Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

Французский щеголь и его слуга

Шарль Гриньон (по оригиналу Мишеля Венсана Брандуана). Французский щеголь и его слуга. 1771 годThe British Museum

Слабый, нервный, холеный, трусливый хлыщ, увлеченный лишь модой и гастрономией, женоподобный и манерный подкаблучник, распутник или, того хуже, гомосексуал — этот образ французского щеголя, именуемого petit-maître (петиметр, как это произносили в России, или «господинчик»), вопло­щал представления англичан XVIII века о типичном французе. Качества, ему приписываемые, были во всем противоположны культивируемым англичанами простоте, честности и мужественности. Как всякая противоположность, он смешил, отталкивал, но и привлекал.

Петиметр на карикатуре одет в полном соответствии со стереотипами англи­чан о странностях французской моды: сюртук из причудливой крапчатой ткани, огромный черный шелковый бант на косице парика, бутоньерка с несо­размерно большим букетом цветов на лацкане, подвязанная пышным бантом шпага. Слуга, немногим уступающий господину в щегольстве, а причудливо­стью прически и вовсе его превосходящий, принес письмо — очевидно, любов­ного содержания. Судя по всему, этот щеголь — ловелас: узор его сюртука составлен из сердечек, а круглая мушка между виском и глазом указывает то ли на «убийцу», то ли на «страстную особу». Во всей этой сцене на париж­ских задворках, в таинственном выражении лиц персонажей есть какой-то зло­вещий оттенок, название же улицы — Rue’d Enfer, то есть Адская улица (такая действительно существовала в Париже), — и вовсе придает происходящему инфернальное звучание.

Эта карикатура была направлена не только против французов, но в значитель­ной мере против подражавших им англичан — так называемых макарони. В 1770-е годы среди знатных англичан, вернувшихся домой из гранд-тура, образовательного путешествия по Европе, появилась мода демонстрировать причастность к иностранной культуре, в первую очередь французской и италь­янской, через подражание самым экстравагантным заграничным костюмам, манерам и даже пище (отсюда прозвище). Их поведение было оппозицией изоляционистскому самодовольству других британцев, возво­дивших в культ патриархальную косность нравов. В глазах многих англичан макарони были не просто чудаковатыми модниками, но угрозой националь­ному суверенитету, и карикатуры, подобные этой, стали своеобразной защитой от нее.

Другие выпуски
Карикатура дня
микрорубрики
Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года
Архив
Антропология

11 слов, помогающих понять финскую культуру

Лисьи огоньки, сауна, конфеты из лакрицы, отдых по-фински и гендерный вопрос