Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

Василий Улитин и пикториализм

Василий Улитин. Пламя Парижа. 1932 годmuseum.ru

Снимок пикториалиста Василия Улитина сделан в 1932 году, когда единственно возможным направлением художественной работы становится социалистиче­ ский реализм. Метод пикториалистов, призванный приблизить фотографию к живописи, становится не только не актуальным, но и опасным занятием. Вот как его характеризовал автор статьи в журнале «Пролетарское фото»: «Грустя­щие усадьбы, запорошенные снегом церковушки, темный портрет „с настрое­ни­ем“ и прочий „бессюжетный композиционный изыск“»  № 11. 1932 плохо отвечают задаче показать счастливую социалистичес­кую реальность.

Впрочем, еще до официозной критики Улитину доставалось от фотоавангар­дис­тов. «Восхищение перед природой… перед безответственно, бессистемно гниющими громадами стволов — все это отрыжка реакционного романтиз­ма», — пи­шет в ЛЕФе поэт и драматург Сергей Третьяков  «Новый ЛЕФ». № 8. 1928. «Наши фотогра­фы… ценят как раз кадры, наименее интересные с фотографической точки зрения… У всех одна мечта: сделать не хуже, чем сделали бы живописцы. А как раз в этом не достоинство, а недостаток фотографичес­кого ис­кусства», — вторит ему Осип Брик  «Новый ЛЕФ». № 3. 1928. «Это мастерство чуждо нашей эпохе», так как «явля­ется плодом буржуазно-упадочных индивидуалистических течений, которым дух революции резко враждебен», — подво­дит итог журнал «Пролетарское фото»  № 11. 1928.

Вскоре коллега Улитина Александр Гринберг за снимки обнаженной натуры отправится в лагеря по статье «Распространение порнографии», многие другие пикториалис­ты получат запрет на профессию, сам Улитин будет репрессирован и проведет много лет в ссылке. Но в 1932 году он еще пытается если не мето­дом, то хотя бы выбором сюжета удержаться в профессии. Правда, его герои выйдут такими же, как романтические пейзажи, когда-то его прославившие: очень живописными и очень далекими от требований времени.

Другие выпуски
Фотография дня
Литература

7 секретов «Отцов и детей»

Первая фраза романа, кольцо со сфинксом и тайна имени Базарова