Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

История

Как достучаться до царя

Сколько минут докладывать императору, с кем из его родственников подружиться и на кого из коллег равняться — объясняем, как высокопоставленному вельможе добиться успеха при Александре III и Николае II

1. Разберитесь во взаимоотношениях семьи царя

На мнение Николая II очень сильно влияет ближний круг. Постарайтесь до­биться благосклонности его матери, императрицы Марии Федоровны, — это почти беспроигрышный вариант. В 1911 году, например, она убедила сына не принимать отставку премьер-министра Петра Столыпина: он собирался уйти с должности из-за разногласий с членами Госсовета Петром Дурново и Владимиром Треповым по поводу Закона о земствах в западных губерниях. Ей же обязан своим положением министр внутренних дел Петр Святополк-Мирский: после долгих колебаний Николай II уступил матери и назначил его на пост министра внутренних дел в 1904 году.

Николай II и вдовствующая императрица Мария Федоровна. Около 1916 года Wikimedia Commons

А вот с великими князьями нужно быть осторожнее. С одной стороны, Нико­лай II часто делает так, как они просят, а с другой — их вмеша­тельство может очень его рассердить. Показательна история с портом в Либаве  Порт в Либаве — порт Александра III в Либаве (сейчас Лиепая, юго-западная Латвия), городе на побережье Балтийского моря; стратегически значимая военно-морская база Российской империи.. Министр фи­нансов Сергей Витте в 1894 году вроде бы убедил царя не открывать этот дол­го­строй, но не учел мнения дяди Николая II, великого князя Алексея Алексан­дровича: тот ведал флотом и был настолько разъярен, что грозился уйти с должности, если порт не откроют. В итоге порт открыли, но вскоре после этого Николай II уволил адмирала Николая Чихачёва — и это, конечно, была месть за то, что великий князь заставил императора сделать по-своему.

2. Настаивайте на личной аудиенции

Приемная министров императора Николая IIГосударственный Эрмитаж

С русским самодержцем лучше всего беседовать с глазу на глаз. Если вы только что получили министерский пост, у вас будет примерно неделя до первого доклада: такой срок государь Николай II выделил, например, свеженазначен­ному министру финансов Владимиру Коковцову в 1904 году, чтобы он успел осмотреться на новом месте. За это время вам стоит основательно подготови­ться к личному свиданию с царем.

Помните — чем короче, тем лучше: у вас будет не больше 20 минут наедине с императором и примерно столько же вопросов, которые нужно обсудить. Так что заранее думайте, как строить разговор, чтобы не утомить государя. Алек­сандр III особо выделял министра народного просвещения Ивана Делянова, который в отсутствие постоянного докладного дня максимально сокращал свои устные отчеты.

Постарайтесь предвидеть неприятные случайности, которые могут произойти на приеме у царя. Вам же не хочется оскандалиться, как министр Император­ского двора барон Владимир Фредерикс? У него в кабинете императора Нико­лая II заклинил портфель, и пришлось звать на помощь камердинера, чтобы разрезать кожу.

3. Пишите царю коротко и грамотно

Император Александр III с семьей в саду Большого Гатчинского дворца. Около 1887 года Royal Collection Trust / © Her Majesty Queen Elizabeth II

Попасть на личное свидание с государем удается не всегда — а значит, нередко придется обращаться к нему письменно. И тут важно не ошибиться: не стоит уповать на то, что государь подмахнет заветную бумагу не глядя. Помните, как опозорились члены Святейшего синода в 1892 году? Перед поездкой Алексан­дра III в Данию они отправили царю бумагу с «архитектурным» (вместо «архи­пастырского») благослове­нием, а потом недоумевали, отчего император два­жды ответил решительное «Не нуждаюсь».

Не менее важно и тут стремиться к краткости: император Николай II не читает записки длиной более двух-трех страниц. Об этом Фредерикс рассказывал генералу и публицисту-славянофилу Александру Кирееву. Тот сокрушался: «Да ведь это ужас!! Наша государственная жизнь протекает с силой внимания пяти, шести минут»  А. А. Киреев. Дневник, 1905–1910. М., 2010. С. 30..

Однако императора можно понять: через него ежедневно проходит огромное количество документов. По свидетельству управляющего делами Император­ской главной квартиры Оттона Рихтера, Александр III каждый вечер лично работал с целым портфелем бумаг: свет в кабинете государя тушили только в три часа утра. Жалуется на нескончаемое делопроиз­вод­ство и Николай II, называющий в своем дневнике изучение отчета военного министерства «борь­бой со слоном». И отсюда следует следующий совет:

4. Выясните, кто пересказывает царю отчеты

Российский государь — один из самых занятых людей в мире, и у него есть потребность в том, чтобы кто-то резюмировал заседания Госсовета и прихо­дящую на высочайшее имя корреспонден­цию. Александру III ассистировали министр Императорского двора граф Илларион Воронцов-Дашков, управляю­щий делами Императорской главной квартиры Оттон Рихтер и дежурный генерал при императоре Петр Черевин, но и они подчас пасовали перед слож­ностью министерских докладов и отчетов. В свою очередь, Николаю II помогал генерал-майор Дмитрий Трепов, в 1905 году ставший генерал-губернатором Санкт-Петербурга. Государь очень высоко оценивал его способности и писал в записке Марии Федоровне: «Он опы­тен, умен и осторожен в советах. Я ему даю читать толстые записки от Витте, и затем он мне их докладывает скоро и ясно. Это, конечно, секрет для всех!»

