Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

Христос и жмурки

Часослов Жанны д’Эврё. Франция, 1320-е годы№ 54.1.2 / The Metropolitan Museum of Art

Перед нами часослов, созданный в 1320-х годах для французской королевы Жанны д’Эврё. На одном из разворотов слева мы видим сцену ареста Христа в Гефсиманском саду, а справа — Благовещение. Внизу на полях, под сценой, где архангел Гавриил возвещает благую весть Деве Марии, изо­бра­жена стран­ная забава. На подушке, лежащей на полу, сидит юноша, а вокруг него резвятся девушки, которые трогают его за руки или за голову.

Это одна из многочисленных средневе­ковых игр, которые напоминают салочки или жмурки. В одном варианте ведущий (во Франции его называли «лягуш­кой» — grenouille) садился на землю или на ска­мееч­ку, а остальные игроки, кружась вокруг, осыпали его насмешками, награждали тумаками, всячески кривлялись и дергали за волосы. Не вставая с места, вода должен был ухватить одного из обидчиков или обидчиц, и тогда попавшийся занимал его место. В других вариантах ведущему накиды­вали на лицо капюшон, и он все так же, только вслепую, должен был ухватить обидчика или догадаться, кто именно его ударил.

В 1970-е годы американский историк Лилиан Рэнделл предположила, что «игра в лягушку» появилась на одном развороте с началом Страстей Христовых со­всем не случайно. В часослове Жанны д’Эврё лицо у юноши открыто, а девушки грациозно порхают вокруг него. Однако на полях многих других манускриптов ведущий сидит с закрытым лицом, а со всех сторон на него обрушиваются ту­маки и пощечины. Эти сцены очень напоминают один из ключевых эпизодов Страстей, известный как Осмеяние. После того как Христа привели в дом пер­восвященника, его люди принялись издеваться над галилеяни­ном: «…и били Его; и, закрыв Его, ударяли Его по лицу и спрашивали его: прореки, кто ударил Тебя?»  Лк. 22:63–64. В готической иконографии Христа, оказавшегося в руках истязателей, изображали с узкой повязкой на глазах, с полупрозрачным платом, накинутым на голову, или в капюшо­не, спущенном на лицо. Ровно как в игре в жмурки.

В некоторых позднесредневековых трактатах, проповедях и мистериях муки и унижения, которым иудеи и римляне подвергли Христа между арестом и казнью, прямо уподоб­лялись игре. В этих текстах палачи соревнуются друг с другом в жесто­кости, спорят о том, кто ударит сильнее, и ведут счет поще­чинам, зуботы­чи­нам, пинкам и насмешкам. Но, конечно, не всякие жмурки на полях псалтырей или часословов — это отсылка к Страстям. Чаще всего игра — это просто игра. 

Другие выпуски
Маргиналия дня
микрорубрики
Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года
Архив
История, Искусство

10 предметов, изменивших историю дизайна

Кто придумал бутылку для соуса Kikkoman, лампу с заставки Pixar и тележку из супермаркета