Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

Бальзамический пластырь Шифгаузена

«Надлежит взять сперва масла деревянного  Имеется в виду оливковое масло. самого чистого три фунта, положить его в медный хорошо полуженный котел и разогреть так, чтоб оное один раз вскипело; а между тем приготовить один фунт ве­нецианского белого, но однако ж не сухого мыла, изрезанного в самые тончайшие листочки; и по вскипении масла тотчас в него положить, и беспрестанно мешая деревянною лопаткою, дать паки кипеть до тех пор, пока мыло в оном совсем распустится и густовато будет. Между тем взять белил венецианских один фунт, один фунт сурику  Оксид свинца., смешав и истерши мелко в порошок в каменной ступе, посыпать понемногу в кипячее мыло с маслом и мешать беспрестанно. Но как все сие про­изводить надлежит на весьма легком огне из угольев, то и стараться, чтобы не вдруг кипело, а понемногу. В продолжение же кипения всех сих вещей, как скоро сия кипячая материя цвет свой переменит, и будет сперва беловата, а потом довольно сера, то вынимая из оной на деревян­ной лопатке на пробу понемногу и опуская в холодную воду, смотри, чтоб застывающий пришел в такую пропорцию, в какой обыкновенно пластырь бывает; и потом сняв с огня, мешать, не преставая ни на одну мину­ту. Как же скоро поостынет и гуще становить­ся от стылости будет, то истерши заблаго­временно в мелкой порошок канфару  Камфору. и в таковой же порошок бобровую струю  Делается из пахучих прианальных желез канадского бобра., — возьми канфары три унца, бобровой струи полтора унца, смешав вместе, посыпай в сей состав не вдруг, и смешай хоро­шенько, а потом наливай в формы…
     Пластырь сей имеет силу растворения и вытягивания, которой про­ницает до нерв и костей, и действует несравненно сильнее шпанских мух  Шпанские мушки (лат. Lytta vesicatoria) — насекомые из отряда Жесткокрылых. Взрос­лые особи выделяют особый ядовитый секрет, который оказывает раздражающее действие на ткани и слизистые оболочки. В латинской и европейской медицине порошок из шпанских мушек применяли в лекарствах наружного и внутреннего назначения для стимуляции аппетита, либидо и для лечения нагноений., но не причиняя ни раны, ни большой боли открытием только по­ров, которые так действием его отворяются, что кажутся иногда неболь­шими ранами, и чрез оные вытягивает все испорченные острые и ядо­витые соки в виде густой, черной, вонючей мокроты, а иногда совсем не причиняя сих мнимых ран, нечувствительною испариною  Нечувствительной испариной (лат. perspiratio insensibilis) называли незаметное выделение внутренней влаги через легочное и кожное дыхание; это понятие существовало в античной медицине, а затем было реани­мировано благодаря трудам итальянского врача Санкториуса (1561–1636) о диететике. то же действие производит, и исцеляя совершенно, возвращает прежнее здоровье, не касаяся нимало до здоровых мест».

«Описание Шифгаузенова бальзамического пластыря» (1791)

Под пластырями (лат. emplastrum) европейская медицина раннего Нового вре­мени понимала густые мази, которые подогревались, наносились лопаточкой на полосы ткани и прикладывались к больному месту. В лечебниках и аптекар­ских справочниках XVII–XVIII веков приводятся сотни видов пластырей — смягчающих, оттягивающих, нарывных и т. п. Но бальзамический пластырь Шифгаузена принадлежал к особому роду средств — панацеям (то есть сна­до­бьям от всех болезней), к которым в разное время причислялись кора ясеня, сок бузины, бальзам-оподельдок  Противоревматический состав из винного спирта, мыла, нашатырного спирта, поварен­ной соли, камфары и других летучих веществ (Словарь иностранных слов А. Д. Михель­сона, 1865)., гарлемские капли  Гарлемские капли (нид. Haarlemmerolie) — одна из первых оздоровляющих добавок — смесь из серы, трав и терпентинного масла, пущен­ная в продажу голландским коммер­сантом Клаасом ван Тилли в конце XVII века., «жизненная эссен­ция»  Дистилляты лекарственных трав и смол, распространившиеся во второй половине XVIII века благодаря витализму, доктрине немецкого химика Георга Эрнста Шталя. Шталь постулировал, что материя ожив­ляется особым жизненным началом, и эту жизненную силу можно уловить с помощью определенных технических манипуляций., загадочные «красные пилюли» и многое другое.

XVII и XVIII века в медицине были временем разногласий и борьбы школ и теорий. Отсутствие единодушия между врачами способствовало расцвету шарлатанства и гибридных форм лечения: наблюдения у постели больного соседствовали с консульти­рованием по переписке, а индиви­дуализирующая госпитальная медицина — с колдовством и панацеями. Однако панацеями промышляли не только шарлатаны, но и вполне именитые врачи вроде Фридриха Гофмана, считавшего таковой воду.

В брошюре 1791 года перечислены 33 болез­ни, от мигрени до глухоты, от спазмов до паралича, от трудных родов до цинги и антонова огня, которые якобы исцелял Шифгаузенов пластырь. Не вполне ясно, связан ли этот рецепт с более ранними описаниями «чудодейственного пластыря доктора Аммана фон Шафгаузена», состоявшего из других ингредиентов, но, правда, не обещав­шего излечения от всего на свете  Emplastrum mirabile Herzen D. Ammans von Schaffhausen // Johannes von Muralt. Chirurgische Schriften. Basel, 1691. . Возможно, бальзамичес­кий пластырь Шифгау­зена был попыткой сымитировать более престижный ученый рецепт — попыт­кой настолько успешной, что он продержал­ся в фармакопеях больше ста лет: немецкий справочник аптекаря 1925 года упоминает пластырь Шиф­гаузе­на из мыльного экстракта, тем­ной камфорной мази, молотой камфо­ры и по­рошка бобровой струи.

Другие выпуски
Лекарство дня
Искусство, История

История древнего Хорезма в 5 экспонатах Музея Востока

Кто такой Гопатшах, зачем зороастрий­ские жрецы вешали крышки на стены и почему Хорезм — это среднеазиатский Египет