Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4ЛекцииМатериалы
Лекции
12 минут
1/7

Блок. «Девушка пела в церковном хоре…»

Какие символы выбирал Блок, чтобы описывать газетные новости

Лев Соболев

Какие символы выбирал Блок, чтобы описывать газетные новости

10 минут
2/7

Мандельштам. «На розвальнях, уложенных соломой…»

Как Мандельштам соединяет разные исторические эпохи в стихотворении о романе с Цветаевой

Олег Лекманов

Как Мандельштам соединяет разные исторические эпохи в стихотворении о романе с Цветаевой

14 минут
3/7

Замятин. «Мы»

Что смешного в страшной антиутопии Замятина, издание которой привело к «коллективизации литературы»

Константин Поливанов

Что смешного в страшной антиутопии Замятина, издание которой привело к «коллективизации литературы»

14 минут
4/7

Киршон. «Чудесный сплав»

Как пьеса о сплаве людей, работающих над сплавом металлическим, проводила сталинскую политику начала 30-х

Илья Венявкин

Как пьеса о сплаве людей, работающих над сплавом металлическим, проводила сталинскую политику начала 30-х

12 минут
5/7

Солженицын. «Случай на станции Кочетовка»

Как Солженицын сталкивает в дороге двух неплохих людей и предлагает одному убить другого из-за идеи

Александр Жолковский

Как Солженицын сталкивает в дороге двух неплохих людей и предлагает одному убить другого из-за идеи

11 минут
6/7

«Победитель» Трифонова и «Победа» Аксенова

Как два писателя переосмысливают романтический образ победы

Дмитрий Быков

Как два писателя переосмысливают романтический образ победы

13 минут
7/7

Самойлов. «Мне выпало счастье быть русским поэтом…»

Как Самойлов проклинает свой век и получает за это Государственную премию

Андрей Немзер

Как Самойлов проклинает свой век и получает за это Государственную премию

Конспект Замятин. «Мы»

Краткое содержание эпизода Константина Поливанова из курса «Русская литература XX века. Сезон 4»

Роман «Мы» Евгений Замятин называл одновременно самой серьезной и самой шуточной своей вещью. Он написал его в начале 1920-х в Петрограде и надеялся опубликовать на родине — издание анонсировалось несколько раз. Но первая публикация осуществилась в Америке в 1924 году на английском языке. На русском роман выпустило эмигрантское издательство в Праге в 1927‑м, с пометкой «печатается без ведома автора». (Хотя сейчас известно, что Замятин принимал в подготовке книги к выпуску некоторое участие.)

В 1927 году выход русского текста за границей ни у кого не вызвал особых претензий, но спустя два года, в сентябре 1929-го, это стало причиной скандальной кампании, направленной против Пильняка и Замятина. События 1929 года называли «коллективизацией литературы». Советские чиновники считали необходимым показать, что больше ни писатели, ни писательские организации не могут быть независимыми от государства. После этого ни один русский автор печатать свои произведения за границей уже не решался (до 1957-го, когда в Милане был опубликован «Доктор Живаго»). Таким образом, для истории советской литературы сама публикация романа «Мы» стала значимым рубежом.

Роман представляет собой антиутопию. Жизнь персонажей проходит в городе, изолированном от мира зеленой стеклянной стеной, где все подчинено строжайше организованному расписанию. Все люди одновременно встают с постели, отправляются принимать пищу, идут работать или учиться. В сутках гражданам Единого Государства (так называется это объединение) предоставлено два личных часа, во время которых они могут гулять, читать или заниматься любовью. Впрочем, занятия любовью тоже строго расписаны, и в этом главный герой романа математик Д-503 видит одно из важнейших достоинств Единого Государства. Если раньше люди страдали от ревности, от неразделенной любви, то сейчас мы (подчеркивается «мы») эту проблему решили: каждый гражданин может получить талон на другого и в определенный час с ним встретиться. Устройство Единого Государства нивелирует все личное. Все без волос, все в одинаковой одежде. Вместо имен цифровые и буквенные обозначения — в этом роман мрачно предсказывает будущее. Также в нем описаны выборы главы государства, которые ежегодно празднуются как День Единогласия. Во время выборов понятно, что никакого единогласия нет, однако на следующий день единственная существующая газета пишет, что Благодетель (так называется глава государства) выбран единогласно. 

Все это скорее грустно, чем весело. Но традиции сатиры дают себя знать. Мы узнаем, что, по мнению главного героя, лучшее произведение литературы прошлого — расписание железных дорог, поскольку там все строго, ясно и подчинено математическим законам. Лучшими видами искусства прошлого он называет балет и военный парад. Подчеркнуто забавной оказывается ситуация, когда главный герой задумывает убить дежурную дома, которую подозревают в доносе. Он смотрит на шею и затылок несчастной Ю — по ним будет нанесен страшный удар. Но прежде чем убить, он решает опустить шторы. Она расценивает это по-своему: снимает с себя форму и падает на кровать. И тут главный герой разражается хохотом и понимает, что смехом тоже можно убить человека. Во всех подробностях описания этой сцены, в том, как Д продумывает убийство, отчетливо проступают следы замысла и исполнения убийства в классическом русском романе «Преступление и наказание». И отчетливо проступает альтернатива: что было бы, если бы старушка, к которой пришел Раскольников, решила, что он пришел не грабить и убивать ее, а совсем за другим. Вот таким образом Замятин, опираясь на литературную традицию, придает своему страшному роману элементы, которые делают «Мы» одновременно и самым смешным его произведением.  

Скорее оставьте свой адрес — мы будем писать вам письма о самом важном

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях — вы всегда будете в курсе наших новостей

Курсы
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Университет Arzamas
«Восток и Запад: история культур» — еженедельный лекторий в Российской государственной библиотеке
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Emoji Poetry
Заполните пробелы в стихах и своем образовании
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы

Подписка на еженедельную рассылку

Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости

Введите правильный e-mail