Курс № 21 Как понять ЯпониюЛекцииМатериалы
Лекции
10 минут
1/6

Что японцы думают о себе

Как Запад заставил японцев стесняться самих себя и что они сделали, чтобы избавиться от комплексов

Александр Мещеряков

Как Запад заставил японцев стесняться самих себя и что они сделали, чтобы избавиться от комплексов

10 минут
2/6

Открытие Фудзи

Как японцы долго не замечали самую известную гору в мире, а потом сделали ее частью своей идеологии

Александр Мещеряков

Как японцы долго не замечали самую известную гору в мире, а потом сделали ее частью своей идеологии

10 минут
3/6

Рис и рыба

Как гастрономические традиции влияют на японский образ мышления

Александр Мещеряков

Как гастрономические традиции влияют на японский образ мышления

11 минут
4/6

Японский этикет

Каким должно быть положение японца в пространстве и как оно влияет на его благополучие

Александр Мещеряков

Каким должно быть положение японца в пространстве и как оно влияет на его благополучие

9 минут
5/6

Сакура. Ускользающая красота

Что значит для японца сакура и как ее можно приспособить для государственных нужд

Александр Мещеряков

Что значит для японца сакура и как ее можно приспособить для государственных нужд

12 минут
6/6

Морфология японского сада

Для чего нужен японский сад и из каких элементов он состоит

Александр Мещеряков

Для чего нужен японский сад и из каких элементов он состоит

Материалы
Девять главных понятий, помогающих постичь японскую культуру
Печаль одиночества, приглушенность красок и прочие важные вещи
История Японии в 20 пунктах
Самые значимые для понимания японской истории даты и события
Краткая история японской еды
Как японская еда стала такой, как мы ее знаем
Секрет величия главных произведений японского искусства
Искусствовед объясняет, почему шедевры являются шедеврами
Как читать и понимать хайку
Переводчик о поэзии трехстиший, ее истории, переводах и о том, почему это красиво
Как вы понимаете японцев?
Проверьте свое понимание мимики и жестов, принятых в общении у японцев
Что японцы взяли у китайцев и как изменили
Китайские письменность, поэзия, бюрократия и другие полезные вещи, присвоенные японцами
Краткая история любви и ненависти к европейцам
Отношения Японии и Запада в 10 сюжетах: от боязни мушкетов до презрения к молоку
Аниме об истории Японии
Шесть мультфильмов, по которым можно изучить историю страны
Главные произведения японской литературы
15 выдающихся произведений VIII–XX веков, известных каждому японцу
Русско-японские отношения в кино
Семь японских фильмов послевоенного периода
Как полюбить японскую традиционную музыку
Минимальные знания для того, чтобы научиться слушать гагаку
Во что верят японцы
Краткий справочник по японским верованиям
Весь курс за 5 минут
Курс Александра Мещерякова «Как понять Японию» в кратком изложении
Александр Мещеряков: «Мне нравится японское обыкновение занимать как можно меньше места в пространстве»
Стихи о Японии
Стихи японоведа, историка и переводчика Александра Мещерякова

Александр Мещеряков: «Мне нравится японское обыкновение занимать как можно меньше места в пространстве»

Японовед — о японских плавках, влиянии аниме на науку, поклонах, смекалке и скромности

— По традиции, мы всех лекторов спрашиваем об их пути в науку. Каков был ваш?

— У меня дядька — китаист, он какое-то время жил с нами, и у нас в доме было много китайских вещей, что создавало определенный фон и привычку к Дальнему Востоку. И когда я хотел пойти учиться на факультет журналистики МГУ, дядя отговорил: «Попадешь, если повезет, в какую-нибудь центральную газету, будешь там всю жизнь врать. Поэтому иди-ка ты лучше по моим стопам в Институт восточных языков: выучишь языки, захочешь — будешь журналистом, захочешь — писателем, захочешь — ученым». Я сдал экзамены и написал в качестве пожелания специализации китайский или японский. Японский, потому что это уже 1968 год — в мире начинается «японское экономическое чудо», а в Москве, в подземном переходе на проспекте Маркса, цыганки торгуют «японскими» синтетическими плавками. «Сделано в Японии» — это гарантия качества. Цыганки это понимали.

