Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

Вода от тоски

«Снять тоску. Нужно взять в какую-либо посудину воды из трех ручьев. Наливают ее ковшом, перекрестившись прежде всего три раза. Зачер­пывают воду по теченью, считая ковши так: не раз, не два, не три… не девять… (всего 27 ковшей, то есть три раза по девяти). Нужно ста­раться брать столько воды в ковшик, чтобы в эти 27 раз наполнить ровно половину посудины. Если же кажется больше или меньше, то выливается вон, наотмашь, говоря: тьфу ты окаянная сила! Если же налилось как раз до половины, то становятся на развязанной веник и обливаются этой водой, произнося следующие слова: „Стану я млада на шелков веник белым телом, белой грудью, черными бровями, яс­ными очами, ретивым сердцем, слабыми мыслями, попрошу я серого зайка: прибежал бы ко мне серый заюшко, снял бы с меня тоску-кру­чину-печаль и понес бы он ее в чистое поле, и спустил бы ее по буйному ветру, разнесло бы ее по разным городам, и вложил бы ее рабу Божию (имярек), об ком я млада кручинна тоскую“».

Петр Ефименко. «Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии» (1877–1878) 

Русские любовные заговоры — «присушки» и «отсушки», которые должны были вызвать страстную любовь или, напротив, охлаждение, — популярный жанр, имеющий параллели в античных и европейских традициях. Как правило, любовная магия практиковалась в двух случаях: при заключении брака (чтобы обеспечить крепость семейных уз и плодовитость пары) и для достижения взаимности вне брака. Второй тип любовных заговоров изначально был исклю­чительно мужским: таким способом мужчины пытались склонить девушек к адюльтеру. Однако в XIX веке появляются и женские «присушки». Это гово­рит о том, что крестьянки и мещанки (а именно низшие сословия были глав­ными потребителями заговоров) стали более активными, самостоятельными — и грамотными, способными не только выучить наизусть короткую присушку, но и порой переписать на бумажку довольно длинный текст со сложными формулами  А. Л. Топорков. Заговоры в русской руко­писной традиции XV—XIX веков: История, символика, поэтика. М., 2005..

Большинство русских любовных заговоров трактовало любовь как огонь, сжигающий человека; но иногда магические тексты оперировали термином «тоска», который придавал всем описываемым манипуляциям полумедицин­ский характер. Как и некоторые другие болезни, в том числе колдовского про­исхождения (например, порчу или икоту), тоску старались смыть водой или сбросить на какой-нибудь предмет. В приводимом заговоре этой цели служит ритуальное омовение из ковшика, которое сопровождается «черными» отри­цательными формулами и требует особой точности действий. Вода, собранная по течению, и развязанный веник материализуют «расторжение» любовной связи, а тоску подхватывает ветер, чтобы наслать ее на мужчину. В мужских присушках именно ветер или вихрь насылает тоску или сжигающую страсть на несговорчивую девицу: 

«Присушать девицу… И тут я, раб Божий (имя­рек), помолюсь им и поклонюсь: о, вы есть 70 буйных ветров, и 70 вихоров, и 70 ветро­вич, и 70 вихорович, не ходите вы на святую Русь зеленого лесу ломать, из корени вон воротить и пещеры каменные розжигать, подьте вы, разожгите у рабы Божией (имярек) белое тело, ретивое сердцо, памятную думу, черную печень, горячую кровь, жилы и су­ставы, и всю ей, чтобы она, раба Божия (имярек), не могла бы ни жить, ни быть, ни пить, ни исть, ни слова говорить, ни речи творить без меня, раба Божия (имярек)…».

Этот мезенский заговор можно интерпре­тировать как переворачивание привычных ролей. Став объектом магического воздей­ствия со стороны мужчины, женщина смывает свою тоску и отправляет ее обратно.

Другие выпуски
Лекарство дня
Литература

История муми-троллей

Как финская художница придумала удивительный новый мир