DCSIMG
Курс № 37 Весь ШекспирЛекцииМатериалы
Лекции
14 минут
1/7

Рабочие условия Шекспира

Как одышка актеров влияет на текст пьес и как избавиться от трупов, если в театре не выключается свет

Алексей Бартошевич

Как одышка актеров влияет на текст пьес и как избавиться от трупов, если в театре не выключается свет

14 минут
2/7

«Гамлет» для пьяных

Чем «Гамлет» нравился матросам и как появилось литературное пиратство

Алексей Бартошевич

Чем «Гамлет» нравился матросам и как появилось литературное пиратство

13 минут
3/7

Чем комедия хуже трагедии

Какова природа юмора Шекспира и почему его комедии так не похожи на комедии других авторов

Алексей Бартошевич

Какова природа юмора Шекспира и почему его комедии так не похожи на комедии других авторов

16 минут
4/7

Злодеи в истории Англии

Почему шекспировские тираны так привлекательны

Алексей Бартошевич

Почему шекспировские тираны так привлекательны

15 минут
5/7

Все еще нет повести печальнее

Как историю о Ромео и Джульетте трактовал Шекспир и как ее трактуют современные режиссеры

Алексей Бартошевич

Как историю о Ромео и Джульетте трактовал Шекспир и как ее трактуют современные режиссеры

18 минут
6/7

Русский Гамлет

Почему именно этот герой так важен для русского зрителя и почему сейчас не время для «Гамлета»

Алексей Бартошевич

Почему именно этот герой так важен для русского зрителя и почему сейчас не время для «Гамлета»

15 минут
7/7

Завещание Шекспира

Почему Шекспир замолчал после «Бури» и можно ли спасти мир с помощью искусства и милосердия

Алексей Бартошевич

Почему Шекспир замолчал после «Бури» и можно ли спасти мир с помощью искусства и милосердия

Непрограммные пьесы Шекспира

Пьеса с отрубленными частями тела, пьеса, написанная прозой, пьеса с энциклопедией соблазнений, незрелая пьеса и другие произведения Шекспира, которые плохо известны и мало читаются в России

«Тит Андроник» (около 1593)

«Тит Андроник», акт V, сцена 2. Гравюра. Англия, 1709 год Folger Shakespeare Library

«Тит Андроник» — одна из самых ранних пьес Шекспира. Она написана в жанре трагедии мести, что отчасти сближает ее с будущим «Гамлетом» — а римская тема ставит «Андроника» в один ряд с «Юлием Цезарем», «Антонием и Клеопатрой», «Кориоланом». Впрочем, «Тит Андроник» по количеству кровавых подробностей далеко превосходит всё, когда-либо сочиненное Шекспиром: четырнадцать убийств (из них два детоубийства), одно изнасилование, две отрубленные головы, три отрубленные руки, отрезанный язык — и это не говоря о том, что одной из героинь подносят пирог, начиненный мясом ее сыновей.

Подобное нагромождение ужасов соответствовало вкусам елизаветинского зрителя — во времена Шекспира «Тит Андроник» был очень популярен, и остается только удивляться, что драматург не пошел по легкому пути воспроизводства подобного рода сверхкровавых мелодрам.

Впрочем, эта ранняя трагедия не лишена и отчетливых драматургических достоинств. У Шекспира был добротный образец: хотя в случае с елизаветинскими трагедиями мести принято говорить о влиянии на них сочинений римского поэта Сенеки, автор «Тита Андроника» ориентировался на «Гекубу» греческого трагика Еврипида (о ее сюжете дважды вспоминают персонажи этой шекспировской пьесы, необычно насыщенной цитатами из античных классиков). Шекспир, как и Еврипид, доводит своего героя до предела психической выдержки, за которым его ждет превращение в чудовище. На Тита Андроника до тех пор обрушиваются страшные несчастья, пока он не встречает очередную потерю не слезами, а неестественным смехом, от которого окружающих пробирает дрожь: на человеческие эмоции у пожилого римского полководца Андроника сил уже нет, и в его обличье на сцене предстает посланец Мести, способный на что угодно.