Тогда на волне было то, что теперь называют политологией. Но люди, которых с детства приучили, что врать нехорошо (а это был мой случай), пытались найти себе такую нишу, чтобы скрыться и уйти во что-нибудь более классическое и честное. Я поступил в аспирантуру Института востоковедения Академии наук, в отдел Древнего Востока. Это был такой загон для людей, которые не хотят делать карьеру, а работают исключительно из интереса.
Чтобы иметь возможность бывать в Японии, я занимался устным переводом. Там я покупал необходимые для работы книжки. В Институте востоковедения я проработал до тех пор, пока на академическую зарплату стало вообще невозможно прожить, — так я ушел в образование, в РГГУ.

— Насколько обширно в России японоведение, что сейчас на волне в научном смысле, есть ли какая-то модная тема?

— В течение уже семнадцати лет я провожу ежегодную конференцию «История и культура Японии». Обычно на ней бывает представлено около 70 докладов, почти каждый докладчик является уникальным специалистом по какой-то теме. В этом отношении чувствуется разреженность научного воздуха, и она, конечно, очень вредна. Часто молодые люди и девушки делают по одному-два доклада на конференции, но потом исчезают, растворяются в пространстве, потому что наука не финансируется, профессия ученого потеряла престиж.

Но многие молодые люди увлекаются поп-культурой. С одной стороны, это вполне достойный объект изучения, с другой — хорошие доклады появляются редко. В основном их делают фаны, которым хочется поделиться, как это прикольно. Под воздействием аниме довольно многие хотят изучить японский язык и даже поступают в университет, но практика показывает, что, как правило, они не могут серьезно учиться. Все-таки странно, когда люди после окончания школы или даже университета не находят в японской культуре ничего, кроме мультиков.

— Для любой культуры в современном мире сложно сохранять свою традицию. Какие усилия прилагают японцы для своей?

— В реальности, конечно, традиция вымирает. Язык сильно изменился, и, для того чтобы читать старые тексты, нужна специальная подготовка. В то же самое время если мы посмотрим не на то, как люди одеваются (а кимоно теперь — это уже большая редкость), а на то, что у молодых японцев в душе, то увидим, что японцы до сих пор довольно сильно отличаются от западных людей. Вот, например, произошла трагедия в Фукусиме. Я в то время, наверное, дал самое большое количество интервью за свою жизнь. И все спрашивали, почему у японцев нет мародерства. Многие журналисты были буквально оскорблены: как это так, всюду есть, а в Японии нет. Японцы, они что, ненормальные? Это, конечно, показывает глубину нашего падения. А мародерства действительно не было. Это говорит о том, что традиционные установки на честность и порядочность в Японии работают намного лучше, чем на Западе. Я это объясняю тем, что японцы довольно давно стали нерелигиозными. В христианской культуре был всевидящий Бог, который обязательно накажет грешника. И теперь, с упадком религии, основным регулятором поведения становится закон и сопутствующее ему: если своруешь, в тюрьму посадят. Никто же не говорит — воровать нехорошо, а говорят — в тюрьме окажешься. В Японии же века с семнадцатого регуляторы поведения все больше приобретают светский характер, японцы перестают нуждаться в боге с функцией полицейского. У них социальный контроль основан на стыде. Детей с пеленок учат не поступать плохо, потому что засмеют и тебе будет стыдно. И это чрезвычайно сильный регулятор поведения.

— Есть что-то, что за время вашего общения с этой культурой вошло в вашу собственную жизнь?

