти большевиков борьба с памятниками продолжилась, но не стихийно. Согласно ленинскому плану монументальной пропаганды была создана специальная комиссия, главной задачей которой было определить, какие памятники следует демонтировать, а какие — оставить. Памятник Александру III разбирали символично: сначала с государя сняли мантию, затем — голову с короной и руки со скипетром и державой. Весь процесс демонтажа документировался на кинопленку, а после демонстрировался по всей стране.

Памятники снимали и по инициативе снизу. Так, рабочие московского завода Гужона, переименованного в «Серп и Молот», изъявили желание снести памятник генералу Скобелеву. Новая власть инициативу поддержала.

Ножницы — орудие пролетариата

На строительстве канала Москва — Волга. 1937–1938 годы На фотографии слева: Ворошилов, Молотов, Сталин и Ежов, на фотографии справа: те же, но без Ежова. © Wikimedia Commons

Если раньше для предания забвению достаточно было разрушить статуи и вымарать имя неугодного персонажа из летописи, то в XX веке — с приходом фотографии и кинематографа — вычеркнуть человека из истории стало несколько сложнее.

Снимки того времени нередко подвергались ретуши. Так, с фотографий шахматного поединка Ленина и Богданова, состоявшегося в гостях у Максима Горького на Капри, были удалены меньшевик Владимир Базаров и старший брат Якова Свердлова, Зиновий Пешков. Первый превратился в часть колонны, а второй и вовсе растворился в воздухе.

© kinopoisk.ru

Борьба с нежелательными историческими личностями затронула и кинематограф. Режиссер Михаил Ромм перемонтировал фильм «Ленин в Октябре», вырезав оттуда ряд сцен со Сталиным. В 1963 году его и вовсе удалили из фильма, пересняв некоторые сцены следующим образом: камера снимала экран, на который транслировались кадры из фильма, а в нужном месте Сталина закрывал актер или настольная лампа.


Еще грубее обошлись с фотографией заседания Совета народных комиссаров 1918 года. На оригинальном снимке наркомов тридцать три, а вот в одном из изданий, приуроченных к столетию со дня рождения Ленина, их рядом с Ильичом осталось только трое.

После смерти Ленина и завершения внутрипартийной борьбы с фотографий стали исчезать Троцкий, Бухарин, Зиновьев и другие враги Сталина. Чего стоит один только знаменитый снимок Ворошилова, Молотова, Сталина и Ежова на берегу канала Москва — Волга, сделанный в 1937 году. В 1938 году с фотографии, слегка нарушив ее композицию, исчез Ежов.

Впрочем, ретушь не всегда делалась изящно и незаметно для несведущего зрителя. Порой обходились простым замазыванием лиц тушью.

А в 1954 году всем владельцам Большой советской энциклопедии, получавшим ее по почте, было разослано письмо, в котором рекомендовалось вырезать имеющийся в ней портрет и страницы, рассказывающие о Берии, «ножницами или бритвенным лезвием». Вместо них следовало вклеить другие статьи, которые были вложены в письмо.  

Скорее оставьте свой адрес — мы будем писать вам письма о самом важном

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях — вы всегда будете в курсе наших новостей

Курсы
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Университет Arzamas
«Восток и Запад: история культур» — еженедельный лекторий в Российской государственной библиотеке
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Emoji Poetry
Заполните пробелы в стихах и своем образовании
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы

Подписка на еженедельную рассылку

Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости

Введите правильный e-mail