В XVIII–XIX веках эта пьеса не пользовалась популярностью (ее даже отказы­вались считать шекспировской), но в 1955 году английский режиссер Питер Брук вернул ей место на современной сцене, а в 1999 году в киноадаптации Джулии Теймор в заглавной роли снялся сам сэр Энтони Хопкинс.

«Виндзорские насмешницы» (около 1597)

«Виндзорские насмешницы», акт V, сцена 5. Гравюра Джорджа Крукшенка. Англия, XIX век Folger Shakespeare Library

Эта пьеса — самый глубокий экскурс Шекспира в область комедии нравов (в отличие от многих коллег-драматургов, он не любил высмеивать современников, предпочитая сатире «счастливые» комедии в романтическом духе). Также это единственная комедия Шекспира, действие которой происходит в провинциальной Англии. И единственная его пьеса, почти целиком написанная не стихами, а прозой. Наконец, это одна из немногих шекспировских пьес, сюжет которой ни у кого не был заимствован.

В исключительности «Виндзорских насмешниц» нет ничего странного — ведь здесь действует персонаж, который, пусть он и появился в пьесе не комического жанра, остается лучшим комическим характером Шекспира. Это сэр Джон Фальстаф, толстый рыцарь, грабитель с большой дороги, неутомимый искатель развлечений, любитель хереса и каплунов  Каплун — кастрированный петух, откармливаемый на мясо., громогласный трус, неистовый хвастун и лучший друг принца Гарри из обеих частей исторической хроники «Генрих IV».

Неудивительно, что Фальстаф полюбился публике с самого первого своего появления на сцене. В «Виндзорских насмешницах» он, правда, теряет свою рыцарскую бесшабашность, но зато предстает влюбленным — точнее, неуклюже ухаживающим за двумя почтенными горожанками Виндзора одновременно. Эта уверенность в своих неотразимых мужских достоинствах играет с Фальстафом злую шутку: провинциальные насмешницы несколько раз весьма болезненно его разыгрывают, а в конце комедии заставляют появиться в Виндзорском парке в образе фольклорного персонажа с оленьими рогами на голове.

Помимо представления забавных злоключений толстого рыцаря, эта пьеса погружает читателя в атмосферу маленького английского городка, населенного добродушными обывателями и эксцентричными чудаками — несмотря на небольшие разногласия, они остаются друг для друга добрыми соседями. Исследователи не раз подчеркивали, что Виндзор в этой комедии Шекспира очень похож на его родной Стратфорд, и появление в одной из сцен мальчика Уильяма, вынужденного посреди улицы держать экзамен по латыни, дает нам редкую возможность заглянуть в прошлое драматурга его собственными глазами.

«Два веронца» (около 1590)

Валентин спасает Сильвию от Протея. Картина Уильяма Холмана Ханта. 1851 год Wikimedia Commons

С уверенностью нельзя сказать, с какой пьесы Шекспир начал свою карьеру драматурга, но комедия «Два веронца» явно написана не вполне зрелой рукой. Здесь автор справляется со сценами, в которых одновременно действуют два, а то и три персонажа, но стоит им собраться вчетвером, и он уже не очень знает, что с ними делать.

Впрочем, эту неловкость начинающего драматурга с лихвой окупают черты, в которых проглядывает настоящий Шекспир. «Два веронца» — пьеса о дружбе и любви, и, как обычно у Шекспира, дружба и любовь тут подвергаются нешуточным испытаниям. Еще это первая комедия, в которой девушка переодевается юношей, чтобы последовать за любимым, — и ей, неузнанной, приходится стать посланцем к его новой возлюбленной (ситуация, которая позже повторится в «Двенадцатой ночи»). Еще тут действуют две пары юных героев, отношения между которыми перекрестно запутываются (как позже в «Сне в летнюю ночь»). И это первая «итальянская» пьеса Шекспира, в которой он усаживает своих героев на корабль, чтобы те из окруженной сушей Вероны попали в такой же окруженный сушей Милан. И первая пьеса с парой слуг-клоунов, причем один из них выводит на сцену ученую собаку — беспроигрышный прием, которым шуты потешали публику еще в те времена, когда сам Шекспир был ребенком. Все это будет появляться еще неоднократно: пара могильщиков в «Гамлете» — те же двое клоунов; то же и с Италией — некой фантастической страной, условным местом действия, имеющим мало общего с реальной Италией времен Шекспира.