— Наверное, это бережное отношение к традиции. Не дореволюционной, не патриархальной, а просто культурной. Ну вот, простая вещь — переписка. Меня страшно раздражает, когда я с молодежью переписываюсь, а они будто телеграммы тебе шлют. Ни тебе «здравствуйте», ни тебе «до свидания». Я же упорно отвечаю: «уважаемый», «с наилучшими пожеланиями». Потому что культура — это набор правил. Эти правила могут не иметь прямого практического смысла, но они придают общению определенную форму. Поэтому, на мой взгляд, такое важное значение имеет телесная форма поведения человека. Мне очень нравится японское обыкновение занимать как можно меньше места в пространстве. 

Женщина в традиционной японской ванне. Фотография
Т. Энами. После 1923 года © Пользователь Okinawa Soba / flickr.com

Или еще — японцы очень хорошо умеют слушать собеседника. И все время будут подчеркивать, как им интересно тебя слушать. А сами могут и помалкивать. Это тоже про пространство — ты занимаешь меньше места не только в физическом пространстве, но и в речи. Вот почему европейцы часто выглядят умнее, чем они есть на самом деле, а японцы кажутся глупее. Не выпячиваются. В русской среде даже интеллигентные люди часто не умеют слушать друг друга, главное — донести свою точку зрения. С такими людьми сложно общаться, впрочем, это развивает наблюдательность.

Еще я все время кланяюсь здесь, в России. Когда разговариваю с японцем по телефону, я кланяюсь телефону, автоматически, — японцы всегда кланяются, когда берут трубку и здороваются.

— Как в Японии, согласно рангу?

— Нет, начальникам я никогда не кланяюсь.

— А кому?

— Человеку, с которым я в хороших и уважительных отношениях. Женщинам кланяюсь. Женщинам нравится, когда им кланяются и целуют ручки. В Японии, правда, ручки никому не целуют — ни женщинам, ни священникам. Этому они могли бы у нас поучиться.

— А что, наоборот, японское трудно воспринять?

— Японский коллективизм, который для человека нашей культуры кажется чрезмерным.

— Есть ли такое понятие, как «мудрецы», в Японии — какие-то общественные авторитеты, к которым можно сходить и услышать совет в какой-то сложной ситуации?

— Авторитеты присутствуют, но это авторитеты прошлого. В японских словарях не помещают статьи про живых людей. Только после кончины. Такое обыкновение понижает уровень конкуренции в обществе, и как-то понятнее становится твое собственное место в жизни. У любого человека оно довольно скромное или должно быть скромное. Даже популярные японские артисты, даже борцы сумо ведут себя по сравнению с нами очень скромно.

Борцы сумо. Фотография Т. Энами. 1898–1905 годы © Пользователь Okinawa Soba / flickr.com

Индивидуализм — не японская черта, у них, за редчайшим исключением, все происходит коллективно и из-за этого очень медленно. Поэтому, кстати, в экстремальных ситуациях они действуют плохо. Та же самая Фукусима это хорошо показала — по мнению наших экспертов, они действовали неоперативно. Нестандартная ситуация ставит японца в тупик. Вот простой, но очень показательный случай. Когда я работал переводчиком, мы повезли в Ташкент довольно высокопоставленную японскую делегацию. И вот японцы не обнаружили пробок для ванной, которые, по слову местного работника, «куда-то делись». Я подсказал, что можно в таком случае сесть в ванну и заткнуть дырку пяткой. Высокопоставленные японцы очень меня зауважали, потому что я нашел в экстремальной ситуации гениальное решение. В Японии каждая вещь имеет только одну функцию, и человеку очень трудно сообразить, что пяткой можно еще и затыкать слив в ванной. 


Использована фотография Александра Мещерякова Рауфа Керимова.  

Скорее оставьте свой адрес — мы будем писать вам письма о самом важном

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях — вы всегда будете в курсе наших новостей

Курсы
Курс № 40 Человек против СССР
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Университет Arzamas
«Восток и Запад: история культур» — еженедельный лекторий в Российской государственной библиотеке
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Emoji Poetry
Заполните пробелы в стихах и своем образовании
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы

Подписка на еженедельную рассылку

Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости

Введите правильный e-mail