5. Следите за тем, что делают другие министры

Граф Иван ТолстойWikimedia Commons

Абсолютизм только предполагает, что монарх единолично и своевольно при­нимает все решения: в действитель­ности с укрупне­нием бюрократиче­ского аппарата ему приходится все чаще прислушиваться к своим сотруд­никам. И иногда тем даже удается проводить довольно радикальную политику: при министре народного просвещения в 1905–1906 годах графе Иване Толстом школы обрели беспре­цедентно широкую самостоятельность, а евреям стало значительно проще поступать в высшие учебные заведе­ния. По воспоминаниям чинов­ника, Николай II утвердил все его рево­люционные по тому времени доклады.

Но, конечно, очень важно знать, что планируют ваши коллеги. А то окаже­тесь в такой же ситуации, как военный министр Петр Ванновский и министр финансов Иван Вышнеградский. Александр III сначала одобрил программу Ванновского по увеличению расходов для поднятия «хозяйственного и умст­венного уровня населения», а потом утвердил план Вышнеград­ского по строгой экономии бюджета — который в конечном счете и был принят по праву более позднего волеизъявления императора.

6. Пробуйте выйти за пределы своей компетенции

Заслужив доверие государя, можно попробовать высказаться и по вопросам, не относящимся к вашей сфере, — как, скажем, государственный контролер  Государственный контролер — глава Государственного контроля, органа, занимавшегося вопросами государственного бюджета, а также бюджетов всех министерств и ведомств. Тертий Филиппов, который был одним из инициаторов церковно-школьной реформы 1880-х годов и во время доклада в 1890 году изложил Александру III свои идеи по дальнейшему совершенствованию школьной программы. А при Николае II Филиппову удалось еще и существенно увеличить финансирование церковно-приходских школ.

Константин Победоносцев. 1902 годWikimedia Commons

Если вы уже заработали себе достаточно баллов, можно почти ничего не боя­ться и высказываться по всем вопросам — от Земской реформы до проекта конституции, — как обер-прокурор Святейшего синода Константин Победо­носцев, учитель и советник и Александра III, и Николая II, умевший, по его выражению, «прогуливаться в высочайших мозгах». Он даже мог дерзить членам императорской фамилии: в 1889 году на заседании кабинета министров он показательно не встал, когда вошел председатель Государственного совета, дядя царя князь Михаил Николаевич, и громко сказал: «Настоящая язва эти великие князья».

7. Не торопите императора и не спорьте с ним

Группа сотрудников Министерства внутренних дел с министром Вячеславом фон Плеве. Фотоателье Карла Буллы. 1902 годЦентральный государственный архив кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга / russiainphoto.ru

Николай II очень не любит, когда его торопят. В 1900 году это почувствовали на себе члены Государственного совета, когда решили — без прямой санкции императора — внести постановление об отмене телесных наказаний для крес­тьян. Они опубликовали инициативу в своем журнале в неприметном месте, полагая, что она совпадает с волей самого государя, планировавшего, по их сведениям, упразднить эту кару в связи с рождением наследника. Этот маневр не укрылся от внимания императора, и он оставил на предложении ледяную резолюцию: «Это будет тогда, когда я этого захочу». В итоге официальный закон вышел только 11 августа 1904 года — вскоре после рож­дения цесаревича Алексея.

Возможно, главный секрет опытных царедворцев — в том, чтобы никогда не про­тиворечить государю. Об этом, в частности, рассказывал министр внут­ренних дел Вячеслав Плеве. Впрочем, его жесткая реакция на антиправитель­ственные выступления вполне соответствовала темпераменту Николая II. Любезный в личном общении, император склонен к довольно крутым мерам во внутренней политике: скажем, в феврале 1906 года он отказался помиловать пятерых приговоренных к повешению преподавателей из Верхнеудинского реального училища и так ответил на телеграмму директора заведения: «Всяк сверчок знай свой шесток».
 

Другие материалы о Николае II см. в курсе «Петербург накануне революции».

Гораздо больше о том, как все было устроено в России XVIII — начала XX века, вы можете узнать из книг, вошедших в серию «Что такое Россия», совместном проекте Arzamas и издательства НЛО.
Книга Кирилла Соловьева «Хозяин земли русской? Самодержавие и бюрократия в эпоху модерна» рассказывает о том, как последние русские цари взаимодействовали со своими сановниками.
15 октября
16 октября
17 октября
18 октября
19 октября
22 октября
23 октября
24 октября
25 октября
26 октября
29 октября
30 октября
31 октября
1 ноября
2 ноября
5 ноября
6 ноября
7 ноября
8 ноября
9 ноября
12 ноября
13 ноября
14 ноября
Искусство, История

История древнего Хорезма в 5 экспонатах Музея Востока

Кто такой Гопатшах, зачем зороастрий­ские жрецы вешали крышки на стены и почему Хорезм — это среднеазиатский Египет