Добавьте к этому энциклопедию различных способов соблазнить женщину; лес с разбойниками, которые поминают Робин Гуда и выбирают себе в вожаки «лингвиста» за знание иностранных языков; наконец, парадоксальный финал, способный удивить всякого, кто знакомится с ним впервые (ему посвящена картина английского художника-прерафаэлита Уильяма Холмана Ханта — на ней запечатлена краткая, но мучительная для всех четырех персонажей сцена, на протяжении которой их чувства друг к другу меняются на прямо противоположные с головокружительной быстротой). Режиссеры «Двух веронцев» давно подметили: чем моложе актеры, тем легче поставить эту порой легкомысленную, порой импульсивную пьесу, — но этим-то ощущением свободно играющей юности она и хороша.

«Генрих VI», часть третья (около 1590)

«Генрих VI», часть третья, акт I, сцена 3. Гравюра. Первая половина XIX века Folger Shakespeare Library

Исторические хроники Шекспира пользуются у нас куда меньшей популярностью, чем его комедии и трагедии. Исключением можно считать «Ричарда III», но лишь потому, что в этой пьесе обычно видят самостоя­тельную политическую трагедию, а не завершение первой шекспировской тетралогии — цикла исторических хроник, повествующих о Войне Алой и Белой розы.

Между тем горбун Ричард Глостер, впоследствии король Ричард III, впервые проявляет свой нрав в предыдущей пьесе тетралогии — в третьей части «Генриха VI». Будущий тиран и убийца, обращаясь непосредственно к зрителям (шекспировский Ричард, подобно Пороку из средневекового моралите, склонен к дерзкой откровенности), заявляет, что присвоит корону любой ценой и в злодействе превзойдет самого «Макьявеля»  Никколо Макиавелли (1469–1527) — итальянский гуманист, автор политического трактата «Государь», в котором одобряются любые методы захвата и удержания политической власти, если это идет на пользу единству Италии. — символ политического цинизма в глазах елизаветинцев.

Но Ричард не единственный персонаж этой хроники. В ней изображена заключительная стадия борьбы за власть между сторонниками Алой и Белой розы — династиями Ланкастеров и Йорков  Сторонники Белой розы — Йорки — окончательно свергают с трона последнего короля из династии Ланкастеров, Генриха VI (окончательно — потому что его свергали дважды, в 1461 и 1471 году). На трон восходит Эдуард IV из династии Йорков (тоже правил дважды — в 1461–1470 и 1471–1483 годах). Он умирает от старости и болезней, и после него корона должна перейти к его сыну Эдуарду V. Но, поскольку Эдуард еще мал, регентом становится его дядя, брат Эдуарда IV, Ричард Глостер. Именно Ричард оттирает мальчика от престола (по легенде — убивает, как было на самом деле — неизвестно) и провозглашает себя королем Ричардом III. Правит Ричард два года, пока в 1485-м не находит свой конец на поле боя под Босуортом, — победитель, Генрих Тюдор, граф Ричмонд, основывает новую династию под именем Генриха VII. Биографы Генриха подчеркивают, что он, выходец из дома Ланкастеров, после победы женился на Елизавете Йоркской, сестре несчастного Эдуарда V, тем самым примирив две розы — Алую и Белую. Начинается царствование новой династии, при которой родился и вырос Шекспир.. Если в предыдущих двух частях раздор только затевался и противники еще пытались мериться правами на престол, то в третьей части «Генриха VI» между ними вспыхивает война на уничтожение. Как и положено в феодальной распре, тут много личного, например мотив мести за отца (тема будущего «Гамлета») или шутовское издевательство над поверженным врагом, на голову которому, прежде чем его заколоть, напяливают бумажную корону (один из мотивов «Короля Лира»).

