Пиастры

«Этой птице, — говорил он, — наверно, лет двести, Хокинс. Попугаи живут без конца. Разве только дьявол повидал на своем веку столько зла, сколько мой попугай. <…> Он видел, как вылавливают груз с затонувших галеонов. Вот когда он научился кричать «пиастры». И нечему тут удивляться: в тот день выловили триста пятьдесят тысяч пиастров, Хокинс!»

Р. Л. Стивенсон. «Остров сокровищ»

В оригинале у Стивенсона попугай Сильвера кричал: «Pieces of eight! Pieces of eight!»  «Пиастры! Пиастры!» — именно этим восклицанием кончается роман. Пиастрами называли серебряные монеты итальянцы — от piastra d’argento, «плитка серебра». По­пугай же видел испанские peso de ocho — буквально это можно перевести как «по весу восьми». Эту испанскую монету чеканили с конца XVI века  Сначала пиастр был четырехугольной монетой неправильной формы, но в XVII веке он стал круглой монетой диаметром около 38 мм.: она соответствовала 8 реалам и для размена ее часто рубили на восемь равных частей. У испанского «восьмерика» было и важное симво­лическое значение: именно в эти монеты переплавлялось добытое в Мексике серебро. Поэтому peso de ocho — гордость Испании, знак богатства могуще­ственной империи. В Америке конца XVIII века, во время Войны за незави­симость, монету стали называть «испанский доллар». Слово «доллар» про­исходит от немецкого «талер», которому как раз соответствовало по весу и размеру peso de ocho. Ну а название «песо» прижилось в бывших испанских колониях, и до сих пор так называется денежная единица в Арген­тине, Чили, Уругвае, на Кубе и еще в нескольких странах.

Другие выпуски
Монета дня
микрорубрики
Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года
Архив
Антропология

11 слов, помогающих понять бразильскую культуру

Кофеечек, мутить, ласковое поглаживание по волосам, квитанции и коррупция