Мальтийский

Семитский язык  Семитские языки — группа языков, распространенных на Ближнем Востоке, в Северной и Восточной Африке. Семитские языки с наибольшим числом носителей — арабский, амхарский (Эфиопия), тигринья (Эфиопия и Эритрея) и иврит., на котором говорят около 400 тысяч человек, живущих на Мальте.

Мальтийский — бывший арабский диалект, почти тысячу лет проведший в теснейшем контакте с латинскими и итальянскими диалектами, а в XIX веке еще и попавший под мощное английское влияние. В результате примерно 40% его лексики имеет арабское происхождение, еще 40% — итальянское и 20% — английское. У него есть два равноправных самоназвания — l-ilsien Malti (от арабского lisān(un) — «язык») и il-lingwa Maltija (от итальянского lingua — «язык»).

Слова «мать» и «отец» восходят к разным языкам: первое, omm — к араб­скому, второе, missier — к сицилийскому (из mio sire — «мой госпо­дин»). Это объясня­ется тем, что, как пра­вило, представители италоязычной аристократии жени­лись на местных арабоговорящих женщинах. Многие важные христианские термины имеют арабское происхождение — следы сосуществования христиан­ства и ислама на острове: Alla («Бог», отсюда же «Аллах»); ix-xitan («дьявол», звучит как [иш-шитан], из арабского «шайтан»), randan — «Великий пост» (из названия исламского месяца поста Рамадан). Поздороваться можно словом ħelow (от англ. hello) или bonġu ([бонджу], от ит. buon giorno), попрощаться — итальянским по происхождению ċaw [чаw] или арабским saħħa (досл. «здо­ровья!»). Aħdar («зеленый») происходит из арабского, а «синий» уже будет blu. На лице у человека есть «арабская» борода — leħja [лехья] и «итальянские» усы — mustaċċi [мустаччи]. И таких примеров тысячи.

Мальтийский — единственный семитский язык, использующий латинский алфавит. Тесный контакт с европейскими языками повлиял и на «европеи­зацию» фонетики: мальтийский потерял больше десятка особых арабских согласных звуков, зато приобрел несколько привычных европейских и в два раза увеличил количество гласных. Грамматика же почти полностью сохранилась арабская, и многим европейским заимствованиям приходится подстраиваться под ее правила.

Например, арабское множественное число образуется изменением гласных внутри слова — и вот уже мальтийское xkaffa («шкаф») дает множественное число xkafef; beritta («кепка», ср. рус. «берет») — brieret; kamra («комната», ср. рус. «камера») — kmamar; ċumnija («печная труба», ср. англ. chimney) — ċmieni и т. п.

Глаголы в арабском спрягаются с помощью приставок — так что и в мальтий­ском формы слова «скачивать из интернета» выглядят как niddawnlowdjaя скачиваю», от англ. download), tiddawnlowdjaты скачиваешь»), jiddawnlowdjaон скачивает») и т. д. Так же и «петь»: inkantaя пою», от ит. cantare), tkantaты поешь»), jkanta он поет») и т. д.

Принадлежность и направленность в арабском выражается суффиксом — и европейские заимствования в мальтийском тоже подчиняются этому правилу: skuza («извини») дает skuzani («извини меня»); kamra («комната») — kamartiмоя комната»), kuġina («кузина») — kuġintiмоя кузина»).

Другие выпуски
Язык дня
микрорубрики
Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года
Архив
Искусство

11 признаков того, что перед вами ранненидерландская живопись

Зеркала, слезящиеся глаза, светящиеся краски и городские пейзажи