Шекспир рисует и крупные исторические события, например битву при Таутоне, самое кровавое сражение, когда-либо происходившее на английской земле (по некоторым данным, с обеих сторон пало более 30 тысяч человек). Английская история достигает пика своего неустройства: как символы колоссальной гражданской бойни на сцену выходят сын, убивший отца, и отец, убивший собственного сына. Корона несколько раз переходит из рук в руки. Но, как известно, в итоге «солнце Йорка злую зиму / В ликующее лето превратило»  «Ричард III», пер. Е. Бируковой. Цит. по: У. Шекспир. Полн. собр. соч. в 8 т. Т. 1. М., 1957. — сторонники Белой розы одерживают верх и тем самым расчищают Ричарду Глостеру путь к власти, о которой он так мечтал.

«Троил и Крессида» (около 1601)

«Троил и Крессида», акт V, сцена 2. Гравюра Луиджи Скьявонетти. 1795 год Library of Congress

Было бы по-настоящему удивительно, если бы Шекспир не обратился к главному мифу античности — гомеровскому рассказу об осаде Трои. Но то, как он это сделал, до сих пор приводит в недоумение знатоков и простых читателей.

В «Троиле и Крессиде» действуют прославленные герои: с одной стороны Ахилл, Агамемнон, Аякс и Улисс, с другой — Гектор, Парис и Эней. Но такими, как у Шекспира, вы их точно ни разу не видели. В них нет ничего героического. Греческие и троянские вожди постоянно ссорятся друг с другом, ими движет конфликт мелких честолюбий. Хитроумный Улисс интригует, чтобы столкнуть капризного и надменного Ахилла с туповатым и заносчивым Аяксом. Агамемнон волнуется лишь о своем положении. Елена легкомысленна и не стоит того, чтобы из-за нее лилась кровь. Безобразный Терсит последними словами поносит всех и вся. Мужественный Гектор гибнет в результате вероломства. Война изображена Шекспиром без прикрас, как дело подлое, грязное и бесславное.

Противовес войне, на первый взгляд, составляет любовь главных героев. Троил и Крессида — персонажи не античные, впервые сюжет об их страсти возник в Средние века. Шекспир почерпнул его из одноименной поэмы Чосера, но, как обычно, обработал по-своему.

В пылкости царевича Троила проглядывает характер Ромео, но этому влюбленному герою предстоит иметь дело с Крессидой, которую Джульеттой не назовешь. Скорее, она похожа на тех персонажей шекспировских комедий, которые свободно меняют привязанности, не видя большой разницы между объектами любви. Странно лишь, что подобный изменчивый характер достается женскому персонажу, ведь обычно неверность в любви у Шекспира — это прерогатива мужчин. Впрочем, отношения Троила и Крессиды с самого начала скомпрометированы присутствием Пандара, типичного комедийного сводника. В этой пьесе вообще много странного. Но тем интереснее будет ее читать: Шекспир в очередной раз показывает нам свою способность к бесконечному разнообразию.

«Генрих V» (около 1598)

Лоренс Оливье в роли короля Генриха V. Кадр из фильма «Генрих V». 1944 год United Artists Corp. / Folger Shakespeare Library

Эта историческая хроника завершает собой вторую тетралогию Шекспира, но рассказывает о временах более ранних, чем первая. Генрих V — отец того самого Генриха VI, за чей венец бароны вступят в Войну Алой и Белой розы.

Различие двух царствований не исчерпывается хронологией. Генрих V — король-победитель, удачливый в бою и в любви. Позднейшие критики часто укоряли Шекспира за то, что он создал пьесу-агитку, выставляющую короля символом национального величия, а эпизод Столетней войны — битву при Азенкуре — ключевым событием английской истории.

«Что ж, снова ринемся, друзья, в пролом»  «Генрих V», пер. Е. Бируковой. Цит. по: У. Шекспир. Полн. соб. соч. в 8 т. Т. 4. М., 1959., — действительно, эти слова Генриха для современных англичан стоят в том же ряду, что и «Вставай, страна огромная» для советских людей. Недаром в 1944 году, незадолго до высадки союзников в Нормандии, английский актер и режиссер Лоренс Оливье экранизировал «Генриха V», чтобы вдохнуть мужество в соотечественников; этот фильм (как и «Александр Невский» Эйзенштейна в 1941-м) имел огромный успех.

