Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить
Курс № 51 Блокада ЛенинградаЛекцииМатериалы

Антология блокадной поэзии

Лед, смерть и война в стихах Владимира Лифшица, Анны Ахматовой, Ольги Берггольц и других поэтов

Феномен блокадной поэзии

Мир блокадной поэзии сложен, разнообразен и противоречив. Пытаясь в нем разобраться, мы оказываемся перед необходимостью его упорядочить, чтобы понять, почему эти литературные свидетельства так разительно отличаются друг от друга. Иногда сложно поверить, что они описывают общую историче­скую ситуацию, написаны людьми, переживающими одну и ту же катастрофу.

В первую очередь, среди этих текстов есть стихи, которые создавались с ориен­та­цией на «гос­заказ». Для таких поэтов, как Николай Тихонов, Ольга Берг­гольц, Вера Инбер, первой задачей было создать такое высказывание о блокад­ном опыте, которое бы целиком совпадало с потребностями советской военной пропаганды. В их текстах блокада изображается как испытание, которое необ­хо­димо и возможно преодолеть методом коллективного усилия, коллективного напряжения коллективной же воли, — так возникает аллего­ри­ческое внеинди­видуальное тело города-фронта, страдающего, но главным образом сражаю­щегося и по­беждающего.

Именно такой блокада предстала в публикации — будь то газета, брошюра, от­крытка или, допустим, блокадный водевиль. Постепенно индивидуальное стра­дание вообще вытеснялось. Так, даже желание Всеволода Вишнев­ского изо­бразить бло­кад­ный опыт как трагедию (безусловно, оптимистическую) не сов­пало с ви́­дением властей: они отказались от его вер­сии сценария для важней­шего доку­менталь­ного фильма «Ленинград в борьбе» (1942), в котором речь в итоге шла в пер­вую очередь о преодолении и торжестве ленинградской воли.

Блокадные поэты, связанные с поисками ОБЭРИУ  ОБЭРИУ («Объединение реального искус­ства») — литературно-театральная группа, существовавшая с 1927 года до начала 1930-х годов в Ленинграде. В нее входили Констан­тин Вагинов, Александр Введенский, Даниил Хармс, Николай Заболоцкий и др., — Геннадий Гор, Павел Зальцман, Дмитрий Максимов, — также как и авторы, следо­вавшие иным сти­листическим традициям, — Татьяна Гнедич, Наталья Крандиевская, Даниил Андреев, рассматривали блокаду в первую очередь как гуманитарное круше­ние, ката­строфу отдельно взятого человека, попавшего в тиски агрессивной бесчело­вечной государственности. В этих стихах показан блокадник — беспо­мощ­ный, дезориентированный, но до последнего не желаю­щий отказываться от своего «я», от своего языка.

Для того чтобы передать такую степень исторической боли, которая превосхо­дит возможности языка, необходимы были приемы и воззрения, пересматри­вающие самые основы отношений субъекта, поэтического языка и отображае­мой действительности. В предвоенном Ленинграде существовала категория авторов, склонных и смеющих задумываться над этой проблематикой, — это круг ОБЭРИУ, именно поэтому поэтические свидетельства Гора, Зальцмана и Максимова производят такое мощное и мучитель­ное впечатление: поэты этого направления обладают инструментарием для того, чтобы показать тотальность распада, которой подвергается блокадник. Однако, казалось бы, более традиционные в своей стилистике Наталья Кран­диевская и Татьяна Гнедич, со своим усилием защиты частного и эстетиче­ского про­стран­ства от вторжения, также производят щемящие, странные тексты несоот­ветствия, где в аду, в пустоте и тьме происходят душераздираю­щие попытки налаживать свой отдельный мирок: читать Диккенса с жуком, обсуждать с кры­сой Рембрандта.

Следующей структурообразующей категорией можно считать вре­менную перспективу: стихи, написанные во время блокады, разительно отли­чаются от стихов, написанных после, по памяти или даже по памяти Другого, как это происходит в стихах, которые пишутся о блокаде сейчас.

Послеблокадная поэзия ставит перед собой задачи реконструкции и реставра­ции, причем реконструируются и блокадная память, и блокадная личность. Самым ярким примером тут опять оказывается поэтическая работа Берггольц, чья творческая идентичность настолько связана с блокадой, что забвение вос­принимается ею как трансгрессия, как предательство, а не как вынужденное обезболивание.

В послеблокадных стихах Глеба Семенова и Вадима Шефнера мы наблюдаем анализ юношеской травмы: блокада не отпускает, но и не выдает себя, свои ужасные смыслы. С этим, возможно, отчасти связаны поздние опусы Гора и Шеф­нера в области фантастики, где аллегоризация и абстракция становятся основными приемами для неназывания пережитого ужаса. Так, все более аб­страктными с годами становятся сновидческие руины блестящего блокадного художника и поэта Павла Зальцмана.

Задачи поэтов, воспроизводящих катастрофу в режиме постпамяти, естествен­но, совершенно отличны от того, как работали очевидцы и выжившие. Задача этих недавних текстов — восстановление, проявление и возобновление голосов блокады, различные способы наведения диалогических мостов между совре­мен­ной аудиторией и пластом истории, отделенным от нас десятилетия­ми идео­логической цензуры и самоцензуры свидетелей, задавленных кошма­ром памяти. В то время как слишком медленно (но все же) появляются попыт­ки научного осмысления этого материала, актуальное искусство до последнего времени сторонилось блокадного архива. Дьявольская разница между научной работой и художественным текстом заключается в неизбежности авторской позиции: обращаясь к историческому материалу сегодня, художник должен быть видимым, оставаясь при этом прозрачным. Литературные опыты Елены Шварц, Виталия Пуханова, Игоря Вишневецкого, Сергея Завьялова — это попытки воплотить зиму 1941–1942 годов, причем при сходстве фактуры и точки зрения жанровые рамки совершенно различны.

Хотите быть в курсе всего?
Подпишитесь на нашу рассылку, вам понравится. Мы обещаем писать редко и по делу
Курсы
Курс № 51 Блокада Ленинграда
Курс № 50 Что такое современный танец
Курс № 49 Как железные дороги изменили русскую жизнь
Курс № 48 Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Курс № 47 Лев Толстой против всех
Курс № 46 Россия и Америка: история отношений
Курс № 45 Как придумать свою историю
Курс № 44 Россия глазами иностранцев
Курс № 43 История православной культуры
Курс № 42 Революция 1917 года
Курс № 41 Русская литература XX века. Сезон 5
Курс № 40 Человек против СССР
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Курс № 51 Блокада Ленинграда
Курс № 50 Что такое современный танец
Курс № 49 Как железные дороги изменили русскую жизнь
Курс № 48 Франция эпохи Сартра, Годара и Брижит Бардо
Курс № 47 Лев Толстой против всех
Курс № 46 Россия и Америка: история отношений
Курс № 45 Как придумать свою историю
Курс № 44 Россия глазами иностранцев
Курс № 43 История православной культуры
Курс № 42 Революция 1917 года
Курс № 41 Русская литература XX века. Сезон 5
Курс № 40 Человек против СССР
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Детская комната Arzamas
Как провести время с детьми, чтобы всем было полезно и интересно: книги, музыка, мультфильмы и игры, отобранные экспертами
Что такое античность
Всё, что нужно знать о Древней Греции и Риме, в двух коротких видео и семи лекциях
Как понять Россию
История России в шпаргалках, играх и странных предметах
Каникулы на Arzamas
Новогодняя игра, любимые лекции редакции и лучшие материалы 2016 года — проводим каникулы вместе
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел