Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

Геннадий Айги и лист-поле

«Спокойствие гласного» Геннадия Айги напоминает одновременно и о «Вот» Всеволода Некрасова, и о «Поэме конца» Василиска Гнедова. Оно также пред­ставляет собой минимальный текст — на этот раз состоящий из заглавия, одной буквы в центре страницы и даты под нею. Но, если читать его вместе со всеми другими произведениями Айги, оно обретает совсем другой смысл.

Айги — поэт пространства: он вырос в деревне на юге Чувашии и узнаваемый пейзаж этих мест составляет фон почти всех его стихов, даже если формально они повествуют о больших городах (как Москва) или о загранице (например, о Чехии). Это широкое поле, чаще всего покрытое снегом, уходящее к гори­зонту и переходящее там в черные непроходимые леса, в которых чувствуется и угроза, и манящая тайна.

Для Айги поле — это главное космическое пространство: именно здесь можно почувствовать присутствие божества, непрерывно творящего Вселенную. Именно об этом стихотворение «Присутствие гласного» — пространство листа становится здесь покрытым снегом полем (обратите внимание на дату: февраль в Чува­шии — морозное и снежное время), которое вскоре станет сценой для но­вого творения мира. Гласный а — первая буква алфавита, с нее должно все начаться: Бог в Откровении Иоанна Богослова называет себя альфой и омегой, то есть первой и последней буквой алфавита. Но Бог Айги таков, что ему не тре­буются катастрофы космического масштаба — это Бог полей и лесов, Бог разлитой по ним спокойной полноты бытия. Звуковой образ гласного а, широкого и протяжного, заставляет вспомнить о ровном, покрытом снегом поле.

Другие выпуски
Визуальный стих дня
микрорубрики
Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года
Архив
Антропология

11 слов, помогающих понять эскимосскую культуру

Жир кита, сто видов льда, танцы с бубнами и клановая принадлежность