Но «Генрих V» написан зрелым Шекспиром, а значит, даже победоносный король изображен здесь неоднозначно. Генрих помнит, как досталась корона его отцу  Генрих IV сместил с трона своего предшественника — законного короля Ричарда II. Шекспир подчеркивает нравственную сомнительность такого шага в первой и второй частях «Генриха IV»., и опасается, что суд небес взыщет семейный долг прямо на поле боя. Неузнанный, он бродит среди солдат и слышит, что далеко не все они мечтают умереть за своего короля.

Французская принцесса Екатерина, словно предчувствуя, что за ней будет ухаживать жених-завоеватель, заранее учит английский язык, забавно мешая его с родной речью. Генрих сватается к ней в грубоватой манере, заставляющей вспомнить комедию «Укрощение строптивой». Но это не комедия, их брак — политический: вместе с Екатериной Генрих получает Францию. Впрочем, читатель запомнит Генриха другим — воодушевленно взывающим накануне битвы к «горсточке счастливцев, братьев»  Там же., вместе с которыми он готов был сражаться и умереть. Грозившая ему опасность неподдельна, и потому торжество безоблачно. «Господь за Гарри и святой Георг!»  Там же.

«Цимбелин» (около 1609)

«Цимбелин», акт II, сцена 2. Гравюра. Англия, 1709 год Folger Shakespeare Library

В этой пьесе большая история, пасторальная сказка и бытовой анекдот смешаны в пропорции, необычной даже для позднего Шекспира, особенно щедрого на жанровые эксперименты. Ее основные темы — разлука и обман, заблуждение и прозрение, но это еще и патриотическая пьеса: действие «Цимбелина», в отличие от других шекспировских трагикомедий — «Бури», «Зимней сказки», «Перикла», разворачивается в древней Британии.

Цимбелин — легендарный король, якобы правивший во времена Октавиана Августа. В пьесе Шекспира Цимбелин бросает вызов римскому императору, и как бы ни был читатель увлечен перипетиями частного сюжета пьесы (главной героиней которого является дочь Цимбелина Имогена), он не может не почувствовать патриотического подъема, с каким автор описывает подготовку к войне и саму войну между двумя державами, в которой — парадоксальным образом — победу празднуют обе.

Однако война лишь фон, на котором разворачиваются злоключения главной героини пьесы, дочери Цимбелина Имогены. Ее образ вбирает в себя черты многих шекспировских героинь. Подобно Джульетте, юная Имогена, едва успев обвенчаться, теряет мужа. Подобно Дездемоне, она обвиняется в преступле­нии, которого не совершала. Подобно Розалинде из комедии «Как вам это понравится», она вынуждена, переодевшись юношей, бежать из дома. Как Джулию из «Двух веронцев», в этом обличье ее не узнают даже близкие люди. Но ни одна из прежних героинь Шекспира, «менявших» пол, не пробуждала такого трогательного восхищения во всех встречных: ей готовы служить все — от римского военачальника до не узнавших ее родных братьев и даже отца.

К счастью, Имогену не ждет судьба Дездемоны или Корделии. Один из ключевых эпизодов «Цимбелина», фокус с сундуком в спальне главной героини, заимствован Шекспиром у Боккаччо, и раскрепощенный дух итальянской новеллы не дает сгуститься атмосфере трагедии. Впрочем, не все персонажи этой пьесы доживают до финала — недаром издатели Первого фолио причислили ее к трагедиям. 

Скорее оставьте свой адрес — мы будем писать вам письма о самом важном

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях — вы всегда будете в курсе наших новостей

Курсы
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Университет Arzamas
«Восток и Запад: история культур» — еженедельный лекторий в Российской государственной библиотеке
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Emoji Poetry
Заполните пробелы в стихах и своем образовании
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы

Подписка на еженедельную рассылку

Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости

Введите правильный e-mail