Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

Генрих Сапгир и «Изостихи»

Генрих Сапгир с легкой руки старшего товарища, поэта Бориса Слуцкого, считал себя поэтом-формалистом: стихотворение не существовало для него без формальной задачи, решение которой должно было позволить по-новому посмотреть на привычную действительность. Он, как и Дмитрий Александ­рович Пригов, объединял стихи в сборники, и в каждом из них последо­ва­тель­но развивалась та или иная формальная находка: он мог подражать форме псалма (книга «Псалмы»), написать книгу из одних только сонетов («Сонеты на рубашках») или строить стихи вокруг гротескных неологизмов («Терцихи Генриха Буфарева»), дописывать неоконченные отрывки Пушкина («Черновики Пушкина») или систематически пропускать слоги в словах, чтобы они уклады­вались в размер («Дети в саду»). Среди всего этого разнообразия визуальные стихи у Сапгира достаточно редки.

Один из таких редких примеров — небольшой поздний цикл с говорящим названием «Изостихи». В нем визуальность используется почти так же, как иллюстрации в детской книжке: каждому внутреннему движению стихо­тво­рения Сапгир ищет простой и понятный аналог, в результате чего получается текст, где рисунки дополняют стихотворение и пересказывают его внутренний сюжет. В этом заметна близость к эстетике загадки: картинка становится аналогом слова, так что, если сделать вид, что слово нам неизвестно, можно угадать его и подставить в стихотворение. Сапгир, много печатав­шийся как детский поэт, любил такие приемы. Кроме того, это стихотворение намекает на то, что у каждого искусства есть своя граница выразительности: посмотрите на следы от машины — они одинаковы при движении и с севера на юг, и с юга на север, но если посредством языка передать это легко, то посредством картин­ки — невозможно.

Другие выпуски
Визуальный стих дня
Литература

7 секретов «Отцов и детей»

Первая фраза романа, кольцо со сфинксом и тайна имени Базарова