Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

Чертополох

Разнообразным колючим растениям, которые в старинных травниках упоми­наются под именем чертополоха, приписывались свойства «сухие» и «горячие». Поэтому колючками лечили «влажные» и «холодные» болезни, от избытка флегмы до меланхолии, и поэтому они наделялись «мужскими» качествами — и могли их усиливать. В частности, Плиний Старший утверждал, что отвар чертополоха увеличивает женскую плодовитость и способствует зачатию маль­чиков. В живописи Ренессанса эта специфическая связь выражалась в том, что чертополох, изображенный рядом с мужским персонажем, мог усиливать его мужественность — и даже замещать отсутствующего на полотне героя. Например, на картине Вермеера «Диана со спутницами» чертополох рядом с богиней намекает на приближение Актеона. Народное название расте­ния «мужская верность» объясняет и появление чертополоха на «Семейном портрете» Франса Хальса.

Более сложный случай представляет собой «Автопортрет с чертополохом» моло­дого Дюрера, на котором нарядно одетый художник держит в руке сине­головник (его вместе с другими сложноцветными колючками могли назы­вать чертополохом). Портрет был написан незадолго до свадьбы художника с Агнес Фрей и мог предназначаться в подарок невесте; однако надпись в верхней части картины говорит о предопределении и тем самым связывает работу с христианскими мотивами. Этот смысл стал приписываться колючим расте­ниям благодаря ассоциациям с терновым венцом Христа и Страстями: шипы и острые листья сообщали о грядущем страдании и искуплении, о суде над Христом, о печали и оплакивании, об одиночестве перед лицом смерти. В этом качестве чертополох и его родственники попадали на шпалеры  Шпалера — настенный безворсовый ковер из шелка или шерсти; в Средние века шпалеры с религиозными и мифологиче­скими сюжетами украшали стены замковых покоев, выполняя помимо эстетической утилитарную функцию защиты от холода., жанровые полотна и натюрморты: колючки, выглядывающие из-под пышных цветов, воплощали бренность жизни; колючки, растущие у ног отшельника, говорили об испытаниях тела и духа. Один из ранних примеров такой символи­ки — бордюр из чертополоха, которым миниатюрист украсил часослов Марии Бургундской  Средневековые часословы — это собрания текстов церковных служб (молитвы, псалмы, литания и др.) на каждый час дня в сопрово­ждении календаря религиозных праздников. Владелец часослова молился по нему дома перед иконой или читал в качестве душепо­лезного чтения. Кроме того, часословы были престижны: аристократы заказывали молит­венники лучшим переплетчикам и миниатю­ристам, и многие сохранившиеся экземпля­ры — настоящие образцы декоративно-прикладного искусства., после того как его заказчица умерла, разбившись на охоте.

Наконец, один из видов чертополоха — расторопша пятнистая — стал одним из символов Богородицы. Изображение колючего растения вместе с белоснеж­ной лилией было знаком чистоты и избранности и, согласно толкованиям средневековых богословов, отсылало к Песни Песней («Что лилия между тер­нами, то возлюбленная моя между девицами»). Ученая интерпретация этой связи привела, например, к учреждению герцогом Бурбонским Людовиком II Добрым ордена Богоматери Чертополоха (поводом послужила герцогская помолвка). Народная же интерпретация привела к вере в чудесную силу расторопши увеличивать количество грудного молока.

Другие выпуски
Растение дня
Источники
  • Freeman M. B. The Unicorn Tapestries.
    The Metropolitan Museum of Art. New York, 1983.
микрорубрики
Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года
Архив
История, Литература

12 цитат из дневников Джорджа Оруэлла

Об антисемитизме, бродяжничестве, политике, вальдшнепах и диких нарциссах